Библия карьериста-2

Актуальность произведения возросла от своего рождения в 1977 году.
Коммунистический период с его плановой подготовкой кадров
закончился, но возник кадровый голод на топменеджеров.
Данное запатентованное произведение легко заказать
в бумажном варианте у воров в интернете.
Автор никому прав на публикацию не давал.
Библия настольная книга человечества!
Разумеется, нет Бога, кроме Аллаха!

ПАТРИЦИИ И ПЛЕБЕИ
(Совершенно секретно)

Авторская книга
Москва
2014
УДК 82-3
ББК 84(2Рос=Рус)
Ж86
ISBN 978-5-91945-752-7

Диетический натюрморт под иконами Чехова и Ремарка.

16+ В соответствии с ФЗ № 436.

© Жуков В., 2014


ВАНЬКА ЖУКОВ

Академик РАНН
(Российская академия неестественных наук)
1977–2007 г.
Издание юбилейное, остросюжетное, оригинальное,
диетическое, постоянно дополняемое,
житейски достоверное.

Лаптей плести не умею, это верно,
но руководство к плетению лаптей
сочинить сумею.
Ванечка
(Мануйлов-Манусевич)

"У последней черты"
В.С. Пикуль


Карьерное дело проистекает из той глубины веков, в которую нам без специальных исследований не добраться. И первым достойным представителем этого почтеннейшего ремесла был один из тех, кто помог нам найти Бога среди людей, внятно заявив о себе сам, вопреки существующей тенденции патологической скромности, мол, «нет пророка в своём отечестве». Это неверный посыл монополистов, занявших и вытоптавших ареал, как пресловутый «майдан незалежности».

На скрижалях сияют имена фараонов, китайских мандаринов, великих князей и прочих вершителей судеб и весьма несъедобных фруктов. Однако позже возник изгиб в линейном развитии демократии, пропустивший вперед сынов плотника и сапожника, а также удачливую дочь бакалейщика с гордым званием «железной леди». История человечества даёт существенные шансы прочим ответственным работникам, безвестным пока вершителям судеб, по своему мудрому усмотрению перекрывающим другим кислород и воду.

Эта История, в том виде, в котором мы его знаем, не более чем краткая стенограмма деяний мастеров карьеры, антология естественного отбора, её благоухающий букет. Однако зафиксировано имя первого человека,  пренебрёгшего действующими правилами и проявившего глубочайшее непонимание основ карьерного дела. За что Первочеловек, по имени Адам, был незамедлительно наказан отлучением от райской жизни. Евангелие от Адама это пример неправильного построения стратегии существования. Жить лучше в раю, чем в каменоломне.

Из этого следует правило первое:

1. Незнание карьерного дела (КД), выражаясь языком уголовного кодекса (УК), не освобождает от ответственности и перемещения по службе в нежелательном направлении.

2. Карьерное дело чрезвычайно привлекательно, от него испытываешь такое упоение, что теряется даже слух, как у глухаря на току. Оно сродни спорту и сочетает в себе шахматный анализ с выносливостью марафонца, задатки прыгуна и умение уходить в глубину без брызг. Посвятившего себя карьерному делу ждёт без преувеличения светлое будущее. Его с полным правом можно назвать светским спортсменом, заслуженно стремящимся на очередной пьедестал.

3. Этот марафон, длящийся всю жизнь, представляет собой исключительно захватывающее состязание со средой обитания, сопровождается закулисными воплями сослуживцев и победным грохотом литавр, заглушающих рыдание жертв. Если литавры не помогают, можно использовать средства массовой информации и рекламу, как патентованные трещетки с "веселого праздника Пурим", которому 2500 лет. Без паблисити нет просперити.

4. КД насчитывает десятки ступеней почёта, в отличие от трёх спортивных, а служебными возможностями, исчисленными в лаврах, можно насмерть пресытить любого гурмана от кулинарии или поэзии.

5. Всё это говорит о большой значимости и настоятельной необходимости широкого изучения основ КД, как базиса человеческих отношений и его внедрения на правах истинной науки, предмет которой касается каждого члена должностного курятника с его незыблемыми правилами «клюй ближнего, вали на нижнего».

6. Человечество своим существованием написало многотомную историю вероломных предательств, начиная от биографий нимбоносных святых апостолов. А потому маловероятно, что тонкая брошюра надуманных героизмов перевесит её.

7. Актуальность всех тонкостей КД не снижается с возрастом, даже более того, наука, усвоенная с младых когтей, даёт более устойчивый результат. Детям небезынтересно познать мерцающий далёкими звёздами омут. И если ваш потомок плохо учится, но демонстрирует завидный аппетит и смекалку, попробуйте ему привить вкус к карьере. Ведь, как ни парадоксально, Карьерное Дело доселе не пользуется широкой гласностью и публичным признанием, оставаясь уделом немногих случайных людей и редких энтузиастов, карабкающихся на свой страх и талантливый риск per aspera ad astra (лат.), через тернии к звёздам. Ведь рабство де-факто есть, а факультета рабовладения нет. Логичнее всего было бы дополнить им ветеринарные академии.

Заполнению зияющей пустоты и служит это, пусть и неполное, но написанное исключительно из благожелательных соображений руководство, дабы уравнять шансы начинающих ощущать себя талантов и седеющих зубров, пасущихся на щедрых нивах и, протянув руку помощи начинающим, вывести их на административный простор, где каждый возьмёт по потребности, а отдаст по уму.

8. Карьерное дело, как дипломатия, представляет собой искусство возможного, балансирование между позором и агрессивной завистью, где и то, и другое крайне нежелательно.

9. Окружающие должны быть счастливы, что удостоились, смогли лицезреть ваш светлый лик и припасть к стопам, на худой конец радостно пожать вашу руку, рассыпавшись в благодарностях за своё счастливое, затянувшееся навсегда детство. Визуально срастаясь со своим обширным кабинетом, тяготеющим к размеру футбольного поля и безразмерным лимузином, вы подавляете волю большинства человечества, где царствует Закон Больших и Малых величин.

10. Начальником может стать каждый! Сомневающиеся могут приглядеться к Парубку украинскому, обладателю справки дебила.

11. Для того, чтобы успешно занимать пост и кабинет, не обязательно быть высококвалифицированным специалистом с моральными устоями. Наука управления сводится к обладанию исходящей свыше благодати и умению чутко определять господствующие ветры. Ведь многие хотят не знать, но чувствовать. Тут знание рефлексов спинного мозга велико как никогда.

12. В этот замечательный мир спешит попасть далеко не каждый. Люди одарённые, как правило, склонны к сибаритству и сторонятся административной работы, не видя в ней творческого начала и не ощущая на зубах вкуса власти. Большинство глупо видит во власти ответственность, оголтело шарахаясь. Опытный стрелок видит Цель в виде Корыта, а Власть в роли архимедова инструмента, и он прав. Закон Архимеда в нынешней редакции гласит: Тело, погруженное в нирвану, мечтает выскочить за бугор. Здесь проявляется в полной мере инстинкт кормления. Но прежде чем кормить других, необходимо накормить себя до всемогущества. Смерд и плебс быстро привыкают к пайке, органично вписываются в разделение труда и многие столетия безропотно поддерживают существующий порядок. Искусство рабовладения заключается в умении управлять массами, где лозунги о равенстве и братстве заведомая ложь, чтобы мобилизовать недовольных против управляющих элит для из замены. А недовольные будут всегда ввиду всё того же неравенства.

13. Безрассудством неоспоримой смелости страдают немногие, тогда как большинство предпочитает поджать хвост своих желаний при первой мимолётной опасности, выстраиваясь в шеренгу подчинённости. Сильным духом достаётся поле боя и руководящая должность до прихода следующего претендента. Здесь всё как в лесу. Поступки порядочного человека всегда легко просчитать в его действиях. Свободный от обязательств циник не ограничен и не предсказуем.

14. Прочь сомненья! Да здравствует ковбойский ленинский наскок, сначала выстрел, потом разбирательство. Рейдерство Ульянова и Троцкого вошло в анналы истории на уровне величайшего события века и изучается последователями во всём мире. Достаточно было выйти на просторы империи и открыть ворота лозунгом «Грабь награбленное!», как тут же сотни тысяч робингудов снесли все моральные преграды вместе с церквями и пастырями. Ныне этим занимаются энергичные ребята, сменившие тачанки с пулемётами на пикапы под патронажем опытных идеологов.

15. Рейдеры Березовский и Ходорковский, однако, подорвались на минных полях самонадеянности. Но от этих временных неудач сам институт рейдерства никто не отменял, более того, рейдерство совершенствуется ежедневно и повсеместно. Можно взять на гоп-стоп чужой карман, кондитерскую фабрику, но самое обольстительное – это целое государство в сборе, скопом, с людишками, как Сорос Грузию с Украиной. А ещё лучше группу вассальных государств и даже весь мир! И таких героев полно в Истории, написанной ими самолично «пером и шпагой».

16. Опыт говорит, что перед каждым открыт неограниченный простор, и задача заключается в том, чтобы превратить его в свои владения. На старт выходит: философ и мозгляк, фанатик и примазавшийся, упаси Вас бог загодя давать прогнозы! Богатейшая Римская империя пала под натиском варваров. Не менее богатая Российская, с двумя столицами, досталась на одесский гоп-стоп проходимцам-каторжанам. Свиньи, хрюкая, валялись в апельсинах и восседали в царских ложах. Они буквально восприняли давние ощущения Маркса: «Я чувствую себя равным богу».

17. Ценность идей марксизма заключается в базовой идеологии для той части общества, которое видит в загнивании наивысший уровень развития. Ещё бы! Ведь ни Маркс, ни Ленин, ни Сталин толком нигде никогда не работали, но странным образом воспылали к интересам «трудящихся масс». Это ли не критерий Истины?

18. Главными достоинствами новых хозяев были беспринципность и нахрап. «Ни мира, ни войны», «грабь награбленное», «перманентная революция», типа вечной свадьбы с бесчисленными подарками в президиуме и тому подобные перлы с далеко идущими кровавыми последствиями.

19. Не менее великий Советский Союз порвали на части под гомерический хохот братвы, «берите суверенитета, сколько проглотите», как отредактированное "грабь награбленное". Но если у некоторых животных отсутствует напрочь чувство насыщения, то человек, как венец природы, не вправе отставать.

20. Субъекты с избирательным обонянием и собственным кодексом чести берут фору, не оглядываясь. Согласно последним, новейшим наблюдениям, деньги по-прежнему не пахнут, а входные билеты покупаются преимущественно на них, тем более в царскую ложу политического театра. Каждой стороне по штату положена своя позиция. И если это не философия силы и умения, то должно пользоваться философией бессилия и имитации, чаще именуемой Интригой. Это отдельная наука, ждущая своего исследователя.

21. Но наша задача на сегодняшний день – освоить технологию собственного вклада в развитие общества, вставив свою шестерёнку в жернова прогресса. И пусть чистоплюи технари обзовут её паразитной, меняющей вращение на обратное, бог им судья. Как всем известно, даже всепрощающий бог частенько дремлет, полуприкрыв глаза. И если его года значительно превышают возраст Мафусаила, то сон старца занимает большую часть суток, так уж устроена природа.

22. И не только в этом заключена «божья воля». А в помощи всего народа, или, как некоторые выражаются, «электората», или, прости Господи, «пролетариата». Его могучая воля к переменам к лучшему за счёт соседа крепка и постоянна в веках, как «Отче наш».

23. Оглядевшись вокруг, ты увидишь, что самый мудрый зачастую не самый главный, сильный ожирел в бездействии, а ловко обманутый повсеместно не жалуется. Деревенский наив и банальная лень руководят гражданами. Признаться даже самому себе, что тебя нахально облапошили, воспользовавшись доверчивостью, нет моральной смелости. Гораздо проще придумать послабляющую притчу и компенсировать ущерб из кармана другого зазевавшегося, тем самым становясь строителем величественного сооружения под названием Пищевая Пирамида.

24. Стремлению народа сбиться в стадо в надежде усилить свой личный потенциал, одновременно сняв груз собственной ответственности, и отдать власть лихо выскочившему из подворотни избраннику необходимо помочь. Снизу наверх на постоянной основе делегируются через дифференцирование оплаты труда властные и финансовые полномочия, как плата за неоценимые услуги представителя стаи. Это раболепие окружающих позволяет жить во дворцах, слушая осанну, на законной основе. Остальные довольствуются лачугами при благоприятном моральном климате. Им, например, периодически напоминают, что оне гегемоны и соль земли, без них никак, что в принципе верно. Тем более, что ежечасно пользоваться визуальным комфортом от лицезрения того же дворца удобнее именно из лачуги по соседству, чем хозяину изнутри. Вдобавок даётся право участия в выборах, после соответствующего промывания и манипулирования, с отделением овец от козлищ. Ведь что, по сути, требуется примитивно мыслящему дикарю? Пальма и падающие в рот перезрелый банан, как Емеле самоходная печь, с харчами на скатерти-самобранке.

25. В карьерном деле ум, честь и принципы – по большей части, излишества.

26. Эталон ума являет собой вышестоящее руководство, спускающее указания, оно же дозирует в подчинённых принципы и честь, а также бдит за их соответствием.

27. Собственная порядочность не может служить ни якорем, ни парусом и не является непреходящей ценностью. По уму пускают преимущественно в прошлое, а в будущее – по внешним признакам и банковскому счёту.

28. Авторитет силы выстраивает свои нормы взаимоотношений, вполне понятные любому мелкому существу или государству.

29. Оттого и необходимо быть выше толпы и ниже начальства, при этом издержки производства легко списываются собственной рукой.

30. Некоторые думают, что человек сыт высокой материей, но в жизни он счастлив, когда просто сыт, именно от Кишки все страдания и удовольствия. Но этот злокачественный нарост, мозг, набитый неизвестно чем, над входными воротами Кишки, тормозит наполняемость и приближение желудочной нирваны. Он же не даёт зачастую насыщения, поскольку глазами съел бы больше. Спросите любого миллиардера сколько вагонов надо подогнать на погрузку его состояния, оцененное в рублях или тугриках, и вы увидите отвисшую челюсть.

31. При достаточной высоте парения люди внизу становятся неразличимы. Это позволяет игнорировать их интересы полностью или частично. Генералу недосуг плакать о каждом погибшем солдате. Он крепко спит на пенсии под одеялом из орденов и не вспоминает о массовых неопознанных захоронениях.

32. Субъект подчинения тоже склонен к спячке, а его кратные резервные силы, заложенные в каждом органе, без понуканий не используются вовсе. Тут необходим стимулирующий пинок, после которого быстро образовавшийся адреналин довершает начатое.

33. Любой спортсмен подтвердит вам необходимость тренера для достижения впечатляющих результатов, а уж пастух тем более.

34. Индивидуальный пример не всегда показателен, но имеющий глаза, да услышит, что страны, живущие на камнях, ниже уровня моря или на жерле вулкана, обогреваясь его лавой среди сплошных льдов, процветают, получив от природы мизер. Чего не скажешь про нас любимых, у которых есть всё, кроме процветания.

35. Романтический взгляд на человека позволяет увидеть в нём высший разум, царя природы. Этот путь ведёт нас в поэзию. Карьерное дело в этой ситуации наблюдает лишь... инструмент.
«Если муж видит перед собой, казалось бы, непреодолимое препятствие, он не останавливается, а становится на четвереньки и ползёт дальше», – жена Рокфеллера – свидетель.
Но много ли среди нас энтузиастов в утомительном забеге с барьерами за призом?

36. Тот, кто останавливается в своих желаниях, останавливается в своём развитии.

37. История показывает, что самая лучшая карьера – политическая.

38. Трибуналы и самосуд толпы бывают гораздо реже почётных отставок и мавзолеев. Политическое ристалище даёт максимально большие возможности для жатвы, вплоть до глобальных и даже космических масштабов.

39. При столкновении с реальностью мнимый образ тускнеет.

40. Образ умело культивируемый приобретает нестерпимо яркое сияние. Гениальный мордописец либо оборотистый купец не смогут здесь составить конкуренцию. Однако придётся демонстрировать высший пилотаж изворотливости, не минуя стадии первичного накопления капитала и назойливости пиарщиков, домогающихся нежелательных подробностей биографии. Но уже существуют отлаженные технологии войны компроматов. Главное эффектно показать волю к победе с изрядной долей ненависти к врагу-конкуренту, а то и просто к окружающим. Неудачники ненавидят успешных. В этом залог всех революций. Можешь и себе позволить ответную ненависть, с улыбкой. Это часть публичного этикета, ненавидеть улыбаясь. 

41. Кто затрудняется продемонстрировать неконтролируемую вспышку ярости и мастерства под ковёрной борьбы без правил, тот власть не удержит. Подсознательно для биологического существа оскал вожака доходчивее длинных речей и призывов к разуму. И сердцу ближе.

42. Будь всегда на виду, заслоняя всех остальных.

43. Вертлявая, назойливая муха заслоняет весь горизонт! Это убедительно доказывают ежедневные телепрограммы.

44. Будь и сам активным лицедеем, солисты косноязычия срывают аплодисменты демоса регулярно. При первой же возможности занимай место на сцене или трибуне. Это бесспорный трамплин для тиража известности, славы и денег. Слепящий свет в глаза воспринимай как манну небесную и божье благословение.

45. Острый ум береги для острых моментов.

46. Длительное напряжение, а именно такое необходимо в карьерном деле, лучше удаётся в состоянии лёгкого отупения. И, «если удача спит, жди».

47. Мимикрия спасла не одного героя политического эпоса. Незабвенный Иосиф Виссарионович тому пример. Один мыслитель прошлого рекомендовал «не начинать дел, не имея в ящике стола альтернативы». Развивая эту мысль вширь, можно рекомендовать сверять свои действия с идиотизмом окружающих.

48. Интригующая загадка должна всё же присутствовать, как абстрактная картина на стене, и быть выше понимания массовой общественности. Ваша щедро декларируемая народная сиволапость с перебором может вывести вас из списка богоподобных.

49. Главное оружие – нос и локти.

50. Запах гниения, брожения и вакансий нос должен улавливать на предельном расстоянии. Обоняние – самый объективный, быстрый и чувствительный анализатор биологического мира, не исключая карьерного, где поцелуй того же Иуды является мгновенным экспресс-анализом.

51. Фимиам разных сортов и назначений курится для исправления первичных ощущений.

52. Острота локтей должна быть соразмерна умственной.
Здесь нет преувеличения. Пока гроссмейстер досконально просчитывает ходы и взвешивает последствия аморальных поступков будущего, его шахматная доска опрокидывается лихим кавалерийским наскоком нового претендента, игнорирующего существующие устои под смех возбуждённой аудитории.

53. Мир держится на биологии, не на трёх китах.

54. Только розовощёкий карьерный новичок может наивно думать, что окружающий мир ведёт бесполое существование. Из-за путаницы в терминах учёных-дальтоников и устоявшихся привычек человечество постоянно блуждает в потёмках мироздания.

55. Где в жизни плюс, где минус, север и юг, актив и пассив? И если ты активен, то будешь иметь плюс, если пассивен, будут иметь тебя.

56. Над всем миром, физическим и духовным, материальным и виртуальным светятся невидимые, но огромные буквы «М» и «Ж». Эти базис всего и вся. Мир и антимир, материя и анти материя в виде рюшечек, колготок, булавок и шпилек, как металлических, так и политических. Скрещенный с законом о больших и малых величинах, он выводит на логику мышления под знаком Ж. Так что конкурентный антагонизм будет всегда, как полюса земли, где народ торчит вверх ногами относительно своего визави. Академика кормит наука, уголовника промысел, женщину удачное замужество.

57. «Выслушай женщину и сделай наоборот». Половина человечества, как минимум, передвигается затылком вперёд и норовит отдаться, чтобы получить всё. Если на одном полюсе твердят «выслушай женщину...», то на другом полюсе в битве приоритетов обратные знамёна.
Не дослушав мужчину, напирай на своём, что бы ни случилось. Только так приобретёшь значимость и авторитет. Иначе замотают в тряпку по самые глаза и сошлют на женскую половину навечно.

58. Есть женский взгляд и мужской, либо их разновидности, поскольку взгляд от аверса противоположен взгляду от реверса любой монеты или медали, сиречь истины.

59. Не согласился взять на супружеский прокорм и вероломно требуешь свободы? Получаешь врага на всю жизнь, хоть при сватовстве, хоть в межгосударственных делах.

60. Это базис рыночных отношений, когда желаемое выдаётся за действительное, мнимое – за конкретное, с завышенной ценой. Идёт бойкая торговля якобы ценными, ювенильными прыщами и переносными зенитными комплексами. И всё это ради добровольного, а если не удастся, то и принудительного рабства.

61. В разделении полов и соревновательности базируется великая идея постоянного совершенства и профилактика успокоительной сонливости. И это разделение – отнюдь не константа биологического мира, в котором существуют гермафродиты, меняющие пол и сопутствующие манеры и окрас по мере необходимости. Такая вариабельность относится не только к простейшим, но и к политике лидеров целых государств.

62. По условиям игры твои руки свободны, шор нет, путы сброшены. Здесь нет правил, но есть приличия и успех, а успех – это и цель, и индульгенция. Человеку возвысившемуся не вспоминают ни детский горшок, ни разваленный в молодости колхоз. Воспоминания носят радостный характер сопричастности, а крикуны долго не выдерживают.

63. Власть, как и деньги, имеет способность к самоочищению в обороте. На них не видно ни крови, ни грязи.

64. В порядочности других заключается залог нашего успеха.

65. Открой клетку приличия для всех, и каждый пожрёт каждого! И только субъект высокой проходимости и столь же высокого духовного компромисса имеет право пройти по грязи, не замочившись, видя перед глазами путеводную звезду огромного размера. Из авторитетов можно привести мнение современного гениального шахматиста, озвученное в интервью, в котором он считает, что в политике можно вести игру без правил, поскольку противник... сам такой.

66. В то же время человек, воспитанный в традициях перманентной доброжелательности, сеньор Доброжелак, никогда не опустится до неблаговидных поступков, замешанных на простых инстинктах и молниеносной реакции. Идеи гуманизма витают под его обширным черепным сводом, он упивается собственным благочестием, глядя на себя в зеркало, и тихо судачит с единомышленниками, перебирая в руках чётки моральных ценностей.

67. И если под ним мягкая мебель, под танк он не бросится. Такие нападают гурьбой, толкая впереди себя горластую жертву, обречённую на заклание во имя торжества справедливости.

68. Черчилль упорно не верил в толпы героев и на старых фото сверлил взглядом стройные ряды сталинских соколов. Прав был он или ошибался, вопрос дискуссионный.
Но уж совсем не дискуссионный вопрос, что обездоленному совесть не по карману.

69. А потому учись карьерному делу, не жалея сил и средств, освобождаясь от излишков жира и совести, пагубно влияющих на сердце и сокращающих жизнь, которая и в низменных формах достаточно привлекательна, в то время как «высшие принципы морали просто бесчеловечны», по Питеру Устинову.

70. Надо творчески переоценить и, при необходимости, переработать те пресловутые десять заповедей христианского мира на предмет рентабельности. «Процесс пошёл», их количество с благословения Папы Римского уменьшилось, на радость тружеников карьеры. Не исключено, что противный подход к каждой из них приведёт к повышению дивидендов.

71. Та же совесть, в изложении некоторых авторов, есть разновидность страха. А жадность – вечный двигатель прогресса. Тщеславие присуще каждой женщине, а заповедь «не убий» обходит стороной царей и президентов, скирдующих трупы до небес.

72. Само значение слова «грех» давно девальвировано количественно и качественно, в чём можно легко удостовериться, набрав в поисковике интернета это неуловимое понятие, суть которого трансформировалась до неузнаваемости и полного отрицания.

73. Пресловутые семь смертных грехов, как оказалось, уже не входят в список христианских запретов и весьма подвержены конъюнктуре. Завтра, возможно, уже лично вы сможете производить коррекцию списка грехов по своему усмотрению.

74. Сегодня даже мелкий аферист при получении безвозвратного кредита смело смотрит в глаза кредитору, повторяя прибыльную клятву: «Да как же после этого можно смотреть людям в глаза?!»

75. Звание негодяя человек заслуживает не сразу. Здесь тоже нужен талант, усилия и лишь потом дивиденды.

76. Если отвлечься от придуманных стандартов бытия с их благостными постулатами лицемерия, то можно воочию увидеть контуры величественной Пищевой Пирамиды, где трава кормит кролика, рачок – кита, а труженик – рабовладельца, стремящегося выглядеть китом в своём безразмерном лимузине.

77. Наивные историки делят бытие на периоды и эпохи, но с высоты Пищевой Пирамиды видны лишь окрестности рабовладения разной степени цивилизованности и стажа сытой жизни. И даже наивно-нахальные ленинские революционеры в своей Великой Революции Вандализма под шумные лозунги и повсеместную селективную пальбу построили всего лишь новую разновидность рабства. Едея перевесила Идею.

78. И та же Едея, поставленная во главу угла, успешно доказала, что отказ от десяти христовых заповедей ускоренным образом кормит и поит, пусть и с кровью. И это не возбраняется, поскольку великие полководцы заслуживают больших почестей, чем мать Тереза. Кровь, капающая с клыков, в реальном и фигуральном виде выстраивает ряды подчинённости миллионы лет.

79. «В сущности, никакой истории нет, есть биографии» (Ральф Уолдо Эмерсон).

80. Генетический стаж рабовладения и ростовщичества полезен вдвойне и даёт неоспоримые карьерные преимущества. Такое же преимущество имеет цифровое мышление, меняющее традиционные эпосы Калевалы на биржевые сводки, перед аналоговым.

81. Цивилизаций всего несколько. Умение говорить, читать и считать последовательно создавало предпосылки к образованию новых эпох. Можно прекрасно знать, как делается одно, другое или третье, но внутренне сопротивляться, руководствуясь более эмоциями, чем трезвым расчётом, на женский манер, становясь при этом функционально неграмотным. На сегодняшний день множество стран, а не только людей, напрочь не желают считать. Большинство населения не желает читать. Говорить тоже может далеко не каждый. Это ли не повод для безграничного творчества?

82. Народная мудрость про то, что один с сошкой, а семеро с ложкой, давно устарела и не отражает действительных пропорций ложкодержателей, которое возросло кратно при автоматизированном производстве. И опять возникает вопрос выбора, где находиться: там, где перст указующий, или персту внимающие.

83. Особенно наглядно просматривается Пищевая Пирамида в финансовой, самой отточенной сфере, где каждый обманутый спешит поправить дела за счёт менее расторопного. Здесь закон стабилен, платит тот, с кого удобнее взять, разовой операции обезжиривания уже недостаточно, цена кредита изначально содержит цену не возврата других должников. .

84. Важно посадить на иглу зависимости не одного, а всех, сразу и навсегда. Наркодилеры здесь не первопроходцы.

85. Без подчинённого человеческого материала не построить ни одного мало-мальски крупного сооружения. А уж добровольно или принудительно рабы явились на стройку чужой фантазии, дело и вовсе вторичное.

86. Мотивация к труду достигается двумя основными способами – либо прямым, либо косвенным принуждением, второе, конечно же, предпочтительнее и отличается от прямого, как свадьба от процесса по изнасилованию.

87. В ожидании сладостного рабства красуется, потупив глазки, одна половина человечества, любовно перебирая лепестки и бантики. В напряжённом ожидании агрессивной разновидности того же рабства гремит доспехами вторая, мускулистая половина всё того же человечества. Добытчики, готовые сорваться с места, заслышав зов трубы или голодное урчание собственных кишок.

88. Биологический мир целеустремлён, этические нормы не могут быть препятствием. Окружающая нас действительность условно делится на макро- и микромир, в который можно заглянуть через телескоп или микроскоп. Звезды рождаются и врываются, черные дыры поглощают разум. В другом мире продуценты служат пищей паразитам, вирусам, которые так же, как черные дыры, поглощают свежачок-с. Здесь соседствуют каракласты и карабласты. Иначе весь мир был бы завален трупами и отходами. У всех своя философия и предназначение

89. Литература учит бояться данайцев, дары приносящих. Этот убойный приём используется повсеместно при забое скота, когда ласковое почёсывание за ухом предваряет удар в сердце. Остаётся лишь открыть рот и повторить за классиком: «И ты, Брут?!» От этой расслабленности все неприятности и в политике, и в быту.

90. К чужим всегда особое, настороженное отношение, здесь принято оборачивать сюрпризы в схоластику улыбок и подношений. Но и свои не исключение, родственники могут утащить больше карманника. Конечно же, хорошие отношения предпочтительнее, но когда у корыта становится слишком тесно, а голод или зависть сводит скулы, лишая сна...

91. И не стоит ожидать благодарности обязанному лично вам человеку, обливаясь слюной в предвкушении ответной благодарности. Сия благодарность, как гормональный выброс, длится секунд десять. До порога забвения, согласно скорости химической реакции распада гормона радости. И лишь некоторые патологические личности долго помнят добро. На них всё и держится. Но чуть толкни – всё валится.

92. Культивирование жадности и лени, как предтечи энтузиазма, просто необходимо. Иначе быстро наступает пресыщение, и на высших этажах власти вас не дождутся. Жадность во всём мире служит эталоном взаимоотношений, от премьера, до дворника. Она – главный советник во всех спорных моментах.

93. При появлении реальных денег, превышающих коммунистические три рубля, как эталон собственности и зарплаты, происходит изменение характера собственника.

94. Деньги, как вещь сугубо материальная и условная, при общении с людьми приобретают моральные черты. Обратное влияние условной цифири видно в жёсткой материализации взаимоотношений между людьми, становящихся денежно-механистическими, не подвластными эмоциям.

95. Математика подавляет этику и мораль. И при общении с финансистами необходимо приготовиться к чёрствым решениям.

96. От людей деньги, по обратной связи, приобретают дополнительные характеристики, становясь липкими, летучими, короткими или длинными, шальными и грязными.

97. Возможно, вы – идеалист в душе и способны на подвиг в защиту идеала. К тому же вы деловиты и практичны, готовы из лучших побуждений нагнуться за брошенной кем-то пустой бутылкой на цветущей лужайке. Но оглянитесь назад, не выстраивается ли за вашей спиной очередь желающих рулить вами. Идеалисты часто мостят дорогу карьеристам, а сам идеал – не более, чем линия горизонта, средство для ориентации и поклонения.

98. Но если вы не выдумали своего Бога, вам преподнесут готового. Пёрлы пятитысячелетней давности истлели в прах, пёрлы двухтысячелетние произносятся с придыханием, как будто лучше и придумать уже нельзя. Стали мы разве с тех далёких пор регрессивно глупее?

99. Обряд вечного поклонения присущ ущербным личностям. Когда вы не занимаетесь созиданием и культивированием нужных образов, это не значит, что другие этого не делают за вас.

100. Надо смело брать на себя миссию стать мессией.

101. Человек всегда стремился к совершенству и облегчению тягот жизни, где паразитизм есть наивысшая стадия развития, если верить вирусам и Марксу.

102. Обычная тюрьма – это высшая школа экономики, не испытывающая недостатка в абитуриентах и выпускниках. Только здесь оттачивается наука рентабельности в тысячи и миллионы процентов. И эта тяга людей к высшему совершенству определяет постоянство не только человеческой, но и природы в целом.

103. Самое оскорбительное состояние человека – это бедность. А когда вор проворен и удачен, авторитет ему гарантирован, как Ленину. Под его знамёна сразу собирается толпа.

104. Криминал – понятие условное. Дайте любому возможность присвоить без последствий, и тема дискуссии отпадёт сама собой. Государство не может претендовать на роль эталона справедливости и благочестия. Оно реально существует путём силового перераспределения внутри стаи. Реестр его исторических услуг бесконечен: управляемая инфляция, дефолт, принудительные облигации, рабские стройки, раскулачивание и выселение в чистое поле в лютый мороз. Промысел вора-карманника при таких противопоставлениях – ничто. Спокойная жизни под крылом государства проходит в ожидании очередного масштабного обезжиривания.

105. Запасливые хорьки и суслики строят километровые заборы и линии Мажино, пряча подальше мешки с зерном и ассигнациями без надежды на светлое будущее. Азартные волки, обливаясь слюной, ищут хорьков повсюду, руководствуясь принципами воинствующей, разбойничьей Едеологии, вытаскивая идеологические флаги и лозунги, запуская на полный ход пропагандистскую машинку.

106. Сволочизмом не обязательно руководствоваться, о нём достаточно просто не забывать. Однако divide et impera тоже надо помнить, хотя написано это на уже мёртвой латыни. В переводе на доступные языки это искусство стравливания ради искусства управления.

107. Праведник – должность редкая и низкооплачиваемая.

108. Окружение не будет мириться с человеком, который поднимает планку моральной дозволенности на недосягаемую высоту.

109. Большинство не так талантливо, чтобы самостоятельно решать свои насущные проблемы прямым и честным путём. Это долгий селективный путь. Воздвижение монументов исходит из реалий, что образцы для подражания весьма редки и чаще всего посмертны. Живой гений или герой по соседству является серьёзным испытанием для окружающих.

110. В вечном споре праведных стереотипов и целесообразности побеждает вероломная целесообразность, при наличии её носителя. Здесь та же кодировка мужского и женского начал, их соревновательный момент.

111. «Нужно решаться на большее. Не испачкавшись, нельзя ждать, что удача свалится на голову, как снег с неба» (Ричард Никсон, американский президент). И тогда, дождавшись своего звёздного часа, ты сможешь гордо выйти к народу на балкон, крикнуть громкий клич, и все тебя, даже через силу, полюбят, забубнят твои речи наизусть и вознесут к небесам, пожелав фантастического долголетия. Важно только, чтобы у них при этом не спадали от голода штаны.

112. В арьергарде вектора силы всегда собираются паразитирующие попутчики и анархисты. Когда их количество становится весомым настолько, что хвост из привычного опахала становится рулём, необходимо принимать меры. Истинным революционером является не тот, кто начитался Маркса, а тот, кто довёл котёл терпимости до кипения, превысив ПДВ – предел допустимого возмущения.

113. Учись пользоваться правдой. Правда служит для людского блага, поэтому её все любят. Она не бесхозна и подчиняется широко распространённому Закону дышла: куда повернул, туда и вышло.

114. Как полноценный член общества, ты имеешь право на свою долю правды.

115. Иммунитет к правде снижается снизу вверх, наиболее устойчивые внизу, «пинают, в принципе, лишь нижестоящих», по Гюнтеру Вальрафу.

116. Наверху должны царить покой и дородное бдение, ответственные решения невозможно принимать в суете и нервозной обстановке. Шипы, туда долетающие, воспринимаются с раздражением.

117. Чем меньше ты туда их допускаешь, тем лучше ты сам. Начальник по своей природе нарцисс и выраженный самец, вдохновлённый своим отражением в зеркале. Но сладенького не должно быть слишком много, нужно и физиологию блюсти, опасаясь политического диабета.

118. «Но если ты лгать не умеешь, то никогда ничего не добьёшься» (Ричард Никсон).

119. Медицинский справочник констатирует: «Бородавки и ячмени легко поддаются заговорам». Уговорам легко поддаётся и женская половина человечества, о чём прекрасно знают ловеласы, сутенёры и председатели колхозов. Идеологическому бормотанию подвержены целые страны. И даже вселенная живёт по законам материи и анти материи, через которые снуют всепроникающие, нахальные, трудноуловимые нейтрино.

120. Не будь самим собой, будь таким, как надо!

121. Опираясь на текущий стандарт бытия, творчески относись к стандартам, которые подвержены изменениям. Одной из таких общечеловеческих ценностей считается гуманизм. Без него нельзя, хотя бы иногда. Но гуманистом выгоднее слыть, чем быть. А потерявши совесть, обретёшь состояние, если не финансовое, то души.

122. Правда и Ложь одинаково плодотворны, и особенно Ложь во спасение. Но длина ног разная.

123. Родить правильный отчёт или розовую фикцию есть заслуга относительная, а вот дать им долгую плодотворную жизнь – заслуга несомненная. В мире много сооружений, покоящихся на ошибочных предпосылках, а то и просто Лжи. Но на её величие, озарённое веками и десятилетиями, порой никто не замахивается. К устоявшемуся стереотипу присасывается множество пиявок, проповедующих нужную теорию. А привитый артрит мозга непреодолим для новых суждений ввиду возникших наростов сознания.

124. Аверс и реверс любой монеты неотделимы и равно привлекательны, как добро и зло.

125. Думать надо в первую очередь о себе. Если с первых слов ходока, обратившегося к вам за содействием, вы думаете о том, как ему помочь, то вы не правы. Только гармоничный соревновательный симбиоз желаний каждого индивидуума двигает дело до благополучного конца.

126. Цивилизованность определяется по способности к плодотворным и коллективным действиям в стаде. Никому и ничего за просто так. Исключение – для недееспособных и больных.

127. При наличии выбора сказать «да» или «нет», второй вариант более прибыльный. Это закон всякого успешного чиновника, квалифицированного строителя баррикад.

128. Молчание есть разновидность лжи. Молчание, как и ложь, – серьёзный укрепрайон в боевых действиях и подготовке к ним.

129. «Преувеличение – ложь честного человека» – тот щит, за которым прячется толпа некомпетентных доброхотов, поскольку хорошие отношения стоят хороших обещаний.

130. Необходимо быть портретистом, чтобы написать вдохновенное лицо. Чаще всего характеристика человека написана у него на лбу крупными буквами, либо вписана в виде фамилии в паспорте.

131. Вставляя очередного кандидата в свой ряд окружения, заранее надо знать, как стереть его при необходимости и без последствий. Одно отрицательное свойство предмета или человека может напрочь перечеркнуть все его положительные моменты. Стереть порой труднее, чем нарисовать.

132. И здесь важно сберечь молодые побеги нужных образов и высадить рядом партнёров, живущих с тобой в гармоничном симбиозе, удалив сорные травы и хищников, потенциальных конкурентов.

133. Высокие профессионалы КД оставляют после себя вытоптанную на долгие годы поляну без единого ростка.

134. Особая роль в пустом морализаторстве отводится беллетристам, с олимпийских высот поучающих, мол, «жир – это глупость тела, а хитрость – глупость ума». Здесь нет места обидам.

135. Жонглирование словами – занятие хоть и звонкое, но безответственное. «Слово президента весит тонну» (Франклин).

136. Хитрость, не подкреплённая вероломством, не вызовет страха у оппонентов, а без страха нет доминанты подчинённости и упорядоченного движения масс к собственному счастью, пусть и не безразмерному.

137. Здесь начинаются основы практической мифологии, которая не вдали и в вековой пыли, а рядом и вокруг, таращится на вас с экранов телевизора в виде рекламы отходов производства или политпромывки мозгов.

138. При творческом подходе можно любому товару придать любое значение. Всем известен безалкогольный напиток, приносящий доходов больше нефти, не имеющий никаких питательных ингредиентов, зато содержащий компонент цемента – ортофосфорную кислоту. Всему миру известен абсолютно некомпетентный танцующий царь-алкоголик, успешно продавленный как незаменимый руководитель. Открыв медицинский справочник, нетрудно убедиться, что бородавки, вполне осязаемые субстанции, «легко поддаются заговорам». Что же говорить о политиках и религиях числом поболее, где ставки триллионные?

139. Главный бог живёт внутри нас и умирает вместе с нами.

140. Молясь преимущественно на себя, получаешь дивиденды в собственные руки, и даже мифический бог не оставит тебя в трудный момент. Вера в себя – это лучшее, что ты можешь себе пожелать.

141. Импортируя богов, получаешь чертей в нагрузку, как неотъемлемую, составную часть любого магнита с двумя полюсами, один из которых притягивающий, другой отталкивающий.

142. Человеческие отношения нестабильны, если их постоянно не питать.

143. Взаимный интерес влечёт к сближению, познание – к безразличию, откуда недалеко до откровенной враждебности и мести, ведь «в человеке больше зла, чем можно объяснить давлением социальных механизмов», по Гюнтеру Вальрафу.
Вождизм действует в политике, как бандитизм в экономике, по законам джунглей, где нет человека, нет проблемы. Хотя там, где нет Человека, возникают Проблемы.

144. Битва за приоритеты идёт везде и всегда. Командные позиции оспаривают не только тёща с зятем, но и любое живое существо при случайной встрече. Если вам мало примеров, присмотритесь к собачьему этикету.

145. Тому, кто не желает замечать биологического естества человека, придётся удивляться и возмущаться всю жизнь.

146. Рост каждого субъекта или объекта продуцирует недружественное отношение окружения и подспудное противодействие, чаще инстинктивное, реже осознанное, по закону физики о центростремительных и центробежных явлениях. И, делая подарки, не жди лицемерной благодарности, а готовься к пренебрежительному скепсису – мало дал! То же и в других делах простых субъектов, гораздо менее масштабных, где благодарность также является редким и вынужденным исключением. «Чем выше забор, тем лучше соседи», – гласит народная поговорка. Здесь высшая математика отношений весьма далека от арифметики.

147. Мозги даны для заблуждений.

148. Познания умножают печаль не только Экклезиаста, но и создают путаницу в голове, как при недостатке, так и при избытке информации. Из десяти очевидцев происшествия лишь один точно опишет его. Возможно, отсюда пошла десятичная мера исчислений. Один из сотни в силах создать логическую цепь. Один из тысячи в силах реализовать логическое построение. В итоге миллионеров – единицы, рабов – миллионы.

149. Конгруэнтны не только поверхности тела разнополых существ, но и ход мыслей, мозги. То же политика, она может идти как по мужской, так и по женской логике. Если такая есть. А она есть, как есть силовые линии магнита с двумя противоположными полюсами.

150. Идея вариабельна и скоротечна, Едея первична и постоянна.

151. Мир не однороден, одна его часть, материальная, поддаётся измерению, другая эфемерна и состоит из сентиментального мира фантазий, домыслов, возникающих при сильном желании объяснить непонятные процессы незатейливым способом.

152. Жар противоречия оппонента происходит больше от ущемлённого достоинства, нежели от стремления найти истину. Обладателей разума ничтожное меньшинство, дипломы тут не помощники. Образование – гость, а дурь – хозяин.

153. Обучение должно состояться лишь как профилактика массового одичания и метод коммуникации.

154. Эмоциональная часть не всегда плоха или хороша. Не исключено, что она единственно правильная, и живём мы ради эмоций, надеясь, что они будут положительные. Математический расчёт мало кому интересен, дату своей смерти знать никто не хочет.

155. Плавание в заблуждениях составляет романтику и прелесть человеческого существования. Даже липкий панический страх, как у того пескаря, что жил дрожал и умирал дрожал, имеет притягательные моменты. Иные субъекты купаются в страхе, заменяя им удовольствие, вроде сказок про чертей на ночь или триллер с ежесекундным мордобоем.

156. Медиаторы чувств имеют несколько функций. Потеют не только от жары, но и от страха. Садизм давно обручился с мазохизмом. Взяв в свидетели Байрона, узнаём, что «вино и женщины, всё нам сулит мученья. Налог на радость жизнь берёт сполна».

157. У блаженства и сытости всегда есть противоположный полюс. Раскачивая амплитуду колебаний, рискуете увеличить потенциальный стресс. Голод и переедание – предтеча далеко идущих последствий. В голодном состоянии человек больше тактик, чем стратег.

158. Сытость позволяет мыслить и планировать, голодному же не дано предвидеть и повелевать. Но только субъекты попроще ищут удовольствие в сексе и буфете. Гурманы толпятся в политике.

159. Между столовой и сортиром человеку свойственно воспарять. И не обязательно «на крыльях кишечных газов», по рекомендации одного ядовитого английского писателя. Подлетающие к земле инопланетяне услышат в эфире в основном любовные стенания музыкальной поп-культуры, а телевизионная картинка покажет стихийные бедствия, уголовщину и диспуты городских сумасшедших.

160. Манипулирование мечтой лучезарных идиотов есть творческий и увлекательный процесс. Многие гуманитарии заблуждаются в истинном предназначении человека. Но тем, кто всерьёз не понимает, чем занять дураков, можно ответить вполне определённо. Конечно же, войной! Это циничный, очищающий рецепт от бесконечного множества болезней, селективный процесс, а не только предвыборный ход в России или США. Война может быть реальной и телевизионной, скоротечной и перманентной, но всегда прибыльной. Разве что не для всех.

161. Из героев-злодеев можно назвать множество кумиров, от Александра Македонского с Атиллой, до Ульянова – Троцкого, Березовского – Ельцина и Буша с Клинтоном. Каждый американский президент периодически прикладывает воинственно ладошку к пустой голове, включая нобелевских лауреатов мира типа Обамы.

162. Ненависть по карману лишь сильным натурам, остальные довольствуются более дешёвыми рефлексами. Тут важно чувствовать ПДВ – предел допустимого возмущения. А поскольку в карьерном деле приходится ходить по головам, делать это необходимо с осторожностью и тактом. Причём топить достаточно глубоко.
«Побеждённым надо оставлять только глаза, чтобы они могли оплакивать свои несчастья» (Бисмарк).

163. Бизнес придерживается сходной стратегии. Карман покупателя всегда должен быть вывернут до дна и ощущения голода, иначе у человека не будет стимула к обезжириванию другого, более слабого, разрушая стройную систему Пищевой Пирамиды. Организация на трудовой подвиг наших братьев меньших есть высокая миссия и без искусства шантажа и камуфляжа успехов не добиться. Дирижёрская палочка позволяет избежать моря крови, а это своего рода благородство!

164. Червяк – это звучит гордо!
Человек – это нечто вибрирующее и никак на фундамент не претендующее. Разве что посмертно в виде устойчивых в веках и эпосах кальциевых отложений. Товарищ Горький, выражаясь несколько иным образом, заблуждался. Именно Червяк с его незамысловатым устройством, представляющим биологическую трубу с входным и выходным отверстиями, олицетворяет собой Прародителя. Кишка поглощает не только пищу, но и всё внимание мозга, более позднего рудимента. Люди, по большей части, хотят не знать, но чувствовать. Любое торжество, интим или прощальный поцелуй не обходится без участия Кишки. Натощак не щебечут, натощак только воют. Бедняк живёт на трояк и фантазирует на полтинник, иного ему не дано.

165. Червь в яблоке – вот идеал жизни, а лучше в шоколаде или долларах. Мутационное новообразование в виде полушарий мозга – скорее досадное историческое происшествие. Многие партайгеноссе, товарищи, в своём партийном строительстве также рассчитывают именно на массу декапитированных, безголовых тружеников, счастливых уже тем, что их оставили наедине с основными инстинктами. Для правоверных коммунистов и им сочувствующих необходимо пояснение процесса декапитации лабораторных лягушек в программах обучения высших и средних школ. Отделение студентами голов этих подопытных земноводных позволяет определить спинномозговые рефлексы, как-то: проводя по брюшку обезглавленной лягушки, можно увидеть хватательный рефлекс лап, а при многократном повторе – «долгие и продолжительные аплодисменты». Тот самый процесс, что наблюдался на партийных съездах после посещения сытного буфета с невиданными деликатесами в виде красной рыбы, икры и финского сервелата.

166. Возникновение масштабной любви и почитания с истерикой к вождям и фюрерам можно понять лишь при отключённой напрочь голове. Как возврат к стадии селёдочной стаи, управляемой боковой линией чувств.

167. Творческие субъекты, живущие высокопарными идеями, составляют, как известно, подавляемое меньшинство. Тонкий слой сливок на молоке общества легко снять и унять, о чём прекрасно знали в своё время не только кухарки, но и большевики, и нынешние политтехнологи.

168. Карьерный соискатель по сути всё тот же безоглядный большевик. Творческие натуры могли бы и не создавать малопонятные образы в виде «Чёрного квадрата» Малевича, вавилонских башен и египетских пирамид. С точки зрения Червя-прародителя, те же пирамиды в виде экскрементов были бы более весомым вкладом не только в развитие сельского хозяйства, но и цивилизации в целом. Цивилизация современная добавляет разве что суррогатов в рацион, не говоря уже о химикатах и гербицидах, вредных экологии.

169. Быть богатым, жить в роскоши, имея всего больше потребного, – это лишь производные от фантазии прародителя, и заложены они неистребимо в первичной нервной системе, может быть, на уровне крестца, где числятся главные органы, без которых и жизнь – не жизнь. На тривиальный вопрос от Ремарка, «живёт ли человек снаружи внутрь или изнутри наружу», каждый волен ответить сам, наблюдая за собственными поступками.

170. Производителю потреблять не отпущено.

171. Едея! Вот что завещал нам великий предок, записав в подкорку несмываемыми чернилами. Прародитель был явным вегетарианцем и ограничен сезонными колебаниями в долгожительстве. Но однажды, проползая докембрийскую кислотно-вулканическую лужу, он почувствовал волчий аппетит и прилив энергии, случайно глотнув соляной кислоты. С этого всё и началось, с волчьего аппетита, провоцируемого кислотой, приведшего травоядного гуманиста в стан плотоядных, поросших шерстью и зубами, и неизбежного революционного скачка от непрерывной жвачной Едеи к вдумчивой и сытой Идее. Останься Прародитель скромным, все довольным, вечно жующим вегетарианцем, цивилизация дальше амёбной, расплывшейся формы не пошла бы.

172. Философы как-то легкомысленно уходят от биологии, не посещают зверинцев. Да и математика ещё не нашла своего применения в управлении государством. Здесь по-прежнему правят бал адреналин, рефлексы, комплексы и обиды.

173. Пожирание себе подобных служит основой поступательного развития цивилизации. Всеобщее равенство притупляет здоровые инстинкты и может способствовать возврату в червячное состояние. Выработка желудочной кислоты, прекрасного дезодоранта, помогающего переваривать трупы поверженных врагов, является стимулятором глотательных движений и продвижений по карьерной лестнице. Больным мечтателям здесь делать нечего.

174. Обменные процессы внешнего и внутреннего мира идут постоянно, и по качеству поглощаемого можно определить настоящее, а по качеству выделяемого – будущее. Простейшим диагностикумом мгновенного действия является запах. Философы прошлого, особенно те, что практиковали отшельничество и дурно отзывались об окружающих, не ведали парфюма и страдали от отсутствия желудочной кислоты, которая превращает белок в сексуальные галлюцинации, превращая корову в королеву, и стимулирует здоровую агрессию, заставляя смотреть бои без правил по телевизору или скакать по горам с полной выкладкой.
В противном случае, при отсутствии оной кислоты, по миру разбредаются, смердя непереваренной мертвечиной, отвергнутые женским полом поэты, философы и менестрели, оказывая на нас долговременное воздействие сурами, заповедями и человеконенавистническими цитатами. Хорошее и достаточное пищеварение стимулирует здоровые рефлексы, далёкие от философии, размножение популяции с экспансией на другие территории и народы. Вот вам и циклические войны, идущие из кишок.

175. Едея правит миром!

176. Идеал недостижим, как линия горизонта, и тут уж ничего не могут поделать ни иерархи, ни генералиссимусы. Озабоченные высокой материей грамотеи талдычат заклинания, тогда как большинству человечества по духу ближе взаимоотношения, доставшиеся от динозавров. Полчища робингудов собирают налоги второго плана мелким воровством, не мучаясь цивилизованным мироустройством. Вторая половина, числом по менее, со страхом взирает на манеры братьев своих меньших и суетливо меняет замки на охранные системы, сторожа – на полк, мир – на войну. Все сидят на долговременных сторожевых вышках и ждут набегов. Где тут цивилизация и где рефлексы?

177. Зоологическая атмосфера не отпускает даже в мирной жизни, формируя стабильный спрос на кровавый телевизионной стресс. Стадионы заполняются болельщиками, ринги – гладиаторами, железа ненависти нуждается в адреналиновом тренинге каждый день.

178. Прогресс для нас – не самоцель.
Он и так несётся вперёд с катастрофической скоростью, успевая пересесть с лошади на космический челнок за пару поколений, что равносильно переводу пресловутой лабораторной мухи дрозофилы на реактивную тягу за один сезон. Существует подозрение, что цивилизация формировалась и исчезала многократно под воздействием неуёмных пытливых учёных, служивших оружием в руках полных идиотов. Никакая генетика не успеет за фантазиями голливудских сценаристов, тиражирующих по миру сценарии подлостей и рукотворных катастроф, выполняя заказ кровожадного зрителя. Любопытно, что о не найденной ещё душе пекутся множество ходатаев, а вот железу ненависти стараются вовсе не замечать, хотя она достойна не меньшего внимания, как антипод. Сия железа ежеминутно расставляет иерархические приоритеты, обустраивая Пищевую Пирамиду. Но приглядевшись к овеянной легендами душе, можно заметить и у неё весьма сволочной, не поэтический характер.

179. Человек не есть электронно-механическая субстанция, привнесённая с Луны или из исследовательской пробирки. Он не вычислен над партийным философом и состоит из каркаса, двигателей и управляющих жидкостей. К примеру, гормон чувства благодарности живёт от нескольких секунд до нескольких часов, а затем распадается. А может вообще не вырабатываться, замещаясь на противоположный, что считается патологией, как и чувство вечной благодарности. Зато кровную месть пестуют многие поколения.

180. Комплекс безусловных охранительных рефлексов человек самостоятельно преодолеть не в силах. Причём инстинкты могут иметь двоякое значение. Микро дозы гнева и радости, страха и мести могут переместить субъекта в трёх измерениях и даже прервать течение самой жизни.

181. Поведенческие реакции человека определяются, по большей части, его животным естеством и инстинктом, растворённым в социальном котле. Причём, что для нас важно, эмоциональный оппонент более предрасположен к гормональной раскачке. Его решения, принятые на волне настроения, легче направить в нужное русло.

182. Небольшой, но обидный провокационный момент позволяет завлечь конкурента в капкан чужих интересов. Как противоядие здесь можно посоветовать выдерживание экспозиции для естественной нейтрализации выделенного фермента злобы, что далеко не каждому дано.

183. С развитием электроники зоологию никто не отменял. Её игнорировали марксисты, отрицающие чувство собственности, присущее даже насекомым. Сельдь не под влиянием резолюций партсобрания сбивается в однородный косяк. Каждая жизненно важная функция организма подкреплена стимулирующей связью с центром удовольствия головного мозга, иначе данная функция без оптимистической подпитки угасает, порождая дисфункции и суициды.

184. Горизонты развития и деградации безразмерны и простираются от Олимпийских игр инвалидов до полчищ бомжей. Конечно, человек склонен к злоупотреблению, выстраивая непрерывную цепь удовольствий, обесценивая само явление компенсации, имеющей химическую природу, где есть время как для выработки, так и для утилизации управляющего фактора.

185. Биологический мир выстроен в конкурентной позиции и симбиозе. На примере истории России видно, что выживаемость элиты в нескончаемых войнах создаёт большие затруднения в сохранности самого государства. Бараны бьются за управление стадом, хотя бараниной не питаются. Приходят волки – «эффективные менеджеры», которым баранина нравится. Овцы смирно идут, куда прикажут волки в овечьей шкуре.

186. Учись управлять собой. Инерция души и тела постоянно присутствует. Железы не могут продуцировать гормоны радости или гнева непрерывно. У каждого двигателя свой моторесурс. Стакан принудительной радости, залитый в природный химизм, разрушает природную регуляцию, но снимает стресс. Ковыряться ржавой отвёрткой в биологической схеме, не менее сложной, чем электронная, по меньшей мере, неразумно. Но к здравому смыслу принято приходить с опозданием. Гибнут субъекты, народы, цивилизации.

187. Можно задержать дыхание и пульс, можно придержать острую реплику или геройский поступок до лучших времён. Не допускать избыточной концентрации на травмирующей теме, когда возникает обманчивое ощущение остановки времени. Запусти часы и отвлекись. Высокое напряжение чревато саморазрушением. Вспомни время, когда проблема отсутствовала, как и ты сам.

188. Любая проблема, размазанная во времени и пространстве, перестаёт ею быть.

189. Не будь героем. Все смотрят на тебя с обожанием и любовью и ждут подвига, на который сами не способны. А если ты надежд не оправдываешь, с тем же азартом начинают глодать тебя самого. Но, даже став героем поневоле, ты обязан придерживаться обязательного этикета, одно из правил которого – периодическое публичное козлодрание.

190. Всё должно созреть до очевидности. А когда плод созреет, и разночтения ситуации отпадут окончательно, ты смело садишься на боевого коня, дудишь в дуду и бьёшь близлежащую крамолу наповал. К уважению добавляется порция парализующего страха, и твоё царствование приобретает статус долгожительства. Эту нехитрую мораль тебе может подтвердить любой дворовый кобель.
191. Человеческий мир азартен и эмоционален.
Только лозунг «Всё! И сразу!» может поднять настроение большинства. А поскольку сей лакомый подарок максималистов трудно заполучить, народ привычно довольствуется постылым «ничего и никогда».

192. От животных человек получил в наследство привычку не думать о будущем, чему вторит Нагорная проповедь Христа: «Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своём: довольно для каждого дня своей заботы» (Евангелие от Матфея, гл. 6).

Сия заповедь отвечает интересам государства, которому выгодно отправлять на погост человека сразу же после выхода на пенсию, и древняя Спарта – тому подтверждение. И если вам жизнь не мила, с этим можно согласиться. В иных случаях необходимость в минимальных медицинских познаниях и здоровом тонусе весьма желательны, чтобы какой-нибудь оголодалый эскулап или нахальный шарлатан не прервал стремительный бег ваших жизненных фантазий.

193. От состояния тела частенько зависит положение дела, от которого, в свою очередь, питается эмоциональная сторона, которой часто пренебрегают. Всё дело в ощущениях.

194. Как себя чувствуешь, так и выглядишь. Возникает идеология мускулов. Исходя из конкретики, можно рекомендовать групповые виды спорта, как тренинг на стойкость к удару и выносливость, умение действовать в команде. Мышечная радость не уступает в пользе алкоголю. И даже если вы уже состоялись, корпоративно-спортивное перепихивание будет не лишним.

195. Эрудиция инфантильна. Инфантилизм мечтателя превращает его из здорового, полуголодного хищника в травоядную жертву.

196. Собственно карьерное дело исходит из биологической природы человека и возвращается в него, громкие лозунги здесь лишь подспорье. И хотя отдельные породистые особи дышат идеями эрудированного гуманизма, питая его собственной кровью, большинство предпочитает питаться кровью других. Исходя из этого, в каждом просветительном жесте желательно не уводить плебс далеко от привычного круга его интересов, животного естества и понятных всем рефлексов.
«До конца сороковых годов я полагала, что эрудированные, интеллигентные люди никогда не изменят своей вере в свободу мысли и слова, в право каждого человека иметь собственные убеждения, а, следовательно, и в то, что каждому, кто мог бы подвергнуться преследованию за собственные убеждения, необходимо протянуть руку помощи. Однако никто пальцем не пошевелил, когда явился Маккарти со своими подручными. Почти все – кто делом, кто, наоборот, бездействием – способствовали разгулу маккартизма». Свидетельство Лилиан Хелман доказывает, что драмы бывают не только в пьесах.

197. Не следует чрезмерно идеализировать человеческие отношения.
Нервная ткань исторически менее развита, чем мышечная, и камень за пазухой, как национальные вооружённые силы, продолжает играть роль стабилизирующего фактора. Неиспользование силы или угроз её применения преступно по отношению к самому себе.

198. Прежде чем стать добрым и кормить всех, надо стать сильным.

199. И если ты уверен, что твой удар окажется безответным, твой долг – нанести его, хотя бы в порядке укрепления собственных позиций и ослабления потенциального противника, даже до возникновения у него агрессивных замыслов. Хруст собственных костей гораздо менее мелодичен.

200. Жадность – основной вектор тяги рыночного прогресса, а главный воспитатель биологического мира – страх. Страх выстраивает полки и назначает командующих фронтами.

201. Каждого в жизни опекает букет страхов. Преодолев некоторые из них, человек определяет свою судьбу, хотя инструкторов по борьбе со страхами явно не хватает, скорее наоборот.

202. Законопослушное большинство отвагой не злоупотребляет. «Похвала глупости» описана Эразмом Роттердамским в одном томе. Похвалу жадности можно описывать в нескольких томах. Это не морально-этическая категория, как думают некоторые, а вполне политическая стратегия, ступенчатая и необратимая.

203. Редко кого удавалось переместить из дворца в лачугу добровольно. Достигнутый уровень становится нормой, а жадность, производное всё той же Кишки, не позволяет остановиться. Возникают миллиардные состояния, на которых, увы, процесс не заканчивается. Статус мультимиллиардера перевешивает статус миллионера.

204. Жадности не стоит стесняться, это аксиома поведения, её необходимо лишь окультуривать в духе текущих стандартов.

205. «Совесть – официальное название страха». Страх – это ещё защитная и регулирующая функция организма и общества, безусловный охранительный рефлекс.

206. Адреналиновый душ оказывает самое благотворное влияние своим очищающим воздействием, лишь бы сосуды выдержали.

207. В самом значении слова «трусость» заложено неопределённо-провокационное высокомерие, данное более сильной стороной. Культивирование в подчинённых бесстрашия и инициативы равносильно подталкиванию к необдуманным поступкам, разрушающим инстинкт самосохранения, а поддержание рабочего тонуса страха благотворно влияет на социальные структуры и управляемость подопечными.

208. На этой почве буйно произрастают равенство и добропорядочность. Нормальный ход событий героизма не предполагает. Чаще это оплошность, возведённая сознательно в политический ореол, что-то вроде случайного падения на амбразуру, либо неумелое руководство.

209. Календарный героизм тем более противоестественен. Ежедневный телевизионный криминальный стресс, судя по всему, производит подавляющее воздействие не хуже прямых угроз. Улицы пустеют, люди исчезают за металлическими дверями. Подсознательно человек постоянно руководствуется подозрениями опасности, эти рефлексы исходят из детства и закреплены навечно. Триллионные военные бюджеты всего мира говорят о том же.

210. На всё воля Божья, как говорится. Но если сильно в это поверить, то придётся признать себя субстанцией в пробирке, которой манипулирует Некто. В окружающем мире можно увидеть себя в виде пылинки или атома, у каждой своя траектория и орбиты притяжения. Если атомы наделить эмоциями, то катаклизмов, несомненно, прибавится, но мы живём пока не в лазере, и бежать толпой «заре навстречу» уже нет необходимости. Жизнь постепенно решает вопрос правоты демократических мух или коммунистических пчёл. Не исключено, что и тем, и другим хватит места под солнцем.

211. Если же говорить о равенстве, «о котором так долго говорили большевики», то все люди, безусловно, братья, по числу естественных отверстий. Хотя есть иные точки зрения у древних мыслителей или ныне живущих нобелевских лауреатов. И если естественные отверстия нас сближают, то воленс-ноленс придётся ввести в круг близких и животных, причём многих, вспомнив наши языческие фамилии. К тому же рефлексы животных и человека сходны до идентичности.
Остаётся для доказательной полноты равенства и братства народов нарисовать красочную идиллическую картинку, где одни гуманоиды волокут других гуманоидов в печь крематория, а сытые собаки регулируют процесс азартным лаем. Обе стороны этого «братского» процесса имеют письменную, научно подкреплённую идеологическую базу. В авторах значатся незабвенный художник Адик Шикльгрубер и неистовый селекционер Вовчик Ульянов, оба мило глядят на нас с детских фотографий. И хотя один пламенный вождь пытался элиту выращивать, а другой ретиво уничтожал, последователей и фанатов хватало с избытком у обоих. Можно предположить, что им нравилось в детстве отрывать куклам головы.

212. Лавируя между доминирующими силами, вожди умело протащили своё незамысловатое звериное мироустройство. В своей проказливости и долгожительстве они превзошли самих Магомета, Христа и Будду, создавших религии для неграмотных. Легендарный Вовчик, а позднее Адик, ответили на запросы современности, создав религии уже для малограмотных, резонно рассудив, что в христианской стране, где каждый получивший по щеке, обязан подставить другую, можно построить иное общество, отхлестав по щекам и правых, и виноватых. Один скрестил коммунизм с сионизмом, другой национализм усилил социализмом. Адик и Вовчик, в противовес Христу и Магомету, смогли воспользоваться практически плодами своих фантазий в полной мере, послужив живым примером для многих последователей.

213. Мысли о всеобщем равенстве приходят в голову лишь сильно пьяным. Но если вам чрезвычайно повезло, на плечи враз упали погоны с впечатляющими аксельбантами, или все узнали о вашем внезапном обогащении, то окружающие тут же станут переходить на другую сторону улицы либо падать ниц перед вами, иные люто возненавидят.

214. В истории уже были случаи массового и насильного внедрения муравьиного счастья, того же китайского стандарта безликой одежды. Но всегда эти попытки оканчивались прорывным стремлением людей к неравенству. «Когда нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели...»

215. Два взаимоисключающих ответа на вопрос даёт не только юриспруденция. Антагониста можно воспринимать как врага, а можно как недостающую часть целого. В сущности, это всё тот же спектакль. Полная картина возникает лишь в совокупности факторов. Лежит магнит, в нём плюс и минус. Оторвав кусочек, мы множим проблему количественно, но миры, коим существовать в антагонизме вечно, уничтожить проблематично. Даже то, что в жизни называется балластом, придаёт устойчивость кораблю, находясь внизу. Тот же балласт на мачте опрокинет корабль.

216. В моде нынче системы сдержек и противовесов. Новой религии поколения Next, которое научилось-таки считать и осваивает цифровую систему, отбросив аналоговую, ещё предстоит сформироваться. Аналоговое поведение постепенно отходит в тень, уступая цинично-цифровому. Любопытно было бы присутствовать при виртуальной дискуссии на эту тему рыжего Ленина с рыжим Чубайсом.

217. Сусанин древнего мира, Моисей, водил евреев по пустыне сорок лет в поисках пути из рабства, всю среднюю продолжительность жизни на ту пору. Тем не менее, он числится в героях, хотя поляки Сусанина не жаловали. Так или иначе, но без плодотворного мифотворчества никак не обойтись. Тут как в игре в преферанс: «Кури сильней, партнёр дуреет».

218. «В жизни целесообразнее действовать в соответствии со своими задними мыслями» (Шарль де Голль).

219. Публичная добросовестность служит сохранению того блестящего ярлыка, который даёт нам право управлять. Это не наше знамя, но удобный халат. Трибуна и кабинет суть вещи разные, как и речи, в них произносящиеся. Иначе зачем существуют двойные двери и дипломатическая почта?

220. В своём поведении не будь прочитанной книгой для окружающих, не дай себя запрограммировать. Бесхитростность поведения, преувеличенное поклонение правде и прямота логики исключают либо сужают поле для манёвра. Такие качества дают руководителю в виде дивидендов разве что лопату в руки. Беспринципность и приверженность более высоким соображениям поможет сделать ваши поступки непредсказуемыми, при условии, что неприглядные моменты будут обвёрнуты в тайну или схоластику, иначе приспособление превращается в банальную петлю. Хороши Идейные Бормотания, как лучший способ маскировки намерений и мощное средство избавления от менее речистых конкурентов.

221. Подмена понятий – одно из главных орудий софистики, средств убеждения.

222. Необходимо добиться добровольного подчинения, ведь ловко обманутый не жалуется. Взаимоотношения двух субъектов варьируются от обвинений в изнасиловании до пышной свадьбы. Однако это не повод для раздумий. Руководствуясь одними благими намерениями, начальником не стать.

223. И больше лицемерия! Ведь оно не носит того отрицательного заряда, с которым его преподносят беллетристы. Взять хотя бы традиционные японские поклоны. И, в самом деле, не плевать же нам друг другу в лицо на базарный манер! Спокойствие и холодный расчёт, а во рту достаточно воды, чтобы не проговориться.

224. Молчи и делай вид, что знаешь! Выше в гору, больше молчи. Молчаливый болван – лучшая кандидатура в любой президиум.

225. Людскому вероломству не удивляйся. По сути, это один из вариантов стремления людей к равенству, цель, в какой-то мере, демократичная и оправданная. Чем больше субъект отстал в своём развитии, тем скорее ему придёт в голову наверстать упущенное ускоренным, недозволенным приёмом.

226. Обман – не разовое локальное мероприятие, достойное осуждения, а константа, величина, повсеместно присутствующая. Когда деньги уходят в чужой карман, это воспринимается как оскорбление, потому и дают зарплату в конвертах. Обман служит способом существования для многих профессионалов, методом перераспределения рыночной философии, где лох, растяпа стимулирует охотничий азарт.

227. Если нет обмана, нет прогресса особям более высокого биологического порядка. При всеобщем равенстве долей исчезает стимул роста. Плевать не на кого!

228. Просветительство вредно вдвойне. Ум обесценивается, дурь смелеет. Голливуд успешно управляет инстинктами, не опускаясь до просветительства, имея при этом завидную кассу. В случае занесения отдельного индивидуума, народа или страны в список отработанного материала, можно озаглавить его как «зоологическую среду» и... списать из бытия. Такое бывало в истории неоднократно.

229. С неудачниками дела не имей. Идиотизм и пессимизм – болезни заразные!

230. Постоянное соприкосновение с чуждым до противоположности миром вызывает деформацию личности, о чём с медицинскими терминами свидетельствует мили-полицейская практика, где пятнадцатилетний стаж говорит о необратимости процессов.

231. Всегда выгляди победителем. В жизни виноват лишь тот, кто пострадал. «Ни объяснять, ни жаловаться» (Дизраэли).

232. Чужие страдания вносят дискомфорт в сытую жизнь окружающих, вызывая раздражение и злорадство, но никак не сочувствие и поддержку. Мать брюзжащего циника – неудача, тогда как улыбка, сестра успеха, – твоё лицо.

233. Не стесняйся числа сбитых с ног. Природа мудро установила порядок, при котором перекрёстное доение невозможно.

234. Кто знает, тот делает, кто не умеет, тот пользуется.
Всякий талант богат и счастлив уже тем, что одарён природой. Но это не значит, что другие должны от этого страдать. Значимость и ценность талантов чрезвычайно высока. При многократном их прореживании квадратно-гнездовым способом и закаливанием посредством попеременного опускания из горячего в ледяное оставшихся в живой и творческой форме индивидуумов вполне достаточно для поступательного развития цивилизации.

235. Не дразни гусей, это занятие губит даже спортсменов со стажем.
Необходимо изредка присматривать за женой, чтобы некоторые пальцы на её руках были свободны от перстней. Скромный серый пиджак – вот твоя униформа, а стены кабинета не должны напоминать иконостас собора. Первичная реакция у нарциссов на чужой успех – ненависть, в лучшем случае досада на собственное невезение. Энтузиазм к процессу догнать и перегнать существует чисто теоретически. Для этого необходим талант, тренинг, а главное – желание, которое чаще всего отсутствует.

236. Но и без ореола никак не обойтись.
Если его нет, то каждый норовит из героя сделать пьяницу, а из гения опасного чудака, тогда как это привилегия начальника – определять пригодность в герои. Опять же, босс не может пользоваться обычными манерами, вещами, выраженьями. Он обязан: вкушать, почивать, восседать, освещать собой любое действо, превращая его из ординарного в выдающееся. Можно наделать много мягкой мебели и наштамповать мегатонны чёрной икры, но для кого они тогда станут привлекательными? Существует некая категория, малоизвестная, но понятная даже раскрашенной птичке, – зрительный комфорт. Хотя здесь кроется небольшой подвох. Ведь пользуется им не красотка и не владелец замка, а сторонний наблюдатель. Зато самомнение владельца от обладания этой ценностью делает его в своих собственных глазах и ощущениях безмерно богатым и, что называется, счастливым.

237. Скромность украшает труженика, лавры – начальника.

238. А потому лавры бери сам, ответственность дели.

239. Заместитель создан для ответственности.

240. Вера заменяет разум и крылья, даже блокирует частично железу ненависти, делая её управляемой. Стадный инстинкт давит уже из спинного мозга, сбивая в косяк не только безмозглых рыб.

241. В политике, от большой до малой, каждый видит, прежде всего, то, что ему хочется.

242. Излишне праведные поступки так же наказуемы, как банальный грех.
За праведность тоже придётся платить сполна, но уже потомкам, которым не создали должных условий, отчего им придётся работать локтями активнее, приняв на душу то, что постеснялись взять предшественники.

243. «И прежде чем получать хорошие взятки, надо научиться их давать» (Р. Никсон).

244. На первых этапах карьеры без курбетов стыда и морали не обойтись. Но все эти ужимки и прыжки впоследствии окупаются. Так что культивирование системы мздоимства входит в вашу задачу. Каждому на роду написаны его роль и количество грехов и подвигов.

245. Мздоимец всего лишь просит однократно взять его в долю, в отличие от банкира, законно требующего процент от суммы.

246. От рождения все мы имеем лицо, которое желательно не терять. Но душа во времени претерпевает различные изменения. Чистое лицо послужного списка весьма необходимо для начала деятельности, но зависит ещё и от проходного стандарта, определённого руководством. Не исключено, что порядочность окажется не главным проходным качеством.

247. «Вы даже не можете себе представить, как выгодно быть хорошим актёром!» (Рональд Рейган).

248. Позволяя другим зазнаваться, сам нюха не теряй и с оптимизмом смотри в будущее.
По мере карьерного роста контролируй свою нижнюю губу, избегая устойчиво брезгливого выражения. Работе это не вредит, но продвижение блокирует. Сидя за рабочим столом, не выглядывай, как из засады. В погоне за популярностью не улыбайся фальшивой улыбкой изувера и не смотри на очередного просителя бессмысленным взглядом курицы. В твоём взоре должны проглядываться покой, значимость и возвышенное парение над морем человеческих слёз. У карьерного мастера взгляд тяжёл и постоянен, как платиновый эталон в палате мер и весов. При таком взгляде дела очередного сутяжника покажутся ему самому жалкими и бессмысленными настолько, что ему станет стыдно за дерзкое появление в вашем кабинете в роли ходока. А полное неприятие чувства юмора с назидательным покашливанием и высоким слогом хорошо поставленного голоса окончательно лишают воли ходока и пробуждают в нём талант к поклонам и заискиванию.

249. Большому позволительно не замечать малое, согласно закону больших и малых величин, который распространяется повсеместно, на звёзды, страны и людей.
Так зрачок сужается при взгляде на солнце, не видя вокруг тёмных полутонов, для фиксации которых требуются дополнительные усилия аккомодации. Каждая малая величина тяготеет к большой, но опасается опалить крылья или попасть под колёса. Она желает защиты в тени большой и, мучаясь синдромом Робина Гуда, желает, чтобы всё ваше, а у вас его много, стало общим, а её так её и осталось.

250. Пытливый мастер карьеры приходит не на пустое место, а плотно обсиженное.
Хотя в огромной стране свободных мест предостаточно, это пособие вовсе не для оратаев целины. Ведь даже там, на, казалось бы, безлюдной местности вдруг появляется «смотрящий» в фуражке или с ножом. Борьба за верховенство идёт повсеместно, усиливаясь от обилия нулей. Одноимённые заряды отталкиваются, волевые женщины находят своих подкаблучников, профессора – кухарок. В результате соединяется несоединимое, котёл перемешивается до однородности.

251. Если человек не живёт в своём ареале собственности, нельзя говорить о полноценном существовании и реальных прожектах. Мышление голодного человека дичает и опускается до двухходового, трёхрублёвого – урвать и скрыться. Чаще всего и ответственность пропорциональна доходной части личного бюджета. Поощрение нищеты, к сожалению, ведёт к деградации и поляризации общества. Но по-прежнему, с визгом самодовольства, осуществляются проекты, где нет места обезжиренным стадам неудачников. Каждое такое унылое стадо находит со временем своего волевого вожака, и тогда проблемы множатся.

252. Трёхрублёвое мышление бессребреника ущербно в своей сути, и фантазии к далеко идущим планам здесь не наблюдается. Это отдельная цивилизация со своими приоритетами и горизонтами мечты. Под трёхрублёвый примитивизм подложена Лениным толстенная шпаргалка, претендующая на научность на уровне преподавания в скотско-приходском училище. Эта с виду серьёзная политическая база имеет своих многочисленных сторонников и длительный стаж эксплуатации с подменой понятий. Розовым флёром равных возможностей прикрыта разновидность рабства. Декларируется вселенское пчелиное счастье в обществе ограниченных возможностей.
Природа, кстати, пчелиный коммунизм не отрицает. Вопрос, кто будет пчеловодом?

253. Волеизъявление имеет такую же массу, как фундамент небоскрёба.

254. Как заставить жернова крутиться, а воду – течь на лопасти мельницы? Либо силой убеждения, либо просто силой.

255. Носители разума есть основа не только мироздания, но и партийного и прочего строительства, где каждый формирует свой приход, становясь при этом объектом не только поклонения, но и уничтожения. Вспомним древние арабские сказки, где «и ударил он предводителя о землю, и тот занялся самим собой». Публичные битвы древности – не про нас, этот этап грубой работы пройден достаточно давно, но суть осталась.

256. Обладателей разума в любом обществе ничтожная прослойка. Сменив прослойку, можно сменить направление. На формирование нового слоя управленцев может не хватить жизни.

257. Не думай о секундах свысока. Каждая секунда отбивает прибыль при отлаженном производстве, либо убытки при пустой трате времени. Здесь открывается новый мир обольстительного очарования больших цифр, реальную величину которых иногда даже невозможно себе представить. Мир, в котором во славу Едеи дымят трубы и булькают котлы, ревёт скотина на забое. Но тут находятся чудаки, взбирающиеся на трибуну и проповедующие Идею. Идея хороша, когда ливер заполнен и глаза застилает послеобеденная дрёма.

258. Если вас настигла неожиданная глухота, и вы не слышите поэзии в магических словах «процент от суммы» и «сумма от процента», это может серьёзно повлиять на ваше развитие. В этих словах скрыт тот золотой ключик, который открывает двери политического театра. Речь идёт о первичном накоплении капитала, без которого вы никто! В сфере бизнеса малыми суммами можно ограничиться, в политике без денег никуда, белые вороны там не живут.

259. Для сохранения, а тем более приумножения нажитого и достигнутого придётся прилагать не меньшие усилия, чем в период становления. Пока вы ползёте по грязи на Олимп, желающих помочь будет мало, но стянуть за штаны назад в болото – предостаточно. Число окружающих вас робингудов будет расти пропорционально успехам.

260. Так что своего ума и богатства, если они наличествуют, без особой нужды никому не показывай, как рекомендовал пять веков назад Эразм Роттердамский: «Вовремя глупым умей притвориться, всех будешь умнее».

261. Прогресс необходим лишь в период становления, поскольку в период стабилизации высокая волна, поднятая другими старателями, может опрокинуть. После достижения цели вокруг себя нужно держать безликую массу простых исполнителей, неустанно заглядывающих в рот и уважительно вспоминающих вас после очередного подъёма на следующий пьедестал. На ваше место придёт следующий засланец, и он будет вам премного благодарен за прополку крикливых сорняков.

262. При накоплении недоразумений до опасного предела вооружайся высокой моралью и смело иди в бой с близлежащей крамолой, эффект горчичника при отвлекающей терапии, как в медицине. Такие рейды надо проводить регулярно, для доминанты подчинённости. Зрелище битвы с известным исходом тренирует нервную систему лучше, чем футбол или коррида. Причём тренирует не без доли удовлетворения.

263. В каждом деле есть своя изюминка, приносящая удовольствие, мы не можем сбросить со счетов небезызвестного Захер-Мазоха и его земляка Шикльгрубера. Спросом этот товар пользовался.

264. В своём окружении не держи людей, способных полноценно заместительствовать и создавать прецеденты для сравнения. Ближайшее окружение подбирается не только по высоким качествам и пожизненной преданности, которой в природе почти не бывает, но также и по потенциалу возможных подлостей, способных перечеркнуть все положительные качества.

265. В начале своей деятельности не сиди в углу в ожидании манны небесной, выходи на свет, увлекая за собой инертные массы и принимая тяжкий крест ответственности. Этот крест становится спасительным бревном в служебном водовороте в период становления. Когда придёт время отвечать, составь правильный самоотчёт с долей критики и смело бей себя в грудь, оберегая печёнку от ударов сбоку высокой фразой и могучей цитатой, характеризующей вас донельзя идейным служителем народа. Слово лечит, все увидят, что вы хотели как лучше, и забудут про убытки.

266. В случае сгущения туч покайся, сделав рокировку, оказавшись над схваткой.

267. Проповедуя мораль другим, себя ею не затрудняй, ибо взявши на себя слишком большой груз, рискуешь навредить себе в досаде, что этого не сделали другие. А случись серьёзно поскользнуться, на помощь не надейся, поскольку лучший карьерный трамплин – спина утопающего, она служит трибуной.

268. Тот, кто скажет, что ему претит неискренняя среда, становится перед выбором: стать травой на лужайке для откорма скота либо консолидироваться с другими участниками для защиты собственных интересов. «Калеки и калекши», по выражению Маяковского, ждут пришествия Спасителя, без устали повторяя при появлении очередного кандидата: «Не тот, не тот! Дай всё и сразу!»

269. Главная задача карьерного соискателя – Номенклатура.
Шагнув в неё, вытри ноги у порога и не пачкай, для грязи есть специальные люди. Теперь если и вынесут, то с мягкой мебелью, поскольку в Номенклатуре действует Закон Ниппеля, открытый Ванькой Жуковым:
 
270. Тело, достигшее номенклатурного уровня не тонет, а подвергается лишь восхождению и горизонтальному смещению. При этом его рецессивный ген каннибализма превращается в доминантный.

Автор не спешит освободить человечество от оков глупости, поскольку помнит об участи Христа.
«Пример Конфуция, Будды и Христа свидетельствует о том, что живых пророков люди губят. Другое дело, когда великий умирает и превращается в окаменелость, тогда люди называют его великим и делают из него марионетку, которую используют сообразно своим интересам» (Лу Синь, китаец, неизвестный Советскому энциклопедическому словарю).

Следовательно, «живя среди жулья, надо быть самому ещё большим жульём и, главное, процветать» (Питер Устинов, английский драматург).
И, основательно зажирев, можно с лёгкостью увидеть увеличение в геометрической прогрессии лебезящих субъектов различного статуса, вплоть до международного. Эта цель оправдывает все средства.

271. Два полюса есть не только у магнитов и планет. Общество тоже намагничено, в нём есть творцы, один к десяти, по десятичной мере исчисления. Одна половина из десятки творцов тянет в одну сторону, а другая в противоположную. Остальные девяносто процентов – это зрители боя гладиаторов.

272. То же и с моралью, она двоякая. На противоположном полюсе бытия стоят вверх ногами иные морализаторы. И у них тоже Едеология, и тоже Бог.
Очевидно, что так было и будет всегда, а потому слишком светлого будущего не построить, разве что сбалансированное, к чему мы все и стремимся.

273. Но даже если вам удача ухмыльнётся, и останутся лишь второстепенные роли статистов, не отчаивайтесь. Принадлежность к святому Ордену Бюрократов даст возможность жить по законам, написанным собственноручно, имея вокруг ландшафт самой экологически чистой промышленности, производящей мощнейшие бумаги, гораздо более тяжёлые и действенные, чем танк. Во всём мире устоялась практика ставить памятники славным героям, и не принято ставить рядом портреты субъектов, заваривших кашу, в результате которой понадобились эти самые герои и монбланы человеческого мяса.

Читатель спросит, а чем, собственно, отличается карьерный соискатель, Homo Mukosis (от лат. mucus – слизь) от прочих, вверх стремящихся? Вопрос закономерный, а ответ дан математическим методом от противного.

274. Людей, стремящихся к вершинам, множество, как и черт, их объединяющих. Но главное, что выделяет гурмана из толпы, – это стремление сиять рядом с Кормушкой и пользоваться ею, остальное всё чистая софистика и партийные взносы. Если убрать кормушку из-под носа и лишить наркотика власти, то число свинопасов возрастёт. Будучи по своей природе и назначению скотоводами, они, не пугаясь славой Герострата, упорно идут в том творческом продолжении, которым их одарила природа.

275. Нам известна многомерность бытия и плодотворность любого подхода к проблеме, так стоит ли удивляться, что деструкция и полное разрушение «до основания, а затем...» могут прославить и озолотить не менее самого созидания? Не будь процесса разрушения, мир был бы завален отбросами.

276. Как сказал поэт, «люди всякие нужны, люди всякие важны». Крупный человек – для крупных дел, мелкий – для мелких, мерзкий – для мерзких. И даже если в результате деятельности Принцев от Карьеры страну обитания постигнет катастрофа, ими будет написан широко известный эпикриз: «В этой стране делать нечего». Можно легко обратить взор на иные географии, с более приятным климатом. Не случайно пытливый человеческий ум ищет дорогу на Марс.

У читателя могут возникнуть сомнения и возражения. В этом случае автор в очередной раз прибегает к методу убеждения, обкатанному десятилетиями сознательной жизни коммунистического общества, то есть опереться на цитату «классика, философа и гуманиста», по определению Большого Советского Энциклопедического Словаря, Франсуа Рабле:

«А ЕСЛИ ВЫ ТОМУ НЕ ВЕРИТЕ, ТО ПУСКАЙ У ВАС ВЫПАДЕТ КИШКА!»



ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Эти строки стали проситься на бумагу в те годы, когда гонорар могли выдать тюремной похлёбкой. Все работали в кибуцах за моральное удовлетворение и внимали политпросвещенцу, читающему Красный Талмуд, где были записаны основы беспрекословной талмудистики. Карьерные рекомендации передавались шепотом.

Сейчас это забылось, но вольнодумное чтение, к примеру, Солженицына оценивалось тогда в три года «пионерских» лагерей либо весьма целительной психушки. Выросло целое поколение разномастных «диссидентов», понятие мутноватое, как и слово «пролетариат», которое не брался объяснить Советский Энциклопедический Словарь 1987 года от Р.Х., отсылая к «рабочему классу». Что тоже не совсем вразумительно в смысле выделения в обществе «нерабочего класса», без серпа и молота, но с «диктатурой пролетариата», то есть неведомо кого. Похоже на ахинею, как если руки поменять местами с головой.

Но на практике освобождённый из тюрем «пролетариат», объединившись в революционно-бандитские армии, выполнил завет Нечаева, описанный им в «Катехизисе революционера», добив остатки государственности империи, ослабленные мировой войной.

Карьеры делались на атомарном уровне при близкой к нулю грамотности, как у Поскрёбышева, ординарца Сталина, и многих, многих других из его окружения, «академиев не кончавших». Это была эпоха вождей-недоучек, новых цивилизаторов, взявших великодушно шефство над огромной «дикой» страной, нависшей над всем остальным миром, после окончания строительства КВЖД и начала колонизации Великой Российской империей колоссального людского массива Кореи и Китая. Всё бы ничего, только вот уровень зарплат и цен на продукты образца 1913 года нынешней Россией не достигнут до сих пор. Не смотря на все пятилетки-перестройки.
 
«Цивилизованные страны» зело забеспокоились и стали заинтересованно чесаться в поисках лекарства от напасти. Поиски не были бесплодными, нашлась бацилла большевизма. И когда немцев пытались укорить в применении этого биологического оружия на Восточном фронте Первой мировой, те отбрехнулись, мол, «кто же знал, что ваши же люди будут уничтожать людей целыми сословиями».

Это было время простых, но масштабных «большевистских» властных рефлексов, поскольку писать кое-как научились, а считать было лень. Контрольные цифры в голову их убивали. Хотели даже деньги отменить, так удобнее было не платить за рабский труд. С большой долей достоверности можно предположить, что в результате недогляда и недоразумения была создана крупномасштабная малина для с гор спустившегося урки-скотовода, законопатившего всех, кто был ростом и интеллектом выше его самого, либо имел опасную тенденцию выглядеть конкурентом во власти.

Анатомия «существа», описанная Булгаковым в "Собачьем сердце", недостаточно широко преподаётся в высшей и средней школе. Иные субъекты в процессе эволюции освободились от шерсти, но вместе с совестью. Другие развились до полноценных существ, но стали лёгкой добычей недоразвитых.

Человеческая цивилизация имеет три основных этапа развития. Возникновение речи и речей, умение читать и писать и самый последний этап, ещё не законченный повсеместно, – умение считать и просчитывать. И если первые два этапа как-то можно ускорить, хотя бы из-под палки, то последний для многих непреодолим. Зато тому, кто освоил цифирные горизонты, открывается безразмерное будущее в виде нескончаемого количества нолей, не осязаемых биологически, и сопутствующей нолям нирваны потребления, не сравнимой ни с одним шинком или бутиком.

Были и другие шпаргалки к рукодействию, начиная от нетленных трудов первых революционеров Эсфири и Мордехая из дохристианской эпохи с поздними приписками Маркса и кончая душегубскими инструкциями пламенного революционера Нечаева в его широко известном "Катехизисе революционера", который легко извлекается из поисковика любого компьютера.

Много нацарапали весьма писучий, даже на пеньке, Ильич и косноязыкий Виссарионович, не желающий отстать от своего учителя. Не смолчал и генералиссимус Бронштейн, попавший в список инфант террибл из-за своих живоглотских откровений, которые задним числом были зарезервированы для Адика Шекельгрубера. Звание генералиссимуса за взятие двух русских столиц у Бронштейна-Троцко-Питер-Московского забрали и отдали «герою гражданской» Сталину в обмен за ледоруб. Иудушку Ленина поселили в мавзолей ко всеобщему удовольствию. Историю и географию чистили, как нужник, раздавая земли безымянным племенам и развешивая уличные таблички с именами уголовников и террористов. Печатались тиражные красочные мемуары палководцев, от слова «палка», поставивших расстрельные рекорды.

Отменили летоисчисление от РХ, как это сделал позже и Сапармурат Ниязов, ввели новое от 1917 и снесли ненавистные образцы христианского зодчества. Алтари и святые мощи выбрасывались, вместо них водружали постаменты вождя в немыслимых количествах, наступила Новая Эра. В качестве доказательств успешности новых стандартов «без архитектурных излишеств» служили гроздья небоскрёбов Манхэттена и пробивная продукция Голливуда с пальбой по всем сторонам.

Попутно убиралось, на манер Герострата, всё ненужное, непонятное: генетика, кибернетика, джаз, твист и абстракционизм вместе с патлатыми художниками и прочими вредными элементами и сословиями, вроде казачества, оценённого, по выражению одного из тогдашних вождей Бронштейна, как «зоологическая среда». И если бы им попались Леонардо да Винчи или очередной Христос, которые опрометчиво считали, сообразно эпохе, что часто мыться вредно, то...

Но в тех длинных расстрельных списках заложников из потомственной знати, которые «демократично» публиковались изначально в газетах, их недосуг было выискивать. А когда маховик уничтожения всех инакомыслящих и успешно состоявшихся раскрутился, бумаги уже не хватало, как и патронов, рубили на части, в лапшу или морили выхлопными газами в душегубках по дороге к местам массовых захоронений. А раздражающе вежливые обороты великорусской речи сменила простая одесская феня без замысловатостей грамматики, подкреплённая синтаксисом «товарища маузера» типа «поставить точку». Про фашизм и фюреров тогда ещё не слышали, эту приправу к основному блюду сварганят позднее.

Игнорировать катастрофически бесценный опыт красных вождей «пролетариата», как вершину карьерного мастерства, никак невозможно. И не столько потому, что страна не раз находилась на грани выживания, а больше от того, что этот опыт был широко воспринят и глубоко изучался, применяясь во всём мире, при разном к нему отношении. Ведь в результате сословной селекции не осталось носителей расхожего когда-то выражения «честь имею», следовательно, число ограничителей заметно стало меньше, а диапазон действий – значительно шире и вольготней. Народ облегчённо вздохнул полной грудью, можно всё!

Иностранные последователи модернизировали «очищающий вихрь революции» и вместо неэкологичного заполнения оврагов трупами «врагов народа» утилизировали «вредное сословие» очкариков уже более практично, в качестве удобрения для плантаций гевеи. Достаточно было меткого удара мотыгой в затылок.

Похожие действия практикуют рабочие пчёлы с чрезмерно расплодившимися трутнями. С тех далёких времён количество очкариков, выпускников вузов, в стране опасно увеличилось, но наш замечательный климат, слава богу, не подходит под выращивание каучуконосной гевеи, как в тропической Камбодже.

Как обычно, имеется и противовес мнений, мол, пролетарская власть – не более чем очередной исторический нонсенс прихода к власти разновидности варваров, которым цивилизационные приметы в виде «архитектурных излишеств», тротуаров, париков, фраков, высоких манер и прочих тонкостей визуального комфорта были абсолютно ни к чему.

Однако выводы были различные, в зависимости от расположения к баррикаде и кормушке, отчего и по сей день слово «революция» ещё не ассоциируется с понятием «вселенская катастрофа», а носит некий религиозно-героический оттенок в иных краях и головах. И продолжают выскакивать, как черти из табакерки, ющенки и березовские, вызывая глобальную мигрень своей трескотнёй о добывании высокой материи низкими методами, видя во власти лишь масштабный бизнес-проект, лишённый входного контроля компетенции. Достаточно лишь хорошо проверенным методом организовать хор уличных статистов с арией «Распни его!», как это было в библейской истории с пасынком Иисусом. Позже более ушлые первопроходцы, усвоив уроки прошлого, объявили: «Мы пойдём другим путём». Им достались отнюдь не терновые венки, а настоящие мавзолеи со всей атрибутикой. Хотя трудно поверить человеку, который в своей жизни толком и успешно нигде не работал.

Постепенно Карьерное Дело от атомарного уровня до- и христианской эпохи перешло на молекулярный уровень коммунистических догм, где многочисленные заведения в своих многостраничных пособиях пестовали аппетитных зайчиков для любителей рагу, попутно проповедуя паразитизм как наивысшую стадию развития.

Тем не менее алгоритм превращения достойного, но стеснительного, в преуспевающего и повелевающего до конца не отработан, что приумножает нашу печаль не менее Экклезиаста, который всё-таки путался в двух соснах. Ведь именно незнание умножает печаль в геометрической прогрессии. А зоопарк даёт порой больше фундаментальных размышлений, чем заседание РАН.

Карьерный специалист в реальной жизни далеко не тот лучезарный оптимист с обложки, а скорее ухмыляющийся втихомолку циник, выковыривающий из зубов останки того самого оптимиста. «Он уважать себя заставил и лучше выдумать не смог». Лучше Пушкина тоже не описать процесс становления.

Данное руководство вступает в противоречие с постулатами, которыми жила страна долгие коммунистические десятилетия, потому что смотрит на проблему ab ovo (от яйца, лат.), а не глазом бухгалтера: Бисмарк о Марксе: «Намучаетесь вы с этим бухгалтером».

Полдюжины знакомых докторов от науки в личных беседах в те далёкие и суровые годы, но для кого-то благодатные, согласно кивали автору этих строк на волне популярности самиздата. Протестные вирши писались порой от руки, поскольку ундервуды сплошь были под присмотром «компетентных органов» во избежание преступных листовок на столбах, дискредитирующих правильную власть. На ту пору из-за бугра торчала лишь голова многословного Норткота С. Паркинсона с его незабвенным «сомневаясь, бормочите», другие ещё не чесались, «лишь дух носился над водой».

Дремотному престарелому Кремлю, занятому очередными царственными похоронами, не ведомы были ни гласность, ни демократизация, которую часто путали с канализацией. Корытная болезнь в стране прогрессировала и имела все признаки эпидемии, народ мечтал о синекуре в партийной номенклатуре с её еженедельными божественными пайками консервированных деликатесов из кремлёвских подвалов, госдачами и путёвками в обольстительную заграницу, из которой возвращалось всё меньше и меньше продвинутых граждан, нюхнувших зловредной капиталистической роскоши и необезжиренных гонораров. Мозги стекались к мозгам и не желали ассимилироваться с революционными недоумками.

Понятие о гражданском обществе не воспринималось даже дипломированными специалистами, а масштабные съезды, напоминающие уютное стадо с изъявлением оголтелого верноподданичества, транслировались в каждое ухо. И для того, чтобы изменить звероподобную сущность разнокалиберных и туповатых вождей, живущих по принципу «я – начальник, ты – дурак», её надо было, как минимум, заметить.

Варианты организации человеческого стада, в зависимости от наличия мозговых извилин конкретного скотовода, могли радикально отличаться. Одни полководцы стараются напомнить и культивировать звериные инстинкты, другие, им противоположные, увещеваниями и молитвами пытаются отвлечь народ от их собственных рогов, клыков и копыт. Система до сих пор далека от равновесности противоположных взглядов. Стадо то испуганно мычит, то истерично бьёт копытами. А почётному званию рабовладельца до сих пор ещё не присвоено отрицательное значение.

Граница между человеком разумным, сапиенсом, и человеком-животным неуловима. И наперёд не знаешь, закончится очередная твоя встреча с имярек троекратным поцелуем, или тебя будут преследовать и уничтожать всеми доступными методами, исходя из высоких идейных соображений или простой банальной животной ненависти и зависти ко всему тому, что выше его понимания. Дело отнюдь не в преступной деятельности конкретного субъекта или нации, а в биологической природе, когда место вековечного врага, наконец-то уничтоженного, через короткое время занимается новым штаммом мутировавшего вируса.

Биологический мир состоит из эмоционального и цифрового аспекта. Эмоциональный присущ женской половине человечества. Но и мужская не склоняется, в большинстве случаев, к цифровому стандарту, а более к эмоциональному, аналоговому. В наше время аналоговый всё больше подавляется цифровым. Поэтому мораль и сопли чаще всего игнорируются. Всё идёт в ногу со временем, и если телевидение становится цифровым повсеместно, то и мораль идёт вослед, становясь цифровой.

Человечество функционирует в перманентно соревновательном режиме, преклоняясь не прекрасному или испугу, но тому, что выше его понимания. Здесь возникает понятие божественности: «Поверь в меня, не видя меня, а если ты видишь, то в чём же твоя вера?!» Это либо постулат, либо образец словоблудия. Оба варианта успешно задействованы и не подлежат преступному сомнению.

Утомлённый мизантропией Макиавелли полагал, что «человек может быть хорошим только вынужденно». К этому надо добавить, что для пользы карьерного дела необходимо поступаться принципами, без этого никак, но лучше их не иметь вовсе. В этом случае расширяется поле деятельности до бесконечности, а инстинкт кормления без насыщения вырывается на свободу.

Тем не менее, наступили иные времена, закончились героические войны за «освобождение мирового пролетариата» и началась пальба приватизации и обязательных разборок братвы. Той решительно бескомпромиссной братвы, без которой не обходились не только революции, но и сама текущая жизнь. Все прочие, как и во все времена, записались в статисты, радостно поджав хвосты своих желаний после громкого командного окрика, дружно поставили железные двери и уселись разом к телевизорам, чтобы узнать подробности криминальной хроники по ту сторону порога.

Сладкий фимиам дележа привлёк внимание обладателей фуражек и мундиров, которым тоже нельзя было безнадёжно отстать в материальном статусе. Как известно, всем хочется есть, особенно тем, у кого отсутствует чувство насыщения. И только насытившись можно перевести дух и приступить к дегустациям и презентациям, тонким чувствам прикосновения к прекрасному. Возникает интерес к консервам, пардон, к походам в консерваторию. Горизонт мышления, как ни странно, тоже подвержен цифровому формату взамен аналогового. И фантазии напрямую зависят от наполненности кармана. Доллары в нём или махорка.

Карьерное руководство, пережив период коммунистического классицизма и не потеряв актуальности, продолжает быть востребованным, вступая в свой ренессанс. С чем вас, дорогой читатель, автор и поздравляет. Жизнь продолжается и выливается она на страницы в виде благородной отрыжки от увиденного, услышанного и прочитанного, в которой  количество афоризмов превышает таковое у знаменитого Козьмы с именитыми соавторами.

В наш стремительный и просвещённый век, когда пешеход на переходе ждёт зелёного сигнала светофора лишь сорок секунд, а потом бросается под колёса проходящего транспорта, писание длинных элегий становится уделом унылых меланхоликов, обиженных судьбой, но не к ним обращены наши вирши, а к молодой и зубастой молодёжи, ещё не растерявшей в текучке жизни романтизм и желание порулить. Неизбежный процесс смены поколений однажды остро ставит гамлетовский вопрос «быть или не быть», и готовность решить его грамотно и оперативно будет не лишней.

Революционный процесс достаточно полно изучается в школе, контрреволюционный протекает на наших глазах и открывает их шире, вплоть до изумления. Народ отвязали и устроили тараканьи бега с благодарственным финишем. Побежали, правда, не все, но ликованье было всеобщим. Строились финансовые пирамиды, и желающие в них участвовать все хотели всех надуть. Образовалась некая кучка вопящего фундамента внизу с новым бомондом наверху, опасливо входящего в мир роскоши и желающего получить если не жёлтые штаны планеты Кин-дза-дза, то хотя бы малиновый пиджак. Открылся удивительный мир коллекционных вин, сигар, самобеглых колясок, девок на продажу и утончённых манер, с коими совладать было так же сложно, как с русским языком, не говоря про иностранные.

Но постепенно всё утряслось, ряды становились плотней, лица единообразнее. Финишную ленточку рвали и делили субъекты с характерными чертами, робких и стыдливых среди них не наблюдалось, впрочем, как и бедных. Формировался в очередной раз величественный абрис Пищевой Пирамиды, где каждый мог взять по потребности, а отдать по уму. Почти как при научном коммунизме. Среди финалистов журнала «Форбс» можно найти отсидевших за банальный грабёж.

Если предположить наличие бирки на каждом человекообразном, где помимо группы крови и кислотности желудка значилась бы стоимость его смето-часа, жизнь семейная и международная приобрела бы упорядоченное и спокойное течение.
Кислотность желудка субъекта, размещённая на лацкане пиджака, позволила бы дистанционно отличать травоядных философов типа Христа, Будды или Канта от живоглотов типа Ульянова, Шекельгрубера и Мао.
Но пока это унылое событие всемирной маркировки не произошло, есть место подвигу и страшным усатым тараканам в подворотне, кишлачным генералиссимусам, готовым воевать до последнего солдата. Есть место и комарикам с фонариком, но это всё из косноязычной басни.

От комплексов можно не только страдать. Комплекс сверхполноценности позволяет радоваться жизни даже с дефектами речи, публичными припадками и одним глазом во лбу. Великие недоумки и эпилептики правят миром в собственную усладу многие тысячелетия, затоптав в пыль тучи конкурентов и послав на смерть миллиарды жертв. История полна примеров, когда одна нация героически поднимается за счёт другой, дотла разоряя более высокие порядки взаимоотношений. Нашествие варваров отбрасывало не одну колыбель мировой цивилизации на достаточно долгий период, если не навсегда. Древний Рим, например, более чем на тысячелетие, забылись тротуары, мостовые, водопровод, «сработанный ещё рабами Рима».

Спрыгнув с калмыцкого иноходца и сдав экстерном юриспруденцию, можно лихо и запросто подточить основы тысячелетнего государства. А если делать это привычно и регулярно, то можно получать при этом даже удовольствие. В конце концов развалины кубинских дворцов привлекают туристов не меньше Колизея. Ведь в случае неудачи можно просто собрать пожитки и перебраться в иную географию, ещё не обезжиренную. Микромир в микроскопе и телескопе устроен именно по этому принципу. Где еда, там и микробы. Чистая биология, не замутнённая витиеватостью философии.

Для тех, кто не знаком с микробиологией, смею поведать о существовании двух типов клеточных существ, кластов и бластов. Одни счастливы от созидания, другие от разрушения. Уверен, удовольствия от содеянного оба типа существования получали в равной мере. Не знаю, право, устраивают ли вирусы в своём местечке партсобрания.

Изучение Закона Божьего в семинарии в той части, которая уговаривает «не убий!», отнюдь не помеха к экспроприациям содержимого банковских сейфов из стали с пальбой, о чём нам поведал на своём примере товарищ Сталин, поменявший у Бронштейна звание генералиссимуса на альпеншток.

Тот же легендарный Фидель Кастро энергично переплыл некоторое морское пространство из США на манер легендарного Бронштейна, стырившего документы Троцкого, и благополучно воцарился пожизненно на Острове Свободы, создав свой приход. Ведь если не морщиться брезгливо, то каждая религия или успешное партийное строительство – это своего рода бизнес-проект, реестр которого ещё не закрыт наглухо. Отважные новаторы создают новые религии, а последователи, вошедшие в спасительный пролом, усердно молятся в новом ареале, спихнув прежних вождей с насиженных мест. Черчилля англичане распяли сразу же после войны, поскольку терпеть его ежедневный сигарно-коньячный перегар уже не было нужды. А вылить на него библейский кувшин предвыборных благовоний никто не захотел, опасаясь плагиата.

Жизнь в нашей весёлой и загадочной стране, как контрастный душ перемены времён года, от крещенских морозов до удушающей жары, оздоравливает. И никогда не догадаешься, что ждёт тебя за углом – удар в лоб за то, что ты такой умный, или по затылку, потому что задерживаешь напирающих сзади. Поэтому большинство норовит сбиться в стадо.

Железа ненависти вершит великие дела, позволяя быть не только первым парнем на деревне. Ни один перегруженный знаниями интеллектуал не удержится у руля без демонстрации здоровой агрессии. Возможно, именно из-за осознания необходимости её демонстрации, интеллектуалов мозговой породы во власти не густо, преобладают иные категории граждан, истерично-речистой мясной.

Одностороннее разоружение приносит плоды уже на следующий день, поскольку, несмотря на успехи в роботизации человеческого стада, оно по-прежнему управляется по законам зоотехнологии, что убедительно доказал славный Горец, выпускник семинарии.

Исследователей Сенеки и Канта во власти не густо, зато скотоводов – хоть отбавляй. И следует внимательно изучать труды классиков, будь то Христос, Магомет или Карл Маркс с его «Капиталом», который при ближайшем рассмотрении оказывается руководством для декапитализации при условии массовой декапитации. Впрочем, приоритет в революционной технологии может быть легко оспорен у Маркса Мордехаем с его Эсфирью.

Кому-то недостаёт поэзии, и он видит лишь бабочек, летающих на крыльях сезонной фантазии, создающих свой образ жизни. Но стоит напомнить образ жизни жвачных, их круглогодичный горизонт всё той же фантазии, но обращённый уже вниз, в Корыто.

Туземцам надо подтягиваться в своём развитии до уровня познерства и нарциссизма. И лучшее средство для этого – переполнение карманов. После того, как денег станет невпроворот, засветится нимб над головой.

Я не слишком умно излагаю, читатель?
Тогда на старт, это было всего лишь длинное напутственное послесловие. Далее всё будет сжато и очень лаконично-безгранично. Данное руководство лишено шелухи беллетристики, изложено в краткой библейской манере, пригодной для коллективного бормотания и запоминания. Даётся лишь канва для последующих выводов и принятия судьбоносных решений. Гениальное и удобоваримое чтение можно осилить за полчаса, при затруднениях рекомендован повтор, типа пятикратного ежедневного намаза. После которого можно с надеждой отправляться на передовую.


Рецензии
224 Молчи и делай вид, что знаешь! Выше в гору, больше молчи. Молчаливый болван – лучшая кандидатура в любой президиум. На этот пункт , мне вспомнилось выражение
в рассказе Чехова «МОЙ РАЗГОВОР С ПОЧТМЕЙСТЕРОМ»: - Ежели во всё вникать,да ежели все решать, как, что, почему да зачем, так, по-моему, лучше...
- Не нашего ума это дело!
Уже по другому посмотрела на ваши заповеди. За много лет работы встречались мне такие умные деятели.По всем статьям.

Марина Альтман   03.04.2017 08:51     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.