Благие намерения

«Великая идея в дурной среде
извращается в ряд нелепостей»
Василий Осипович Ключевский

- Именем закона Рэдклиф Матерсон приговаривается к смертной казни через повешенье!
Зал гулко вздохнул. Наконец-то оставлена точка в этом тяжёлом деле. Суд шёл долгие семь месяцев. Адвокаты предприняли все возможные усилия и применили все способы, но это не помогло. Подсудимый за четыре убийства получил, что называется, по полной.
Конвой вывел Рэдклифа из зала. Приговорённый шёл с видом человека, который был бы благодарен, если бы конец наступил быстрее. Матерсон опустил голову и поэтому не увидел, как один из конвоиров незаметно ретировался в сторону, а его место так же незаметно занял другой.
Пока они шли по коридору, подобным образом сменились остальные два охранника. Матерсона подвели к лестнице.
- Вперёд.
Три конвоира водили его на суд семь месяцев подряд. Он выучил мельчайшие тональности их голосов. Но этот баритон он слышал впервые. Рэдклиф поднял голову и увидел совершенно не знакомое ему лицо.
- Что... - начал было Матерсон.
Он не успел договорить. В лицо ему ткнулась ткань с каким-то очень приятным и лёгким весенним запахом. Рэдклифу сделалось вдруг так хорошо, что захотелось вдохнуть ещё и ещё этот манящий аромат. В глазах у него всё поплыло, ноги подкосились.
- Расслабься, - как в тумане донеслось до него. - Считай, что ты уже повешен.
- Хорошо, что у этого урода нет семьи, - тихо сказал другой голос.
Он попытался открыть глаза, но веки, словно налитые свинцом, не слушались его. Он потерял сознание и уже не услышал, как третий человек командным тоном приказал:
- Быстро! У нас всего два часа!

Рэдклиф Матерсон проснулся от какого-то непонятного чувства. Это было что-то такое, чего ему ещё никогда не приходилось чувствовать. Он повернулся в кровати и увидел рядом с собой какую-то женщину. Рэдклиф не помнил ничего до сегодняшнего вечера. Он смутно припоминал лица, звуки. Но ничего больше вспомнить не мог. Матерсон заворочался, и женщина рядом проснулась.
- Стив, дорогой, - произнесла она нежным голосом. - Что случилось? Тебе приснился кошмар? - И женщина положила ему на лоб маленькую прохладную ладонь.
Рэдклиф резко сел в кровати.
- Стив? - удивлённо спросил он и повернул голову к женщине. - А ты кто?
- Ай-ай-ай, Стив. Ты так совсем свою жену забудешь.
- Жену?!
- Дорогой, уже двенадцать лет как. Про наших детей ты, надеюсь, помнишь?
- Детей?!
- Да. Про двух дочек: Синди и Мерилин. Стив?
В мозгу Матерсона вдруг произошла сине-зелёная вспышка. Перед его глазами вдруг
прошли события последних лет. Его свадьба. Рождение детей.
«Чёрт, что это за наваждение?»
Он помотал головой, пытаясь сосредоточиться.
«Что это было? Вот же Джессика рядом, а в соседней комнате спят две их дочери! Какой
ужас! Что же он ещё успел наговорить?»
- Да, Джесс, - он неуверенно попытался рассмеяться. - Извини, это я пошутил. Наверное, не совсем удачно. Прости.
Джессика обняла его, и они занялись любовью.
Когда Матерсон заснул, женщина взяла в руки телефон, вышла из комнаты и набрала
номер.
- Доктора Джонсона, - попросила она. - Срочно!
Через десять секунд Фрай взял трубку.
- Слушаю.
- Джонсон, это Джессика Фолоу.
- Да, леди, я понял.
- Джонсон, что происходит?! - яростно заговорила женщина, стараясь не сорваться на крик. - Вы же гарантировали, что он забыл всё, и клиника имплантировала ему совершенно новую память. О нашей семье, с двумя дочками. И тут вдруг час назад он заявляет мне, что не помнит меня совершенно и первый раз слышит о моих детях! Да, потом у него это прошло, но где гарантия, что он не вспомнит свою прошлую жизнь? И снова не возьмётся за старое?!
- Успокойтесь, Джессика. Этот небольшой сбой связан с тем, что у него очень крепкий организм. Он просто долго сопротивляется нейтрализатору. Но препарат всё равно не даст возродиться его прошлой памяти. Уверяю вас, это более не должно повториться. Так что, Джесс, ложитесь спать и не думайте о плохом. - И Джонсон повесил трубку.
Утром Рэдклиф Матерсон с аппетитом позавтракал, положил бумаги в кейс и, поцеловав на прощанье жену и двух дочек, уехал на работу. Отправив детей в школу, Джессика начал хлопотать по хозяйству. Как и обещал доктор Джонсон, Стив уже не вспоминал Рэдклифа.
«Пусть в прошлой жизни он сделал ужасные вещи. Но в этом же виноват неудачный ген, а не Стив, - подумала Джессика. - А он бы мог быть хорошим человеком. Но если он был плохим, то ведь его можно перевоспитать, переделать, исправить. И пример Стива тому подтверждение».
Окончательно успокоившись, она села позвонить подруге.

Рэдклиф Матерсон, а теперь Стив Чаррис, закончил рабочий день. Заперев кабинет, он спустился по лестнице и сел в автомобиль. Исключительно аккуратно выехав со стоянки, он направился в супермаркет «Твайс».
Мэт Фершоу с ходу въехал на противоположную парковку этого же супермаркета. Лихо
припарковавшись, он, громко хлопнув дверью, вышел из машины, всем своим видом давая понять окружающим, что он плевать хотел на всех.
Идя по отделу с напитками, Фершоу, как всегда, не смотрел вперёд, сосредоточив
вожделенный взор на стеллажах с пивными бутылками, и с размаху налетел на высокого человека в элегантном костюме.
- Куда прёшь, козёл! - крикнул Мэт, даже не задумываясь, что человек и выше, и крупней его, и может легко ему наподдать.
- Простите, мистер, - извинился Чаррис. - Я, должно быть, не увидел.
- Так смотри, мать твою! - разошёлся Мэт.
- Да-да, - согласился Стив. - Ещё раз извините.
Он кашлянул.
Фершоу собрался уходить, но, услышав кашель, резко повернулся.
- Эй, - окрикнул он уже уходящего человека.
- Слушаю вас, мистер, - благожелательно сказал Чаррис, словно это не ему только что грозился Фершоу.
- Ты мне напомнил одного человека.
- Да? И кого же?
- Рэдклифа Матерсона. Серийного убийцу из Центрального района.
Стив удивлённо уставился на Мэта.
- Простите, мистер, вы меня путаете с кем-то. Я не Рэдклиф Матерсон. И не был им
никогда.
- Да ну?
- Никогда. И среди моих многочисленных друзей нет никого с таким именем.
Мэт начинал закипать. Он хотел схватить собеседника за костюм, но вовремя одумался и не стал привлекать внимание многочисленных покупателей.
«Ладно, потом поговорим».
Чаррис ушёл, а Мэт ещё некоторое время что-то обдумывал. Потом он положил в корзину около десяти бутылок пива и двинулся к выходу.

Чаррис, припарковав машину, вышел из неё и сделал несколько шагов по тротуару в
сторону парфюмерного салона. Он ещё ничего не успел понять, как чьи-то сильные руки втянули его в тёмный переулок между бутиками.
- Что ты врал мне в магазине? - задал вопрос Мэт.
- О чём врал, мистер? - удивлённо произнёс Стивен.
- Что ты не Рэдклиф Мастерсон. Тебя же приговорили к смертной казни через повешенье. Но ты, как я вижу, ещё и нас всех переживёшь.
- Меня? К повешенью? Мистер, я в жизни мухи не обидел. Вы ошибаетесь.
Стивен говорил исключительно тихим голосом не на шутку напуганного человека. Просто не верилось, что этот человек - серийный убийца, у которого руки по локоть в крови. На мгновение Мэт усомнился в своей правоте.
- Нет, не ошибаюсь. Я помню эту твою манеру откашливаться. Когда транслировали
процесс, я это хорошо запомнил. Как же тебе удалось избежать виселицы?
- Мне? Виселицы?
Фершоу начал терять терпение.
Какого чёрта этот недоделанный маньяк дурачит его?
Мэт размахнулся и ударил Стива в лицо, рассчитывая, что хороший удар быстро освежит память Рэдклифа. Но, вопреки ожиданиям Стив мешком рухнул к ногам Мэта.
Фершоу ещё раз внимательно посмотрел на Стива.
«Чёрт! Он, кажется, действительно, ошибся. Это не Матерсон. Надо валить, пока не встрял ещё больше».
Мэт схватил Стива под мышки и попытался оттащить вглубь переулка. Однако на левом предплечье Стива пальцы Фершоу нащупали какую-то металлическую штуку.
«Это ещё что такое?»
Сорвав со Стива пиджак и рубашку, Мэт попытался разглядеть металлический предмет. Пластинка размером два на четыре сантиметра была неглубоко вставлена под кожу Стивена. Мэт попытался было выковырнуть её пальцами, но она никак не поддавалась. Тогда он натянул кожу на предплечье Чарриса, чтобы можно было прочитать текст. Выбитые на таблице буквы гласили:
«Программа улучшения. Восьмой экземпляр. Джессика Фолоу».
Оставив Стивена лежать возле мусорных баков, Фершоу вышел из переулка, сел в машину и рванул с места. Проехав около пяти кварталов, он остановился и подошёл к ближайшей телефонной будке. Полистав справочник, Мэт нашёл адрес Джессики Фолоу и уже через минуту катил через весь город к её дому.

Раздался звонок в дверь.
«Наконец-то Стив вернулся».
Миссис Фолоу открыла дверь, но вместо мужа на пороге возник не очень опрятного вида молодой человек лет двадцати пяти.
- Вы Джессика Фолоу? - довольно грубо спросил он.
- Да, я. - Джессика отступила на шаг назад под взглядом незнакомца. - Что-то случи...
Мэт резко толкнул её в гостиную. Она упала на пол.
- Случилось. - Фершоу возвышался над женщиной скалой. - Сейчас ты всё расскажешь мне про восьмой экземпляр программы улучшения.

- Да, - произнёс, слегка растягивая слова, мужчина лет пятидесяти. - Я Фрай Джонсон. К вашим услугам, мистер...?
- Фершоу. Мэт Фершоу.
- Отлично, мистер Фершоу. Так чем могу быть полезен?
- Я хочу принять участие в программе улучшения! - безапелляционно заявил Мэт.
Брови Джонсона удивлённо поползли вверх.
- Не понимаю, молодой человек, о чём вы говорите.
- О программе улучшения, под которую попал Рэдклиф Матерсон.
- Первый раз слышу об этом, - невозмутимо сказал Джонсон.
- Бросьте водить меня за нос, - с раздражением бросил Мэт. - Два часа назад я набил морду вашему восьмому экземпляру. А час назад разговаривал с его бабой. Пластины надо глубже прятать, вот так вот.
- Проклятые идиоты, - вполголоса ругнулся Фрай. - Я же десять раз настаивал на другой маркировке.
Фершоу торжествующе улыбнулся.
- Не ожидали, что я опознаю Матерсона?
- Откровенно говоря, нет, - уже снова спокойным тоном ответил Джонсон. - Правда, не могу взять в толк, каким образом вам это удалось.
- Кашлял он уж больно знакомо. Когда шли трансляции из зала суда, я обратил внимание на эту его особенность. - Мэт приосанился, гордясь своей наблюдательностью. - И сегодня в супермаркете я его по кашлю и вычислил.
- Ладно, - пробурчал Фрай. - Спасибо за информацию. В следующих экземплярах мы
устраним эту недоработку. А от нас вам что, собственно, нужно, Фершоу?
- Я же уже сказал: принять участие в вашей программе улучшения. Ведь вы именно этим и занимаетесь? Инсценируете приведение казни в исполнение, а потом даёте приговорённым новую жизнь. И довольно неплохую. С новым лицом. С красивой женой. Правильно я понимаю?
- Правильно. - Джонсон откинулся в кресле. - Только какого чёрта вы думаете, что мы вам будем помогать?
Мэт с непомерным удивлением воззрился на Джонсона.
- Почему?! Потому что если вы не сделаете этого, я всем расскажу про деятельность вашей корпорации. Я привлеку газетчиков, подниму такую шумиху вокруг дела, что мало не покажется.
Джонсон спокойно закурил сигарету.
- Пожалуйста. Только кто вам поверит? Официально Рэдклиф мёртв, имеются
соответствующие бумаги. Лаборатория, где производятся наши работы, находится далеко отсюда. Здесь только офис, и по документам - офис фармацевтической компании, как вы могли уже убедиться. Ничего противозаконного. Неужели вы думали, что мы настолько глупы, что позволим каждому совать нос в наши дела? Можете трубить об этом сколько угодно и где угодно, нас всё равно не найдут. Вы окажитесь в положении полного идиота.
Фершоу не ожидал такого поворота дела. Он рассчитывал внезапным наскоком запугать Джонсона и заставить его помочь ему.
- Но, Джонсон, вы не можете просто так отказать мне... - как-то растерянно произнёс Фершоу.
- Могу. И я вам отказываю. Эта программа создавалась не для всех и каждого. Только для, так сказать, исправления человеческих отбросов.
- Но почему не использовать нормальных людей?
- Не понимаете?
- Нет, - признался Фершоу.
- Для улучшения генофонда последующих поколений.
- Генофонда?! Используя серийных убийц, надеетесь улучшить генофонд?! Да вы в своём уме?!
- Тише, молодой человек. Во-первых, как это ни парадоксально у таких злодеев
великолепный генотип кроме одного гена, отвечающего за склонность к насилию. Мы его удаляем, создаём человеку новую память о его как бы до этого прожитой жизни, и - готово! Получившийся экземпляр вполне годится для производства здоровых наследников. Кстати, физически наши подопытные гораздо, гм... - Джонсон ещё раз оглядел Фершоу, - лучше вас. Всё худшее убираем, всё лучшее оставляем. Меняем лицо. Далее отдаём его в руки одинокой женщины, мечтающей о полноценной семье. А во-вторых, если бы наши опыты пошли не так,
как мы ожидали, мы были бы вынуждены уничтожить наши творения. Но обычного человека будут искать родственники, а одинокого смертника - нет. Теперь ясно?
- Всё равно это несправедливо и нечестно. Он убийца четырёх человек и живёт счастливой семьёй. А я до сих пор не нашёл себе подругу.
Джонсон докурил сигарету, потушил окурок и развёл руками.
- Ну пристройте и меня к какой-либо бабёнке, - не унимался Мэт. - Ну чем я хуже? Мне просто в жизни не везёт с женщинами. Но я-то нормальный парень! Склонен выпить, но ведь это не настолько уж страшный порок. И генотип у меня тоже ничего.
- Хватит, - решительно прервал Мэта Фрай. - Я вам уже всё объяснил.
- Но . - попытался протестовать Фершоу.
- Нет, - коротко ответил Джонсон. - Убирайтесь вон! - И рука его потянулась к сигнальной кнопке вызова охраны.

Мэт, сжимая от злости кулаки, пулей выскочил на улицу.
«Ублюдки! - кипел он. - Убийцы им, видите ли, подходят лучше, чем нормальные люди. Твари!»
Мимо Фершоу под руку прошли две красивые девушки. Они о чём-то оживлённо
разговаривали и весело и беззаботно смеялись.
Мэт посмотрел им вслед, а затем взгляд его упал на вывеску магазина через дорогу.
«Ножи - главное, что нужно для вашей кухни!» - гласила переливающаяся всеми цветами радуги неоновая вывеска.
На лице Фершоу появилась радостная улыбка.
Теперь доктор Фрай Джонсон не отделается от него!


Рецензии
да...я вдруг почувствовала себя в шкуре Фершоу...

Стало не просто обидно. Руки зачесались... А? Вот я Фершоу. Я изрядный поганец, но хочу стать Человеком. Хочу, да силёнок внутри душонки не хватает. А тут такие возможности открываются. Заведу, пожалуй, знакомство с парой - тройкой отпетых подонков, пришью их в тёмном уголочке...
Но этот ублюдок Фрай Джонсон опять выкрутится. Ему-то подавай отпетых, таких,кто хороших людей Туда отправляет...
А меня, чего доброго, простят за подонков и вместо виселицы запрут на пожизненное...
А! К черту Джонсона!
Пойду пивка хлебну.
:)))
Заинтриговали. Обычно я выбираю миниатюрки (глаза быстро устают). Сама тоже публикую коротюсенькие.
Приглашаю в гости.

Евгения Гундырева   22.10.2015 20:21     Заявить о нарушении
Спасибо, Евгения, за рецензию.
Только Фрай Джонсон - совсем не ублюдок. Он-то как раз максимум делает, чтобы уменьшить число отморозков в нашем мире.
А вот кто ублюдок - так это Фершоу.

Кирилл Ивницкий   22.10.2015 20:27   Заявить о нарушении
Вы правы, Кирилл, но ведь это не я - это ("мой") Мэт Фершоу возмущается.
:)))

Евгения Гундырева   23.10.2015 08:33   Заявить о нарушении
А-а, тогда понятно )))

Кирилл Ивницкий   23.10.2015 08:44   Заявить о нарушении