Рюрик - князь русичей

 РЮРИК - КНЯЗЬ РУСИЧЕЙ
    
    
      Неисповедимы пути господни...
      В детстве, мечтал я стать армейским офицером.
      А стал мирным хлеборобом.
      Вы знаете, что главное в работе хлебороба?
      - Любить свое дело и думать, думать, думать.
      - Подобно шахматисту, анализировать сотни комбинаций и выбирать единственно правильное решение, потому, что нет на земле двух одинаковых полей и одинаковых по погоде лет.
      - А важнее всего, чтобы люди знали, что ты не "зароешь" напрасно в землю огромные деньги, не окажется напрасным их труд в поле от зари до зари...
      Люблю я всей душой Русские поля, а вот золотыми руками похвастаться не могу. Мои руки привыкли к "баранке" служебного УАЗика, к телефонной трубке, к страницам книг и специальных журналов. А еще руки могут горячо обнимать любимую женщину и нежно гладить детские головы.
      Верю в реинкарнацию души. Верю потому, что помнят мои руки яростно-бьющий по врагам пулемет, помнят рукоять меча и тугую тетиву натянутого лука.
      В посевную, встает агроном с зарёй и приходит домой затемно, когда дети засыпают или уже спят.
      Вот и сейчас они уже лежат в кроватках, а я читаю присказку старинной сказки:
    
      В море - океане,
      На острове Буяне
    
      Лежит бык печёный
      В одном боку - нож точёный,
      В другом - чеснок толчёный
    
      - Бери острый нож, кусок отрезай,
      В чеснок макай...
    
      - И вдруг, словно туман в голове...
      - И я - уже не я...
      - Я услышал шум морского прибоя, явно ощутил запах моря.
      - Услышал протяжный испуганный мамин крик: "Рюри-и-и-к".
 
     - Душа вспомнила всё!
     - Я должен рассказать об этом своим детям и своему народу - наследнику славы славных Руссов!
      - И лично Вам.
      - Начинаю:
    

Рассказ Рюрика - воина и князя Руссов.


     Родился я более двенадцати столетий назад.
     А имя мое на славянских языках означает Соколенок.
      Не верьте когда услышите, что история Руси началась с моего призыва на Новгородское княжение.
      Не верьте, что был я норманом, шведом или немцем.
      Я - кровь от крови, плоть от плоти племени славян - Руси из тотема - соколы.
    
    
      Отец мой племенной князь Годолюб правитель острова и подвластных ему земель.
      По извечному праву наследной вотчины, владел Годолюб островом Буян (Руян, Руген) в Балтийском (Варяжском) море.
      Остров наш был одним из самых святых и почитаемых мест в Европе
      Многие народы, тысячи людей - торговых гостей и паломников приплывали на Руян и по разному называли наше племя воинов и мореходов.
      Мама - Умила, дочь славного князя Гостомысла, внучка Буригвоя, а Буригвой числил свой род из древних лет, вглубь на десять колен - до первого известного ему по имени и делам князя - Славена.
      Богат Буян бухтами удобными, лесами буковыми, полями хлебными, лугами буйных трав, озёрами светлыми, водами целебными, охотами птичьими, зверями лесными, зверями морскими, ловлями рыбными.
      Платили нам дань племнена Чуди, Словен, Кривичей и Веси.
      За это, четыреста лет стойко сражались наши воины с немцами и датчанами, обороняя их земли от иноземцев.
      Доплывали наши люди в своих ладьях и строили селения на берегах Исландии, Англии и Нидерландов.
    
    
      Чуден, велик и прекрасен был наш город Аркон, по-иноземному - Редерик, на берегу морского залива.
      Бойко шла в нём торговля. Высились терема и прекрасные храмы в честь верховного общеславянского божества Сварога, а по нашему - Святовита.
     От имени его происходит само название святости, всего святого, святых праведников (то есть людей, следующих по пути Правды) и божественного света, проливающегося на землю.
     Только служители бога, в белых одеяниях, могли входить в святилище, при этом они задерживали дыхание, чтобы не осквернить им Святовита. Они же содержали белых коней бога, на которых тот выезжал по ночам, чтобы сокрушить врагов славян. Три сотни всадников в красных одеждах сторожили обитель бога.
      Был Святовит, по-началу, мирным божеством.
      Но теснили враги славянские племена от Берлини (Berlin), Зверина (Schwerin) и других славянских городов. Под корень изводили кровных братьев По-русов (Пруссов).
      Превратился Святовит в бога войны и мщения с луком или с мечом в руках.
     Много лет спустя, историк Геpаpд Меpкатоp напишет о нас: "На острове том живали люди-идолопоклонники - раны или рутены, именуемые люты, жестоки в бою, таковы вельможны, сильны, храбрые воины бывали, против христиан воевали жестоко, за идолов своих стояли, и всем окpестным госyдаpствам гpозны и пpотивны были. Язык у них был словенский да вандальский. Грамотного учения не искали, но и заповедь между собой учинили, чтобы и грамоте, а не только воинским делам прилежные охотники были".
    
    
      Когда мне не исполнилось и трёх лет, окружила наш город сила датского короля Готфрида. Перед последним, страшным боем произнес мой отец знаменитую на Руси фразу: "Кто с мечем к нам придет, тот от меча и погибнет".
      Через века дойдут эти слова до наследника нашего рода Александра Ярославовича, прозванного Невским, до русских воинов, встававших на пути Батыя и Мамая, Наполеона и Гитлера.
      Однако, сила силу ломит...
      Выпал меч из отцовской руки...
      Повесил, удавил в петле ненавистный Готфид израненного отца, словно последнего вора, а не благородного воина и славного князя.
      Разрушили датчане и храм Святовита.
      Позже на остров пришли шведы, за ними немцы.
      Встречали ворогов на поле брани и теряли свои буйные головы славные мужи нашего племени: Дражко, Славомир, Мстива, Ратибор, Крутой, Нилота, Прибыслав, Вартислав.
      Это их подлинные имена.
      А ещё были тысячи безвестных, но не худших, воев.
      Шло уничтожение нашего народа.
    
    
      Так я малолетний князь без княжения, лишенный состояния и Родины начал жизнь скитальца по землям и странам.
      Меня и мою маму княгиню Умилену хранили верные люди. Они же приобщали меня к грамоте, истории, исчислению, географии, теологии, астрологии и прочим наукам. Обучали и самой главной, ратной науке.
      В девятнадцать лет я был представлен справедливому королю франков Людовику Благочестивому, который оказал помощь по возврату наших родовых земель.
      Ненадолго...
      Войны и междоусобицы терзали Европу.
      В двадцать два года я опять не имел ничего, кроме памяти, ненависти, ратного мастерства, немногих боевых друзей и символа нашего тотема птицы - сокола, стремительно и беспощадно пикирующего с высоты на свою обреченную жертву.
      В сердце воина нет места унынию. Я начал сзывать свою соколиную стаю - славян и норманнов, варягов и викингов, франков и хазар - вольное воинство всех народов и богов, ищущее справедливости, славы и золота.
      Мы не были бандой грабителей и бандитов. Мы были спаяны верностью клятве и строгой дисциплиной. Мы стали лучшей армией Европы, громившей врага на море и на суше.
      Наша армада штурмом шла через европейские страны, от северных морей до Африки, брала города Нант, Бордо, Сивилью, Лиссабон и сотни других малых городов.
      С немыслимой добычей вернулись мы в родные края. Я женился на лучшей девушке земли Ефанде - дочери норвежского короля.
      Освобожденный Буян стал главным лагерем моей армии.
      Там Ефанда родила мне наследника, будущего князя киевского Игоря.
      Игоревым пестуном и наставником стал великий воин и великомудрый волхв - Олег Вещий.
      С Буяна уплыли воины завоевывать Париж.
      С Буяна двадцать тысяч наших витязей отправились "щипать" высокомерных англов.
      Мне были подвластны земли Дании, скандинавских стран и верховья Рейна.
      К пятидесяти годам я достиг всего, чего мог пожелать любой из смертных.
      К пятидесяти годам я стал уставать от походов, ран, крови и горя покоряемых народов.
    
    
      К пятидесяти моим годам, мой дед Гостомысл, князь новогородский совершенно ослаб здоровьем и готовился уходить в мир теней.
      Не было у Гостомысла наследников по мужской линии.
      Выбор стоял между Вадимом, сыном старшей дочери и мной - сыном средней дочери - Рюриком.
      Умирающий дед поручил управление Новгородом Вадиму.
      Ко мне дед отправил посольство с просьбой принять княжение над Новгородской землёй и иными землями, собранными Гостомыслом.
      Поклонилось посольство мне в ноги и изрекло: "Приходи нами править и владеть, ибо земля наша велика и обильна, а нарядника (наследника, распорядителя, руководителя) в ней нет".
      Я оставил свой остров Буян, омываемый серыми студеными водами Варяжского моря и пришел к Ладоге, пришёл возвеличить Руссию.
      Дабы не ограничивать вольности Вадима и новгородцев, дабы избежать возможных конфликтов между новгородцами и моими дружинниками, я построил свой город на Ладоге.
      Город прикрывал Новгород от набегов с моря и позволял контролировать весь поток товаров на торговом пути из Варяг в Греки. Верные люди сели в Изборске и Белозерске.
      Практически без крови были присоединены к моим землям Смоленск, Ростов Великий и Муром. Защитил я от Аскольда земли кривичей и полян.
      Припугнул в Днепровских степях хазар, мадьяров и греков.
      Договорился о мире с князьями, ханами, государями соседних земель.
      А в сердце моего княжества - в Новгороде зародилась смута. Восстали против моей власти Вадим и боярская верхушка. Присоединилась к ним челядь подневольная и иные человеки, задурманенные лживыми словами на вечевой площади.
      Крамолу я искоренил мечём и огнем.
      Вадим принял смерть, достойную изменника.
    
    
      Семнадцать лет княжил я на Руси. Великие силы положил, чтобы раскинулась Великая Русь от Белого моря до Чёрного моря. Не успел сделать всё задуманное, но остались после моей кончины и довершили задумки сын мой Игорь Рюрикович и Вещий Олег.
      Вам, мои потомки оставил я сильную, единую землю русскую. Любите, берегите ее и помните, что история земли нашей началась не с меня.
      Четыре с половиной тысячи лет поливали ее потом, слезами и кровью славяне - пращуры Ваши.
      Били они немецких варваров, диких степняков, самодовольных ляхов, свирепых персов и тьму иных алчущих народов. И побеждали. Иногда костьми ложились защищая свой очаг, своих жен, своих детей.
      Подрастали дети, расправляли плечи и изгоняли врагов. Ибо, нет ничего дороже, чем свобода и нет ничего страшнее иноземных или своих корыстных лживых нарядников.
      Крещен я был франкскими попами в девятнадцать лет, но до сих пор, если Худо идет на Русь, поднимается мой дух над гладью озера, над бескрайними лесами Корелы, над безвестной моей могилой, радостно смотрит на землю, собранную моими трудами, горестно горюет о её горькой судьбине, молится за Русь своему древнему мирному и грозному богу Святовиту.
      После этого, в преддверии тяжелой годины, вселяется душа моя в тело маленького русича и вырастает он воином.
    
    
    
   Только устал я уже от войн и крови...
    
   Устал я видеть, как ложатся в землю не хлебные зёрна, а тела павших героев...
    
   Последний раз я погибал, на краю золотого пшеничного поля, в теле молоденького лейтенанта - пулемётчика, прикрывающего отход товарищей...
    
      Он не хотел смерти. Он любил смотреть, как созревает хлеб...
    
    


Рецензии
Уважаемый Виталий Александрович! Очень интересно, а мне ещё и в тему.
Но я абсолютно уверена в том, что могила Рюрика не потеряна, а находится в Исаакиевском соборе. Там вся символика говорит об этом.http://www.proza.ru/2018/09/17/1645
Всего доброго!

Римма Соловьёва   23.10.2018 21:32     Заявить о нарушении