Эйлана Смитерс 4 - Глава 1

Поздно вечером на краю парковки космопорта опустился большой флаер. Из кабины выбрался светловолосый атлет с большой сумкой в руке и, приклонив колени, помог выйти из летуна невысокой молодой женщине в ярком мандариновом платье. Дама поежилась от прохладного вечернего ветерка и, слегка прихрамывая, пошла к главному входу в космопорт. Блондин поднял свою ношу и двинулся следом. Как только госпожа с провожатым исчезла за стеклянными дверьми, из грузового отсека флаера выскользнула крупная фигура с рюкзаком за плечами, огляделась и, убедившись, что парковка пуста, быстрым шагом обогнула здание и направилась к складским помещениям. С интервалом в несколько минут флаер покинули еще несколько мужчин и также затерялись на задворках космопорта. Через полчаса сопровождающий госпожи вернулся на парковку, большой «летун» взвился в воздух и взял курс на Мальвавиль.

***
- Добрый вечер… - сотрудница терминала заглянула в мой паспорт, - госпожа Смитерс.
- Добрый вечер, офицер, - вежливо произнесла я и отдала распоряжение любимчику, почтительно замершему в двух шагах от таможенной стойки с дорожной сумкой в руках. – Луи, поставь мой багаж на гравиплатформу и лети домой. Ты со мной не едешь.
- Госпожа в курсе, что недавно вышел указ королевы, позволяющий брать с собой в поездку мужа без специального разрешения из королевской канцелярии? – сообщила таможенница, возвращая мне документы. – А с твоим дипломатическим паспортом, госпожа, при желании можно и взять с собой и обычного наложника.
- Спасибо за информацию, но сейчас в ней нет необходимости. Я предпочитаю путешествовать налегке, - поблагодарила я, убирая удостоверение личности в сумочку. Блондин покорно пристроил вещи на полку, висящую в воздухе чуть выше стойки терминала, отвесил низкий поклон и медленно поплелся к лифтам. Понуро опущенные плечи и напряженная спина мальвийца выражали обиду и разочарование от рухнувших надежд. «Не расстраивайся, мой сладкий. Это не опала. Просто кроме тебя присмотреть за Лагерем некому, – подумала я, провожая взглядом обиженного фаворита, которого уже второй раз отказались взять с собой на серьезное дело, и мысленно пообещала. – После возвращения я проведу с тобой на Гароне целую неделю».
- Конечно, госпожа Смитерс. Счастливого пути, - кивнула мальвийка, мигом утратив ко мне интерес. Ухватив платформу за ручку, я прошла сквозь турникет и направилась к выходу на взлетное поле.

Поблескивающий в свете прожектора корпус потрепанного транспортника под гордым названием «Ангел Смерти» отдаленно напоминал гигантского серую птицу с длинными узкими серповидными крыльями. При моем приближении открылся шлюз, и выдвинулся трап. Привычным движением я закинула сумку на плечо и неторопливо поднялась на борт.
- Здравия желаю, майор Смитерс. Я лейтенант Ковано, стюард, - поджарый брюнет с узким как у хорька лицом, одетый в темно-зеленый комбинезон звездолетчика, встретивший меня у входа, приветливо улыбнулся и протянул руку к моему багажу. - Все твои люди уже на борту. Ждем только тебя.
- Добрый вечер, лейтенант, - я поправила ремень сумки, однозначно давая понять, что свои вещи предпочитаю носить сама. Стюард не стал настаивать. – Надеюсь, мои мальчики не доставили проблем.
- Как сказать, мэм. Почти никаких, - немного замялся инопланетник, и повел по меня по коридору звездолета. – Прошу сюда. Твои люди ждут тебя в кают-компании.


***
Мальвийцы сидели в овальной тесной комнате на обтянутых холодным бурым пластикам диванчиках, стоящих кольцом вокруг большого полупрозрачного стола, опустившего свои «крылья», подобно усталой «летучей кошке», и встревожено сжимали в объятьях свои рюкзаки. Тишина, нарушаемая только шорохом собственной одежды, давила на уши и будоражила воображение мужчин. Смертникам казалось, что вот-вот поднимется тревога, в борт звездолета вбегут вооруженные охранницы космопорта и отконвоируют наглых нарушителей закона в комнату отдыха охраны, а наигравшись, сдадут в городской бордель. А что еще делать со старыми рабами, которые дерзко нарушили запрет на выезд с родной планеты? Не на рынок же их отправлять? Продажа «старичков» не окупит даже деньги на их транспортировку. Да, и кому нужна такая рухлядь? В том, что госпожа открестится от своих «мальчиков» в случае возникновения проблем, смертники совершенно не сомневались, но, ни сколько не осуждали ее. Любая хозяйка поступила бы точно так же. Мужчины всегда служили расходным материалом, и обитатели Лагеря искренне опасались, что госпоже Эйлане рано или поздно надоест играть в «солдатиков», и она организует из них живой тир или что похуже. Слишком сказочную жизнь они вели в Лагере Смертников, чтобы поверить в долгосрочность этого предприятия. Даже Клиф, любимец и «сторожевой кот» госпожи, которому поручили командовать посадкой на звездолет, и тот в глубине души не совсем верил в успех этого предприятия.
Джон Вебер, отставной «красный волк» и бывший телохранитель с дополнительными обязанностями одного из влиятельнейших людей Гарона сидел в самом темном углу кают-компании и яростно боролся с паникой. Если мальвийцы боялись борделя, то инопланетника ждала участь куда хуже, чем окончить жизнь игрушкой для скучающих дамочек. При аресте с Джонни наверняка снимут отпечатки пальцев, выяснят, что он объявлен в международный розыск по обвинению в убийстве Камилло Торнадо, и передадут полиции Гарона, а потом… Вебер отлично знал, что представляет собой клан Торнадо, и не питал иллюзий по поводу защиты закона. Он вспомнил, как Сантел, племянник главы клана, а сейчас, возможно, и сам унаследовал этот статус, расправился с водителем встречного флаера, который, не вписавшись в поворот, чуть его не угробил, и нервно передернулся. Джонни лично утилизировал останки этого когда-то здорового крепкого мужчины, над которым поработал разгневанный Сантел. После выполнения задания Вебер напился. Повторять судьбу бедолаги он не стремился и уже сомневался в разумности своего бегства из Лагеря. Работа инструктором ему нравилась, да и Луи в качестве любовника вполне устраивал. Год жизни на Гароне убедил Джонни, что личную жизнь можно строить не только с девушками, и парни для этого подходят даже лучше. Правда, и на Гароне и на Мальве, остро ощущалась нехватка женского внимания, но майор Смитерс успешно восполняла ее мимолетной лаской и сеансами «игры» за достижения в учебе, а однажды использовала Джонни в качестве «жеребца». В общем и целом, Вебер не слишком тяготился вынужденным заключением  в Лагере, хотя как любой человек, рожденный свободным, втайне мечтал вырваться из рабства на волю. Возможно, ему следовало обсудить вопрос своего освобождения с Пантерой, но очень уж соблазнительный шанс предоставила судьба, грех был бы проморгать его. Но сейчас… Сейчас инопланетник дрожал от страха, гадая, чей гнев для него опаснее: Сантела или Пантеры. От обоих Джонни не ждал ничего хорошего, но если с майора Смитерс иногда (крайне редко) удавалось разжалобить, то с Сантел считался совершенно непреклонным. По здравому размышлению, Вебер вознес молитву всем известным богам, чтобы первой на борт корабля взошла Пантера, а не сотрудницы охраны космопорта.
Ожидание тянулось так тягостно, что рабы нервно вздрагивали от легкого скрипа мебели и обеспокоенно переглядывались, то и дело, бросая испуганные взгляды на закрытую дверь.

- Все здесь, майор. Без твоего приказа они отказываются расходиться по каютам… - словно выстрелом разорвал тишину бодрый мужской голос, и в открывшуюся дверь вошли поджарый юнец и Она.
Простое летнее платье цвета спелого мандарина с небольшим декольте обнимало пышный бюст и талию, мягкими складками ниспадало почти до щиколоток стройных ножек, обутых в удобные, напоминающие римские сандалии, сапожки на невысоком каблучке. Большая черная сумка, висящая на точеном плечике, выглядывающем из-под легкого рукавчика, только подчеркивала миниатюрность вошедшей дамы. Светло-русые волосы, обрамляющее хорошенькое личико, и яркий наряд пылали в искусственном свете кают-компании сияющим ореолом, и мужчинам показалось, что к ним сошел с небес ангел.
Первым порывом смертников было радостно рухнуть на пол перед хозяйкой и вымолить разрешение донести ее вещи до каюты, но присутствие инопланетника охладило их пыл. «Не бросила, не подвела, не оставила без защиты в незнакомом месте среди металла и пластика! – читалось на счастливых лицах поднявших мужчин. – Да хранит тебя Великая Мать, госпожа».
- Какие-то проблемы, мальчики? – вкрадчиво спросила майор Смитерс, переводя пристальный взгляд с одного скуластого лица на другое. – Лейтенант Ковано говорит, что вас что-то не устраивает.
Смертники виновато потупились. Госпожа четко и ясно приказала пройти сквозь барьер, отделяющий взлетное поле от остальной части Мальвы, и подняться на борт «Ангела Смерти», что парни и сделали. Указаний занимать каюты или как-то иначе перемещаться по кораблю не поступало, и смертники предпочли вежливо объяснить местному шкету, что без позволения «командира» палец о палец не ударят, чем потом объясняться с хозяйкой, почему самовольно оккупировали чужие комнаты. Женщина ненадолго задержала свое внимание на белом от страха лице темно-русого Джонни и вернулась к своему проводнику.
- Ладно, с этим недоразумением потом разберемся, - легко переменила тему Эйлана, решив, что чем меньше раскрывают рот рабы, тем лучше. – Лейтенант, передай мне ключи от кают. Я сама заселю своих людей.
- Так точно, мэм. Ваши каюты с третьей по десятую включительно, - встрепенулся стюард, с интересом наблюдавший за разыгравшейся перед ним сценой, и вручил стопочку магнитных карт. – Завтрак у нас в 8:00, обед в 14:00 и ужин в 19-30 по земному времени. Прием пищи осуществляется в этом помещении. Большая просьба не опаздывать.
- Конечно, лейтенант, - кивнула майор и скомандовала. – Пойдемте, мальчики, отнесем вещи. Хватит штаны просиживать на казенной мебели.
Двигаясь по коридору, госпожа отпирала одну из отведенных для ее команды кают и произносила имя смертника, названный получал «ключ», бросал свои вещи на койку и возвращался в строй. Наконец, она открыла дверь под номером 10, аккуратно поставила свою дорожную сумку на маленький откидной столик, из-под которого застенчиво выглядывал зафиксированный скобой стул на колесиках, сверху положила дамскую сумочку и приглашающе махнула рукой.
- Заходите, мои хорошие. Поговорим о делах наших грешных.
Мальвийцы шустро просочились в каюту, освещенную тусклыми дежурными лампами под самым потолком, и, как только захлопнулись створки дверной панели, отрезая жилую зону от общего коридора, дружно бухнулись на колени, ухитрившись разместиться на небольшом пяточке между спальным альковом и стенным шкафом. Комната госпожи ничем не отличалась от тех, что выделили рабам. Привинченный к стене столик при входе, полуторная подвесная кровать в угловой нише, напротив стенной шкаф с распахнутыми дверцами, да темный провал входа в санузел, вот и все, что могла предложить своим постояльцам каюта транспортника, размером четыре на четыре метра. Эйлана выдвинула стул, села на него верхом и задумчиво оглядела свою команду.
- В целом все прошло совсем неплохо, - неожиданно ухмыльнулась она, и мужчины облегченно выдохнули. До последнего момента они ожидали наказания за своеволие. - Я опасалась худшего. Впервые вывожу с Мальвы такую большую партию мальвийцев. К счастью, капитан Доннер оказался адекватным офицером и в точности выполнил свою часть операции. А вы, мальчики просто молодцы. Ловко провели охрану космопорта.
- Благодарю, госпожа, - хором отозвались смертники, довольные похвалой.
- Темновато здесь как-то, - хозяйка прошлась по комнате, осматривая стены и потолок на предмет выключателей, и игриво хлопнула ладонью по косяку. – Да будет свет.
Комната моментально озарилась теплым желтоватым светом, разогнав тьму и явив миру напряженные лица смертников.
- А теперь о неприятном, - посерьезнела Смитерс, вернувшись на свое место. – Через пятнадцать минут взлет, и следующие десять дней мы проведем в теплой компании экипажа звездолета. К сожалению, треть корабельной команды составляют женщины. Таким образом, нам ежедневно придется делить стол с тремя леди и четырьмя мужчинами. Предупреждаю сразу, любые контакты с местными, кроме «привет-пока», только с моего личного разрешения. Пусть лучше думают, что я злобная стерва, чем примут вас за озабоченных солдафонов. Рик и Джонни, с девушками слишком активно не заигрывайте. К вам мое предупреждение о контактах относится в первую очередь. Только сорвавшихся с цепи кобелей мне для полного счастья не хватает.
- Ясно, госпожа, - разочаровано проговорили «красные волки», с тоской представляя, как придется маяться от безделья больше недели.
- Во-вторых, при посторонних ко мне, как впрочем, и к другим дамам следует обращаться «мэм», - строго сказала Эйлана, и мужчины склонили головы, признавая свою вину. – До возвращения домой забудьте слово «госпожа». Приветствовать меня по мальвийским правилам допустимо только в этой комнате и в отсутствии чужаков. На людях ограничьтесь легким поклоном.
- Будет исполнено… мэм, - с заминкой отрапортовали рабы.
- Распорядок дня на время перелета я устанавливаю следующий, - она встала и нервно зашагала по свободному пространству каюты, ловко лавируя между сидящими на полу мужчинами. – Подъем в 7 утра. С 7 до 8 – утренняя зарядка в грузовом отсеке. С суперкарго о выделении нам места я договорюсь. В 8 утра, как любезно сообщил стюард, – завтрак. С 9 до 11 - лекции по ведению боя в условиях планет с неблагоприятным ландшафтом, затем до 13-30 семинар по пройденному материалу. 14 часов – обед. С 15 до 16:30 свободное время. С 17 до 19 лекции по инопланетному этикету. В 19:30 – ужин. В 21 час я выбираю себе соседа по комнате. В 21:30 – отбой. На корабле 24-часовые сутки…
Раздавшийся из висевшего справа от входа интеркома резкий мужской голос прервал речь хозяйки.
- Внимание. Через десять минут звездолет стартует с поверхности планеты. Всем срочно вернуться в свои каюты. Повторяю…
Эйлана быстро обхлопала плечи мальвийцев, проверяя, не забыл ли кто снять серебристый браслет с крылатой кошкой, и, удовлетворенно хмыкнув, проговорила.
- Вы слышали капитана, мальчики. Живо по своим каютам. Советую пристегнуться к койке. Первый взлет это всегда большая встряска для организма. Я навещу вас сразу после старта, - майор ободряюще потрепала каждого по волосам и по одному выпустила в коридор. Последнему она велела задержаться.


Рецензии