очерк 2. улоф пальме

1986.

Нет, это не Джордж Оруэлл и не Интеграл Замятина. И не грядущий «новый мир» Олдоса Хаксли. Однако в 1986 году на Сейшельских островах, известных в основном благодаря огромным черепахам и фильму «Прощай, Эммануэль!», происходили события космических масштабов. Заговорщики во главе с уполномоченным по делам сейшельской молодёжи полковником Огилви два раза свергали президента государства Альбера Рене. Притом в одном случае в заговоре участвовало 30 наёмников из команды полковника Динара и буквально вся армия островов, а поддержку им оказывали сто пятьдесят коммандос военной разведки ЮАР!

Такие, вот, будни Холодной войны.

1. Герой маленьких Фолклэндов.

Накануне всех этих полукомических событий господин Рене имел неосторожность договорился с США относительно размещения на островах станции слежения за спутниками, поэтому в конфликтах не обошлось без «длинной руки» Запада. Желая предупредить все возможные события, летом 1986 года президент Рене написал Рейгану, Тетчер и Миттерану послания в которых разоблачал американских, английских и французских шпионов, желавших дестабилизации положения на этих и без того крайне неустойчивых островах, после чего запретил ВСЕМ иностранным боевым кораблям пребывать в территориальных водах Сейшел. Зато военным кораблям СССР было разрешено не только находиться в их территориальных водах, но даже подолгу стоять в гавани порта Виктория, столицы этого маленького, но гордого государства.

Таким образом, над островами запорхали многочисленные призраки коммунизма.

Зато, когда в Дели стало известно об очередном по графику, запланированном на послезавтра перевороте, Раджив Ганди и его заместитель генерал Арун Синх направили на Сейшелы фрегат «Виндхапури» - якобы для постановки на срочный ремонт. Одновременно с тем, на Сейшельские острова вылетел некий очень важный индийский шпион, а с ним - команда ремонтников для выполнения работ на аварийном фрегате.


Она состояла из 120 коммандос ВМФ Индии.

Тем временем, на запах скандала быстро прибежал товарищ Ким Ир Сен с 50 охранниками для президента Рене. Как раз в это время в порту Виктория находился передаваемый сейшельскому флоту советский патрульный катер на подводных крыльях, получивший название «Зороастр», и сколько-то мирных советских специалистов (наверное, по самогоноварению). Катер в тот же день покинул порт Виктория и крепко шугнул два английских эсминца, намеревавшихся войти в территориальные воды государства, притом мирные советские специалисты продемонстрировали неплохие навыки владения приёмами современной войны на море. Запланированный на послезавтра переворот был то ли предотвращен, то ли отложен до вторника. А потом на Сейшелы зашёл большой танкодесант ЧФ «50 лет шефства ВЛКСМ» под начальством капитана второго ранга по фамилии Куц. На борту была усиленная рота морских пехотинцев под начальством двух старших офицеров – Мартынюка и Колчихина, рота танков капитана Старостина и взвод флотских связистов. Осенью 1986 года неугомонный полковник Огилви сделал-таки повторную попытку свергнуть президента, но тут за него взялись советские полковники. Грохоту там было – аж на весь Индийский океан!

Самое интересное в этой ситуации, что президенту Рене о заговоре сообщили сотрудники разведки ЮАР. К этому времени, отношения ЮАР и Сейшельских островов вышли из стадии непрекращающегося скандала и значительно потеплели. Южноафриканская сторона дала понять президенту Рене, что индийцы и «советы» как пришли, так и уйдут, а Южно-Африканская Республика как была тут, где-то «за углом», так «за углом» и останется. А чтобы господин Рене не сомневался, разведка ЮАР выдала ему всех организаторов заговора (кроме полковника Огилви, который никуда с островов не убегал!) и выплатила кругленькую компенсацию за тот погром, что устроили на островах наёмники Динара. Вот тут впервые и засветился некто Крейг Уильямсон, приятель «одного знакомого капиталиста из Италии». Уильямсон как раз только что ушёл из полиции ЮАР, чтобы основать собственную охранную фирму. Позже, после отъезда на родину северокорейских охранников, этот ЧОП под названием "Long Reach" был нанят президентом Рене в качестве службы безопасности островного государства. А полковник Огилви, тем временем, подготовил уже новый заговор. Президент Рене узнал о планах заговорщиков, когда был на конференции в Хараре. Раджив Ганди предоставил Рене свой собственный борт Air India 001, а два советских дипломата проводили президента до трапа. Вскоре были арестованы 12 чинов сейшельской армии, а полковник Огилви Берлуи (так звучит его полное наименование) был «сослан» в Лондон. В этот момент вместе с ним рыдало всё прогрессивное человечество! А как тут не обрыдаться?!? Ведь дело было не в политических принципах и не в тропических островах, а в рыбных промыслах, находящихся от Сейшел на расстоянии «транспортной доступности». Прежде всего, это так называемые «долины тунца». Индия и СССР захватили эти «долины» и, оттеснив западных конкурентов, которых представлял заведующий по делам молодёжи, немедленно призвали в научные консультанты представителей MPEDA (Службы развития экспорта морской продукции Индии). Тунец в Индийском океане представляет собой одну колоссальную рыбью стаю, поэтому делить его «по справедливости» никто не собирался.   

  2.Крейг Уильямсон.

Крейг Майкл Уильямсон родился в 1949 году в ЮАР, в городе Йоханнесбурге, достаточно долго служил в полиции, дослужился до майора, а в 1980 году перешёл в полусекретное подразделение специальных операций военной разведки ЮАР – занимался похищениями и убийствами людей, в основном боевиков и активистов Африканского национального конгресса (АНК). Собственно, он и на службе в полиции тоже занимался далеко не профилактикой правонарушений среди несовершеннолетних. В его обязанности как полицейского инспектора входила проверка людей на лояльность.

Ещё будучи полицейским, Крейг Уильямсон приступил к работе за рубежом. В тот период, в конце 1970-х, он близко познакомился с международными чиновниками, шведами по национальности – например, с Ларсом Эрикссоном, директором Международного биржевого фонда в Женеве. Его организация платила стипендии африканским студентам, некоторые из которых относились к запрещённому в ЮАР Африканскому национальному конгрессу. Одновременно с этим Крейг Уильямсон заводил выгодные знакомства на высоком уровне в Швеции, а ведь именно Швеция и обеспечивала большую часть финансирования для Международного фонда. Через Уильямсона осуществлялись также контакты военной разведки ЮАР с администрацией ООН и с правительством Великобритании. Как не трудно догадаться, этническому англичанину Уильямсону это было совсем нетрудно. Впрочем, вряд ли кто знал его настоящее имя.

В конце концов, он так преуспел в своих начинаниях, что познакомился с людьми из ближайшего окружения Бернта Вилмара Карлссона, помощника Генсека ООН и Главным комиссаром ООН по Намибии. Помните такого героя советских теленовостей? Уроженец Стокгольма и карьерный дипломат, он довольно долго трудился на посту Генерального секретаря Социалистический интернационала в Лондоне (то есть, буквально генсеком Коминтерна!), а потом, до службы в ООН был секретарём по международным делам Социал-демократической партии Швеции и советником премьера этой страны Улофа Пальме. Собственно, вся его жизнь проходила где-то между Стокгольмом и Лондоном, а в последствии и Нью-Йорком. Комиссаром по странам Ближнего Востока (а за компанию и ещё по шести странам Африки) он стал в 1983 году и ещё раз в 1987, и в этом качестве он готовил африканскую страну Намибию к обретению независимости, чем настораживал официальные круги ЮАР, под управлением которых, собственно, и находилась эта мало кому нужная африканская территория. 21 декабря 1988 года в воздухе над шотландским городком Локерби взорвался самолёт авиакомпании «ПанАм», рейс номер 103. Так вот, на борту этого «Боинга» был он, Комиссар ООН по делам Намибии Бернт Вилмар Карлссон, прекрасный пример того, что дипломатическая профессия бывает столь же опасной, что и профессия разведчика. Позже в подрыве «Боинга» будут обвинены какие-то люди из Ливии, и, вроде бы, никто больше не сомневается в их причастности к теракту, но ни одна из версий случившегося не кажется окончательной даже сейчас, спустя 20 лет после этих событий. Да уж, недаром в те годы в качестве «музыкалки» для политических сюжетов нередко использовалась композиция группы «Квафтверк» «Radioaktivity»!

Крейг Уильямсон вряд ли был причастен к взрыву над Локерби. В начале 80-х, как и в последствие его интересовали дела совсем другой степени важности. Например, он создал организацию "Long Reach" в целях выявления противников Апартеида за границей и борьбы с ними. В 1982 году ему крепко не повезло. Кто-то шумно вломился в офис Африканского национального конгресса в Лондоне, устроил там погром с поджогом. Подозреваемые нашлись быстро. Один из них, шведский журналист Бертил Веден, был в конце концов оправдан, но он оказался «сильно в теме» и заявил, что работает на разведку ЮАР и что завербовал его … ну, тот самый дипломат, довольно полный мужик с бородкой, который сидит в общественной организации. Англичанин! Зато другому подозреваемому в налёте на штаб-квартиру АНК в Лондоне даже и кривляться было незачем - это был один из сотрудников охраны посольства ЮАР в Лондоне.

Что из себя представлял столь любимый в СССР АНК? Зрелище было прелюбопытное. Во-первых, он был глубоко интегрирован в структуру лондонского Коминтерна, которым одно время руководил Берндт Карлссон, а, во-вторых, этой организацией руководили не негры, а евреи-коммунисты и два индийца, оба из разведки Генштаба Индии. Именно с их индийской лёгкой руки организатора террористического крыла АНК Нельсона Манделу стали называть «африканским Ганди»». Кто он был? Недоучившийся юрист из престижного университета ЮАР! Четыре года он набирался опыта в адвокатской конторе в Йоханессбурге, учредителями которой были послевоенные беженцы из СССР - литовский еврей Лазарь Сидельский и господа Эйдельман и Виткин. Затем были «годы борьбы». В поздние колониальные времена этот потомственный вождь африканской народности коси два года проходил диверсионную подготовку под руководством французских спецслужб в Алжире, а в более зрелые годы он был близко знаком с британской Ми-6.

Чем занимался «африканский Ганди»? А тем же, чем занимался Крейг Уильямсон – то есть похищениями и убийствами – но в дополнении к этому он руководил массовыми терактами - налётами на банки, взрывами отделений почты и телеграфа ЮАР, убийствами офицеров и полицейских, похищениями белых сотрудников и - прежде всего! – сотрудниц госучреждений. Кстати, Нельсон Мандела признавался безусловным лидером и даже «лицом» организации хотя бы потому что лица – а вернее морды! – прочих бойцов и лидеров АНК страшно было показывать по телевипдению. Собственно, на них и вёл охоту Крейг Уильямсон и его товарищи по секции А службы безопасности.

Кстати, евреи в руководстве АНК в последствие сыграли некую очень необходимую роль. Во-первых, после ликвидации Апартеида («апартхейд» - переводится как «разделённость») многие из них стали судьями, полицейскими начальниками и послами за границей. То есть, их белые подчинённые не обнаружили особой разницы между прежними и новыми начальниками. Во-вторых, своим участием в «борьбе за свободу» они очень поспособствовали относительно тихому вхождению чёрного большинства в повседневную жизнь южно-африканского сообщества. Однако некоторым из прежних деятелей режима пришлось попасть за решётку и впоследствии эмигрировать.

3.  Лицо с обложки «ИЛа».   

Ах, Швеция, Швеция! Я обожаю эту страну! Интеллектуалу разведки Крейгу Уильямсону было в Стокгольме примерно столь же чудно и весело, как Алисе гонять розовых кроликов по стране чудес — просто сказка, а не страна! Лучше всего об этом королевстве написали шведские ретро-детективщики, Пер Вале и Майя Шеваль, авторы популярных романов о работе отдела по убийствам Департамента полиции Стокгольма. Их замечательные книги густо населены дремучими маньяками из сельской местности, страховидными алкоголиками, пьющими самогонку на скамейках в парке, примитивными жлобами-шантажистами, которых не остановит даже полицейская дубина, нежными подростками, стреляющими без предупреждения, а также прекрасными шведскими блондинками, которые на вопрос «Ваш род занятий?» отвечают прямо и просто - «Я - проститутка!» По-моему, даже «ночные горшки», стоявшие некогда на углу Огарёва (прямо возле здания МВД!) и Тверской, и то не отличались подобной лапидарностью! А там ещё психопаты со штык-ножами, афрошведы с наркотой и бритвами, лысые качки-нацисты с их особым представлением о роли Адольфа Гитлера в истории человечества, липовые призраки в загородных домах, полуразложившиеся трупы в канализации и прочие кошмары, которым не хватает только «Улицы Вязов».

Весело, не правда ли? Шведы обычно винят во всём историю их страны – и «пьяные бюджеты», и «дубинные войны» и ещё многие и многие другое из категории «ошибок прошлого». Но главный кошмар шведской истории, которого звали Карл Густав … нет, не барон фон Маннергейм, а Кристер Петерссон (он так представлялся при знакомстве) никакого отношения ко этому всему не имеет.  Просто, он таким родился. Случилось это 23 апреля 1947 года в Сольна, в одном из центральных районов Стокгольма, прямо по соседству с королевскими дворцами и футбольным стадионами. Ну, то есть, выбор впечатлений в Сольна почти богатырский: пойдёшь налево – там король с парламентом, пойдёшь направо – а там футбольные фанаты с дубьём и пустыми бутылками. Прямо лучше не ходить. Там — подозрительно тихо. А вообще на то он и шведский социализм, чтобы карась не дремал.

В нашей стране господина Петерссена знают, главным образом, по обложке 3-его номера журнала «Иностранная литература» за 2007 год. К сожалению, никаких иных более-менее достоверных фотоизображений этого человека нет и, наверное, никогда не было. Ещё школьником он был принят в театральное училище, где считался перспективным студентом, но потом Кристер Петерссен был исключен за оголтелый нацизм и употребление наркотиков. Чем он занимался потом, неизвестно. Однако 22 декабря 1970 года он, вооружённый тесаком от старой армейской винтовки, шёл в магазин за рождественскими подарками для мамы. Признайтесь: когда вы идёте за подарками для мамы, вы же всегда вооружаетесь штык-ножом от карабина, не правда ли? И, наверное, берёте с собой пару гранат, утыканную гвоздями дубину, и тряпку, пропитанную хлороформом, тоже берёте, и ещё несколько «коктейлей Молотова» с киевского майдана? В общем, это как в той старой песенке на мотив Ирины Аллегровой: «На моём столике в розовой спаленке среди дубинок, ножей и гранат … » - и т. д. Но, как часто бывает в таких случаях, Кристеру Петтерссону, вряд ли трезвому, в тот день очень не повезло. В результате встречи с какими-то пьяными жлобами, один из жлобов отправился в больницу с тяжёлым ножевым ранением, а господину Петерссену пришлось заночевать в полиции. Вскоре вышеуказанный жлоб скончался, не приходя в сознание, поэтому господин Кристер Петерссен сел в тюрьму за непредумышленное убийство.

Вот тут и произошла самая главная встреча в его мало интересной жизни. Он познакомился с человеком по прозвищу «Бомбардировщик» - с Ларсом … нет не фон Триером, а всего лишь Тингстрёмом. Ларс Тингстрём сел пожизненно за нескольких хулиганских взрывов в районе Стокгольма. Он закладывал бомбы и рассылал письма со взрывчаткой. И так продолжалось до тех пор, пока жертвами его выходок не начали становиться люди, наделённые государственной властью – например, королевский прокурор Сигурд Денкер. Полиция мигом задержала «Бомбардировщика» и бросилась искать второго участника акций, некоего гражданина, чья машина была замечена сыщиками, однако тот гражданин таинственно исчез и больше не появлялся. Только после этого полиция обратила внимание, что имеет дело не с одним «бомбардировщиком», а с целой «эскадрильей», притом, чтобы расследовать деятельность этой доселе незнакомой группировки определённо нацистского толка, необходима отдельная санкция властей. Но санкции никто не давал. И тогда сыщики рассудили немного по-другому: а кто, в конце концов, мог бы рассказать об этой «эскадрильи» больше, чем сбитый «бомбардировщик», правильно? И вполне возможно, что Ларс Тингстрём оказался парнем вполне сговорчивым. А иначе как ему удалось, в конце концов, добиться пересмотра приговора?!? Ведь срок ему «вкатили» такой, что он мог рассчитывать только на старуху с косой и больше не на что другое! Зато, выйдя на свободу (чуть раньше своего тюремного побратима господина Петерсена), господин Ларс Тингстрём вполне успешно воссоединился с своей загадочной «эскадрильей» и занялся крутым бизнесом – а именно, продажей наркотиков. Работодателем был весьма крупный наркоторговец Сигги Седергрен, владелец злачного заведения под названием «Oxen». Это был доволььно престижный ночной клуб и на работу к господину Сигги просто так не брали, но у Петерссона была «рука», поэтому Кристер, получивший к тому времени прозвище «Штык», ещё несколько лет подряд кружил по всем ночным клубам и притонам Стокгольма, круто обрабатывая кулаками физиономии неугодных боссу наркоманов и мелких наркодиллеров. Потом за все его «подвиги» неизвестные члены группы захотят поставить Кристеру Петерссону памятник – и, в том числе, за убийство Улофа Пальме! – но на тот момент у лидера «эскадрильи» Сигги Седергрена были некие причины для недовольства. Наверное, это была обычная ревность.

Слишком заметной «в определённых кругах» становилась фигура бывшего заключённого по прозванию «Штык», и слишком радикальными становились его политические связи и знакомства.

4.  Улоф Пальме.

21 февраля 1986 года премьер-министр Швеции Свен Улоф Пальме обратился в шведский парламент риксдаг с петицией против «проявления апартеида в Стокгольме». Собственно, это была обыкновенная политическая «писюлька», не имевшая ни смысла, ни достойного содержания. Депутаты приняли её почти единогласно, потом «залакировали» это всё в буфете и тихо разъехались по домам. Зато на следующий день он участвовал в мероприятии, посвященном прибытию в Швецию тогдашнего лидера Африканского Национального Конгресса господина Оливера Тамбо (тоже родом из африканских вождей) и приветствовал его, как главу государства.

Грейг Уильямсон к тому моменту уже пережил «чёрную полосу» в своей карьере, «отгулялся» на тёплых Сейшелах, активно участвуя в распиле богатых рыбных запасов этого региона, и благополучно вернулся в Европу, первым делом направив заминированную посылку одному из европокровителей АНК. Одним словом, профессиональный сотрудник разведки Крейг Уильямсон промышлял примерно тем же, чем и сбитый «бомбардировщик» Ларс Тингстрём. Если вспомнить, что штаб-квартиру Африканского Национального Конгресса в Лондоне громил не только сотрудник охраны посольства ЮАР, но и шведский журналист по имени Бертоль Веден, которого позже признали агентом разведки ЮАР с оперативным именем «Морган», то это обстоятельство становится в полной мере подозрительным.

Доктор права и немного даже киноактёр, Водолей по гороскопу и дворянин по материнской линии (и женат он был на баронессе!), двоюродный брат видного деятеля Коммунистической партии Великобритании, Улоф Пальме никогда и ничего не боялся. В тот вечер он со своей женой Лисбет и с одним из сыновей Олафом смотрели фильм «Братья Моцарт» в кинотеатре «Гранд», расположенном на одной из центральных улиц города – Свеа-ваген. Премьер-министра не сопровождала охрана. По одной версии, они приехали на общественном транспорте, а по другой - на полутёмной стоянке их ждал белый «Ауди». Согласно той же версии, это был некий день «примирения с сыном». Потом причастность сына к покушению будет всерьёз рассматриваться шведской полицией, но не найдёт должного подтверждения. Когда супруги подошли к перекрёстку с улицей Туннельгатан, к ним подошёл высокий мужчина в длинном пальто и дважды выстрелил, как теперь установлено следствием, из револьвера «Смит-Вессон» 44-ой модели (он же модель 357-Магнум). Одна из пуль попала Улофу Пальме в спину и разорвала аорту, а вторая слегка задела супругу. Убийца быстро перешёл полутёмную улицу и исчез во дворах. Свидетелей не было.

Найденная на месте преступления 9-миллиметровая пуля была изготовлена в 1983 году американской компанией «Винчестер Вестерн» и представляла собой довольно редкое изделие – убойный элемент от винтовочного патрона, пригодного для стрельбы из револьверов. В том, что убийца был вооружён именно револьвером, а не винтовкой, никаких сомнений не возникало. Кроме того, следствие никак не сомневалось, что имеет дело с очень знатной бандитской «пушкой» - это был МАГНУМ! Но которым из по меньшей мере десяти разных «Манумов» производства США и Великобритании был вооружён неизвестный убийца? Вот загадка среди загадок! Найденная пуля была, вроде бы, «знакомой», но … Сыщикам оставалось только лишь проверять всех владельцев аналогичного оружия, выясняя судьбы каждого из купленных в Швеции «стволов» под патрон «Магнум». Прояснить ситуацию могла бы гильза, но револьверы тем-то и отличаются от прочего оружия, что они не оставляют гильз. Уже в наше время этот револьвер был найден на дне озера в центральной части Швеции и только теперь мы точно знаем его историю. Он был приобретён ОФИЦИАЛЬНО в 1979 году. Хозяин револьвера позже характеризовался как «пьяный дурак и растяпа». Револьвер и две коробки патронов был похищены какими-то проходимцами в 1983 году и проданы сутенёру по имени Рурк (в смысле Рюрик), а тот уступил знатный английский револьверище уголовнику по кличке Кари, с помощью которого тот ограбил почтовое отделение, ранив в ногу складского работника.   

Итак, теперь вопросов не оставалось. Но руководитель следствия Стиг Энквист всё ещё не мог ответить на самый главный вопрос: как это оружие очутилось в руках убийцы шведского премьер-министра?  Имя убийцы сыщики выяснили с помощью осведомителей (да и револьвер был найден после анонимного звонка). В декабре 1988 года по обвинению в убийстве Пальме был арестован наш старый знакомый господин Кристер Петерссон, характеризующийся как «человек без определённых занятий, замеченный в связи с уголовным миром». При этом было известно, что он состоят в группе правых радикалов. Кстати, праворадикальная версия покушения на Улофа Пальме была единственной в распоряжении Стига Энквиста. Другим серьёзным подозреваемым был некто Ральф Энерстрем, тоже характеризующийся как правый радикал или даже неонацист, но ему удалось доказать свою полную непричастность. 

Лисбет Пальме опознала Кристера Петерссона. Тот был приговорил к пожизненному заключению. Однако в 1989 году кассационный суд отменил приговор за недостаточностью доказательств: на тот момент отсутствовало самое главное - револьвер, а позиция обвинения строилась главным образом на том, что господина Патерсона видели тем вечером в районе кинотеатра. Что касается «Бомбардировщика» Ларса Тингстрёма, то он вскоре был «сбит повторно» и вернулся в тюрьму, где вскоре умер, рассказав перед смертью всю историю своей жизни. По его словам, у Петерсена был револьвер, абсолютно аналогичный тому, из которого был убит премьер-министр, а убийство Улофа Пальме планировалось заранее. «Бомбардировщик» не ответил на вопрос, кто именно навёл Петерссона на Улофа Пальме, зато он смог объяснить, откуда у него взялся револьвер. Следствие обратилось за подтверждением к наркоторговцу Сигги Седергрену, и тот заявил, что этот револьвер, и без того где-то краденный, был УКРАДЕН у него Петерсоном и как-то потом использован — ему это «говорили приятели». Показания наркоторговца смотрелись, как явная «отмазка», поэтому всерьёз не рассматривалось. А мало ли, что он мог сказать – спустя столько лет?!? На прочие вопросы по делу об убийстве Улофа Пальме старина Сигги отвечал в стиле «не был, не знаю, не привлекался». Допросить же господина Петерссона было просто невозможно – 1 сентября 2004 года он получил смертельную травму головы (обстоятельства официально не оглашались). Как это произошло, писали репортёры шведской уголовной хроники. Полиция брала его с боем. Петерссона то ли ранили, то ли просто покалечили. У входа в отделение неотложной помощи Каролинской больницы он внезапно упал – вероятно, из-за начавшегося у него приступа эпилепсии. Вскоре его перевели в реанимацию и поставили диагноз – перелом основания черепа. Он скончался от кровоизлияния в мозг.

5. Man dansar inte …

Официально это убийство так никогда и не будет раскрыто, хотя ответственность за смерть премьер-министра вешали на себя в общей сложности 130 уголовников всех мастей и рангов, притом некоторым даже «казалось», что их жертвы (задушенные, зарубленные, и даже утопленные в вонючих нечистотах) «где-то и чем-то» напоминали Улофа Пальме – ну, где-то «внутренне»! Факты никак не оправдывались, зато появлялись всё новые и новые версии убийства. Кто-то пытался обвинить в его смерти лидера Рабочей партии Курдистана Абдулу Аджалана. По всей видимости, Аджалан и Улоф Пальме были знакомы, но ничего конфликтного в их отношениях не наблюдалось. И даже наоборот!

Другие версии были и вовсе интригующими. Например, все знали, что Улоф Пальме был в числе создателей влиятельной «политической семёрки» под эгидой Социалистического интернационала в Лондоне и Компартрии Великобритании, видную роль в которой играл его двоюродный брат, индиец по национальности. В ней состояли, в частности, премьер Греции Георгиу Папандреу (помните такого героя советских теленовостей?) и индийский лидер Раджив Ганди, которому Улоф Пальме помогал во всём – от распила рыбных запасов Индийского океана (не без участия СССР) и до закупки у концерна «Бофорс» 400 гаубиц, а также дорогостоящей лицензии на их производство. Сейчас уже не секрет, что «политическая семёрка» активно участвовала во всех начинаниях Индии, а контракт по поставкам вооружений был обеспечен подарками в сумме до 30 млн долларов, притом деньги легли на счета в Греции. Кроме того, в те годы существовала некая Независимая комиссия по разоружению при Организации Объединённых Наций, в которой заседали делегаты от СССР и Польши. Существовала она тоже в рамках контактов с друзьями-социалистами и только богу известно, чем именно они там занимались (кроме разоружения и торговли пушками). А были ещё отношения с Африканским Национальным Конгрессом, со всеми его спонсорами, лидерами и доброжелателями, среди которых наблюдались личности куда страшнее этого Кристера Петтерссена.         

Первопричину покушения на премьер-министра Швеции озвучила в начале 90-х годов Русская служба радио BBC. Накануне смены режимов, политические круги ЮАР охотно бросались в авантюры, одна другой рискованнее.  Так вот, полковник полиции ЮАР Юджин де Кок обвинил в организации убийства одного из своих коллег, а именно начальника секции отдела спецопераций майора Крейга Уильямсона. В 80-х годах полковник командовал подразделением полиции, которое занималось устранением противников Апартеида. После прихода к власти чёрного правительства Юджин де Кок был арестован, и обвинён во множестве авантюрах, злоупотреблениях и преступлениях, в том числе в 6 убийствах. Это обвинение никак не блистало чистой справедливостью - в конце концов, полковник так же защищал свои убеждения, как это делали все его противники из АНК – так что первым делом он сообщил суду, что бывший президент ЮАР Питер Бота лично отдавал приказы о проведении боевых операций. Зачем он это сделал? А чтоб его отпустили в США! Тогдашний президент ЮАР Фредерик де Клерка не имел ничего против отъезда полковника де Кока за границу - навсегда! Но сперва он потребовал свидетельских показаний против бывших коллег. И, вот, полковник начал рассказывать!

План ликвидации Улофа Пальме назывался "Long Reach" – точно так, как назвал Крейг Уильямсон свою охранную фирму на Сейшелах. Однако личность убийцы была полковнику неизвестна. Нет, он назвал некую фамилию, однако даже радио BBC обращало внимание, что это всего лишь «предположение» загнанного в угол в прошлом высокопоставленного сотрудника спецслужб ЮАР. По всей видимости, Крейг Уильямсон не был обязан посвящать своё начальство во все служебные подробности.

Пока продолжался несправедливый суд над арестованными офицерами спецслужб ЮАР, В Швеции допрашивали журналиста Бертоля Ведена и правого радикала Ральфа Энерстрема – одного подозревали, что он был связным Уильямсона, а другого допрашивали на прямую причастность к убийству 1986 года, но и то, и другое уже никого не интересовало. Начиналась оттепель, о которой даже и мечтать не пытались. В ЮАР – чёрное правительство, в Германии – крах ГДР и единство нации, в СССР – разрушение страны и уже привычной для Европы марксистской социалистической системы, той самой, которую Улоф Пальме всегда держал в поле своего внимания. И многих в тот момент интересовал один и тот вопрос: а как бы социал-демократ Свен Улоф Пальме существовал без Москвы и КПСС?

                ЭПИЛОГ

Бывший сотрудник спецслужб ЮАР Крейг Майкл Уильямсон вскоре был амнистирован. Считается, что сейчас он проживает в Лондоне и даже написал мемуары. "Я уважаю человека, который готов умереть за его страну, но я искренно восхищаюсь тем человеком, который готов убить за неё!" – сказал он в одном из интервью. Сказал и грустно удалился. Буквально - «Шпион, выйди вон!»

Карьера этого человека навсегда закончилась. Зато в том же 1986 году некая Лена Филлипсен заняла второе место на шведском конкурсе отбора на «Евровидение» с песней «Karleken Ar Evig». Кто такая Лена Филлипсен никому не известно, зато авторы песни отлично известны и по сей день. Это были Торгни Содерберг и … Пер Гессл, будущий участник шведского дуэта «Roxette». Вы ведь знаете их обоих?

                Сергей Гарсия.


Рецензии
О королевстве Швеции писали не только шведские ретро-детективщики, Пер Вале и Майя Шеваль.
Нашумевший цикл романов "Милениум" Стига Ларссона в начале ХХI века также показывает Швецию с неприглядной стороны. Думаю, знаете "Девушку с татуировкой дракона" и другие книги?

Игорь Сульг   15.07.2015 15:38     Заявить о нарушении
это все-таки поп-литература :)

Сергей Гарсия   15.07.2015 16:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.