Девочка с Восточных островов

«Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка
рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал её жертвой,
даже если спасся от снарядов»
Эрих Мария Ремарк «На Западном фронте без перемен»

«Джон, Джон, Джон... Войны начинаются и кончаются. Во Вьетнаме мы
проиграли, а в заливе мы победили. Ну и что? Да ничего! ЧТО изменилось?
ТО, что кто-то разбогател, а кого-то убили»
Джеймс Каан (Федеральный маршал США Роберт Дегерин), к/ф «Стиратель»

Огаст затормозил возле моего дома.
- Вот и твой дом, парень. Приехали.
Я некоторое время сидел в кабине его грузовика, глядя перед собой.
- Они ждут тебя, - подбодрил меня Огаст.
Я вздохнул и вылез из грузовика. В одной руке я держал карабин, в другой - армейскую сумку. Огаст махнул мне рукой, и машина скрылась из вида, подняв облако пыли.
Я стоял на обочине и через дорогу смотрел на свой дом. А он почти не изменился.
Сколько же меня не было здесь?
Семь лет.
Да, долгие семь лет.
Причём почти ровно семь лет. Сейчас был июль, а я ушёл в тот же месяц, когда началась война на Восточных островах - в сентябре.
Тогда мне было двадцать восемь, сейчас стало тридцать пять.
Лючия, наверное, осталась всё такой же красивой. А Лаура, конечно, выросла. Сколько ей тогда было? Пять. А сейчас уже двенадцать.
Я достал пачку и закурил.
До войны я не курил вообще, а там пристрастился к этой нехорошей привычке. Ладно, мне бросить не проблема.
Тут другое, вот что...
Ждут ли они меня? Миссис Джинеро никогда не скрывала, что недолюбливает своего зятя.
Наверняка, она много раз желала, чтобы я не вернулся оттуда. А вдруг и свою дочь она тоже смогла так настроить? Может быть, Лючия уже и не ждёт меня?
В середине знойного июльского полдня я почувствовал, как по спине потекла омерзительная струйка ледяного пота.
Всё, стоп, хватит! Не желаю об этом даже думать.
Я бросил окурок на землю, растёр его в пыль грубой подошвой армейского ботинка и
решительными шагами направился к дому.
Приятно чувствуя садовую дорожку под ногами, я быстро оказался возле двери и позвонил.
Через полминуты дверь открылась, и на пороге появилась маленькая копия Лючии.
- Вам кого, мистер? - спросила Лаура.
- Лаура...
- Это я. Но вам-то кто нужен?
- Кто там, Лаура? - услышал я голос Лючии, а через секунду появилась и она сама в красивом спортивном костюме.
- Кто вам ну... - Речь жены оборвалась на полуслове. - Нет, не может быть... Дональд?!!

Тяжело дыша, мы с Лючией разъединили тела, слившиеся в голодном экстазе.
- Это было незабываемо! - громко сказала Лючия. - Ты всё тот же, Дональд Лест.
Я накинул на плечи одеяло и вышел на балкон нашего дома.
- Что случилось, Дон? - Жена стояла сзади меня и обхватывала меня за шею нежными
руками. - Тебе не понравилось.
Я медленно обернулся.
- Нет, всё было здорово.
- Тогда что случилось? В чём дело?
- В твоей фразе. «Это было незабываемо». То же самое сказал Гордон Локридж.
- Гордон?
- Это был лейтенант, командующий моим взводом. И знаешь, когда он сказал эти слова? После того, как совершил преступление. Я... Я не хотел рассказывать про это при Лауре. В общем, Гордон...
- Что Гордон?
- Он... Мы... Наша группа наткнулась на небольшую деревушку в богом забытом месте на островах. Там не было военных, но за два дня до этого в жестоких боях мы потеряли пятерых. И у Гордона сдали нервы. Он заставил жителей выйти из домов и стоять возле дороги. А потом... Потом выхватил из толпы девочку. Ей было тогда лет двенадцать, как Лауре сейчас. Её звали Илайс. На языке этих островитян это обозначало «цветок». Я никогда не забуду её ярко-синие
огромные глаза. За неё пыталась вступиться мать, но Гордон застрелил её. Он потащил девочку за холм. А через десять минут вышел оттуда, радостно улыбаясь. И тогда он сказал: «Это было незабываемо». Вечером мы с Эдвардом вернулись на то место. Девочка лежала за холмом. Она была голая и вся в крови... Она была мёртвая...
Лючия с трудом сглотнула слюну.
- Гордон изнасиловал и убил её?
Я кивнул.
- Да. Мы с Эдвардом похоронили её там же, за холмом. В одной могиле с её матерью. Когда
Гордон узнал об этом, он арестовал нас на неделю. Потом он пришёл к нам в камеру.
- Идиот, - сказал он мне тогда. - Ты просто никогда не чувствовал молодого девичьего тела. Как она извивается, вырывается, а ты трахаешь её. Такого я не чувствовал даже со своей женой. А потом душишь её, у неё начинаются конвульсии, и ты ловишь особенный кайф.
Я замолчал.
- Его судили? - спросила Лючия.
- Нет. Не успели. Он погиб через три недели, попав в засаду. Он даже посмертно получил «Золотой круг» как герой нации.
Я почувствовал, как жёсткий ком подкатывает из желудка к горлу, и бросился в комнату.

Умыв лицо ледяной водой, я вытерся махровым полотенцем. Пройдя на кухню, я открыл шкаф, налил себе полный бокал коньяка и залпом осушил его.
Выдохнув, я почувствовал себя значительно лучше. Я сделал шаг по направлению к спальне, и мне вдруг показалось, что в коридоре кто-то лежит.
- Эй!
Но молчание было мне ответом. Я подошёл поближе.
Голая окровавленная Илайс лежала на полу коридора. Увидев меня, она приподнялась на
локте и, глядя на меня пронзительными синими глазами, сказала:
- А твоя дочка жива. Лаура очень красивая девочка. И она вырастет красивой девушкой. Она будет невестой, женой и мамой. А я уже не буду.
Я посмотрел на девочку.
- Ты же знаешь, - тяжело дыша, сказал я. - Это сделал Гордон. Я не насиловал и не убивал тебя.
- Но ты стоял и молча наблюдал.
- Гордон был моим командиром. Он мог отдать меня под трибунал. Я мог быть убит там же и уже бы не вернулся к своей семье. Я пробыл неделю в тесной вонючей камере только за то, что предал тебя земле. А мог вообще не вернуться к своей семье.
- Как я, - сказала Илайс. - Я уже никогда не вернусь.
- Я не делал этого!!! - заорал я.
Из комнаты выглянуло испуганное лицо Лючии.
- Дональд?
Я закрыл лицо руками и медленно спиной по стене сполз вниз. Лючия гладила меня по волосам. Дверь детской открылась, и Лаура, сжимая в руках плюшевого медведя, смотрела на нас заспанными глазами.
Лючия обняла её за плечи.
- Всё хорошо, дорогая. Иди в свою комнату. Мы с папой сейчас тоже пойдём спать.
Лаура ушла. Лючия посмотрела на меня.
- Что случилось, Дональд?
Я открыл лицо.
- Мне показалось, что тут в коридоре лежит эта девочка... Илайс. Которую убил Гордон.
- Пойдём спать, милый.

Следующим утром меня разбудил яркий луч света. Я поморщился и открыл глаза. Несколько секунд я удивлялся странной мягкости походного спального места, но потом всё вспомнил. Я резко сел в кровати. Настенные часы показывали половину девятого утра.
Первый раз за семь лет мне удалось нормально поспать. Неужели всё будет нормально? Наконец-то. Как же я устал от этой военной жизни.
Завтрак был великолепен. Про ту мерзость, которую пришлось есть на Островах лучше не рассказывать. Армейская полевая кухня никогда не была хорошей, но там она превратилась просто в невозможную гадость.
Машина стояла в гараже как новая. Я и не удивился - Лючия всегда была хорошим
автомехаником. За все годы моего отсутствия она берегла автомобиль и заботилась о нём.
Мы съездили в супермаркет и через два часа вернулись оттуда, нагруженные покупками выше крыши. По пути мы встретились с Джонсонами, Хайвелами и Монтски. И все три семьи горячо и искренне приветствовали моё возвращение.
Солнце уже было в зените, когда мы с Лючией, держа в руках пакеты, двигались по садовой дорожке к дому. Раскалённый воздух знойным маревом поднимался от земли и создавал эффект «волны».
Внезапно я остановился. На дорожке лежало что-то белое. Лючия несколько опередила меня и уже открывала дверь в дом.
- Узнаёшь? - спросил меня за спиной голос Илайс. - Это моя рубашка. Такая же была на мне в тот день. Помнишь, Дональд? Ну, конечно, помнишь. Она была белой. А потом стала коричнево-красной от грязи и крови.
Я резко обернулся. Синие глаза в упор смотрели на меня.
- Я не причинял тебе зла, - прошептал я.
- Ты промолчал, когда оно свершалось, - холодно сказала девочка. - Ты виноват в этом.
- Я не виноват!! - крикнул я.
- Дональд? - Лючия бросилась ко мне. - Тебе опять кажется, что там эта девочка?
- Что... Что там на дорожке? - выдавил я.
- Где?
- Там... - Я махнул рукой.
- A-a, а Лаура искала свой рисунок вчера. А он вот где. Дональд, это всего лишь бумага. Бумага.
Лючия перевернула лист. На обратной стороне его была нарисована красивая принцесса.
- Господи, Дональд. Это же идеал Лауры. Это героиня популярного мультсериала.

Сидя за столом, я сжимал двумя руками большой стакан с виски и пил его мелкими
быстрыми глотками. Приятная теплота разливалась по телу.
Чёрт. Ерунда какая-то. То была война, а на войне неизбежны жертвы. Той девочке просто не повезло. В конце концов, Гордон погиб в скором времени, так что справедливость в какой-то мере восстановлена.
- Привет!
Лаура с рюкзаком в руках зашла в комнату.
Прежде, чем мы с Лючией успели что-либо спросить, она залпом выпалила:
- Последний урок отменили. Поэтому я пришла раньше.
Лючия улыбнулась, я кивнул.
Лаура подошла ко мне и обвила шею руками.
- Я так по тебе соскучилась, папа.
- Я тоже, дочка.
Она отпустила меня и, развернувшись, вышла из комнаты. Уже в дверях она снова
обернулась.
- Я люблю вас! - сказала она.
И сверкнула синими глазами.
Дверь за ней закрылась, а у меня выпал стакан с виски из рук.
Лючия резко развернулась.
- Лю, разве у Лауры синие глаза?
Жена вопросительно уставилась на меня.
- Дон, вообще-то уже двенадцать лет как зелёные. Ты забыл?
Я молчал. Лючия решительно подошла ко мне. Она взяла меня за плечи и решительно
встряхнула.
- Что с тобой происходит, Дон?
Я поднял на неё мутный взгляд и прошептал:
- Я сам бы хотел знать.

- Назад! - крикнул Гордон Локридж, открывая шквальный огонь из автомата. - Я прикрою!!
Остатки нашего взвода, пригибаясь, сумели отступить к песчаной дюне. Спрятавшись за ней, солдаты перегруппировывались.
Неожиданно я почувствовал, как на моё плечо легла тёплая маленькая ладонь. Я резко обернулся.
Илайс внимательно смотрела на меня своими синими глазами.
- Ты погибнешь, - сказала она. - Вы все погибнете, как и я.
- Нет!!! Я не погибну!!! Я буду жить!!! - заорал я, вскидывая автомат и нажимая на курок.
Пули разрывали тело Илайс в клочья. Кровь хлестала фонтаном. А её синие глаза смотрели на меня и смеялись.
- Вы все умрёте, - услышал я ещё раз.
На меня навалилась свинцовая чернота...
... и я проснулся.

Тяжело дыша, я сел в кровати.
Проклятье! Я вернулся уже как восемь дней. Но видения до сих пор преследуют меня.
Мне не смогли помочь два лучших психолога города.
Спиртное не может спасти меня от видений.
Я могу сейчас выпить хоть десять бокалов коньяка. Но это не поможет.
Ещё два дня назад я мог забыться алкоголем. Сейчас он бесполезен.
Я не пьянею, сколько бы ни выпил.
По моей спине тёк холодный противный пот.
Боже, что же делать?!
Лючия заворочалась в кровати.
- Опять этот сон? - спросила она и попыталась меня обнять.
Я рывком сбросил её руки с себя.
- Дон, это потому что ты много пьёшь. Дон, это не выход. Так не...
Я резко развернулся к ней и больно схватил за плечи.
- Дон, что ты...
- Заткнись, сука! - крикнул я. - Это потому что ты во всём виновата!!
Она во всём виновата!
Если бы она постоянно не долбила меня за выпитые виски и коньяк, то они приносили бы мне облегчение. Но теперь эта тварь лишила меня и последнего средства, которое хоть как-то помогало мне.
- Тварь!
Я с размаху ударил Лючию по щеке. Её голова откинулась назад, и Лючия упала на одеяло. Я выскочил из комнаты и остановился в коридоре. Из детской виднелось синее свечение. Я рывком открыл дверь в комнату.
Тишина.
На кровати Лауры лежала Илайс. И смотрела на меня своими ярко-синими глазами, которые и создавали свечение.
- Где Лаура? - грубо спросил я девочку.
- Её убил Гордон. Понимаешь, Дональд? Её, не меня. Мне тогда удалось спастись. Это Лауру, а не меня похоронили за холмом. Понимаешь, Лауру? А я спаслась. И теперь я буду твоей дочкой.
Я с ненавистью взглянул на неё.
- Нет, - прошептал я. - Ты не можешь быть моей дочкой. Ты - одна из них, одна из тех, по чьей вине погиб Гордон. Я доделаю то, что не успел сделать он.
Я рванулся к кровати и стал срывать с Илайс одежду.
- Папа, отпусти!! - завизжала Лаура, когда мои руки рвали на ней пижаму. - Что ты делаешь?
Я ударил дочку по лицу.
- Заткнись! Заткнись!!! Ты ответишь мне за смерть Гордона!!
Неожиданно Лаура сверкнула синими глазами.
- Давай же, Дональд! - крикнула мне Лаура-Илайс. - Давай!! Так сделай же то, что не сделал тогда!! Разве же Гордон не рассказывал тебе, как это здорово?! Когда твои пальцы сомкнутся на моей шее, ты испытаешь ни с чем несравнимый кайф!!!
Я схватил дочку за руки и прижал к кровати.
Лаура-Илайс смотрела на меня синими глазами и смеялась.
Неожиданный сильный удар по затылку сбросил меня с кровати на пол. Откатившись на бок, я увидел, что надо мной стоит Лючия и сжимает в мелко дрожащих руках мой карабин.
- Убери от неё руки, сволочь!! - крикнула она. - Не смей трогать мою дочь, ублюдок!!
Я медленно поднялся.
- Что ты делаешь, сука?! Это не наша дочь!! Это - враг!! Её надо убить!!

Я не помню, сколько пролежал без чувств. Когда я очнулся, уже светало.
Я попытался вспомнить, что же произошло.
Чёрт, где же Лючия? А Лаура?
Я с трудом встал с пола и потряс головой.
Господи, как больно. Что же это было?
Да где же все?
В слабом утреннем свете я с трудом разглядел два тела, лежащих на кровати.
Кто же это ?
Я пригляделся.
Не-еее-ет!!!!!!
Лючия и Лаура лежали на кровати и не дышали.
У обеих в груди зияли отверстия от пуль.
Лаура лежала голая, кто-то сорвал с неё одежду.
- Кто всё это сделал?!!!!! - заорал я.
Луч восходящего солнца ослепил меня на мгновение.
В мозгу произошла вспышка.
Я вспомнил всё...

Последнее, что я увидел, перед тем, как провалился во тьму - это отражения Дональда Леста и Илайс в зеркале детской.
Почему-то этот парень, Дональд Лест, приставил карабин снизу к подбородку, а синеглазая девочка-подросток как-то странно улыбалась...


Рецензии
Скажите мил человек, вас издают?

Альбина Новохатько   20.04.2018 14:27     Заявить о нарушении
Увы, нет, Альбина.

Кирилл Ивницкий   20.04.2018 14:44   Заявить о нарушении
Это просто издевка! Если вы не плагиатите, пишите так от самого сердца. То я конечно немного растеряна. Просматривая ваши произведения, да они оставляю в моей памяти след, и это замечательно. Так почему вас еще никто не услышал?

Альбина Новохатько   20.04.2018 15:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.