Глава 4. Иконы, молитвы, вера

Глава 4. Иконы, молитвы, вера.
               
                «И вот благословение, которое мы слышали от   
                Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем
                никакой тьмы».
               
                (Первое послание Иоанна Богослова, глава 1 : 5)

          Религиозная тема не отпускала меня еще с недельку. После ухода Блаженных Судного Дня, я мысленно возвращался к разговору с ними, что-то читал в интернете, думал, искал нужные слова. Зачем? Хотелось простоты в данном вопросе, четкости и понимания. Всю информацию, что собралась у меня в голове, я разделил на три файла: «иконы», «молит-вы», «вера». И это, заметьте, не Абсолютная Истина, Боже упаси, а лишь МОЯ точка зрения.               
               
                ИКОНЫ
          «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; 5 не поклоняйся им и не служи им…». (Исход 20: 4-5.)
Но изображения Христа, Богоматери, Николая Угодника и многих других уже существуют, товарищи, и что с ними делать? Можно, конечно, свалить их в кучу и поднести спичку. Можно соскоблить изображения или залить кислотой, но что это даст? Лишь войну на религиозной почве. Нет, я могу, конечно, понять ранних христиан, которые боялись конкуренции со стороны язычников, идолов, священных деревьев, жертвоприношений, но чего христиане боятся в наши дни? Хороший вопрос. 
          Однажды к нам в Хабаровск привезли икону Божьей Матери «Призри на смирение». По определенному графику ее начали перевозить из одного храма в другой, где она стояла по несколько дней. Недалеко от моего дома находится храм Покрова Пресвятой Богородицы. Когда икона оказалась в нем, я тут же поехал к ней. В полутемном зале храма я увидел горящие свечи и само чудо из Свято-Введенского мужского монастыря. Что меня больше всего поразило на иконе? Глаза Богоматери. Они были такие большущие, что казались бездонными. В них одновременно лежали печаль и милосердие, доброта и женственность, любовь и понимание. В такой омут хотелось смотреть до бесконечности, смотреть и смотреть. Скажу честно, я почти не видел младенца, который находился с левой стороны от Богоматери, потому что… не видел и все тут. Я попросил у Нее помощи для своей мамы, которая плохо двигалась после инсульта. А потом добавил шепотом: «И мне дай силенок, чтобы ухаживать за больной. Пожалуйста».   
          Кто лично для меня Создатель? Мировое Сердце, заполнение Любовью. Для других – это Все Сущее Вокруг, Мировой Разум, Торсионные Поля, Природа… Моя младшая сестра, например, обращается «просто к Богу» в трудную минуту, не подходя к иконам, а я так не могу. Мне нужно смотреть в глаза Той, кто передает мои мысли Создателю: то есть, в глаза Богоматери. А вот моя одноклассница обожает икону Николая Угодника. Что в этом плохого? Я думаю, что ничего.   
Кто лично для меня Христос? Крутой мужик, глыба с пылающим сердцем, Данко. Он пришел в этот мир, чтобы встряхнуть его, напомнить о вечности, о покаянии, о любви. В Библии сказано: «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь», «Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга». Христос не побоялся взять наши грехи на себя, не убежал от суда, не спрятался от гвоздей мучителей, чтобы затем воскреснуть. Уважуха. Для меня Он – не только Сын Бога, но еще Его совесть, Его благодать, Его Дух. Кто мы такие? Тоже Его дети («Отче наш, сущий на небесах…»). Но такие поганцы, что стыдно говорить об этом. «Не знают, не разумеют, во тьме ходят».
          Знаете, чего больше всего боялся Христос? Стать новым идолом. В Библии написано: «… что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог», «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но, чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». Что же люди? Все-таки сотворили из Него кумира, когда с Его именем на устах совершали крестовые походы на арабский Восток, жгли «ведьм» на кострах инквизиции и убивали в «Варфоломеевскую ночь».
          После Христа рождались святые и блаженные, мученики и великомученики, праведники и просветители… Зачем? С той же целью, что и Сын Бога. Кто они для меня? Тоже крутые герои, духовные маяки, примеры для подражания. Что теперь их изображения? «Окна на Небеса», через которые в наш мир льется Божественная Благодать. Какие из них лучше? Никакие. Какие «окна» самые важные? Никакие. «Не делай себе кумира…» 
               
                МОЛИТВЫ.
          Я думаю, что это – не просто слова, произнесенные вслух, но и определенные вибрации организма. Это – некий поток энергии, идущий от человека к Богу. Такое возможно? Конечно. По словам ученых, клетки человеческого организма излучают свет. В подавленном состоянии они едва мерцают, бедолаги, а на подъеме ярко горят. Что говорят про счастливого человека? «Да он просто светится».
Нельзя молится спустя рукава, между делом, с ленцой: «Не произноси имени Гос-пода Бога твоего напрасно…». Почему? Не будет слияния двух потоков в один, не будет Общей Радости с Богом. А что будет? Грех, за который еще и вломят: «… ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно». Нужно учить молитву? Желательно. Но можно говорить с Творцом и своими словами. Я, например, часто обращаюсь к Нему через Марию без всяких формальностей, хотя знаю молитву: «Богородица Дева, радуйся». Это, во-первых. Во-вторых, какая молитва более действенная: когда вы просите у Бога что-нибудь для себя или для другого человека?
          В интернете есть хорошая притча. В ней рассказывается про трех рыбаков дореволюционной России, которые проживали на небольшом острове, занимались там рыболовством и постоянно обращались к Святой Троице как могли: «Трое вас. Трое нас. Господи, помилуй нас». Однажды к ним приехал архимандрит Павел с небольшой свитой и стал учить их нужным словам. Уезжая с острова, он увидел чудо, когда рыбаки бежали по воде за кораблем и просили Павла: «Отче! Отче! Молитву забыли! Как там после: «Да светиться имя твое»»? Еще мне бы хотелось похвалить мусульман, которые обращаются к Богу несколько раз в день. В это время они напитывают себя светом, очищаются от скверны, становятся лучше. Молодцы. Почему православные так не делают?
   
                ВЕРА. 
          Лично для меня – это Духовность человека, Любовь в сердце и Мужество. «Зачем последнее?» – спросите вы. Очень трудно быть добрым и уверенным в мире слабых, бестолковых, крикливых. Знаете, с чего начинается мой день? Вначале я широко улыбаюсь и начинаю благодарить Деву Марию за все хорошее, что Она мне дает. Затем я проветриваю свой Храм у Сердца «солнечным ветром» и говорю «жителя королевства»: «Доброе утро, мои хорошие. Я вас люблю». Что за «жители»? Клеточки моего организма. Что за «королевство»? Сам организм. Зачем все это? Хочу максимально настроиться на весь день. Нет, у меня, конечно, бывают такие моменты, что хочется кричать от бессилия, ругаться или плакать. Что я делаю? Кричу, ругаюсь или плачу, чтобы выпустить пар, а потом снова улыбаюсь.  Перед сном я подвожу итоги, прошу прощения у тех, кого обидел вольно или невольно, благодарю за помощь тех, кто помогал мне. Стараюсь искать во всем только хорошее. 
          Когда мне было шесть лет, меня испугала огромная собака во дворе, и я стал заикаться. Что делать? Мама решила не водить меня по больницам, а вылечить сама. Каким образом? С помощью воска, воды и молитвы. Однажды она посадила меня дома на табуретку – лицом на восток – и приказала: «Молчи. Глаза не открывай. Верь». Я в ответ лишь хмыкнул: «Ага». Потом она растопила кусок воска в железной кружке и медленно вылила его в ковшик с водой. Тут же закипела вражда между горячим и холодным. Мама не обратила на это внимание, держа ковшик над моей головой и что-то шептала.
          Через пару минут процедура закончилась, и мы увидели контур собачей головы, представляете?! Шипастый такой, всклоченный, злой! «Страх вытягивается», – пояснила мама. – Завтра еще повторим». «Хорошо», – кивнул я, слегка взволнованный. На следующий день шипы на контуре стали намного тупее…. Через неделю на дне ковшика лежал почти гладенький блин из воска. Заикание? Отступило. Страх перед общением? Уменьшился. «Самовнушение», – скажите вы. «Нетушки, – отвечу я. – В шесть лет я еще не верил в Бога. А мама ВЕРИЛА. Молодец.»

          P.S. Недавно в одной книге я наткнулся на хорошие мысли и немного подкорректировал их: «Я верю в солнце, даже когда оно скрыто за тучами. Я верю в любовь, даже когда мне бывает плохо. Я верю в Бога, даже когда Его почти не слышу». Знаете, кто для меня верующий? Добрый атеист, который всем улыбается, а не равнодушный или чем-то недовольный христианин. 
         
             


Рецензии