Глава 11. Кулугурочка

В станице жила одна женщина. Она была на столько некрасивой, что все называли её страшной, конечно не в глаза. В церкви при крещении священник нарёк ей имя Ирина. А станичники нарекли ей другое прозвище – Кулугурочка. Прозвище ласковое, потому что она сама была доброй и со всеми ласково разговаривала. В своё время родители купили усадьбу в хорошем месте, около берега Дона недалеко от сенного пункта, и построили флигель, в надежде хоть кто-нибудь возьмёт её замуж. Однако охотника так и не нашлось. Женщины между собой говорили про неё так:
- Ну, уж, если Кулугурочку смолоду никто не взял, то кому она теперь нужна?! – перестарок.
- Даже Гришка-деревяшка отказался от неё.
- Какой?
- Да, тот, у кого одна нога деревянная. Ему же её сватали, а он от неё и руками и ногами отмахивался.
- Кому она нужна такая страшная?!
- В кого она такая страшная выродилась? Отец-то у неё красавиц, ростом под два метра плечистый, кулаки как кувалды. А мать у неё стройненькая как веточка краснотала. В молодости за ней ребята табуном бегали.
- Ну, вот и глядите: на маленьком личике матери большой нос отца и уши не в меру большие для неё. А ходит врастопырку точно бабка Малаша. Она ото всех взяла понемногу, да не в лад получилось.
- Душа у неё хорошая, добрая. Что ни попросишь, всегда поможет.
- Своих детей нет, так она племянников повынянчила.
Личной жизни у Кулугурочки не было никакой. Наверное, поэтому чтобы чем-то себя развлечь, она иногда гадала на картах. В то утро она шла по улице и встретила Карла. Он её помнил ещё с тех времён, когда был пленным в этих краях. Кулугурочка простодушно предложила ему погадать. В то время немецкая армия, не смотря на ощутимые потери, имела успех в продвижении на восток. Карл рассчитывал на военный успех и пожелал на дорожку развлечь себя: полу в шутку полу в серьёз узнать – какие именно его ждут победы. Но разница между победой и бедой всего лишь две буквы. За свои труды Кулугурочка попросила кусочек сахара. Потом она стала раскидывать карты и говорить лестные слова: какой он хороший мужчина, настоящий солдат, что проживёт долго и прочее, и прочее. И, вдруг, ни с того ни с сего, как будто её за язык бес дёрнул:
- Тебя ждёт дорога и казённый двор. Ой что это я, оговорилась – не двор, а дом. А может и не … это …, - Кулугурочка растерялась.
- Так что ты мне нагадала? Я опять попаду в плен?! – заорал Карл.
Такое неожиданное предсказание, сделанное полушутя, привело его в
ужас. Он стукнул кулаком об стол и, негодуя на Кулугурочку, продолжал кричать на неё. Она, видя свирепевшую физиономию Карла, сильно перепугалась, выскочила на улицу и бросилась бежать. Ей казалось, что он за ней гонится и хочет побить. Вскочила в первый попавшийся двор с открытой калиткой, метнулась через огород, перескочила через перелаз и в степь к Солёнке. Там в прибрежных густых зарослях камыша и чакана затаилась. В это время Карл возмущённо ругался:
- Жаль, нет времени, нужно уходить. А то бы я эту ведьму примерно бы выпорол.
Василий был в станице у парикмахерши и возвращался домой. Когда он подошёл к речке, из зарослей боязливо высунулась гадалка.
- Кулугурочка, ты что это сидишь в камышах как дикая кошка? – удивился Василий.
- Там за мной никто не бежит? – испуганно спросила она.
- Никогда не слышал, чтобы за тобой кто-нибудь бегал, - усмехнулся Василий.
- Я гадала Карлу, а ему что-то не понравилось. Так он озверел и хотел меня побить, а я убежала.
- Ааа, вот, в чём дело. Никто не бежит. Пойдём к нам. Пересидишь время, пока они уедут. И зачем ты взялась гадать, сама ведь знаешь, что врёшь.
- Меня на сладкое позвало. Так захотелось чайку с кусочком сахара, аж прямо не могу вся. Ну, и взялась развлекать его, - виновато ответила Кулугурочка.
«На сладкое её позвало»:- подумал Василий, хитровато заулыбался и спросил:
- А, ты часом не это …? Может, уже ждёшь кого-нибудь?
- Нет, Василий.   Я ведь ещё в девичестве, - с огорчением вздохнула Кулугурочка.
- Не огорчайся. Зато ты перед Богом чистая.
- Зачем Бог тогда сотворил мужчин такими хорошенькими. Иной раз увижу так внутри всё оборвётся и вся затрусюсь.
- Это так только по первости, а потом – «И охота тебе каждый раз, отстань, спи». Однако дом уже близко. Катерина услышит, и разговор ей может не понравится.
Катерина угостила Кулугурочку чаем с кусочком сахара. Потом они сидели вспоминали, разговаривали.
- Хорошо-то как у вас тихо спокойно прямо как до войны, - улыбаясь сказала гостья.
- Мы живём на отшибе, за речкой. Здесь всё по-старому. Только яйца и  кур теперь забирает полицай для немецкой армии. Первый раз, когда приехал, то Василий стал было возражать: «Это же колхозное». А он ему: «Сейчас расстреляем и всё равно возьмём. Не дури, Василий, давай».
- Ничего не поделаешь. Оккупация, - сказала гостья. – Однако мне пора. Лиходей мой теперь уж укатил, скатертью ему дорога.
Катерина проводила Кулугурочку. Василий посмотрел в окно, гостья уже подходила к мостику через реку.
- Как сходил в станицу? Хорошо тебя подстригла Евдокия. Наверное, и нашими подарками была довольна? – стала расспрашивать Катерина мужа.
- По нынешним временам неплохо. -  Лицо Василия стало серьёзным.
У Катерины мелькнула мысль: «Значит что-то ещё произошло». Она внимательным взглядом уставилась на мужа.
- Садись, Катюша,  - Василий в пол голоса начал рассказывать.


Рецензии