И другие фрукты

В Круглом Зале шло заседание Главного Научного Совета Межгалактической Конфедерации.
Зал был построен около двухсот лет назад, когда потомки колонистов с Земли вышли в Пятый Переходной Конусный Сектор и столкнулись с цивилизацией ортонугов. Испытав сначала шок от внешнего вида братьев по разуму (хотя в процессе освоения космоса земляне повидали много форм жизни, разумной и не очень, красивой и отвратительной), люди вскоре смогли наладить контакты с ортонугами. Научили их почти всему, что знали и умели, и сами, в свою очередь, позаимствовали достижения ортонужской цивилизации.
Вот так и было положено начало созданию Межгалактической Конфедерации. За то время, что она существовала, в неё вошло довольно много цивилизаций, несколько более близких землянам, некоторых совершенно непохожих на земную. Содружеству, бесспорно, удалось сделать многое. Помирить две родственные, но враждующие расы, предотвратить восемьдесят три межпланетных и тридцать восемь межгалактических конфликтов. Но сегодня заседание шло исключительно в научной плоскости.
- Коллеги, - произнёс Главный Председательствующий. - Сегодня мы здесь, чтобы услышать о невероятном открытии! Речь пойдёт о нашей Вселенной. Я передаю слово моему коллеге, он расскажет о том, что мы получили в результате опыта.
Докладчик поднялся на трибуну и занял место справа от Главного Председательствующего. Он внимательно оглядел зал всеми шестнадцатью глазами и начал.
- Два дня назад (ортонуги приняли земной счёт времени, сочтя его несомненно более удобным, чем свой собственный, в котором в одном дне умещалось три года) астрофизики Конфедерации получили сенсационный результат! Посланный нами луч, достигнув края последней галактики, вернулся! Многим это кажется просто невероятным, но это так!
- Как это? - перебил ортонуга Саймон Фелпс, один из самых консервативных учёных-землян.
Когда-то Саймон был молод и сумел сделать немало научных открытий, которые тоже были подвергнуты беспощадной критике, однако всё же доказали правоту Саймона. Но теперь сам Фелпс, разменяв восемнадцатый десяток лет, стал крайне консервативен и нетерпим к новым теориям и идеям. В Главном Научном Совете Межгалактической Конфедерации он до сих пор состоял в знак уважения к его прошлым заслугам, таким, как разработка межгалактического двигателя новейшего поколения. Он не требовал ни реакции ядерного распада (этакой древности!), ни реакции термоядерного синтеза, которая происходит в глубинах земного Солнца (некоторые миры, входящие в Конфедерацию, вообще не имели понятия о том, что такое солнечный свет - их планеты вращались как спутники вокруг Большой Планеты, но звезды в системе не было).
- Такого не может быть! - снова выкрикнул с места Фелпс. - Это противоречит всем законам астрофизики!
Фелпса не успели одёрнуть, как со стороны ортонугов также поднялся один из старейших академиков.
- Конечно, не может быть, - язвительно произнёс он. - Вы же считали, что скорость света тоже фиксирована тремястами тысяч километров в секунду. Но это оказалось не так. И стройная теория относительности сразу зашаталась. Длины предметов не уменьшаются, а увеличиваются при движении скорости, близкой к трёмстам тысячам, а когда скорость становится ещё больше, длина увеличивается пропорционально скорости в четвёртой степени. То же, что земляне, принимали за уменьшение длины, оказалось оптико-физиологическим обманом.
Слово «землянин» ортонуг упомянул некстати. Все помнили, что Конфедерация начиналась, как содружество равных рас людей и ортонугов, и каждая из рас имела заблуждения в науке. Которые потом были преодолены совместными усилиями. Обвинять людей в тупости, а тем более напоминать о несовершенстве их органов чувств, по меньшей мере, было бестактно.
Фелпс рванулся было подняться с кресла, чтобы напомнить ортонугам, что вода состоит не только из водорода, и что нейтрон всё-таки тяжелее протона, но его удержали, а на его инопланетного оппонента, который произнёс провокационную речь, громко зашикали.
- Уважаемые коллеги! - Главный Председательствующий издал звук, который земляне называют покашливанием. - Не будем скандалить. Продолжайте, пожалуйста, - обратился он к докладчику, который уже подумал, что в пылу спора про него забыли.
Ортонуг кивнул и продолжил:
- Так вот. В своё время, ещё до практического освоения космоса, земными учёными была высказана гипотеза, что в их галактике, которую называют Млечным Путём, существует бесчисленное множество звёздных систем по типу их Солнечной системы, в которых возможно существование разумной формы жизни. Позже это предположение нашло экспериментальное подтверждение. Осваивая новые районы своей галактики, земляне поняли, что они не одиноки в просторах Млечного Пути. Но галактика тоже не одна во Вселенной. Их миллионы, если не миллиарды. Это тоже подтверждено фактами. Если звёздные системы в Галактике можно уподобить зёрнам внутри виноградинки, то галактики во Вселенной - это, образно говоря, виноградинки на кисти винограда.
Ортонуг сделал паузу и поднял вверх два из восьми пальцев третьей боковой руки.
- Но в отличие от галактик, Вселенная понималась нашими расами как единственная и безграничная. Люди полагали её в виде бесконечной поверхности сферы, мы же считали, что она похожа на винт Редройля, земляне называют его винтом Архимеда. Однако почему, будучи твёрдо уверенными в конечности размеров галактик, мы напрочь отрицаем возможность ограниченности масштабов Вселенной? Что нам мешает принять тот факт, что пространство, которое мы называем Вселенной, также имеет конечные размеры? Что существует некая
СуперВселенная, которая объединяет вокруг себя вселенные, подобные нашей, как гроздья винограда на лозе?
В зале воцарилась тишина. Фелпс попытался было снова вставить слово, но докладчик опередил его.
- Да ничего не мешает, ровным счётом ничего, - спокойно сказал ортонуг. - А полученные позавчера данные по лучу - тому подтверждение.

В комнате отдыха космического корабля землянин и ортонуг, удобно расположившись в релаксационных креслах, представляли себе, какую честь воздаст Научный Совет Конфедерации им - первооткрывателям другой, не их, вселенной. Немногие удостоились этой чести -отправиться в дальний полёт к краю последней галактики, к тому месту, откуда вернулся луч. На столике между двумя креслами стояла ваза с земными фруктами. В центре аппетитного натюрморта красовалась виноградная кисть.
Человек потянулся и неожиданно посмотрел на вазу, а потом на сидевшего в кресле ортонуга.
- Знаешь, коллега, что мне сейчас пришло в голову? - неожиданно спросил он у брата по разуму.
- И что же? - Ортонуг повернул к человеку одну из четырёх передних голов.
- Помнишь, на заседании Главного Научного Совета Конфедерации докладчик говорил о виноградной кисти? Что вселенные в СуперВселенной расположены как гроздья на лозе?
Ортонуг кивнул.
- Но ведь виноград - не единственное в мире растение. Рядом с ним растут и другие фрукты!


Рецензии
Я тоже люблю фантастику о космосе, но встречи с инопланетянами, скорее всего, не будет никогда, даже если они где-то существуют. У них такая же судьба, увы.

Карагачин   08.10.2017 19:16     Заявить о нарушении
Кто знает, Карагачин, кто знает.
Ничего исключать нельзя - слишком уж мало на сегодняшний день мы (т.е. человечество) знаем о космосе.

Кирилл Ивницкий   08.10.2017 19:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.