Глава 2. Блаженные Судного Дня

                «Если вырвать из Вечного Движения хотя бы кусочек,
                облить его золотом и поставить на возвышение, то
                получится любая догма: политическая, экономическая,
                религиозная… Что она делает с человеком? Надевает
                ему на глаза шоры, запрещает смотреть по сторонам,
                делает все окружающее черно-белым.
               
                (Мысли, навеянные «Сказкой о сотворении мира».)

          Я был слегка расслаблен в конце выходного дня и собирался поужинать. В воздухе кухни витали запахи макарон по-флотски, сыра с ветчиной и хрена из баночки. Внезапно раздался стук в квартиру, и я мысленно чертыхнулся: «Кого там еще принесло на ночь глядя?». Я двинул в прихожую с кислым выражением на лице, глянул в мутный глазок, провернул щеколду замка и открыл дверь. За порогом стояли две незнакомки сорока лет и широко улыбались, излучая свет.  Одну из них я тут же обозвал «Женщина в Платке», а вторую – «Женщина с Сумкой».
          – Кто это? – забегали «тараканы» в голове. – Свидетели Иеговы, Мормоны, Адвентисты Седьмого Дня?
          – Не знаю, – отмахнулся я от «насекомых». – Вам интересно, товарищи? Вот вы и спрашивайте. 
          – И спросим.   
          – Валяйте.
          Внутренний диалог был разрушен, потому что Женщина в Платке мягко обратилась ко мне:   
          – Можно войти?
          – Конечно, – не стал я упираться. – Входите. 
          – Ой, спасибо, голубчик! – обрадовалась та. – Вы просто чудо.
          – Разве? – смутился я. – Не выдумывайте.
                – Но так и есть, дорогуша, потому что вы единственный человек из подъезда, кто не захлопнул перед нами дверь.
          – Это – не подвиг, – дернул я плечом. – Мне нравятся собеседники.
          – Отлично! – обрадовалась Женщина с Сумкой. – Мы – Блаженные Судного Дня, или просто Блаженные. Идите в нашу церковь, и вы спасетесь. Станете одним из нас – и место в Раю вам обеспечено.   
          – Кто такие «блаженные»? – задал я стандартный вопрос. – Поясните.   
          – С удовольствием, – чуть ли не пропела Женщина в Платке. – Это – в высшей степени счастливые люди, которые ведут праведный образ жизни.
          – Все хотят быть счастливыми, – добавила Женщина с Сумкой, – но не у всех это получается.
          – Согласен, – кивнул я и задал вопрос. – Хотите послушать «Сказку о сотворении мира»?
          – Да? – вскинула брови Женщина в Платке. – Интересную?
          – Возможно. Главное, что на нашу тему.
          – Заинтриговали, – улыбнулись Блаженные. – Внимательно слушаем.
          «Сказка» была короткой, как вы знаете. Я пытался немного растянуть ее, чтобы добавить солидности, включил эмоции и движения руками. Гостьи стояли и только глазами хлопали. Аплодисментов не было, конечно, но и протеста тоже. В конце повествования Женщина в Платке спросила у меня:
          – Сами сочиняли?
          – Не, – мотнул я головой. – «Тараканы».
          – !?
          – Это – мысли в моей голове. «Философы».
          – Разве такое бывает? – удивилась Женщина с Сумкой.
          – Конечно. Я одно хочу сделать, а «тараканы» совсем другое. Я им одно говорю, зараза, а они…
          – Ясно, – перебила меня Женщина в Платке. – Если очень коротко, то ваша «Сказ-ка»…
          – Вам не понравилась? – добавил я упавшим голосом. 
          – Ну-у, что можно сказать? Если одном словом, то… оригинальненько.
          – А что? – тут же набычился я. – «Бог есть любовь» как сказано в Библии, правильно? Мировое Сердце тоже излучает Благодать. Где здесь противоречие?
          – В носителях.
          – !?
          – Если бы эту «Сказку» поведали людям Архангелы, Ангелы, Святой Дух или хотя бы та же голубка, прилетевшая с Неба, то тогда было бы супер. Но «тараканы», пусть даже не настоящие, – это не айс, – щегольнула Блаженная молодежным сленгом.
          – Ладно, – почесал я в затылке. – Тему закрыли, но общение продолжаем?
          – спросил я с надеждой.
          – Конечно.
          – Вот вы ходите по квартирам и знакомите народ с текстом Библии, верно?
          – Верно. 
          – Он создан при помощи Бога?
          – Несомненно. 
          – А мир вокруг нас? – спросил я невинным голосом.
          – Что за вопросы? – удивилась Женщина в Платке. – Все Сущее – это Его творение.
          – Тогда почему буковки на бумаге мы УВАЖАЕМ, – выделил я слово, – а окружающий нас мир нет? Почему мы по сто раз читаем о любви к своему ближнему и выливаем в речку всякие нечистоты? Разве река – это не наш «ближний»? А еще леса рядом с нами живут, горы, моря… Почему мы кошмарим живую «Библию» с утра до вечера?
          – Ну-у, – растерялись женщины. –  В Писании об этом ничего не сказано. Это все – философия.
          – Возможно, – не стал я возражать. – Что такое «Судный День» в вашей религии: это Второе Пришествия Христа?
          – Не совсем так, – ответила Женщина в Платке. – Каждого после смерти будут судить на Том Свете. Когда придет Дама с Косой? Неизвестно. Как это будет выглядеть? Не очень долго. Надо сегодня быть лучше, чем вчера, добрее, чище, потому что каждый день человека – Это Судный День. 
          – Логично, – сказал я. – Об этом многие религии говорят. Чем ваша церковь отличается от остальных?
          – Конкретикой, – пояснила Женщина с Сумкой. – Во-первых, мы предлагаем высокую планку для каждого – «Блаженный». А, во-вторых, нам не нужны храмы, чтобы молиться, монастыри, золото для икон.
          – Достойно, – похвалил я. – Тогда что же получается, милые: ВАШЕ понимание Библии лучше других пониманий? – выделил я слово.
          – Верно, – согласились женщины.
          – Но это же гордыня в чистом виде, товарищи, грех еще тот, гадость.      
           Блаженные сразу скисли после моей реплики, и наш разговор остановился, словно обиженный ослик. Нет, тут можно было, конечно, выставить красавиц за дверь, но оставалась еще пара вопросов.      
          – Хорошо, – произнес я, пряча улыбку. – Вот есть некий житель планеты Земля, который может быть кем угодно в своем вероисповедании: христианином, буддистом, кришнаитом, мусульманином… Добавим, что это очень светлый и добрый человек: его все любят, к нему тянутся, его ценят. Он может считаться Блаженным или не может? Что его ждет после смерти: Райские Кущи или же сковорода с тефлоновым покрытием?
          – Сковорода, – тут же ответила Женщина в Платке.
          – Почему это? – удивился я.
          – Идет к Богу не через Христа.
          – Хорошо. А через Его маму можно идти или нельзя?
          – Ну-у, – раздалось сомнительное мычание.
          – Я думаю, что это бесполезно, – подхватила разговор Женщина с Сумкой.
          – Дева Мария – это обычное тело обычной матери, сосуд, контейнер. Куда она приведет? Никуда. 
          – Богоматерь? – вскинул я брови. – Контейнер? Многие с вами не согласятся. Нет, многие вас просто поколотят за такие слова.
          – Мы не боимся, – отмахнулись женщины – Мы ведь Блаженные.
          – Тогда есть еще одна тема, – решил я идти до конца.
          – Какая? – насторожились гостьи. 
          – Простенькая.
          – Давай.
          – Если завтра я, например, создаю новое течение в религии, печатаю красивые книжечки под него, беру в руки Библию и хожу по квартирам с улыбкой. Кому это больше понравится, милые: Богу, который велит нам: «Не сотворите себе кумира…», или же Сатане с его лозунгом: «Разделяй и властвуй»?
          – Сатане, естественно, – чуть ли не хором ответили Блаженные, не замечая ловушки.
          – Но ваша церковь – это новодел, – продолжил я свою мысль, – которая усиливает раскол в христианском мире. Зачем? Кому это выгодно?       
          Глаза женщин мгновенно потухли, как лампочки, а мои «тараканы» в голове вредно захихикали. «Сказать до конца всю правду или не же сказать? – мелькнуло в сознании. – Расставить все точки над «i» или же не делать этого?» Немного помучившись, я решил завершить начатое.   
          – Знаете, когда к вам потянутся люди? – произнес я доверительно.
          – Нет, – ответила Женщина в Платке.
          – Когда вы перестанете на них злиться. Вот сейчас вы стоите передо мной и думаете: «И снова нас не понимают, едрена вошь. И снова мы общаемся с вольнодумцем». А что надо делать, голубушки? Надо просто ЛЮБИТЬ своего ближнего, а не говорить ему о любви. Надо просто ИЗЛУЧАТЬ СВЕТ, а не говорить о нем. Знаете на кого вы сейчас похожи? – задал я очередной вопрос.
          – Нет, – повторилось слово.
          – На торговцев косметики. Вы ходите туда-сюда и предлагаете СВОЙ вариант веры в Бога, словно это туалетная вода в коробочке, губная помада или тушь. Разве не так?
          – Нет! – закричала Женщина в Платке.
          – Не так, философ! – добавила Женщина с Сумкой. – Не так!
          Адепты церкви повернулись ко мне спиной, дрожа от негодования. Одна из них уже вращала замок двери и бормотала сквозь зубы:
          – Столько времени зря потратили на атеиста.      
          – Ага, – согласилась другая. 
          – Бисер метали перед свиньей.   
          – Ага, – повторилось слово.
          – Тьфу ты.       
          Я хотел сказать что-то обидное в ответ, но вспомнил свое правило: «Не пинать детей, слабых душой, убогих с рождения и больных». Вернувшись на кухню, я принялся за макароны по-флотски, вспоминая прошедший разговор. Далее сел за компьютер и решил узнать значение слова «философ». С древнегреческого оно означало «любящий мудрость». А «философия»? Это – «любовь к мудрости». В Книге Притчей Соломоновых сказано: «Премудрость возглашает на улице, на площадях возвышает голос свой…  «Доколе, невежды, будете любить невежество? Доколе буйные будут услаждаться буйством? Доколе глупцы будут ненавидеть знания?».
          Чуть ниже Соломон пишет: «Примите учение мое, а не серебро; лучше знание, нежели отборное золото; потому что мудрость лучше жемчуга, и ничто из желаемого не сравниться с нею». Отлично. Теперь замечание в мой адрес типа: «Да вы, батенька, у нас философ» лишь поднимет мне настроение.   
          – Хозяин, – вдруг подал голос один из «тараканов». – Вы сами то хоть верите в Бога? 
          – Конечно.      
          – Крестились?
          – На третьем курсе пединститута. А это у нас было … в 1984 году.      
          – Помним! – загалдели «тараканы». – Помним! Давайте это запишем. 
          – Давайте, – согласился я.

          P.S. Не надо никого менять в лучшую сторону. Меняйтесь сами.               

               

    


Рецензии