Поэт и актриса

Совсем недавно за стенами дома стоял шум от проезжающих мимо машин, но ныне было тихо. Если ты, мой читатель, сидя в мягком кресле, поднял бы голову, то, возможно, заметил бы, как маленькая стрелка на циферблате настенных часов в литой серебряной раме приблизилась к семи. Сейчас, должно быть, люди стягивали с себя верхнюю одежду, готовили ужин, - в общем, начинали заниматься домашними делами.
С некоторого времени, вернее, в начале осени, у Артема появилась тенденция совершать вечерние прогулки. Они внесли бы разнообразие в серые будни любого городского жителя. Но для самого Артема эти прогулки приносили не только минутное мнимое счастье. Они были критически нужны ему как каждому творческому человеку, старавшемуся не угодить в призрачную хватку забвения.
В иной день погода была прекрасна. Бывало, что хмурились облака, что ветер гонял по тротуару пожелтевшую опавшую листву. Только все это, вопреки устоявшимся стереотипам, придавало ей особого шарма, свойственного осени, но никак не вгоняло в депрессию. Поэтому Артем и любил одинокие вечерние прогулки. Сегодня погода сыграла с ним злую шутку - шел сильный дождь. Капли с огромной силой стремились книзу и разбивались, расплескивались по асфальту. В воздухе четко ощущался привкус озона. Парень, накинув на макушку капюшон, в ускоренном темпе приближался к ближайшему зданию - Дому Культуры, в надежде укрыться от ливня.
Словно римская библиотека, Дом имел треугольного типа крышу. На фасаде здание держали великие архитектурные изобретения человечества - восемь узорчатых колонн. При вечернем свете особенно хорошо выделялся каменно-белый цвет Дома. Внутри он вмещал в себя несколько актовых залов, хореографических и музыкально-репетиционных кабинетов, а также большую столовую. Казалось, в здании занимались всеми видами искусства, которые только были нужны городу. Безусловно, Дом Культуры был не последним местом, куда хотел попасть Артем.
Отряхнувшись от дождя, будто домашний кот, случайно угодивший во двор, он сдал в гардероб куртку и направился к стенду афиш. В тот день по счастью ставили оперу "Юнона и Авось". Артем с детства полюбил ее, когда смотрел в исполнении достаточно известных актеров того времени. Недолго думая, Артем внес плату за билет - чисто символическая сумма, - и решил занять место в зале.
Он вошел в просторное помещение. Перед сценой находились сиденья, обитые красной износостойкой тканью. В воздухе плавал ненавязчивый аромат духов. Погасли лампы вдоль стен, и только огромная люстра освещала сцену. Действие уже началось.
Осмотревшись, Артем заметил, что большинство сидений пустовало. Для Домов Культуры нынче стала характерна, к сожалению, низкая посещаемость, ведь у людей появилось много новых увлечений. Например, теперь стало модным ходить в кино. И людей, в общем, трудно осуждать за это. Сам Артем, наверное, предпочел бы что-нибудь такое, если бы у него оставался выбор - но не мокнуть же под дождем, верно? Казалось, что при таком раскладе оперу вовсе следовало бы отменить, но актеры все-таки играли ее.
Парень сел в середине зрительного зала, достал из кармана блокнот и ручку. Он не обращал внимания на соседей-зрителей - то глядел на сцену, наблюдая за актерами, за их чудным пением, то задумчиво пялился в блокнот и иногда вносил в него записи, длиной не более двух словосочетаний за раз. Ему, к слову, приглянулась актриса, исполняющая роль шестнадцатилетней Кончиты. Рыжая девушка с милыми чертами лица, при том не отличавшаяся красотой - скорее, харизмой, - настолько понравилась Артему, что, когда она выбегала на сцену, парень совсем не мог отвести от нее глаз. А если она исчезала, брался делать заметки, еще активней прежнего, снова и снова.
Опера уже подходила к сюжетной развязке, когда Артем в первый раз отвлекся. Его внимание привлек огромный силуэт, замелькавший в проходе. В зал направлялся охранник. Мужчина, сравнимый со шкафом, подошел к Артему и без церемоний выхватил из рук блокнот.
- Ты че тут записываешь? - взревел он.
Его совсем не волновало то, что происходило на сцене, как и актеров, кстати, происходящее внизу. Охранник заметно подвыпил и рвался в драку, зная, что в итоге он останется прав. Но Артем не спешил отвечать на поставленный вопрос, тем провоцируя противника. Во-первых, он считал, что если человек хочет подраться, то его нельзя остановить словами. Во-вторых, парень был ужасно удивлен, что в таком месте, как Дом Культуры, он наткнулся на столь некультурного человека.
- Че молчишь-то? Немой, что ли? - горячился охранник.
Было видно, что до драки оставалось недолго. А пред этим громадиной такой щуплый паренек, как Артем, не продержался бы и минуты. Его колени невольно задрожали. Время вокруг будто бы остановилось, и напряжение повисло в воздухе.
- Оставь его!
Со стороны сцены к ним бежала девушка. Оперу прервали. Включили свет. Все вокруг - и актеры, и зрители, - ошарашенно наблюдали за охранником и Артемом.
- Руслан, хватит! - продолжала девушка.
- Для тебя - любой каприз, красавица! - улыбнулся он.
Скоро Артем понял, что это была та самая сценарная Кончита, из-за которой прервали представление.
Взгляд Руслана переметнулся с парня на блокнот. Он внимательно прочел записи. По мере прочтения, лицо охранника багровело от злости, но он еще молчал. Снова возникло напряжение. Красный, словно рак, Руслан еще на раз перечитал то, что записано в блокноте. Но в один миг кровь неожиданно отошла с его щек, и тогда охранник громко, дико рассмеялся. Хохот эхом отразился от стен зала, еще долго потом звеня в ушах у всех присутствующих.
- Чего ты ржешь, дурак? - кинулась на Руслана девушка.
- Да ты возьми, почитай, - захлебываясь от смеха, говорил тот. - Вслух, пожалуйста!
Мужчина передал блокнот.

"Взмахнула прелестной, милой ручонкой,
По тормозам мое сердце резко ударило.
Вышла на сцену. На вид как принцесса.
Ей будто бы двадцать. Но осталась девчонкой.
Пульсирует в венах. Ах, как же по нраву
Смотреть исподлобья в ее же глаза!
Они бесконечно глубоки! Я в них утопаю,
Цепляясь за волосы цвета огня.
Как сразу заметил - от нее без ума.
Ты смейся, Судьба, ты - надменная гадина!
Она словно ангел! Пахнет медом она.
Она мое сердце объяла пламенем."

Актриса посмотрела на Артема. Хоть он и заметно стеснялся, но перехватил ее взгляд. Несколько секунд они стояли молча. Вскоре девушка вернула парню его блокнот.
- Прости, нужно закончить представление.

***

На улице по-прежнему шел дождь. Казалось, будто ливень не собирался прекращаться. Приходила ночь - темнели небеса. Вдоль дорог и около Дома Культуры не было видно людей.
Артем сидел в зрительном зале. До конца оперы оставалось всего ничего, а уходить, несмотря на последний инцидент, совсем не хотелось. Теперь, отложив блокнот со стихотворениями, он смотрел "Юнону и Авось". Он долго думал, как восприняла такой поворот событий девушка. Перебирал разные варианты, а их, кстати, было немного. Девушка могла бы оскорбиться или, возможно, ей понравилось стихотворение. Может быть, к тому моменту у нее был сердечный друг?
Опера закончилась. Зрители, коих было немного, долго апплодировали актерам, прекрасно отыгравшим роли, а затем проследовали в гардероб, чтобы забрать оттуда свою одежду. Артем уже накидывал куртку и шел к выходу, когда на полпути его перехватила "Кончита".
- Стойте! - схватила его за рукав. - Спасибо вам за стихотворение, оно очень красивое. Я вижу, что вы хороший человек. Хорошо, что не полезли драться с тем охранником. Он у нас всегда такой... А меня зовут Настя... Вы не проводите меня до дома, а то уже слишком темно?
Артем был в замешательстве. Он никак не рассчитывал, что встретит эту девушку снова.
Какое-то время Настя ждала ответа. Они молча стояли и смотрели друг на друга. Актриса не отпускала его рукав, он не сопротивлялся. Очнувшись с удивления, парень вдруг кивнул головой, и пара также, молча, направилась на улицу.
У девушки был оранжевый зонт. Она раскрыла его. Благодаря оранжевому цвету зонтика, укрывшаяся под ним пара выделялась на фоне пустых улиц, серых зданий, грязных луж и темного неба. Выделялась, будто бы была единственным лучиком солнца на всей планете. И даже капли дождя, стремившиеся намочить людям голову, разбивались об его красивое нейлоновое покрытие.
Девушка нарушила тишину.
- Почему вы все время молчите? - спросила Настя. - Вы хоть скажите, как ваше имя?
Артем достал блокнот и вывел на нем имя. Затем он написал, почему до сих пор не сказал ей ни слова. Он передал блокнот девушке, и она прочла: "Меня зовут Артем. Прости, но я не умею разговаривать с людьми". Настя несколько раз с сожалением перечитала эти строки.
- Так ты, значит, немой? Я... я очень сочувствую тебе. Правда. Сложно, наверное, жить с этим?
Артем снова ответил ей. "Не совру: мне часто бывает трудно. Но я справляюсь. Когда меня мучает одиночество, я пишу стихи. На самом деле, очень помогает. Я знаю, что могу выразить всю боль в своих стихотворениях, и листы бумаги никогда не отвернутся от меня, как большинство людей вокруг." Мгновение спустя он продолжил. "Спасибо, что уделила мне время. Можешь уйти, я прощу это."
Дочитав текст, Настя лишь подняла голову, улыбнулась и произнесла:
- Не волнуйся, не уйду. А так, по переписке, даже интереснее. - Она нежно, по-дружески обняла его. - Покажешь еще что-нибудь из своего творчества? Пожалуйста!
Артем, недолго думая, начал переворачивать листы в блокноте, ища один старый, вернее, даже прошлогодний текст.

"Сей ночью под луной и темным одиноким небом
Опять наш двор засыплет ровным слоем белый снег.
На лавочке тихо лежит под рваным одеялом
Окоченевший бомж. Забытый всеми, мертвый человек.

Ветки деревьев тени на мою кровать бросают,
Метель кружит, и за окном играет стужа злая.
Вот так же больно окончательно принять,
Рушить мечты. Что никому не нужен, понимая."

Артем и Настя еще долго гуляли по ночному, пустому городу. Им на счастье, ливень почти закончился. Девушка болтала о том, о сем. Девушки сами по себе любят много разговаривать. Парень внимательно слушал ее. Затем демонстрировал ей другие стихотворения. Шагая рядом с ней, представлял, будто бы во всей огромной вселенной они остались вдвоем. А раньше ему думалось, что в ней он и вовсе один. Теперь выходило так, что его дальнейшая жизнь переменилась к лучшему, и он был очень рад этому.
- Так ты, значит, поэт? - улыбнулась Настя.
Артем неуверенно кивнул головой. Получалось, что поэт.
- Ты не представляешь, как это классно! В смысле, иметь друга-поэта. Вас ведь больше не найдешь, романтиков. Это тебе не девятнадцатый век, и даже не двадцатый. Рэперов, например, стало хоть завались! А по сути, все вы рифмоплеты одинаковы.
Артем хотел было поспорить с ней, но не смог этого сделать. Он слушал рэп, и знал, что рэп-тексты по большей части сильно отличаются от поэзии, и из общего между ними только рифмы.
- А еще вы люди творческие, и значит, постоянно выдумываете что-нибудь новенькое, - кокетливо продолжила она. - И, конечно, в самый неожиданный момент вы можете написать человеку стихотворение, а это довольно приятно. Еще раз спасибо тебе, кстати... Один в вас недостаток - вы слишком меланхоличны. Но я обязательно смогу помочь обернуть его в нашу пользу.
Они по-прежнему шли вдоль дороги. Далеко впереди показалась группа людей.
- Ты славный человек, правда. Милый, хороший. И поэзия твоя просто восхитительна. Подаришь мне свой блокнот? Пожалуйста!
Парень, увы, резко отказал ей. Настя слегка скривила губы, но потом вдруг подскочила, сказала:
- Да, я понимаю, ты хочешь сохранить его себе. Но все-таки, позволь взять хотя бы несколько листов? Хотя бы отсканировать?
Тут он согласился. Он был готов даже переписать эти несколько листов самостоятельно, если она вдруг попросит. Дело в том, что в блокноте была записана чуть ли не вся его молодость, и он никак не мог отдать кому-то оригинал. То было дороже всего, что он имел. Артем все-таки кивнул, и Настя, обрадовавшись, кинулась к нему, обхватив шею руками.

- Смотри, какая телочка... - заговорили в толпе.
- Ты че, она же с парнем! - испуганно шептал второй.
- Да ладно тебе. Глянь: он хиляк.
- И то верно... Эй, солнышко!
На пару устремилось четверо человек. Они обращались к Насте, делая вид, будто не замечали ее спутника. "Лучше бы эти улицы вечно были пустыми", - подумал Артем.
Они начали вовсю распускать руки, лезть ей в самые интимные места. Через какое-то время парень просто не мог держать себя в руках, стоять, смотреть, как оскорбляют честь его подруги. Но он не мог сказать ни слова. Ни слова.
Он размахнулся и ударил в челюсть одного из них. Насильники уже были наготове, и тот, что, как казалось Артему, был главарем, сшиб его с ног. Другой, обиженный тем, что получил по лицу, подбежал к парню и стал яростно допинывать его. Двое других нападали на Настю. Они выбили зонт из ее рук. Тот упал в лужу и начал терять цвет. Лучик солнца гас и скоро стал совсем серым. Негодяи схватили Настю за руки и держали, не давая убежать. Она кричала, ей разбивали губы.
- Смотри, сволочь, смотри: мы имеем твою девку!
Артем видел все это, и ничего не мог поделать. Всю жизнь он не мог что-то поделать, и впервые проблема была не только в отсутствии голоса. Он беззвучно открывал рот, он плакал. "Почему это происходит?! Все было так прекрасно!", - мысленно кричал он. А через несколько секунд очередной удар, прилетевший в голову, лишил его сознания.

***

В тот день снова шел дождь. Уже долгое время Артем сидел под замком в своей квартире. Больше не было и речи о полюбившихся ему вечерних прогулках.
Места в исписанном блокноте оставалось всего ничего - одна страница. Артем взял его в руки и сделал последнюю запись в нем. Затем, секунду помедлив, он откинул его на кресло, осознанно оступился с деревянной табуретки и, совсем не испытывая очередных мучений, повис в воздухе посреди комнаты. Его шея была заранее стянута петлей.

***

Вскоре последнюю вещь Артема полиция передала самому близкому его человеку. Полиция действовала, исходя из записей в блокноте.
После нападения у Насти были серьезнейшие травмы. Когда ее выписали из больницы, ей сообщили о смерти друга. В тот же день она пошла в участок и получила тот самый блокнот, в котором была записана чуть ли не вся молодость скончавшегося парня.
Придя домой, Настя взялась за чтение. С самых первых страниц она проследила за его страдальческой жизнью. Пройдя весь жизненный путь с ним до конца. Она буквально прочувствовала на себе всю ту боль, страдания и муки немого поэта, которые он выражал через свои стихотворения. Последняя страница в блокноте имела всего одну строчку. Сквозь слезы Настя прочитала: "Лучше бы моя вселенная вечно была пустой".


Рецензии
Уже читая первые строки, погружаешься в атмосферу, созданную этим небольшим рассказом. Кажется, что так спокойно и по-осеннему уютно будет на протяжении всего рассказа, но ближе к концу мнение меняется. Обычный парень с не совсем обычными, но понятными большинству читателей проблемами.
Приятно разнообразили чтении стихи, содержание которых отражает происходящее, а в случае со вторым - грядущее.
Образы главного героя и актрисы театра раскрыты совсем мало, что, конечно, понятно. Посыл рассказала и не требует другого, хотя, безусловно, героям в ином случае мы бы сопереживали больше.
Начало рассказала было наполнено описаниями улиц, природы, домов, когда как конец был быстр и скомкан, как и конец жизни главного героя. Приятно осознавать, что Артём не будет забыт после смерти, хочется верить, что Настя будет вспоминать его даже спустя множество лет, а блокнот с, можно сказать, его жизнью, обретёт новую жизнь в мыслях людей, прочитавших и читающих его стихотворения в будущем.
В конце совсем небольшой рецензии хотелось бы сказать, что несмотря на неожиданный(для меня) конец, хочется верить, что главный герой обрел счастье в "своей пустой вселенной" уже после смерти.

Некая Дарья   08.01.2015 23:05     Заявить о нарушении