Часть Четвертая. Глава Двадцать Четвертая

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Записки Ифрита №23


   Посреди ангара стоит Сфинкс. Он занят делом. Обвешан разноцветными и довольно тяжелыми проводами. Меняет полярность разъемов у клемм. Попутно заглядывает в чертежи. Кабели на его шее напоминают узлы, словно дюжина повязанных шарфов или клубок змей. Если Сфинкс достанет флейту, его украшения, скорее всего, оживут и будут витиевато танцевать под индийскую музыку.
   -Ты прямо заклинатель кобр.
   -Купили продукты?- спрашивает меня коротышка.
   Я отдаю пакеты и снедь девушкам. Их ровно три, и у всех глаза с синими радужками.
   У экраноплана беззвучно молится высокая брюнетка.
   Четки я ей вручать не стал. Бросил возле сумки. Так, чтобы Огр не заметил и не съел. Химера кивает головой. Пытается настроиться на частоту взаимопонимания с Иисусом, но для положительного контакта рядом не хватает алтаря. Если бы я вздумал обращаться к святым, то и дело оглядываясь на крыло «Грома» с ужасающе корявой мордой Халка Хогана (шедевр за авторством кистей Титана), то в лучшем случае вызвал бы дьявола. В худшем из огненного портала явилась бы Сирена.
   Вернувшись на пляж, я шлепаю себя по джинсовке. Карманы пусты. Палочка, содержащая десять миллиграмм смол и семь десятых миллиграмма никотина – вот моя последняя сигарета. Я выкурил недельный запас, будто щелкал семечки. Такими темпами мне гарантирован рак легких. Никакое бессмертие не спасет.
   -Параллельный мир,- шепчу я, прикуривая от большого пальца,- неужели мы настолько отчаялись, чтобы бежать в страну Фродо Бэггинса и эльфийки Галадриэль? Другая сторона Кераволновой струи, не оттуда ли ко мне приходят розовые лошади?
   День близится к концу. Абстрактно выражаясь, подходит к логическому завершению. По шоссе больше не мелькают автобусы. Асфальт остывает. Хаотичные тени пальм лежат на нем робко и, сами того не подозревая, вытягиваются с каждым часом. Откуда-то с холмов плывет туман, скользкая полупрозрачная испарина леса. Пахнет индийским фикусом и летом. Приятный запах.
   Не оставляя следов на траве, ко мне приближается пони. Если вслушаться, голос у этой кобылы как у курильщика со стажем.
   -Привет.
   -Нет, нам не о чем говорить. Если тебя вижу только я, значит, могу игнорировать.
   -Твое дело,- фырчит тварь с гривой цвета сладкой ваты,- только экраноплан не развивает такую скорость, чтобы мы не сумели догнать тебя.
   -Мы?
   -Самурай, негр, и я. Да, мы.
   -Ты дружишь с моими призраками?
   -Согласись, если есть луна-парк и карусель, кто-то ведь должен на ней кататься. Может, пришло время объяснить, кто я такая и почему преследую тебя?
   -Просто молчи. Мираж уже подозрительно косится.
   -А вот он как раз смотрит прямо…
   В стороне, на лавочке стеклянной автобусной остановки сидит коренастый мужчина. Он очутился здесь раньше. Прождал меня и Титана битый час. Случайный прохожий, наверное, подумает, что этот тип ждет последний рейс до города или такси. Видимо, беседы в кафе с видом на море ему не хватило.

***


   -Пойми, я ничем не рискую,- проводит ладонью по обритому черепу одноглазый,- рискуешь ты, не доверяя мне. Как скоро вы отправляетесь?
   -Улетим после завтрака.
   -Поздно. Новый убийца будет здесь в семь утра.
   Мистер Первый чистит дикий мандарин. Протягивает мне дольку. Я жую, глотаю кислую мякоть с косточками. От такого вкуса сразу возникает желание прополоскать рот или выпить минералки.
   -Почему ты помогаешь мне?
   -Ближе к рассвету явится шестой номерной агент Ящика. Я знаю это потому, что говорил со своей начальницей по телефону. Новый мистер Шесть это какой-то римлянин. Она взяла его в штат после того, как погиб Кристаллический Демон.
   -Не надо вешать всех собак на меня,- докурив сигарету, я бросаю фильтр в кусты,- вашего Демона грохнул Титан.
   -Мне нравился Демон. Они считали его бесноватой тварью, держали в клетке. Но у него был свой путь. Он уничтожал мир, превращая материю и энергию в алмазы. И больше всего сам хотел стать одним из драгоценных камней. Культ саморазрушения превратился в его будничную философию. В каком-то смысле вы с ним двойники. Только он решил сперва разрушить мир, а уж после себя. С тобой, собиратель фольклора, все наоборот. Ты – первая жертва твоей мании.
   -Ба, предвидишь мое самоубийство?- уточняю я смеха ради.
   -Вряд ли. Человеком, который лишит тебя жизни, буду я.
   -Прости, но лишь дураки сдаются без боя.
   -О, бой будет славный. Однажды, но не сейчас, не теперь и не здесь. Ты обучишься владеть «Маленькой осенью», и мы встретимся снова. Не знаю когда. Может, через тысячу лет. Не смотри на меня так, я не провидец. Разве нужно быть провидцем, чтобы, глядя на младенца, понять, что однажды он возмужает, начнет бриться, состарится и умрет? Ты – младенец. Но обладаешь силой, пред которой падут законы мироздания. Есть лишь маленькая накладка. Я всегда буду сильнее тебя.
   -Интересно почему?
   -Только потому, что я верю в себя. А ты, Ифрит – нет.


Рецензии