Sakura Tattoo pt. 2

- Я пройду?
Стейси с минуту смотрит на меня. Видно, что она до конца ещё не осознаёт, кто перед ней стоит. Она моргает и слегка дёргает головой, будто прогоняя наваждение, и говорит:
- Да, конечно.
Ставлю сумку от Дольче энд Габбана в прихожей и закрываю дверь на щеколду. Расстёгиваю пуговицы на пальто от Ив Сэн Лорен, делаю паузу и смотрю на неё. Она кивает. Снимаю пальто. Жаль, нет плечиков, ну да ладно, ему не долго на вешалке мяться. Разуваюсь, ставлю туфли от Баркер в углу. Всё это время Стейси смотрит на меня и молчит. Она ещё явно прибывает в шоке.
- Сколько лет прошло, - наконец говорит она, когда я предстаю перед ней в своём костюме от Армани.
- Всего лишь пять, - пристально смотрю в её карие глаза.
- А как всё изменилось, - видно, что она не может оторвать взгляд от моего вида. Костюмы всегда были её слабостью. Особенно дорогие.
- Чаю? - вдруг, как ни в чём ни бывало, спрашивает она.
- Было бы здорово, - улыбаюсь я.

Детектив Джеймсон сидит передо мной в комнате для допросов. Его новенький, но дешёвый костюм от Аль Франко и такая же дешёвая рубашка от непонятной китайской фирмы, название которой я, к счастью, не знаю, смотрятся на нём весьма нелепо, особенно в контрасте со мной. Но что поделать, если тебе остаётся буквально пара лет до пенсии, а ты настолько отстал от жизни, что одежду тебе подбирает твой старший сын.
- Мистер ***, я надеюсь, вы понимаете, что ваши показания достаточно серьёзны и, я бы сказал, противоречивы.
Я могу его понять. Не каждый день кто-то вроде меня обвиняется, а точнее, сам сознаётся в убийстве. Особенно если это убийство носит далеко не единичный характер.
- Конечно, понимаю. И я понимаю и полностью осознаю, какое наказание мне грозит, - кладу руки перед собой на стол так, чтобы манжеты моей чёрной рубашки от Гуччи задёрнулись вверх и Джеймсон обратил внимание на мой Роллекс, который стоит больше, чем его годовое жалование.
- Ну, о наказании ещё нет никакой речи, - судя по его лицу, его явно смутил мой жест.
Приоткрывается дверь и в допросную заглядывает офицер. Скорее всего, напарник.
- Билл, можно тебя на секунду?
- Прошу меня извинить, - детектив Джеймсон встаёт из-за стола и выходит в коридор. Я не могу слышать, о чём они говорят, но я знаю, какие вести принёс напарник.
Аналоговые часы Кварц на стене отсчитывают минуту, и Джеймсон возвращается в комнату.
- Ваш адвокат уже в пути, мистер ***.

- Как тебя занесло в наши края? - Стейси достаёт из холодильника «Занусси» лимон, чтобы добавить дольку в чай.
Когда она берётся за нож «Секизо», я говорю:
- Мне без лимона.
Стейси замирает на секунду, затем отрезает дольку и кидает себе в чашку. Убирает лимон обратно в холодильник, вытирает нож о полотенце, ставит чай на стол и садится напротив меня.
- Ну, так что?
Отпиваю чай. Без сахара. Я видел, что она не добавляла его мне, но не стал напоминать, что пью чай только с сахаром.
- Был здесь неподалёку по делам компании. Время ещё есть до возвращения в офис, подумал, а почему бы не заглянуть к старой знакомой.
- Да уж, знакомой, - она опускает глаза, отпивает чай.
Никогда не любил подобные отсылки, но что поделать, это же так забавно – дёргать за ниточки, которые уже давно должны были оборваться.
- А где ты работаешь? - чувствуя неловкость момента, Стейси решает взять ситуацию в свои руки.
- О, в «***». Отдел по связям с общественностью.
- Ммм, с журналистами часто общаешься. Помню, ты сам как-то хотел быть журналистом.
- Как видишь, не получилось. Зато получаю я теперь в разы больше этих лжецов и марателей бумаги, хотя, занимаюсь, по сути, тем же.
- Да, ещё бы. Не каждый журналист так одевается, - ей всегда нравились костюмы.
- Не будем забывать, кто приучил меня к хорошей одежде, - улыбаюсь и отпиваю чай.

- Ты понимаешь, что за цирк ты устроил? - Стюарт Кинг, один из ведущих адвокатов, состоящих в штате «***», ходит передо мной взад вперёд по допросной комнате. В свои двадцать шесть он, как и я, является одним из лучших специалистов в своей области, и, как и я, пока что, находится на хорошем счету у начальства компании. Об этом легко можно судить по чёрному костюму от Версачи, белоснежной рубашке от Бриони и чёрным туфлям от Прада. К окончательному образу не хватает лишь галстука. У парня несколько завышенное самомнение, и он считает, что такой крутой адвокат, как он, может позволить себе лёгкую небрежность во внешнем виде. Хотя, это не мешает ему быть моим хорошим приятелем, с которым я время от времени коротаю вечера в клубах, где мы снимаем каких-нибудь цыпочек. После одного из таких вечеров на моей татуировке в виде сакуры стало на один чёрный цветок больше.
- Успокойся, Стью, - меня раздражает, когда кто-то так мечется туда-сюда. Особенно, если этот кто-то – не я, - я не просил тебя приезжать.
- Зато мистер *** просил. Нет, он не просил, он приказал, - говорит он спокойно, хоть и дёрганный какой-то. Он что, нюхнул? Ай-ай, как не профессионально.
Он останавливается, несколько секунд смотрит мне в глаза и продолжает свой бесконечный путь по комнате, продолжая говорить:
-  Ты что, не знаешь, что когда кто-то из нашей компании попадает в передрягу, особенно связанную с полицией, чёртовы журналисты тут же начинают обивать наши пороги, лишь бы сильнее закидать нас дерьмом? А тут ты ещё заявляешься к Старому Псу и сообщаешь, что ты убил несколько девушек. Что за херня?
Он может не продолжать. Когда кто-то так подставляет компанию, адвоката к нему присылают чисто ради формальности. Стюарт пришёл сюда только с одной новостью.
- В общем, прости, ***, но ты уволен. Уже.

- У тебя есть сейчас кто-то? - спрашиваю я Стейси, пока она убирает чашки.
- Нет. После того... - ей явно неприятно это вспоминать, - после того... у меня как-то сложно пошло с отношениями.
- Понимаю, - пока она возится с посудой, разглядываю её. Даже спустя столько лет её шикарное тело заставляет моё сердце биться быстрее. Да и не только тело. Сама она, как таковая. Как девушка, как человек, как личность. В принципе, так было всегда. Каждый раз, когда я её вспоминал. А я не переставал её вспоминать. Ни на секунду.
- А ты как? - поворачивается она ко мне, и я успеваю отвести взгляд.
- Ну, встречался с парочкой. В последнее время как-то не до личной жизни, работы много.

Я сижу в очередной допросной комнате. На этот раз в окружении четырёх офицеров во главе с детективом Джеймсоном. Тёмно-синий костюм от Армани, такой же тёмно-синий галстук от Валентино, чёрная рубашка от Гуччи и чёрные туфли от Баркер отправились в камеру хранения. Сейчас на мне серая хлопчатобумажная тюремная роба, пошитая, скорее всего, в одной из тюрем, в которую я очень скоро отправлюсь.
Я провожу так уже не первый час и не первый день. Каждый раз одно и то же: одни и те же показания, одни и те же отметки на карте. Восемь тел уже найдены. Вся полиция штата прочесывает окраины и леса вокруг города.

Выхожу в прихожую. Встаю рядом с сумкой от Дольче энд Габбана.
Стейси выходит меня проводить. Она думает, что она будет меня провожать.
Поворачиваюсь к ней, на лице проскальзывает лёгкая улыбка, граничащая с насмешкой.
- Что? - удивляется она.
- Тебе говорили, что тебе не идёт эта чёлка?
- Господи, и ты туда же?
Пожимаю плечами.
- Знаешь, я всегда придавала большое значение мнению окружающих. Делай так, не делай так. Пожалуй, слишком большое значение.
Киваю.
- Но со временем я поняла, что мнение окружающих – это всего лишь мнение окружающих. Неважно, что думают люди о тебе, важно оставаться собой и поступать так, как тебе хочется, как тебе нравится.

- Значит, по одному убийству на один цветок? - Джеймсон рассматривает мою татуировку в виде сакуры на правом боку.
- Так точно, шеф, - ухмыляюсь я.
- Посмейся мне ещё тут. Если тебе удастся избежать электрического стула, тебе всё равно обеспечена дюжина пожизненных в самом Аду.
В свете последних событий у детектива явно притупилось чувство юмора. Хотя я бы на его месте веселился – столько нераскрытых исчезновений за четыре года, и все оказались частью одной цепи. Или одной ветви.
Джеймсон, почёсывая бороду и разглядывая тату, говорит, не скрывая недоумения:
- Но почему последний цветок остался не закрашенным?

Наклоняюсь к сумке, но Стейси касается моего плеча.
- Обнимемся?
Зависаю на мгновение, словно не понимая, чего она от меня хочет.
- А, хорошо...
Встаю. Она прижимается ко мне, её руки обхватывают мою шею, мои руки ложатся на её талию. Чувствую тепло её тела, её дыхание над левым ухом.
- Прости... - слышу её шёпот.
Прижимаю её сильнее к себе. Последний раз мы так обнимались пять лет назад, в день нашего расставания.
- Прости, что поступила так с тобой... Прости...
Чувствую, как она дрожит. Словно моё тело перенимает эстафету, чувствую, как дрожь постепенно накатывает на всего меня.
Не в силах этого больше выносить, отстраняюсь от неё. Стейси смотрит на меня. В уголках её глаз еле заметно поблескивают жемчужины слёз. Она смотрит на меня, прямо мне в глаза. Она никогда не смотрела мне в глаза.
Быстро обуваюсь, накидываю, не застегнувшись, пальто, хватаю сумку и дёргаю щеколду в сторону. Распахиваю дверь. Останавливаюсь. Глубоко вдыхаю воздух. Выдыхаю. Прежде чем сделать шаг и уйти отсюда навсегда, говорю, не поворачиваясь:
- Прощаю.


Рецензии
Черт, это очень круто!

Артем Фатхутдинов   02.10.2015 12:26     Заявить о нарушении