Кровавый Билл Андерсон

КРОВАВЫЙ  БИЛЛ   АНДЕРСОН,   ИЛИ   ПАРТИЗАНЫ   МИССУРИ.

                1864  год.

1. ЗАСАДА   НА   ДОРОГЕ.

Лето  1864  года.
Медленно  рассветало. Из-за  густого  тумана  солнца  не  было  видно.
По  дороге  двигалось  небольшое  подразделение  солдат  северян  в  синих  кепи,  и  синих,  довольно  потрепанных  мундирах. Джерри  Макгвайер,  старался  не  отставать  от  старшего  и  более  опытного  своего  товарища,  Тома  Саливана.
- Дружище,  когда  такой  туман,  поверь  мне,  легко  нарваться  на  какую-нибудь  неприятность, - тихо  говорил  Саливан,  прислушиваясь  к  подозрительным  звукам. – Можно  прямо,  лоб  в  лоб  столкнуться  с  конфедератами. У  нас  был  такой  случай… В  тот  раз  туман  стоял  намного  гуще  чем  сейчас. Невозможно  было  увидеть  свои  пальцы  на  вытянутой  руке. Шли  мы  спокойно,  когда  неожиданно,  из  тумана  выскочили  мятежники  и  столкнулись  с  нами. Все  растерялись  и  замерли,  кто,  где  стоял… Джерри,  вот  это  была  картина. У  всех  нас  морды  вытянулись  от  удивления,  и  стали  похожими  на  лошадиные…
Саливан  тихонько  засмеялся,  затем  продолжил:
- Только  один  наш  сержант  Гризли,  не  растерялся. Вот,  у  кого  отменная  реакция. Сержант  ловко,  одним  движением  крутнул  в  своих  руках  винтовку  и  заехал  ближайшему  конфедерату  прикладом  прямо  в  лоб. У  парня  просто  раскололся  череп… Этот  противный  хруст  до  сих  пор  у  меня  в  ушах  стоит. Череп  хрустнул,  как  расколотый  орех,  а  сам  несчастный  отлетел  спиной  назад,  сбив  с  ног  при  этом,  еще  одного  вояку. И  тут  такое  началось... В  тот  день  меня  штыком  в  ногу  ткнули,  возможно  даже  кто-то  из  своих… Но  я,  на  него  не  в  обиде. Там  такая  свалка  началась. Южане  оказались  со  всех  сторон…  Знаешь  Джерри,  если  бы  нас  было  меньше,  все  могло  закончится  по  другому… Скорей  всего  я,  с  тобой,  сейчас  бы  не  разговаривал…
Джерри  Макгвайер  слушал  рассказ  и  его  буквально  колотило  от  страха  и  ужаса. Длинная,  тяжелая  винтовка  так  и  плясала  в  его  руках.
- Так,  что  парень,  будь  всегда  начеку, - продолжался  делиться  опытом  Саливан. – Смотри  в  оба,  прислушивайся  ко  всем  посторонним  и  подозрительным  звукам…
- Том,  впереди  нас  идут  разведчики, - немного  удивился  Джерри. – Если  что,  они  подымут  тревогу…
- Это  абсолютно  ничего  не  значит. Мы,  не  знаем,  насколько  далеко  оторвались  от  наших  разведчиков… Между  нами  может  спокойно  вклиниться  любое  заблудившиеся  в  тумане  подразделение  противника… Дружище, рассчитывай  только  на  себя  и  тогда,  возможно  ты  останешься  в  живых, - пояснил  Том.
Туман  начал  быстро  рассеиваться. Сразу  увеличился  обзор  во  все  стороны. В  этот  момент,  издалека,  до  слуха  солдат  донеслись  частые  выстрелы.
 - Это  что  еще  такое? – удивленно  спросил  один  из  солдат.
- Возможно,  это  наша  разведка  вступила  в  перестрелку  с  противником…- предположил  Саливан.
- Чего  встали! Прибавить  шаг! – злобно  рыкнул  сержант  Гризли,  первым  бросаясь  по  дороге,  навстречу  выстрелам.
Вообще-то  у  сержанта  было  имя. Генри  Хэмилтон,  так  его  звали. Но,  из-за  двухметрового  роста,  огромной  фигуры,  и  вечно  зверского  оскала,  застывшем  на  давно  небритом  лице,  сержанту  дали  прозвище  «Гризли». Да  и  силой  он  обладал  чудовищной,  не  меньше  чем  настоящий  медведь…
Рядовых  теперь  не  приходилось  подгонять,  они  бежали  на  помощь  своим  ребятам. Выстрелы  впереди  внезапно  стихли.
- Смотреть  по  сторонам! Не  зевать! - командовал  сержант  Хэмилтон.
Мили  через  две  натолкнулись  на  свой  передовой  отряд. Все  парни  были  убиты. Их  тела  неподвижно  лежали  прямо  на  дороге,  около  небольшой  рощи.
- Сержант,  посмотрите,  это  же  наши!... Вот  Абрамс  лежит,  это  Хеффс  и  Лоуз  здесь…- закричал  молоденький  солдатик  с  бледным  лицом,  усыпанным  веснушками. – Сержант,  их,  всех  убили…
- Заткнись,  Диллман! - оборвал  солдатика  сержант  Гризли. – И  без  тебя  вижу,  что  их  убили…
Солдаты  подошли  ближе  к  убитым. 
- Напали  на  наших,  скорее  всего  с  противоположной  стороны… Там,  где  не  росли  деревья  и  кусты,  и  откуда  разведчики,  явно  не  ожидали  нападения. Ловко  придумано, - оглядывался  по  сторонам  сержант  Гризли.
Оружие  солдат  пропало,  а  с  убитых  стащили  одежду  и  обувь. Только  Абрамс  остался  в  кителе,  продырявленном  сразу  двумя  пулями  и  залитый  собственной  кровью.
- Мерзавцы,  они  добивали  раненых  ножами, - сержант  Гризли  склонился  над  телом  убитого  разведчика.
Джерри  Макгвайер  подошел  ближе,  и  его  охватил  ужас  от  увиденного. Тела  солдат  жестоко  изуродовали. У  ребят  были  выколоты  глаза,  отрезаны  уши,  у  некоторых  сняли  скальпы. Макгвайера  тут  же  вырвало.
Рядом  раздались  возмущенные  крики:
- Господи,  что  они  натворили?
- Грязные  ублюдки!...
Саливан  похлопал  Джерри  по  спине:
- Ты,  как  дружище?
Макгвайер  с  трудом  разогнулся,  понял  белое,  словно  снег  лицо. У  паренька  дрожали  бескровные  губы. В  глазах  застыл  первобытный  страх. Джерри  тихо  спросил:
- Том,  что  это?... Кто  мог  такое  сотворить?.. Это  деяние  не  человека,  а  дьявола…
- Джерри,  ты  прав,… - Саливан  опасливо  озирался,  крепко  сжимая  в  руках  винтовку  Энфилд,  похоже,  ему,  тоже  было  не  по  себе. – Это  сделал  не  человек. Это  дело  рук  самого  дьявола. Дьявола  в  человеческом  обличии. Такие  следы  оставляет  после  себя  Кровавый  Билл…
- Кровавый  Билл? Том,  кто  это? – голос  Макгвайера  предательски  задрожал,  парню  хотелось  получить  ответ,  и  в  то  же  время  он,  боялся  узнать  правду.
- Никто  точно  не  знает,  кто  он  такой…- Саливан  бросил  испуганный  взгляд  на  изуродованные  тела. – Знают  только,  что  у  Кровавого  Билла  есть  свой  отряд  головорезов,  которые  в  плен  никого  не  берут,  а  раненых  добивают. После  себя  они  оставляют  вот  такие  кровавые  следы… Джерри,  не  сдавайся  в  плен  к  партизанам. Иначе  тебя  ждут  страшные  пытки  и  издевательства… Лучше  убей  себя…
Таким  взволнованным  и  испуганным  Макгвайер  своего  товарища  еще  никогда  не  видел.
- Это  не  люди,  это  звери… Они  хуже  зверей, - продолжал  говорить  Саливан. – И  сам,  никого  из  партизан  не  бери  в  плен. Этих  ублюдков  надо  безжалостно  уничтожать!
- Я,  так  не  могу…- сказал  в  ответ  Джерри.
- Макгвайер,  тогда  ты,  скоро  станешь  трупом! – заявил  сержант  Хэмилтон,  по  кличке  Гризли.

2. УИЛЬЯМ   АНДЕРСОН.

Ранние  годы  Уильяма  Андерсона  малоизвестны. Предположительно,  что  он,  родился  где-то  между  1837-м,  или  1840-м  годом,  возможно  в  округе  Джефферсон,  штата  Миссури. На  могиле  Андерсона  указан  год  рождения - 1840-й. Отец  его  был  шляпником,  мать  домохозяйкой. Еще  у  Билла  было  два  брата – Эллис  и  Джеймс.
В  середине  50-х  годов  отношения  между  Югом  и  Севером  окончательно  испортились. Граница  пролегала  как  раз  между  Миссури  и  Канзасом. Семья  Андерсонов  переезжает  жить  в  город  Агнес-Сити,  в  Канзас,  оказавшись  у  самой  границы,  разделяющей  два  штата.
Между  Южанами  и  Северянами  вспыхнула  ненависть  и  вражда,  они  занимались  воровством,  и  в  стычках,  хладнокровно  пускали  в  ход  оружие,  убивая  друг  друга. 
Юный  Билл  промышлял  конокрадством,  как  его  братья,  этим  же  занимался  его  отец.
Андерсону  перевалило  уже  за  двадцать  лет. Это  был  красивый,  высокий  и  стройный  молодой  человек,  с  длинными  черными  волосами,  с  пронзительным  взглядом,  который  часто  описывают,  как  раскаленные  угли. 
Но  в  обычной  жизни  Билл  ничем не  отличался  от  других  людей. У  него  была  жена  и  двое  сыновей,  и  соседи  считали  его  хорошим  семьянином.
Когда  началась  Гражданская  война,  Билл  выступал  на  стороне  конфедератов. В  начале  1862  года  организованные  силы  конфедерации  были  изгнаны  из  Канзаса. Те,  кто  собирался  бороться  за  Юг,  объединились  в  несколько  партизанских  групп  бушвакеров, /подробнее  о  них,  в  следующей  главе/. Эти  безжалостные  партизаны  нападали  на  солдат  северян  и  терроризировали  юнионистов,  гражданских  лиц,  поддерживающих  северян. Бушвакеры  часто  носили  форму  своих  врагов  и  мало  придерживались  правилам  ведения  войны. Партизанам  южанам  удалось  распространить  страх  и  террор  во  всем  штате.
Сам  Андерсон  пока  не  принимал  участия  в  военных  стычках. Но,  вскоре  вся  его  жизнь  круто  изменится…
По  одной  из  версий,  отца  Билла  поймал  на  украденной  лошади  местный  судья. Соседи  знали,  что  он,  занимается  темными  делами. Отца  обвинили  в  краже  сельскохозяйственных  принадлежностей,  в  том  числе  и  в  краже  лошадей. Во  время  спора  судья  застрелил  предполагаемого  конокрада. Свою  ярость  Билл  обратил  в  месть. Братья  Андерсон  нашли  людей,  убивших  их,  отца  и  жестоко  отомстили  им. Один  из  убийц  был  судья,  который  заработал  прозвище, -  «Кровавый». Билл  в  тот  момент  готов  был  убить  любого  человека,  которого  только  подозревал  в  сочувствии  к  янки.
Вторая  версия  была  более  патриотичной. 7  марта  военный  патруль  федералов,  приехавший  из  города  Олат,  проводили  расследование. Они  искали  людей,  сочувствующих  и  помогающих  партизанам - бушвакерам.
Отец  и  дядя  Уильяма  Андерсона  были  обвинены  в  пособничестве. Билла  и  его  младшего  брата  Джима,  в  это  время  не  было  дома. Они  поставляли  15  голов  крупного  рогатого  скота  кооперативному  агенту  в  Форт- Ливенворт. Когда  братья  Андерсон  вернулись,  они  нашли  отца  и  дядю  повешенными. Их  дом  спалили,  а  все  имущество  разворовали.
Узнав,  что  в  убийстве  принимал  участие  местный  житель,  Билл  с  Джимом  пристрелили  его,  отомстив  за  смерть  отца. Теперь  уже  Андерсоны,  обвинялись  в  убийстве. Проблемы  с  законом  вынудили  братьев  бежать  из  Канзаса  на  враждебную  территорию,  в  Миссури. Вскоре  Билл  и  Джим  оказались  в  партизанском  отряде. Позже,  Андерсон  забрал  своих  сестер  из  Канзаса,  где  они  жили  в  разных  местах,  опасаясь  расправы,  и  перевез  их,  в  город  Манди,  штат  Миссури.
Когда  Андерсона  спросили,  почему  он,  присоединился  к  партизанам,  Билл  ответил:
- Я,  выбрал  партизанскую  войну,  чтобы  отомстить  за  нанесенные  обиды,  за  которые  я,  не  мог  с  честью  отомстить  иначе. Когда  началась  война,  я  жил  в  Канзасе. Я,  не  хотел  сражаться  с  людьми  из  Миссури,  из  своего  родного  штата. Янки  не  смогли  заставить  меня,  поэтому  они  стали  мстить. Они,  убили  моего  отца,  и  разграбили  все  наше  имущество.
Андерсон  примкнул  к  крупному  подразделению,  которым  командовал  на  то  время,  самый известный  партизанский  командир  южан,  Уильям  Квантрилл,  бывший  в  мирное  время  простым  сельским  учителем.
Правда,  Андерсона  первоначально  встретили  довольно  прохладно. Другие  рейдеры  считали  его  слишком  самонадеянным. Билл,   вскоре,  благодаря  своему  мастерству  в  ведении  партизанских  действий,  стал  одним  из  самых  опасных  бойцов  Юга,  который  совершал  рейды  по  тылам  врага.
В начале лета 1863 года,  Андерсон  получает  звание  лейтенант. В  июне  и  июле,  Андерсон принял  участие  в  нескольких  рейдах,  против  войск  Союза, в  Вестпорт,  Канзас-Сити,  и  Лафайет,  штат  Миссури.
Но,  в  это  время  личная  жизнь  Андерсона  пошла  под  откос. Его  мать  была  убита  молнией,  а  брата  убили  индейцы. Билл  стойко  перенес  эти  известия,  но  он,  не  подозревал,  что  жизнь  готовит  ему  ещё  большую  трагедию.
Силы  северян  оказались  в  крайне  невыгодном  положении,  так,  как  население  Миссури  поддерживало  партизан,  предоставляя  им  укрытие,  обеспечивая  продовольствием. Рейдеры  Квантрилла  располагали  в  Миссури  обширной  разведывательной  сетью,  сочувствующих  им  сторонников,  из  числа  гражданского  населения. Было  устроено  множество  хитроумных  тайников,  через  которые  передавались  сведенья  партизанам  о  передвижении  воинских  подразделений  северян. Федералы  не  в  силах  поймать  ловкого  и  дерзкого  Андерсона,  тем  не  менее,  решили  покончить  с  набегами  Билла  на  свою  территорию. Янки  боролись  с  партизанами,  как  могли. Они,  прибегли  к  надежному  в  таких  случаях  способу. Чтобы  усмирить  партизан,  федералы  стали  производить  захват  и  арест  заложников,  из  числа  их  родственников.
Сестры  Андерсона  тоже  включились  в  опасную  игру,  игру  в  шпионов. Они  стали  помогать  партизанам,  собирая  сведенья  на  территории  подконтрольной  Союзу. Генерал  Томас  Юнг-младший,  приказал  арестовать  женщин  в  семьях  известных  партизан  конфедератов,  из  группировки  Квантрилла. Арестовывают  так  же  женщин,  которых  подозревали  в  оказании  медицинской  помощи  и  снабжающих  продовольствием  партизан.   
Янки  арестовали  трёх  сестёр  Уильяма  Андерсона;  Марию,  Жозефину  и  Марфу. Женщин  заключили  под  арест,  в  городе  Канзас-Сити,  штат  Миссури,  с  девятью  другими  женщинами. В  то   время  город  назывался  просто  Канзас.  Арестованных  женщин  поместили  в  пустующее  трехэтажное  здание,  по  адресу,  улица  Гранд,  / Grand/,  дом  1425,  (иначе  говоря,  улица  Большая). В  этом  здании  раньше  находился  магазин  и  таверна.
Ночью,  13  августа  старое  здание  рухнуло,  скорей  всего  от  ветхости. Погибли  четыре  женщины,  многие  были  тяжело  ранены. Среди  погибших  оказалась  четырнадцатилетняя  сестра  Билла – Жозефина  Андерсон. У  другой  сёстры,  Марии  были  сломаны  ноги,  и  она  осталась  калекой  на  всю  жизнь. Третья  сестра  Молли,  получила  серьезные  травмы  спины  и  рваные  раны  на  лице.
Позднее  прошел  слух,  что  солдаты,  стараясь  разместить  большое  количество  заключенных,  в  старом  здании,  преднамеренно  удалили  опорные  балки  на  нижних  этажах. Из-за  этого  здание  и  рухнуло.
Говорят,  что  узнав  об  ужасной  смерти  своих  сестёр,  у  Билла  внутри  что-то  оборвалось. Андерсон  считал,  что  это  было  преднамеренное  убийство. Он,  потерял  рассудок  от  горя  и  стал  одержим  местью. Говорили,  что  гибель  всей  его  семьи  превратила  Билла  в  убийцу-психопата. Он,  желал  для  врагов  кровавой  мести.
Билл  продолжает  буйствовать,  путешествуя  по  Миссури,  и  оставляя  повсюду  кровавые  следы  на  своём  пути. Он,  прославился  своей  жестокостью. Андерсоном  было  убито  огромное  количество  солдат  Севера,  и  он,  не  испытывал  ни  жалости  ни  раскаяния. Его  часто  называют  “Самым  кровавым  убийцей,  самой  смертоносной  войны  Америки”.
За  свои  «подвиги»  Андерсон  получил  прозвище  “Кровавый  Билл”. Убив  кого-нибудь,  он,  затем  выкалывал  жертве  глаза,  отрезал  уши  и  снимал  скальп. Говорят,  что  после  каждого  нападения  на  федералов,  всё  лицо  Билла  было  залито  кровью. Сам  Билл,  наслаждался  страданиями  и  страхом  своих  жертв. Однако,  несмотря  на  свою  жестокость,  Билл,  возможно  в  память  своих  сестер,  всегда  щадил  женщин  и  девушек.
Отряд  Андерсона,  всего  75-80  мужчин,  стали  самыми  известными  головорезами  южан.

Легкий  утренний  туман  опустился  на  лес,  размазывая  очертания  деревьев.  Тишину  леса  нарушало  веселое  щебетанье  птиц,  которые  проснулись  с  рассветом. Трое  солдат  северян,  высланных  в  дозор,  затаились  в  густом  кустарнике. Двое  из  них,  Майк  Кессель  и  Люк  Стерн  были  опытными  вояками,  а  Стив  Оуэн,  попал  на  войну  совсем  недавно. Два  ветерана  бородача,  и  молоденьки  парнишка,  у  которого  еще  толком  не  росли  борода  и  усы.
Оуэн,  изо  всех  сил  пытался  скрыть  свой  страх, перед  более  опытными  товарищами,  держался  напряженно  и  постоянно  крутил  головой,  вздрагивая  от  любого  шума. Лес  казался  ему  таинственным,  он,  пугал  и  волновал  паренька.
- Оуэн,  расслабься, - хихикнул  Кессель,  подмигнув  своему  товарищу  Стерну. – Тебе,  с  нами  нечего  бояться. 
Оуэн  вглядывался  в  сторону  позиций  конфедератов. Именно  оттуда  считал  парень,  исходит  главная  опасность.
- Смотри  Люк,  как  нам,  повезло  с  напарником, - продолжал  подначивать  Майк  Кессель. – Я,  так  понял,  что  мимо  нашего  вояки,  мышь  даже  не  проскользнет. А  мы,  с  тобой,  можем  спокойно  подремать…
В  этот  момент  появились  вооруженные  всадники. Они  внезапно  вынырнули  из  тумана,  но  не  с  той  стороны,  откуда  их  ожидали. Всадники  спокойно  ехали  со  стороны  позиций  северян. Но,  это  были  не  северяне,  а  партизаны  конфедераты. О  том,  как  они,  оказались  у  них  в  тылу,  уже  поздно  было  гадать.
- Это  же  бушвакеры…- прошептал  Стив  Оуэн,  вскидывая  к  плечу  винтовку.
Новичок  оказался  храбрей,  чем  можно  было  подумать  про  него. Реакция  Майка  Кесселя  была  молниеносной. Он,  мгновенно  схватился  за  ствол  винтовки  Оуэна  и  сильно  дернул  ее  вниз,  к  земле. Вторую  руку  Кессель  приложил  к  губам,  в  знак  молчания. Оуэн  увидел,  как  резко  побледнело  лицо  напарника,  а  глаза  его  расширились  от  страха.
- Ничего  не  делай, - одними  губами  прошептал  бородач,  и  покачал  головой. 
Всадники  медленно  проезжали  мимо,  в  полной  тишине,  словно  таинственные  призраки. Казалось,  что  они  плыли  по  туману,  а  не  передвигались  по  земле. Скорей  всего  копыта  лошадей  были  обмотаны  тряпками,  чтобы  меньше  создавать  шума. Их  было  больше  полусотни. Дозорным  повезло,  рейдеры  из,  не  заметили.
- Почему  вы,  остановили  меня? – тихо  спросил  Стив,  когда  всадники  исчезли  из  вида. – Это  же  были  наши  враги…
- Да,  ты,  прав,  это  были  враги. Но,  они  ехали  не  к  нашим  позициям,  а  наоборот,  уже  возвращались  к  себе… Если  бы  ты,  Оуэн,  сделал  выстрел…- Кессель  тяжело  вздохнул  и  рукавом  вытер  вспотевший  лоб. – Пожалуй,  мы,  не  прожили  бы  и  минуты,  после  твоего  выстрела… Знаешь  парень,  кто  это  был?
- Бушвакеры…- ответил  Стив.
- Точно… Это  проехал  отряд  Кровавого  Билла, - сказал  Кессель.
Упомянутое  имя  Кровавого  Билла,  произвело  на  всех  троих  солдат  гнетущее  впечатление. О  Кровавом  Билле,  среди  северян  ходили  жуткие  слухи. От  рассказов  про  «подвиги»  партизан,  у  южан  стыла  в  жилах  кровь.
- Почему  вы,  думаете,  что  это  отряд  Кровавого  Билла? – спросил  Оуэн.
- Я,  не  думаю. Я,  уверен  в  этом… Если  бы  ты,  малыш,  был  немного  повнимательней,  то  сумел  бы  разглядеть,  что  к  седлам  лошадей  были  приторочены  человеческие  скальпы. Такое  делают  только  люди  Кровавого  Билла. .. Ублюдки,  гордятся  своей кровавой  работой. Эти  ребята  не  отказались  добавить  к  своим  седлам  наши  скальпы… Лично  я,  воздам  хвалу  Господу,  что  сегодня,  не  лишился  волос  на  своей  голове…   
 
3. ПАРТИЗАНЫ;   ДЖЕЙХОКЕРЫ,   КРАСНОНОГИЕ    И    БУШВАКЕРЫ.
   
Канзасский  городок  Лоуренс,  в  1860-е  годы  имел  опасную  славу. Поговаривали,  что  там  базируются  крупные  партизанские  группировки  Севера – Джейхокеры, /Jayhawkers/,  (толком  не  переводится,  вероятно,  в  честь  одного  из  отцов-основателей  США,  Джона  Джея;  по  одной  из  версий  это  означает  "Ястребы  Джея"),  и  Рэдлэгс,  /Redlegs/,  («Красноногие»),  ответственные  за  разорение  множества  южных  рабовладельческих  плантаций  и  роспуска  рабов.
Красноногие  были  созданы  в  1862  году,  генералами  Томасом  Юнгом  и  Джеймсом  Блантом,  чтобы  защитить  Канзас  от  рейдерских  налетов  и  грабежей,  в  помощь  силам  Союза. Тайная  военная  организация  изначально  состояла  всего  из  163  человек. Но  другие  источники  утверждают,  что  Красноногих  никогда  не  было  меньше  50,  и  больше  100  человек. В  качестве  командира  выбрали  Джорджа  Хойта,  который  год  назад  подал  в  отставку  из  армии. В  своем роде  это  была  неформальная  милиция  или  ополчение,  к  которым  также  принадлежали  Джейхокеры.
Свое  название  боевики  получили  благодаря  грабежам,  а  пограбить  они  любили. Как-то  ополченцам  попался  обувной  магазин,  принадлежащий  человеку  по  имени  Уильяму  Дюка. В  магазине  они  нашли  около  100  кусков  шкур  красной  овчины,  которую  сразу  же  изъяли. Этой  красной  овчиной  мародеры  покрыли  голенища  своих  сапог,  и  приобрели  особый  облик  и  новое  имя. Теперь  мародеры  из  Канзаса  были  известны,  как  Красноногие.
Джейхокеры  так  называли  себя  Канзасские  противники  рабства. Позже,  во  время  войны,  это  было  прозвище  части  7-й  Канзаской  кавалерии,  под  командованием  полковника  Чарлза  Дженисона. Но  Джейхокеры  не  всегда  были  популярны  даже  в  своем  родном  штате  Канзас. Часто,  когда  Джейхокеры  оказывались  без  федеральной  поддержки,  они  не  брезговали  заниматься  кражами  лошадей  и  обычными  грабежами,  у  канзаских  фермеров.
Отряды  Джейхокеров  проводили  многочисленные  кровавые  вторжения  в  Миссури. На  их  совести  некоторые  из  самых  известных  злодеяний  Гражданской  войны,  в  том  числе  резня  в  городе  Оцеола.
Есть  еще  одно  происхождение  термина  Джейхокер. Оно  означает  мифическую  птицу,  нечто  среднее  между  Голубой  Сойкой  и  ястребом-перепелятником,  нападающим  на  более  слабых  птиц. Имя  Джейхокер  стали  использовать,  чтобы  описать  ужасы  грабежей,  мародерства  и  убийств,  которые  оставляли  за  собой  партизаны.    
У  южан  были  свои  партизаны,  которые  называли  себя,  Бушвакерами,  / Bushwhackers/. Бушвакеры  безжалостно  преследовали,  грабили,  и  убивали  тех,  кто  стоял  на  стороне  северян. Бушвакеры  провели  несколько  хорошо  организованных  рейдов,  сжигая  города,  устраивая  засады. Они  были  ничем  не  лучше,  и  ничем  не  хуже  Джейхокеров  и  Красноногих.    
Вскоре  партизаны  оказались  вне  закона,  как  с  одной,  так  и  с  другой  стороны. К  ним  стали  относиться,  как  к  обычным  преступникам,  и  особо  не  церемонились. Партизаны  в  отместку  стали  убивать,  захваченных  в  плен  солдат.
Во  время  Гражданской  войны  в  США,  партизан  было  едва  ли  не  больше,  чем  государственных  армий  федералов  и  конфедератов. Причём  партизаны  в  зависимости  от  штата  поддерживали  и  тех,  и  других. Одним  из  наиболее  крупных  партизанских  образований  были  рейдеры  под  началом  Уильяма  Кларка  Квантрилла. Квантрилл  находился  в  звании  капитана,  (у  партизаны  тоже  были  звания,  как  у  военных).
Джим  Генри  Лейн,  являлся  таким  же  партизанским  командиром,  как  и  сам  капитан  Квантрилл. Только  сейчас  они,  были  по  разные  стороны  фронта.

23  сентября  1861  года,  город  Оцеола,  атаковала,  так  называемая  Бригада  Лейна,  состоящая  из  добровольцев. Ходили  упорные  слухи,  что  в  Оцеола  конфедераты  хранили  свои  деньги.
Город  разграбили  и  сожгли. Девять  местных  жителей  схватили,  и  быстро  осудили  военно-полевым  судом. Затем  мужчин  быстро  казнили  под  барабанный  бой.
Добыча  была  богатой. Партизаны  угнали  350  лошадей,  400  коров,  200  рабов  и  увезли  с  собой  3000  мешков  муки. Мародеры  вытряхнули  все  запасы,  которые  находились  в  городских  магазинах. Все  награбленное  стали  загружать  на  повозки. Сюда  входила  доля  Лейна,  включая  множество  шелковых  платьев,  и  огромное  то  ли  фортепиано,  то  ли  пианино,  которое  ему,  очень  понравилось.
У  Лейна  было  твердое  намерение  стереть  Оцеола  с  лица  земли,  и  он,  отдал  приказ  сжечь  город. Из  800  сгоревших  городских  зданий  осталось  целыми  только  три. Город  позже  никогда  больше,  полностью  не  смог  восстановиться.
Бригада  Лейна  отлично  повеселилась. Мародеры  так  напились,  что  когда  пришло  время  покидать  сожженный  город,  они,  не  могли  сидеть  верхом  на  лошадях. Партизан  пришлось  размещать  на  повозках.
Джим  Лейн  подвергся  резкой  критики  за  свои  действия  в  Оцеола. Наиболее  сильно  выступал  против  налета  на  город  генерал  Генри  Халлек,  командующий  Департамента  Миссури. Он  считал,  что  рейд  Лейна  только  усугубил  положение,  и  активизировало  сопротивление  южан.  Два  года  спустя  Оцеола  стал  причиной  рейда  на  город  Лоуренс.
Партизанский  предводитель  южан,  Уильям  Квантрилл,  родился  31  июля  1837  года  в  Дувре,  штат  Огайо. Он  был  старшим  ребенком,  из  двенадцати  детей,  четверо  из  которых  умерло  в  младенчестве. Будучи  ребенком,  Уильям,  уже  был  не  по  детски  жесток,  по  отношению  к  животным. Очевидцы  утверждали,  что  Квантрилл  развлекаясь,  прибивал  пойманных  змей  к  деревьям. Любил  стрелять  по  ушам  свиней,  чтобы  услышать  их  испуганный  визг. Он,  связывал  кошек  вместе,  за  хвосты  и  спокойно  смотрел,  как  несчастные  животные,  при  помощи  когтей  и  зубов  убивают  друг  друга. 
Когда  Квантриллу  было  четырнадцать  лет,  у  него  умер  отец  от  туберкулеза,  оставив  семье  большие  финансовые  долги. Некоторое  время  Уильям  работал  сельским  учителем. Через  год  он,  покинул  свой  дом  и  отправился  в  поисках  работы  в  город  Мендота,  штат  Миннесота.
В  1857  году  Квантрилл  переехал  в  Канзас  и  там  связался  с  ворами,  убийцами  и  разбойниками. Общение  с  бандитами  наложило  свой  отпечаток  на  характер  молодого  парня.
Рыжеволосый,  с  холодными  голубыми  глазами,   Квантрилл  создавал  вполне  приятное  впечатление. Но  про  Уильяма  говорили,  что  он  лишен  какой  либо  морали.
Уильям  нашел  работу  на  складах,  на  разгрузке  леса. Однажды,  во  время  работы  в  ночную  смену  Уильям  поссорился  и  застрелил  человека. Квантрилл  утверждал,  что  это  была  самооборона,  но  все  равно  его  арестовали. Поскольку  не  было  свидетелей  произошедшего,  а  потерпевший  был  в  городе  новым  человеком,  которого  никто  не  знал,  Квантрилла  освободили.

4. РЕЗНЯ  В  ЛОУРЕНСЕ.

Вообще,  Канзас  был  штатом,  где  волнения  относительно  необходимости  отмены  рабства  начались  задолго  до  войны,  ещё  в  1856  году. Зная,  что  Лоуренс  считается  первоочередной  мишенью  для  войск  конфедератов,  жители  поголовно  были  вооружены,  а  дома  чаще  всего  напоминали  крепость. Но  война  шла,  а  боевые  действия  всё  обходили  и  обходили  Лоуренс  стороной. К  1863  году  бдительность  горожан  снизилась,  война  была  где-то  в  других  местах,  а  партизаны-федералы  по-прежнему  базировались  в  городе  и  совершали  набеги  на  южан.
Именно  поэтому  капитан  Квантрилл  избрал  Лоуренс  в  качестве  очередной  мишени  для  партизанской  атаки. Сам  он,  мотивировал  эту  атаку  как  месть  за  город  Оцеола,  штат  Миссури,  взятый  федеральными  войсками  под  командованием  сенатора  Лэйна. Связь  была  проста:  сенатор  Лэйн  жил  в  Лоуренсе.


21  августа  1863  года,  три  часа  утра. Отряд  партизан  южан,  в  темноте  осторожно  продвигается  по  старой  дороге  Санта-Фе,  ведущей  в  город  Канзас. Партизанам  попадается  дом. В  доме  находят  одного  перепуганного  мальчишку. Его  вытаскивают  из  постели  и  заставляют  показать  дорогу  на  Лоуренс.
При  подходе  к  городу  южане  убивали  всех  фермеров,  которых  они  повстречали  по  дороге.
С  первыми  проблесками  рассвета  рейдеры  оказываются  на  окраине  города. Темный  силуэт  города  еще  плохо  просматривался. Город  еще  дремал,  не  подозревая,  какая  участь  его  ожидает. В  городе  не  звука,  только  где-то  вдалеке  встревоженно  тявкала  дворняжка.
Квантрилл  приказал  выслать  двух  человек  на  разведку  в  город,  чтобы  убедиться,  что  в  городе  их,  не  ожидает  засада.
Два  всадника  отделились  и  двинулись  к  спящему  городу. Это  были  опытные  партизаны,  оба  в  широкополых  шляпах,  бородатые,  с  грубыми  чертами  лица. Мужчины  вытащили  из  седельных  чехлов  винтовки  и  положили  их  себе  на  колени. С  двух  сторон  пояса  у  каждого  висели  по  два  револьвера.
Разведчики,  покачиваясь  в  седлах,  медленно  двигались  по  темным,  пустынным  улицам,  готовые  в  любую  минуту  открыть  огонь. Убедившись,  что  в  городе  все  спокойно  мужчины  повернули  лошадей  назад.
Квантрилл  дал  знак,  и  рейдеры  двинулись  к  городу. В  предрассветный  час,  около  четырехсот  вооруженных  мужчин,  ворвались  в  спящий  Лоуренс,  на  полном  скаку,  стреляя  в  неосвещенные  окна  домов  из  револьверов. Южанам  повезло,  они  застали  город  врасплох.
Первой  жертвой  южан  стал  преподобный  Снайдер,  черный  мужчина,  который  состоял  в  Организации  Объединенных  Братьев. Он  вышел  во  двор  своего  дома,  услышав  шум  на  улице. Здесь  его  и  расстреляли  из  ружей  и  револьверов.
В  городе  начались  поджоги  домов. Партизаны  грабили  и  убивали. Когда  Квантрилл  и  его  рейнджеры добрались  до  центра  города,  они  разделились. Бандиты,  а  иначе  партизан  трудно  назвать,  рассеялись  по  всему  городу,  отыскивая  для  расправы  несчастных,  перепуганных  горожан. Многие  партизаны  даже  не  слазили  со  своих  лошадей. Они,  верхом  заезжали  во  дворы,  выбивали  двери  домов,  или  же  просто  стреляли  через  разбитые  окна,  окружая  выбранный  для  расправы  дом  со  всех  сторон. Мужчины  умирали  в  своей  постели,  в  ночных  сорочках,  так  и  не  поняв,  что  происходит. Немногие  успевали  дотянуться  до  своего  оружия. Полусонные  мужчины,  слыша  со  всех  сторон  дикие  крики  и  частые  выстрелы,  не  решались  оказывать  сопротивление,  а  предпочитали  спрятаться,  ища  убежище  в  канавах,  или  пытались  вырваться  из  города.
Женщины  пытались  спасти  раненых  мужей,  сыновей  и  отцов,  бросаясь  к  несчастным. Но  партизаны  грубо  их  оттаскивали,  а  раненых  добивали  выстрелом  в  голову. Было  похоже,  что  партизаны  придерживались  четкого  приказа,  на  истребление  всех  мужчин  в  городе.
Немногие  пытались  оказать  сопротивление. Но  преимущество  было  на  стороне  мародеров. Слабое  сопротивление  быстро  и  жестоко  подавлялось.
Вскоре  город  стал  гореть,  улицы  заволокло  густым,  удушливым  дымом. Сюда  же  на  улицы  выволакивали  и  бросали  трупы  убитых,  полураздетых  мужчин. Между  домами  бегали  обезумевшие  от  горя  и  страха  женщины  и  дети,  которых,  по  приказу  Квантрилла  не  убивали.
По  воспоминаниям  очевидцев  партизаны  были  плохо  одеты,  а  большинство  южан  смотрели  на  горожан,  словно  дикие  звери,  не  скрывая  своей  злобы. Занимаясь  грабежами  и  убийствами  партизаны,  тем  не  менее,  не  забывали  о  своей  безопасности. На  ближайшую  гору,  около  города,  отправили  несколько  человек  в  качестве  дозорных.
Люди  Квантрилла  носились  верхом  на  лошадях,  выкрикивая  ругательства  и  стреляя  в  любого  человека,  которого  они  встречали. Заминка  возникла,  когда  бандиты  добрались  к  Дому  Элдриджа,  городской  гостинице,  ранее  известного,  как  Фри  Стейт  Хотель. Стрельба  прекратилась,  и  партизаны  на  мгновенье  застыли,  словно  оказались  не  перед  гостиницей,  а  перед  воротами  форта. В  одном  окне  они  увидели  мужчину,  который  размахивал  белым  куском  бумаги – импровизированным  флагом  капитуляции.
- Зачем  вам,  гостиница? – спросил  некто,  Александр  Банки,  федеральный  прево  из  Канзаса. – Здесь  мирные  люди,  которые  не  представляют  для  вас  угрозы.
- Всего  лишь   для  грабежа, - скромно  улыбнулся  капитан  Квантрилл.
Несколько  вооруженных  мужчин  нервно  сжимали  винтовки. Они  не  представляли  серьезной  опасности  для  южан,  но  могли  их,  немного  задержать.
- Я,  предлагаю  вам  сдаться! – крикнул  Квантрилл,  покачивая  кольтом.
- Мы,  согласны  сдаться,  если  вы,  пообещаете  нас  пощадить, - отозвался  Банки.
- Хорошо,  не  возражаю, - удивительно  легко  согласился  капитан  рейдеров.
Мужчины  в  гостинице  сомневались,  но  всё-таки  разоружились. Как  только  люди  сложили  оружие,  Квантрилл  скомандовал  своим  людям:
- Этих  в  отеле  оставьте  в  покое,  остальных  убейте! Лоуренс  должен  быть  тщательно  очищен  от  этой  мрази! Единственный  способ,  чтобы  очистить  город,  их  необходимо  убить!
Партизаны  стали  расходиться  по  улицам,  продолжая  убийства  и  грабежи.
- Всем  покинуть  отель! – скомандовал  Квантрилл. – Я,  намерен  спалить  это  здание!
Людей  охватил  ужас  и  паника. Они  бросились  выбегать  из  гостиницы. В  этот  момент  раздались  выстрелы. Один  из  партизан  не  сдержался  и  открыл  огонь  по  толпе  выбегающих.
- Прекратить  огонь! – закричал  капитан…
В  другом  отеле,  окруженном  партизанами,  находилось  четырнадцать  мужчин,  которые  сказали,  что  они  могли  бы  сдаться,  если  их  оставят  в  живых. Южане  согласились. Когда  мужчин  ограбили,  а  все  ценности  были  изъяты,  партизаны  открыли  огонь. Погибли  двенадцать  человек. Повезло  только  двоим,  они  отделались  только  ранениями. 
Квантрилл  имел  сведенья,  что  в  городе  присутствуют  два  небольших  подразделения  федералов,  которые  впрочем,  не  представляли  для  них  большой  опасности. Партизаны  ворвались  в  один  военный  лагерь,  в  котором  расположились  солдаты  новобранцы  из  Канзаса. Было  убито  семнадцать  ничего  не  подозревающих  солдат,  а  пятерых  ранили.
Андерсон,  снял  с  капитана,  который  командовал  военной  полицией,  его,  вполне  приличную  униформу. Партизаны  любили  переодеваться  во  вражескую  одежду.
Во  втором  лагере  находились  солдаты  негры. Они  даже  не  были  вооружены. Поэтому  сопротивления  никто  не  оказал. Солдаты  просто  разбежались,  спасая  свои  жизни.

Еще  одна  цель,  которую  преследовал  Уильям  Квантрилл,  при  нападении на  Лоуренс,  было  найти  и  убить  бригадного  генерала  добровольцев,  лидера  джейхокеров  Джима  Лейна.
Человек,  который  возглавлял  «список  смертников»,  в  то  утро,  когда  началась  резня,  находился  в  городе. Реакция  Лейна  и  его  инстинкт  самосохранения  оказались  на  высоте. Только  заслышав  выстрелы,  на  окраине  города  Лейн  сразу  все  понял. Выскочив  из  кровати,  в  одной  ночной  сорочке,  не  теряя  ни  секунды,  Джим  Лейн  выскочил  из  дома  и  убежал  от  партизан  через  кукурузное  поле. Сенатору  повезло,  ему  удалось  уйти  незамеченным.
Через  некоторое  время  в  дом  ворвались  партизаны. Пустая,  смятая  постель  и  перепуганная  жена,  вот,  что  увидели  бандиты. Поиски  главаря  джейхокеров  ничего  не  дали,  Лейн  исчез.
Выгнав  испуганную  женщину  на  улицу,  южане  подожгли  дом. В  один  миг  пламя  охватило  деревянное  строение. Жена  стояла,  с  ужасом  наблюдая  за  этим. Рядом  кружили  разъяренные  неудачей  убийцы,  посылая  угрозы  в  адрес  Лейна. 
Уильям  Квантрилл  удаляется  в  свой  бывший  дом,  где  спокойно  завтракает,  не  обращая  внимания  на  выстрелы  и  крики. Его  же  люди  спокойно  продолжают  бойню. Многие  горожане  сначала  считали  себя  в  безопасности,  полагали,  что  ворвавшиеся  в  город  партизаны  приехали,  чтобы  разобраться  только  с  янки  и  чернокожими. Но  партизаны  сразу  начали  убивать  всех  мужчин,  без  разбора. Женщин,  по  приказу  Квантрилла  не  трогали. Женщин  не  убивали,  но  они  стали  невольными  свидетелями  убийства  своих  сыновей,  братьев  и  отцов. Они  вынуждены  были  смотреть,  как  сжигают  их  дома,  уничтожают,  или  разворовывают  имущество. Некоторые  женщины  под  страхом  смерти  прятали  сограждан  в  своих  подвалах.
В  нападении  на  Лоуренс  участвовали  братья  Джеймсы;  Джесси  и  Фрэнк, по  окончанию  гражданской  войны,  будущие  лихие  грабители  банков,  дилижансов  и  поездов.
В  одном  из  дворов  несколько  партизан  обнаружили  пожилую  пару,  которые  там  прятались.
- Умоляю  вас,  не  трогайте  моего  мужа, - взмолилась  женщина. – Мы,  уже  старые  люди. Нам,  не  так  много  осталось  уже  жить… Пощадите… Оставьте  нас  в  покое… 
- Вот  именно  мэм,  вам,  осталось  жить  совсем  не  долго… - зловеще  улыбнулся  один  из  партизан,  направляя  свою  лошадь  прямо  на  женщину.
Игнорируя  мольбы  пожилой  женщины,  бандиты  преследовали  старика  по  двору,  стреляя  по  нему  из  револьверов,  сначала  для  развлечения,  а  затем  уже  и  на  поражение. Шансов  спастись  у  старика  не  было…
Видя  устроенную  в  городе  резню,  молодой  Джесси  Джеймс  брезгливо  поморщился:
- Фрэнк,  мне  это  не  по  душе… Я,  не  хочу  убивать  беззащитных  горожан…
Фрэнк  только  усмехнулся.
Одна  женщина  стала  свидетелем  жестокого  убийства  своего  мужа. Она  попыталась  вытащить  его  тело  из  горящего  дома. Несколько  партизан,  которые  находились  поблизости,  запретили  ей  это  делать. Когда  женщина  попыталась  хотя  бы  снять  со  стены  портрет  мужа  в  рамке,  ей  и  это  запретили  делать. У  женщины  началась  истерика. Бандиты  только  потешались  над  несчастной.
-Забирай  своих  детей,  и  проваливай! – кричал  один  партизан,  угрожая  женщине  револьвером.
- У  меня  там  муж…- отвечала  женщина.
- Забудь  о  своем  муже. Его  больше  уже  нет…
- Мне  надо  его  похоронить…
- А  я,  говорю,  проваливайте  отсюда! – горячился  бандит. – Иначе,  я,  за  себя  не  ручаюсь. Пристрелю  всех  вас,  и  тебя,  и  твоих  щенков,  так  же,  как  и  твоего  мужа.
Наконец,  после  угроз  смерти,  женщина  увела  детей  в  сторону. Там  она  наблюдала,  как  горел  ее  дом. Через  открытую  дверь  женщина  могла  видеть  тело  убитого  мужа.
Один   из  бандитов,  заметив  на  ногах  убитого  новые  сапоги,  не  сдержался,  заскочил  в  дом,  охваченный  пламенем. Там  бандит  быстро  стянул  сапоги  с  убитого,  поменял  их,  на  свои  рваные. Партизан,  уже  на  улице  примерил  обновку.
- То,  что  надо…- крикнул  мародер  и  ускакал…
Говорили,  что  Андерсон,  в  Лоуренсе  лично  застрелил  14  человек. Некоторые  мужчины  умоляли  его  пощадить  их,  но  все  было  напрасно. Из  отряда  Андерсона  особенно  отличились;  Арчи  Климент  и  Фрэнк  Джеймс.
- Мои  бедные  сестры,  тоже  умоляли  их,  не  арестовывать! – пылая  гневом,  крикнул  в  ответ Андерсон. – Их,  никто  не  пожалел… В  результате,  одна  сестра  погибла,  вторая  останется  инвалидом  до  конца  жизни… Я,  этого  ни  кому,  ни  прощу…
Партизаны  сожгли  дотла  четверть  города,  по  крайней  мере,  сгорели  около  100  домов,  еще  столько  же  оказались  повреждены  в  разной  степени. Деловой  центр  города  почернел  от  дыма  и  находился  в  огне. Бандиты  ограбили  оба  городских  банка  и  расстреляли  от  170  до  200  горожан  мужского  пола,  почти  все  мужское  население  города. Точное  число  погибших  неизвестно,  потому  что  некоторые  горожане  были  заживо  сожжены  в  домах. Они  убили  всех  мужчин,  в  возрасте  от  14  до  90  лет. Пожалели  только  тех,  кто  не  в  состоянии  был  держать  оружие  в  руках. Восемьдесят  женщин  остались  вдовами,  двести  пятьдесят  детей  остались  сиротами. Сами  партизаны  не  потеряли  ни  одного  человека.
Несмотря  на  категорический  приказ  Квантрилла,  не  трогать  женщин,  некоторых  женщин  всё-таки  партизаны  убили. Были  так  же  случаи  изнасилований  женщин.
В  9 утра,  после  четырех  часов  бойни  партизаны  покидали  изувеченный  город,  улицы  которого  устилали  трупы  горожан. В  нескольких  милях  от  города,  одним  из  дозорных  были  замечены  приближающие  войска  федералов. Через  несколько  минут  город  опустел.
Перед  отъездом,  капитан  Квантрилл  выдал  молоденькому,  перепуганному  мальчишке,  который  вывел  их,  по  темноте  к  городу,  новый  костюм  и  прекрасную  лошадь. Мальчишке  разрешили  вернуться  домой.

Отряд  Квантрилла  покинул  Лоуренс,  преследуемый  войсками  федералами. Уже  на  следующее  утро  партизаны  вернулись  к  себе  в  Миссури. За  последующую  неделю  северяне  безуспешно  пытались  найти  и  захватить  Квантрилла,  или  кого-нибудь  из  его  соратников. Федералы  сжигают  дома  «сочувствующих»  конфедератам  и  убивают  около  100 человек,  которых  они  принимают  за  рейнджеров  южан.
25  августа  генерал  Юнг,  в  отместку  за  рейд  на  Лоуренс  принял  ответные  меры  против  мятежников. Он,  издаёт  Генеральный  приказ  №11,  приказ  об  эвакуации  почти  20  тысяч  людей  из  четырех  графств  Миссури,  вдоль  границы  с  Канзасом,  к  югу  от  реки  Миссури. К  ним  относились;  Бэйтс,  Касс,  Джексон  и  часть  графства  Верона,  /за  исключением  нескольких  городов/. Генерал  Юнг  был  уверен,  что  население  этих  графств  поддерживает  партизан.
Людей  насильно  заставили  покинуть  свои  дома. Следом  шли  союзные  войска,  сжигая  опустевшие  дома,  поджигая  засеянные  поля  и  убивая  скот. Это  делалось,  чтобы  лишить  партизан  продовольствия  и  поддержки. Вскоре  область  была  опустошена. Целый  ряд  городков  и  селений  были  разграблены  и  сожжены  на  границе  Миссури.
Отряд  Квантрилла  ушел  на  юг,  в  Техас,  собираясь  там  немного  отсидеться  и  собраться  с  новыми  силами. Здесь,  в  Техасе,  Андерсон  влюбился  и  женился  на  девушке  Буш  Смит  Шерман.

5. ОБОРОТНИ   БИЛЛА    АНДЕРСОНА.

После  рейда  на  Лоуренс,  отношения  между  Квантриллом  и  Андерсоном  ухудшились. Квантрилл,  возможно  ревнуя  к  успехам  Андерсона,  считал  того  вором  и  убийцей  и  распространял  слухи,  что  именно  тот,  несет  ответственность,  за  самые  зверские  злодеяния  партизанской  войны  на  границе  Миссури – Канзас. В  октябре,  Квантрилл  пошел  дальше,  он,  расстрелял  одного  из  людей  Андерсона,  обвинив  его  в  краже. Это  стало  последней  каплей.
Андерсон  собрал  своих  сторонников  и  покинул  основной  отряд. С  этого  момента  Уильям  Андерсон  действовал  самостоятельно.
К  весне  1864  года  Андерсон  возвращается  в  Миссури  со  своим  отрядом,  и  уже  через  несколько  месяцев  приобретает  репутацию  жестокого  и  безжалостного  человека.
В  июне  от  Квантрилла  откололся  еще  один  отряд,  во  главе  которого  стал  Джордж  Тодд. До  войны  Тодд  работал  каменщиком  по  строительству  мостов,  и  служил  в  государственной  охране  Миссури. Во  время  войны  Тодд  стал  одним  из  главных  помощников  Квантрилла.
В  это  время  Квантрилл  и  Тодд  становятся  менее  активными. Зато  Андерсон  развивает  бурную  активность. Из  всех  партизанских  вожаков  конфедерации,  в  штате  Миссури,  именно  его  боялись  больше  всего  федералы. Благодаря  своим  успехам  Андерсон  мог  набрать  в  свой  отряд  больше  новых  партизан. Но  Билл  был  избирательным,  при  наборе  новобранцев. Он,  отсеивал  всех,  кроме  яростных  и  дерзких  парней,  которые  были  похожи  на  него  самого.
Андерсон  и  его  люди  несколько  месяцев  отдыхали  в  Техасе,  после  чего  вернулись  на  Миссури. В  это  время  Эгберт Браун,  назначенный  бригадным  генералом  американских  добровольцев,  боролся  с  партизанами  южанами,  охраняя  территорию  от  рейдерских  набегов,  в  глубь  пограничной  территории. Несмотря  на  это,  Андерсон  совершает  рейды  в  Купер  и  Джонсон  Каунти,  в  штате  Миссури,  грабит  местных  жителей.
12  июня  1864  года,  Андерсон  во  главе  полусотни  своих  людей  устроили  засаду  на  15  милиционеров  миссури. 12  милиционеров  были  убиты  и  ограблены. На  следующий  день  партизаны  атакуют  поезд,  перевозивший  членов  Союза  1-й  Северо-Восточной  кавалерии  Миссури,  убив  при этом  9  солдат. В  обоих  случаях  мертвецы  были  ограблены,  а  их  тела  изуродованы  и  скальпированы.
Пресса  испуганно  заявила,  что  повстанцы  захватили  всю  область. А  самого  Андерсона  называли  не  иначе,  как  «Дьяволом».
Андерсон  и  его  люди  захватили  одежду  убитых  федералов,  которую  они  использовали  для  нападения  на  посты  северян. Федералы  вынуждены  были  разработать  ручные  сигналы,  чтобы  убедиться,  что  к  ним  приближаются  настоящие  солдаты,  а  не  партизаны. Но  партизаны  быстро  разобрались  в  сигналах. Так,  что  опасность  для  федералов  не  исчезла. Местное  население  стало  серьезно  опасаться  помогать  союзным  войскам,  боясь,  что  они  могут  оказаться  переодетыми  партизанами. Так  в  начале  июля,  люди  Андерсона  ограбили  и  убили  несколько  гражданских,  сочувствовавших  Союзным  войскам,  в  Кэралл  и  Рандольф.
15  июля,  Андерсон  и  его  люди  вошли  в  Хантсвилл,  штат  Миссури.   

Топот  лошадей  возвестил  горожан  о  приближении  большого  отряда. Сонный  Хантсвилл  быстро  просыпался. Люди,  оказавшиеся  на  улице,  с  напряжением  вглядывались,  в  даль,  не  зная,  кто  на  этот  раз  приедет  в  город,  друзья  или  враги. Еще  через  пару  секунд  появились  и  сами  люди,  скачущие  на  лошадях.  Их  было  около  80  человек. В  Хантсвилл  въехал  отряд  Андерсона.
Сам  Андерсон  был  красив  собой. Стройный,  высокий,  облаченный  в  синий,  вражеский  мундир. Усы,  борода  и  длинные  волосы  делали  лицо  этого  жестокого  человека  очень  привлекательным.
Увидев,  что  это  свои,  горожане  успокоились. На  центральной  улице  всадники  спешились,  отряхивая  пыльную  одежду. Партизан  приветливо  приняли. Несколько  человек  подошли  к  партизанам,  поздоровались.
- Парни,  мы  рады  видеть  вас,  живыми  и  здоровыми, - прослезился  один  из  горожан. – Мы,  молимся  за  вас…
Андерсон  ловко  спрыгнул  с  лошади. Его  больше  интересовали  местные  новости. Все  ли  у  них  в  порядке,  какая  вокруг  обстановка. Во  время  разговора  Андерсон  заметил  проходившего  мимо,  аккуратно  одетого  мужчину. Первое  на  что  он,  обратил  внимание,  это  был  ремень.
Андерсон  выхватил  кольт  и  громко  крикнул:
- Эй,  ты,  подойди  сюда!
Мужчина  вздрогнул  и  растерянно  остановился.
- Я,  сказал  тебе,  подойди  сюда! – на  этот  раз  Андерсон  нацелил  дуло  револьвера  на  испуганного  мужчину.
- Иду,  иду…- пробормотал  мужчина,  приближаясь  к  партизанам.
Все  вокруг  замолчали,  не  понимая  в  чем  дело.
- Ты,  кто  такой? – грубо  спросил  Андерсон.
- Я?... Сэр,  я,  Дэймон,  продавец  в  магазине…- поспешно  ответил  мужчина.
- Скажи  ка  мне,  Дэймон,  зачем  ты,  таскаешь  на  своем  брюхе  этот  проклятый  ремень,  с  пряжкой  вражеской  армии? Мне  кажется,  что  ты  сторонник  Союза… 
Мистер  Дэймон  удивленно  посмотрел  вниз,  на  свой  ремень,  словно  до  этого  он,  его  никогда  не  видел.
- Сэр,  поверьте,  я,  ничего  не  имею  против  вас… Я,  всего  лишь  нашел  его…- на  этот  раз  в  голосе  мужчины  чувствовался  плохо  скрытый  страх.
- Я,  ненавижу  все,  что  имеет  отношение  к  нашим  врагам! – Андерсон  на  тот  момент  оставался  совершенно  спокойным,  его  лицо  не  выражало  ни  злости,  ни  гнева,  ни  ненависти  по  отношению  к  продавцу  Дэймону. – Возможно  ты,  действительно  поддерживаешь  конфедератов. Но,  на  данный  момент  я,  вижу  на  тебе  ремень  федералов. И  что  я,  должен  думать  о  тебе?
- У  меня  не  было  другого  ремня…
- Пожалуй,  я,  могу  решить  этот  вопрос, - сухо  щелкнул  взведенный  курок  револьвера  в  руке  Андерсона.
- Сэр,  умоляю  вас,  не  стреляйте! Пожалейте  меня! – взмолился  несчастный  Дэймон. – Я,  все  исправлю… Сейчас  же  сниму  ремень… Только  не  стреляйте…
Продавец  стал  дрожащими  руками  расстегивать  ремень.
- Ладно,  сегодня  зря  кровь  не  буду  проливать, - Андерсон  опустил  пистолет.
Увидев,  что  угроза  его  жизни  миновала,  нервы  Дэймон  не  выдержали,  он,  неожиданно  бросился  бежать  вдоль  по  улице. Дэймон  совершил  очень  большую  ошибку. Реакция  партизан,  которые  увидели  бегущего  от  них  человека,  оказалась  вполне  предсказуемой. Раз  человек  бежит,  значит,  он,  в  чем-то  виноват. Годы  войны  наложили  на  этих  суровых  людей  жестокий  отпечаток. Сразу  несколько  вояк  вытащили  свои  револьверы  и  открыли  огонь  вдогонку  беглецу. Большинство  пуль  пролетели  мимо,  но  некоторые  попали  в  цель. Несчастный  упал.
- Этот  дурак,  сам  виноват! – усмехнулся  Андерсон.
Партизаны  посмеялись  и  разошлись.
История  имела  продолжение. Дэймон  остался  живым. Раненый  он,  дополз  до  отеля,  где  ему  оказали  помощь,  перевязав  раны. Но,  вскоре  весть  про  оставшегося  в  живых  продавце  разнеслась  по  городу. Когда  партизаны  узнали,  что  Дэймон  все  еще  живой,  они  пришли  к  нему. Здесь,  раненого  Дэймона  и  добили,  выстрелив  ему,  прямо  в  лоб.
Партизаны  покинули  Хантсвилл,  не  забыв  напоследок  ограбить  городское  хранилище  на  40  тысяч  долларов.

Бригадный  генерал  Клинтон  Фиск,  приказал  своим  людям  найти  и  убить  Андерсона. Но  все  попытки  добраться,  до  партизанского  вожака  потерпели  неудачу.
23  июля  Андерсон  привел  отряд,  в  количестве  65  человек,  в  город   Реник,  штат  Миссури. По  пути  партизаны  срывали  телеграфные  провода,  а  в  городе  ограбили  магазины. Они  собирались  напасть  на  поезд,  но  его  проводник  узнал  о  присутствии  партизан,  и  повернул  назад,  не  достигнув  города.
Затем  партизаны  напали  на  город  Аллен,  штат  Миссури. В  городе  базировалось  40  военных,  из  17-го  полка  Иллинойс  волонтерской  кавалерии. Они  успели  укрыться  в  крепости. Партизаны  могли  только  стрелять  по  солдатам  со  своих  лошадей,  пока  не  прибыло  к  федералам  подкрепление. Потеряв  трех  человек,  партизаны  отступили.
В  конце  июля  федералы  направили  на  поимку  Андерсона,  100  хорошо  вооруженных  бойцов  и  еще  650  ополченцев.
30  июля,  Андерсон  и  его  люди  похитили  пожилого  отца  командира  местного  объединения  милиции. Партизаны  жестоко  пытали  старого  человека,  пока  он,  не  был  близок  к  смерти. Затем  послали  к  начальнику  милиции  человека,  угрожая  убить  отца,  если  те  продолжат  их  преследование. Милиционерам,  которые  охотились  за  Андерсоном,  не  хватало  решимости. Они  не  имели  желания,  чтобы  их,  собственные  семьи  стали  жертвами  расправы  партизан. 
Андерсон,  в  свою  очередь  пытался  заманить  милиционеров  в  засаду,  но  у  него  ничего  не  вышло. 
1  августа  Андерсон,  с  частью  своего  отряда  остановились  в  доме,  полном  женщин. Партизаны  попросили  еды,  женщины  не  стали  возражать. В  то  время,  когда  партизаны  отдыхали,  на  них  напала  группа  местных  мужчин. Партизаны  стали  отстреливаться,  и  быстро  обратили  местных  в  бегство. Но  Андерсон  во  время  перестрелки  случайно  ранил  одну  женщину,  когда  она  в  панике  выбегала  из  дома. Это  разозлило  его  людей,  которые  считали  себя  защитниками  женщин. Партизаны  бросились  преследовать  мужчин,  которые  на  них  напали. Одного  убили,  и  еще  одного  искалечили.
В  прессу  просочились  слухи,  что  партизаны  Андерсона  подвергают  захваченных  в  плен  солдат  пыткам  и  избиениям,  а  с  некоторых  снимают  скальпы. Газета  «Morning  Herald»,  обозвала  Андерсона  «бессердечным  негодяем»,  расписав  во  всех  красках  «подвиги»  партизан.
В  отряде  Андерсона  был  Арчи  Клемент,  восемнадцатилетний  парень,  известный,  как  Маленький  Арчи. При  сравнительно  невысоком  росте,  не  более  пяти  футов  и  весом  130  фунтов,  Клемент  обладал  свирепостью  и  злобой  к  врагу. Коротышка  любил  пытать  попавшим  к  ним,  в  плен  солдат  федералов,  медленно  отрезая  им  уши. За  чрезмерную  жестокость  его  даже  недолюбливали  свои. Но  Андерсон,  был  к  парню  лоялен. Коротышка  вскоре  становится  лейтенантом  у  Билла.
У  Арчи  была  своя  небольшая  банда,  в  которую  попал  16-летний  Джесси  Джеймс,  с  которым  был  знаком  раньше,  еще  при  мирной  жизни. Вначале  Джесси  хотел  присоединиться  к  Квантриллу,  но  тот  сказал,  что  парень  слишком  молод. Зато  для  отряда  Андерсона  Джесси  подошел.
10  августа,  во  время  рейда  через  графство  Клэй,  Андерсон  и  его  люди  столкнулись  с  25  ополченцами. Ополченцы  бежали,  потеряв  пять  человек.
13  августа  партизаны  Андерсона  захватывают  двух  военных  гонцов,  в  округе  Рэй. Расправа  с  пленными  была  короткой. Одного  солдата  застрелили  и  сняли  скальп,  второго  застрелили,  а  тело  затем  топтали  лошадями.
28  августа  партизан  преследовал  отряд  4-го  полка  кавалерии  Миссури,  но  сами  попали  в  засаду. Кавалеристы  отступили,  потеряв  убитыми  семь  человек. Прежде  чем  скрыться,  бойцы  Андерсона  изуродовали  тела  погибших.
Уже  30  августа  партизаны  напали  на  пароход  Баффингтон,  на  реке  Миссури. Капитан  Томас  Ватерман  убит,  а  головорезы  получают  полный  контроль  над  пароходом. Партизаны  радуются  новой  игрушке,  кричат  и  улюлюкают. Они  ходят  по  реке,  вверх  и  вниз,  используя  пароход  для  нападения  на  другие  суда,  в  результате  чего  движение  транспорта  на  реке  останавливается.
Осенью  1864  года  силы  Конфедерации  вынуждены  были  отступать  под  давлением  войск  Союза. Миссури  к  этому  времени  уже  наполовину  принадлежала  федералам. Генерал  южан,  господин  Стерлинг  Прайс,  призвал  утроить  силы,  особенно  уделяя  внимание  уничтожению  железных  дорог.
24  сентября  Андерсон  встретил  Квантрилла  и  Тодда. Партизанские  вожаки,  забыв  былые  разногласия,  решают  провести  несколько  совместных  операций. Андерсон  предложил  напасть  на  город  Файетте,  в  штате  Миссури,  в  котором  был  расположен  9-й  полк  кавалерии  Миссури. Квантриллу  такая  идея  не  понравилась,  он  знал,  что  город  сильно  укреплен. Но  Андерсона  поддержал  Тодд. Андерсон  предложил  подойти  партизанам  к  городу  Файетте,  используя  старый  прием,  переодевшись  в  форму  федералов.. Это  всегда  срабатывало.
Сначала  все,  так  и  пошло. Одетые  в  форму  северян,  партизаны  не  вызвали  особого  подозрения,  когда  они  приблизились  к  городу. Федералы,  хотя  и  были  предупреждены,  что  поблизости  находятся  крупные  силы  партизан,  едва  не  подпустили  южан  к  самому  городу. Но  затем  план  партизан  стал  рушиться. Скорей  всего  партизаны  не  выдержали  и  начали  стрельбу  раньше  времени. Кавалеристы  вступили  в  бой,  а  мирные  жители  стали  прятаться. Не  желая  смириться  с  провалом  своего  плана,  Андерсон  и  Тодд  начинают  атаку  на  форт. Бессмысленная  атака  приводит  только  к  неудаче. Партизаны  отходят,  потеряв  пятерых  людей. Со  стороны  северян  убито  двое  солдат.
Андерсон  предупреждает  людей  игнорировать  призывы,  организовать  добровольческие  ополчения:
«Не  берите  в  руки  оружие,  если  вы,  цените  свою  жизнь  и  имущество… Если  вы,  выступите  с  оружием  в  руках  против  партизан,  я,  вас  убью. Я  буду  охотиться  на  вас,  как  на  волков,  и  вы,  не  сможете  избежать  смерти»…
Обстановка  для  партизан  складывается  не  совсем  удачной. Все  более-менее,  близлежащие  крупные  города  находились  под  усиленной  охраной. Трюк  с  переодеванием  вряд  ли  мог  пройти. Недалеко  от  города  Одрейн,  партизаны  разбили  свой  лагерь. Здесь  собралось  около  300  человек.

12  сентября,  майор  Остин  Кинг,  командир  6-го  полка  милиции  штата  Миссури,  размещенный  в  городе  Лафайет,  получил  сведенья,  что  неподалеку  заметили  нескольких  партизан  конфедератов,  которые  искали  еду.
- Сэр,  наши  люди  узнали  среди  рейдеров  Андерсона! – под  конец  сообщил  сержант  вестовой.
- Андерсона! – вскричал,  вскакивая  на  ноги,  сидевший  до  этого  спокойно  майор. – Неужели,  самого  Андерсона?!
- Мне  так  сказали…- пожал  плечами  сержант.
- Сержант,  быстро  поднимайте  людей! Мы,  не  можем  упустить  такой  шанс!
Отряд  милиции,  в  количестве  25  человек,  немедленно  выехал  на  поиск  южан. Желающих  поохотиться  на  самого  Андерсона,  было  очень  много.
Рейдеры  растерялись,  когда  увидели  скачущих  к  ним  северян. Милиционеры,  опасаясь,  что  партизаны  попытаются  удрать,  сразу  открыли  огонь  на  поражение,  не  слезая  с  лошадей. Все  произошло  слишком  быстро,  южане  даже  не  успели  толком  оказать  сопротивление. В  результате  короткой  перестрелки  было  убито  пять  партизан. Милиционеры  также  захватили  семь  лошадей  и  двенадцать  пистолетов.
Один  из  убитых  партизан  был  красивым  молодым  человеком,  с  длинными,  черными,  вьющимися  волосами. Около  него  все  милиционеры  и  столпились,  разглядывая  убитого.
- Это,  что  Андерсон? – недоверчиво  спросил  один  из  ополченцев.
- Он  самый…
- Что-то  парень  слишком  молодо  выглядит…
Пока  одни  спорили,  кого  же  им,  удалось  застрелить,  к  убитому  шагнул  высокий  парень,  и,  выхватив  свой  револьвер,  выстрелил  прямо  в  глаз  Андерсону. Затем  убитого  скальпировали…
Позже  выяснилось,  что  убитым  оказался  17-летний  Аль  Картер,  который  перевез  свою  семью  в  графство  Ховард,  из  Канзас-Сити. Еще  одного  парня  опознали,  как  Бака  Коллинза,  которому  исполнилось  только  17  лет…

6. РЕЗНЯ   В   ЦЕНТРАЛИИ.

Мелкие  стычки  с  федералами,  начинали  раздражать  самоуверенного  Андерсона,  который  уже  повысился  в  звании  до  капитана. Он,  хотел  повторить  «подвиг»  Квантрилла,  наподобие  резни  в  Лоуренсе,  где  за раз  было  уничтожено  две  сотни  северян. Андерсон  конечно  помнил  о  приказе  уничтожать  железнодорожные  пути. Поэтому  своей  мишенью  избрал  город  Централия  в  Миссури.
Утром  27  сентября,  в  9  часов  утра,  Андерсон  приказал  своим  людям  собираться. К  нему  подошел  Квантрилл  и  полюбопытствовал:
- Билл,  далеко  направляешься,  со  своими  людьми?
- Пока  точно  еще  не  знаю. Но,  я,  не  могу  просто  так  сидеть  на  одном  месте  без  дела, - ответил  Андерсон,  стараясь  особо  не  посвящать  бывшего  начальника  в  свои  планы.
Андерсон  взял  с  собой  80  человек,  некоторые  парни  были  одеты  в  форму  федералов,  и  покинул  лагерь. Он,  еще  не  знал,  что  именно  этот  день,  круто  изменит  всю  его  оставшуюся  жизнь.
Партизаны  устремились  по  направлению  к  маленькому  городку  Централия. Здесь  солдат  Союза  не  было,  и  партизаны  смело  ворвались  в  город. Мародеры  сразу  приступили  к  своим  обычным  делам,  к  грабежам. На  железнодорожной  станции,  кто-то  из  партизан  обратил  внимание  на  расписание  поездов. Один  поезд  должен  был  сегодня  прибыть  в  Централию. Об  этом  сразу  доложили  Андерсону. Билл  принял  решение  дождаться  поезда  и  захватить  его. Вскоре  южане  обнаружили  большой  склад,  с  большим  запасом  виски. Началась  пьянка. Андерсон  не  препятствовал  пьянке,  понимая,  что  парням  надо  расслабиться. Сам  командир  устроился  в  холле  городской  гостинице. Здесь  он,  решил  спокойно  отдохнуть,  попивая  виски.
Отдых  вскоре  пришлось  прервать. В  город  прибыл  дилижанс,  и  люди  Андерсона  ограбили  пассажиров. Среди  ограбленных  пассажиров  оказался  конгрессмен  Джеймс  Роллинз  и  шериф  в  штатском. В  этот  момент,  когда  партизаны  грабили  пассажиров  дилижанса,  к  городу  подходил  поезд  из  Сент-Луиса.
- Мы,  должны  захватить  поезд! – закричал  Андерсон. – Все,  кто  в  форме  федералов  выходите  на  платформу! Пусть  машинист  увидит,  что  в  городе  находятся  свои.
Машинист,  увидев  еще  издалека  синие  мундиры  на  солдатах,  спокойно  повел  поезд  к  станции. Машинисту  показалось  немного  странным,  что  на  платформе,  кроме  солдат,  больше  людей  не  было. Один  из  «федералов»  приветливо  помахал  рукой  машинисту.
Не  заподозрив  ловушки,  поезд  остановился  на  станции. Когда  же  обнаружился  обман,  было  уже  слишком  поздно. Партизаны  успели  заблокировать  железную  дорогу  и  захватили  поезд. В  поезде  ехало  125  пассажиров,  включая  23  солдат  Федерации,  которые  ехали  на  побывку  в  отпуск. Все  солдаты  получили  отпуск  после  битвы  за  Атланту. Никто,  никакого  сопротивления  оказать  не  сумел.
Это  был  первый  поезд,  который  удалось  захватить  южанам  во  время  войны.
Андерсон  приказал  своим  людям  не  беспокоить  женщин  в  поезде. Но  партизаны  продолжали  грабить  всех  подряд,  собрав  с  пассажиров  девять  тысяч  долларов.
Солдат  отделяют  от  гражданских,  и  под  дулами  револьверов  сдирают  с  них  форму. Андерсон  приказывает  пленным  стать  в  одну  линию  вдоль  платформы  и  объявляет:
- Послушайте  меня,  янки!  Вам,  не  повезло  сегодня  дважды  за  день. Первый  раз  не  повезло,  что  вы,  попали  к  нам  в  плен. Второй  раз  не  повезло,  что  у  нас  нет  возможности  держать  вас  в  плену,  хотя  вы  бы,  пригодились,  для  обмена… Янки,  вам,  сейчас,  необходимо  решить  один  важный  вопрос… Я,  хочу  спасти  вас,  хочу  дать  вам  возможность  остаться  в  живых. Вам,  необходимо  всего  лишь  дать  согласие,  на  вступление  в  мой  отряд. 
Пленные  переглядывались  между  собой,  но  упорно  молчали. 
- Ладно,  кто  у  вас  командир? – спросил  Андерсон. – Пусть  он,  сделает  шаг  вперед!
После  некоторой  заминки  из  стоя  вышел  сержант  Томас  Гудман.
- Ты,  кто? – спросил  Андерсон.
- Сержант  Гудман…
Сержант  Гудман  прекрасно  понимал,  что  это  могло  означать  для  него. Вполне  обычное  дело,  при  захвате  в  плен,  расстреливать  офицеров. Скорей  всего,  сейчас,  к  этому  и  шло  дело. Томас  Гудман  знал,  что  ему  оставалось  прожить  несколько  минут,  и  он,  не  хотел,  чтобы  солдаты  увидели  его  страх.
Андерсон  еле  заметно  кивнул,  и  сержанта  Гудмана  отвели  в  сторону.
- Закончим  начатое  дело! – громко  крикнул  Андерсон  и  первым  выстрелил  в  ближайшего  пленного  солдата  из  револьвера.
Раздетый  солдат  рухнул,  как  подкошенный  с  пулей  во  лбу. Затрещали  выстрелы,  партизаны  открыли  огонь  по  федералам. Такого  поворота  событий  никто  не  ожидал,  разве  только,  кроме  самих  партизан. Закричали  испуганные  женщины,  ехавшие  в  поезде,  увидев  жуткую  картину  расстрела.
Пленные  запаниковали,  некоторые  падали на  колени  и  просили  пощады,  другие,  смирившись,  молились  своему  Богу,  но  были  и  такие,  кто  проклинал  подлых  убийц.
За  полминуты  все  было  кончено. Продырявленные  пулями  партизан,  пленные  солдаты  остались  лежать  на  земле.
Сержанта  Гудмана  била  крупная  дрожь. Всего  за  несколько  секунд,  парни,  с  которыми  он  еще  недавно  сражался,  были  безжалостно  убиты. Слабую  и  глупую  попытку,  броситься  на  помощь  своим  солдатам,  остановил  стоявший  рядом,  дурно  пахнущий  верзила,  в  грязной  синей  форме  войск  Союза. Верзила  больно  ткнул  сержанта  в  зубы,  и,  не  скрывая  ярости,  крикнул,  брызгая  слюной:
- Лучше  стой  на  месте,  ублюдок! А  не  то,  я,  тебя,  пристрелю,  при  попытке  удрать… 
Андерсон,  с  кривой  ухмылочкой  прошелся  вдоль  убитых  солдат  и  громко  сказал,  обращаясь  к  своим  партизанам:
- Ребята,  теперь  их  скальпы  принадлежат  вам! 
Партизаны  радостно  взвыли,  словно  толпа  первобытных  людей,  бросаясь  к  поверженным  телам  убитых  северян.
То,  что  произошло  дальше  не  стоит  описывать. Партизаны  Андерсона  сняли  22  скальпа  с  убитых  солдат  в  качестве  трофеев (2). Остальных  пассажиров  посадили  в  поезд,  подожгли  вагоны  и  предупредили,  под  угрозой  смерти,  чтобы  они  не  тушили  огонь. Поезд  без  машиниста  отправили  в  направлении  городка  Старжон.
Конечно  такого  размаха,  как  у  Квантрилла,  при  резне  в  Лоуренсе  не  получилось. Два  десятка  убитых  солдат  и  несколько  горожан,  которые  случайно  попали  под  пули  партизан,  таким  был  результат  рейда  на  Централию. Нагруженные  трофеями  партизаны  покидали  город,  не  потеряв  ни  одного  человека.
Оставляя  город,  партизаны  подпалили  склад. Сержанта  Гудмана  оставили  в  плену,  по  приказу  Андерсона. Его  собирались  обменять  на  кого-нибудь  из  людей  Андерсона,  кто  на  тот  момент  мог  находиться  в  плену  у  федералов. Гудман  провел  в  плену  десять  дней,  прежде  чем  ему  удалось  бежать,  во  время  переправы  через  Миссури  возле  городка  Рочепорт.
Вот,  как  позже  описывал  сержант  Гудман  Андерсона:
«Глаза  Андерсона  были  холодными,  бесчувственными  и  невыразительными. Он,  никогда  не  стрелял  в  людей,  находясь  в  гневе. Мне,  неизвестен  такой  случай,  чтобы  словами  можно  было  вызвать  жалость  и  сочувствие  у  Билла  Андерсона»…
Но,  это  я,  забежал  немного  вперед.

7. ПОГОНЯ   ЗА   ДЬЯВОЛОМ.

Не  прошло  и  часа,  как  в  Централию  прибыл  по  тревоге,  39-й  полк  Миссурийский  конной  пехоты (3).,  в  количестве  155  человек,  под  командованием  майора  Джонстона. Перепуганные  горожане  рассказали  Джонстону,  что  в  отряде,  который  напал  на  город,  было  около  80  хорошо  вооруженных  партизан. Майор  Джонстон,  имея  двукратный  численный  перевес,  решил  отправиться  в  погоню  за  отрядом  Андерсона. Вскоре  Джонстон  нагнал  партизан.
- Билл,  нас  догоняют  федералы! – сообщил  Арчи  Клемент,  указывая  на  приближающееся  большое,  пыльное  облако.
Андерсон  понимал,  что  его  людям,  нагруженными  трофеями,  будет  нелегко  оторваться  от  федералов,  которые  уже  наступали  им,  на  пятки. Федералы  в  отличие  от  партизан  двигались  налегке.
- Джентльмены,  останавливаемся  на  этом  месте! – громко  скомандовал  Андерсон.
Партизаны  недоуменно  уставились  на  своего  командира.
- Сэр,  зачем  мы  останавливаемся? Нас  нагоняют  федералы  и  нам  лучше  всего  побыстрей  сматываться… – крикнул  один  из  парней.
- Парни,  мы,  принимаем  бой.
- Но  зачем? Мы,  можем  спокойно  уйти…
- Федералов  вдвое  больше,  чем  нас…- недовольно  шумели  партизаны.
- Далеко  уйти,  вряд  ли  у  нас  получится, - холодно  усмехнулся  Андерсон,  вглядываясь  в  лица  своих  бойцов. – Зато  у  нас,  есть  хорошая  возможность  надрать  задницы  этим  чертовым  федералам,  чтобы  у  них  отпала  охота,  таскаться  за  нами! Или  у  кого  есть  возражения?
Слишком  спокойный  голос  не  понравился  партизанам,  и  никто  не  стал  вступать  в  спор.
- Спешиться  и  залечь! – приказал  Андерсон.
Майор  Джонсон,  очень  удивился,  когда  увидел,  что  партизаны  перестали  удирать  и  собираются  оказывать  им  сопротивление.
- Похоже,  Андерсон,  не  такой  уж  умный  человек,  каким  его  считают…- хмыкнул  Джонстон. – У  него  оставался  еще  шанс  оторваться  от  нашего  преследования. Но  он,  свалял  дурака. Интересно,  на  что  он,  надеется… Сейчас   мы,  его  раздавим,  словно  лягушку…
Неужели  ему,  майору  Джонстону,  выпала  честь  разбить  самого,  Дьявола  Андерсона  и  Кровавого  Билла  в  одном  лице? Для  Джонстона  это  означало  очень  резкий  подъем  вверх,  по  крутой  карьерной  лестнице. 
Майор  приказал  солдатам  спешиться,  создать  линию  фронта,  и  приготовить  для  боя  винтовки. Постояв  некоторое  время  в  раздумье,  он  направил  вперед  переговорщика.
- Майор  Джонсон  предлагает  вам,  сдаться! – прокричал  переговорщик.
- Интересно,  как  поступят  с  нами  федералы,  после  того,  что  мы,  сотворили  с   пленными  солдатами  в  Централии, -  гадливо  засмеялся  Арчи  Клемент,  потрясая  свежим  скальпом,  снятым  с  головы  федерала.
- Арчи,  ты  иногда  говоришь  довольно  толковые  вещи, - похвалил  Андерсон,  заметив,  что  на  лицах  многих  парней  промелькнул  страх.
Страх,  это  очень  хорошо. Вряд  ли  кто,  из  его  парней  решиться  попасть  в  плен  к  федералам. Теперь  его  парни  будут  сражаться  насмерть. Они  будут  грызть  северян  зубами,  только,  чтобы  одержать  над  ними  победу.
Переговорщик  ожидал  ответа.
- Передай  майору  Джонстону,  пусть  он,  проваливает,  если  хочет  остаться  в  живых! – крикнул  Билл,  затем  он,  обратился  к  своим  людям. -  Мне  надо,  чтобы  вы,  сейчас  хорошо  разозлили  этого  напыщенного,  самоуверенного  осла. Продемонстрируйте  федералам,  и  лично майору  Джонсону  свои  голые  задницы. Но,  при  этом, оружие  держите  наготове. Оно  нам,  очень  скоро  понадобится.
Эту  команду  партизаны  выполнили  с  большим  удовольствием. С  дюжину  мужчин,  стянув  штаны  и  подштанники,  повернулись  к  федералам  задом  и  стали  демонстрировать  им,  свои  задницы. Со  стороны  северян  послышались  возмущенные  голоса.
- Это  уже  слишком!...- возмутился  бравый  майор  Джонстон. – Солдаты,  слушай  мою  команду! По  моей  команде,  даете  залп,  по  этим  негодяям!... Целься!
Солдаты  вскинули  винтовки,  стали  ловить  в  прицел  свои  жертвы.
- Огонь! – крикнул  майор.
Солдаты  спустили  курки. Полторы  сотни  ружей  дружно,  с  оглушительным  грохотом  взорвались  огнем. Строй  федералов  окутало  густым  дымом. Но  солдаты  Джонсона  были  в  большинстве  своем  новобранцами,  поэтому  назвать  их  стрельбу  меткой  нельзя.
Пять  или шесть  парней  Андерсона,  громко  вскрикнув,  повалились  убитыми  на  землю.
 - Теперь  наступил  наш  черед! По  коням,  вперед,  в  атаку! – закричал  Андерсон,  первым  прыгая  в  седло  и  давая  шпоры  своей  лошади.
Партизаны  быстро  садились  на  лошадей,  и  сразу  бросались  в  атаку,  за  своим  командиром.
На  федералов,  с  дикими  криками,  паля  из  винтовок  и  револьверов,  неслась конница  конфедератов. Многие  партизаны  были  вооружены  несколькими  пистолетами  и  стреляли  с  двух  рук,  при  этом  зажимая  поводья  в  зубах. Это  обычно  делалось,  исключительно  при  пальбе  по  толпе,  когда  промахнуться  было  трудно. Рядом  с  Биллом  скакал  семнадцатилетний  парень,  который  меткими  выстрелами  с  двух  рук  подстрелил  несколько  солдат. Этим  парнем  оказался  Джесси  Джеймс.
Партизаны  приближались,  выбивая  солдат  оного  за другим,  а  солдаты  все  еще  перезаряжали  свои  винтовки. Дело  в  том,  что  пехотный  полк  мало  был  приспособлен  для  стрельбы  на  близких  расстояниях. Винтовки  «Энфилд»,  образца  1853  года,  которые  официально  стояли  на  вооружении  армии  северян,  были  не  совсем  удобные  для  скоротечного  боя. Основная  проблема  состояла  в  том,  что  винтовку  трудно  было  перезаряжать. Заряжалась  винтовка  со  ствола. Опытный  солдат  мог  дать  три  выстрела  за  оду  минуту,  новобранец  едва  успевал  сделать  один  выстрел.
За  тридцать  секунд  несколько  десятков  бандитов  преодолели  расстояние  до  полка  Джонсона,  и  въехали  в  самую  гущу  солдат. Южане  в  упор  стали  расстреливать  несчастных  солдат  из  многозарядных  револьверов. Поняв,  что  они  проиграли,  солдаты  попытались  спастись  бегством,  но  было  уже  поздно. Еще  через  полминуты  все  было  кончено. Кто  не  был  убит,  делал  вид,  что  мертв. Погибло  123  из  155  солдат. Незадачливого  майора  Джонсона  застрелил  лично  Джесси  Джеймс.

Бой  закончился. На  земле  остались  лежать  более  ста  убитых  федералов. Партизаны  не  скрывали  своей  радости,  паля  в  небо  из  револьверов. Многие  из  них  были  пьяные.
Сержант  Гудман  решил,  что  все  закончилось. Но  партизаны  так  не  считали.
- Парни,  надо  довести  наше  дело  до  конца! – прокричал  Арчи  Клемент,  спрыгивая  с  лошади.
Партизаны  радостно  заревели. Арчи  сунул,  еще  дымящийся  револьвер  в  кобуру  и  вытянул  из  чехла  здоровый  нож. Он  подошел  к  одному  из  федералов  и  перевернул  его  на  спину.
Молодой,  светловолосый  парень,  по  возрасту  такой  же,  как  и  сам  Клемент,  тихо  застонал.
- Да  ты,  дружок  еще  живой, - глумливо  засмеялся  Арчи. – Поверь,  это  ненадолго…
- Мистер,  прошу  вас… Мистер,  пожалейте  меня…- солдатик  с  ужасом  косился  на  поблескивающий  в  руке  нож.
- О  чем  ты  говоришь, - равнодушно  хмыкнул  Арчи  и  перерезал  несчастному  горло.
Затем  Клемент  хладнокровно  отрезал  солдату  голову,  испачкавшись  в  крови,  что  впрочем,  его,  совершенно  не  волновало. Палач  схватил  отрезанную  голову  за  волосы,  и  продемонстрировал  свою  «работу»  остальным. Другие  бандиты  радостно  взвыли,  и  тоже  бросились  глумиться  над  телами  поверженных  врагов,  безжалостно  работая  ножами. Убитым  федералам  отрезали  носы  и  уши,  снимали  скальпы  или  просто  отрезали  головы. Некоторые  бандиты  нанизывали  уши  на  веревку,  делая  из  ушей  ожерелье. Потом  такое  ожерелье  надевали  себе  на  шею  и  хвастались  перед  товарищами.
Два  психа  поставили  отрезанные  головы  на  соседние  пни.
- Привет  Сэм! - дурашливо  крикнул  один  из  бандитов.
Второй  развернул  отрезанную  голову  в  его  направление,  и  крикнул  в  ответ:
- О,  кого  я,  вижу. Это  же  мой  друг,  Фрэнк. Что-то  ты,  неважно  выглядишь  сегодня…
Двое  негодяев,  устроившие  этот  «концерт»,  громко  рассмеялись,  довольные  своей  выходкой. Засмеялись  и  другие  головорезы,  видевшие  «представление».
Несколько  отрезанных  голов  партизаны  водрузили  на  забор…
На  то,  что  творили  партизаны,  невозможно  было  спокойно  смотреть. Пленного  сержанта  Гудмана  трясло  от  ужаса. Хотя  он,  был  военным  человеком,  но  такого  ему,  видеть  еще  не  приходилось. Психика  обычного  человека  просто  не  могла  выдержать  садистских  издевательств,  которые  творили  пьяные  партизаны. Многие  из  людей  Андерсона  были  настоящими  больными  психопатами,  жаждущие  пролить  море  человеческой  крови.
Возле  сержанта  остановился  один  из  бандитов,  коренастый  мужчина,  лет  сорока. Низко  надвинутая  на  глаза  широкополая  шляпа. Синий  трофейный  китель,  заляпанный  кровью. Холодные,  как  у  змеи  глаза,  равнодушно  ощупывали  пленника.
- Сержант,  жалко,  что  Билл,  не  разрешает  тебя  трогать, - тихо  сказал  коренастый,  поигрывая  ножом. – Но  я,  терпеливый. Я,  умею  ждать… Надеюсь,  Билл,  изменит  свое  решение. И  тогда,  я,  не  упущу  свой  шанс…
Гудман  от  страха  едва  не  лишился  сознания. А  коренастый  сидел  рядом,  верхом  на  лошади,  пожирая  сержанта  глазами,  и  наслаждался  исходящим  от  пленника  страхом.
Сержант  понимал,  что  при  первом  удобном  случае  ему,  необходимо  бежать. Его  положение  было  очень  шатко  и  ненадежно  в  отряде  Андерсона. В  любой  момент  Билл  передумает,  и  Гудман  сразу  лишиться  головы,  а  возможно  еще  чего-нибудь.
Андерсон  завязал  несколько  новых  узелков,  на  своем  шелковом  шнуре. Он,  с  самого  начала  подсчитывал,  сколько  лично  убил  федералов. 
На  этот  раз  Андерсон  был  вполне  удовлетворен  своей  победой. Он  одержал  крупную  победу,  почти  без  потерь. За  один  день  его  отряд  уничтожил  145  солдат  федералов. Не  жалких  местных  жителей,  а  профессиональных  военных.

8. ОХОТА   НА   КРОВАВОГО   БИЛЛА   НАЧИНАЕТСЯ.

Холодная,  мрачная  осень  1864  года. Потрепанная  Армия  Миссури,  генерала  Прайса,  по  пятам  которой  шли  федералы,  откатывалась  на  юг. Мечтам  Конфедерации  о  блестящей  победе  на  Западе,  могущей  изменить  весь  ход  войны,  был  положен  конец. Разутые  и  раздетые  солдаты  Прайса  не  получали  пайки  по  три-четыре  дня,  их  ряды  основательно  и  безжалостно  выкашивали  болезни. Не  меньше  было  солдат,  которые  дезертировали  из  армии.
Дорога  от  Форта  Скотт  была  усеяна  разбитыми  и  брошенными  фургонами,  павшими  лошадьми,  а  на  обочинах  лежали  больные  и  измученные  конфедераты,  ожидавшие  плена,  как  единственного  спасения,  чтобы  избежать  смерти. Зловещее  пламя  пожаров  освещало  отступающую  армию. Это  кавалеристы  бригадного  генерала  Джозефа  Шелби,  безжалостно  жгли  дома,  фермы  и  амбары  юнионистов,  людей,  поддерживающих  федералов. В  ответ,  преследователи – северяне  не  гнушались  избивать,  пытать,  расстреливать  и  вешать  пленных  солдат-южан. 
Андерсону  повезло. Основные  федеральные  силы,  базирующиеся  в  Миссури,  в  сентябре  были  заняты  другим  делами,  их  силы  на  тот  момент,  были  внушительны,  одной  кавалерии  насчитывалось  12  тысяч  человек. Андерсон  был  уверен,  что  вскоре  северяне  начнут  большую  охоту  за  его  отрядом.
После  удачного  рейда  на  Централию  Андерсон  встретился  с  генералом  Стерлингом  Прайсом,  чья  недавняя  попытка  вторгнуться  в  Миссури  была  отбита  федералами. Генерал  испытал  ужас,  при  виде  скальпов,  которые  украшали  седло  Андерсона. Прайс  приказал  удалить  скальпы,  прежде  чем  он,  будет  говорить  с  партизанами. Андерсон  с  усмешкой  сорвал  висевшие  на  седле  скальпы. Генерал  выслушал  доклад  о  рейдах  вдоль  реки  Миссури,  одобрил  его  действия  и  выдал  инструкции,  чтобы  и  дальше  подрывать  железнодорожные  коммуникации  северян. Генерал  Прайс  предложил  Андерсону  капитанскую  должность  в  армии,  где  все  солдаты  были  от  него  в  восторге. Но  Андерсон,  отказался. Он  теперь,  как  никогда  поверил  в  свои  силы,  и  не  хотел  участвовать  в  настоящих  сражениях,  не  хотел  подчиняться  чужим  приказам. Билла  больше  устраивали  лихие  партизанские  рейды,  грабежи  городов  и  убийства.
- Будь,  под  командованием  у  меня  пятьдесят  тысяч  таких  бойцов,  как  вы,  Андерсон,  я  бы  сумел  удержать  Миссури  в  своих  руках, - польстил  генерал  Прайс  напоследок  партизанскому  вожаку.

Бригадный  генерал  Джеймс  Крейг  вызвал  к  себе  подполковника  Самюэля  Кокса.
- Кокс,  я,  перейду  сразу  к  делу.  Для  вас,  есть  особое  задание, - сказал  генерал  Крейг,  вглядываясь  в  лицо  подполковника  Кокса.
Год  назад  генерал  Крейг  уходил  в  отставку. Тогда  особо  никто,  из  штабных  «шишек»  не  возражал. Но  стоило  получить  от  южан  пару  болезненных  оплеух,  как  о  генерале  сразу  вспомнили. Эти  партизаны – бушвакеры,  совсем  распоясались. Постоянно  совершают  налеты,  сопровождаемые  грабежами  и  убийствами. Джеймсу  Крейгу  восстановили  звание  бригадного  генерала  милиции,  и  дали  задание  защитить  Миссури  от  бандитских  рейдов  южан.   
- Сэр,  я,  вас  слушаю.
- Мне,  нужна  голова  Кровавого  Билла! – раскрыл  сразу  все  свои  карты  генерал. 
- Голова  Кровавого  Билла? Но…
Впервые  генерал  увидел  Сэмюэля  Кокса  растерянным.
- Да,  да,  вы,  не  ослышались.
- Почему  я? У  нас,  для  этого  есть  войска… Я,  всего  лишь,  командую  милицией…
- Я,  в  курсе… Дело  в  том,  что  лишних  людей  у  нас  нет, - генерал  повысил  голос. - К  тому  же  Кровавый  Билл  военным  не  по  зубам. Военные,  они  мыслят  слишком…- генерал  на  несколько  секунд  задумался,  подбирая  нужные  слова. – Слишком  прямолинейно,  грубо,  предсказуемо. Атака,  обход  с  флангов… Нет,  с  Кровавым  Биллом  такая  тактика  не  годится. Здесь  нужен  другой  подход. Кровавый  Билл  партизан,  причем  надо  признать,  очень  хороший. В  Централии  он,  продемонстрировал,  на  что  способен. Война  идет  к  завершению. Мы,  очень  скоро  дожмем  конфедератов,  как  бы  они  не  сопротивлялись. Но, такие  вояки,  как  Андерсон,  могут  доставить  нам  много  неприятностей. Полторы  сотни  убитых  солдат,  всего  за  один  день,  это  слишком  много  для  нас. Незадачливого  майора  Джонстона,  я  бы  сам  приказал  расстрелять,  если  бы  он,  не  погиб  в  том  бою… Ладно,  вернемся  к  Андерсону… Этот  негодяй  жестоко  поиздевался  над  телами  наших  солдат. Скальпирование,  отрезание  голов  и  ушей,  плохо  влияет  на  моральный  дух  наших  солдат… Сэмюэль,  вы  командуете  милицией. Вы,  чем-то  сами  похожи  на  партизан. Я,  думаю,  что  только  в  ваших  силах  остановить  Кровавого  Билла. Думаю  не  стоит  говорить,  что  этого  ублюдка  не  обязательно  брать  живым. Живым  он,  никому  не  нужен.
- Если  мы,  захватим  Кровавого  Била  живьем,  вряд  ли  он,  проживет  больше  минуты, - сказал  Кокс.
- Меня  это  вполне  устраивает. Надо  только  иметь  твердые  доказательства,  что  труп  действительно  принадлежит  Кровавому  Биллу.
- У  вас,  будут  доказательства, - заверил  подполковник  Кокс.

Для  уничтожения  партизан  Андерсона,  федералы  не  могли  выделить  большие  силы. Поэтому  ответственным  за  поимку  Кровавого  Билла  назначили  командира  местной  милиции,  36-летнего  подполковника,  Сэмюэля  Кокса. Это  был  опытный  армейский  разведчик  и  ветеран,  который  объехал  не  одну  тропу  вместе  с  легендарным  Кит  Карсоном. За  его  плечами  была  Мексиканская  война  и  столкновения  с  индейцами-сиу. В  начале  Гражданской  войны  Кокс  служил  в  федеральном  конном  ополчении,  в  звании  майор. В  1862  году,  из-за  осложнения  после  тифа,  пришлось  уйти  в  отставку. Но  по  личной  просьбе  генерала  Крейга,  Кокс  снова  стал  в  строй. В  поддержку  Коксу  генерал  выделили  несколько  отрядов  кавалерии.
Кокс  хорошо  знал  местность  Миссури,  и  разбирался  в  партизанской  тактике.
Андерсон  еще  не  догадывался,  что  петля  вокруг  него  начинает  затягиваться.

9. ЗАПАДНЯ   ДЛЯ  КРОВАВОГО  БИЛЛА.

Ровно  через  месяц,  после  резни  в  Централии,  25  октября,  Билл  Андерсон  отправился  в  свой  последний  рейд. В  городке  Майями,  люди  Андерсона хладнокровно  застрелили  одного  юниониста. Пожилого  мужчину  по  фамилии  Эйзенхауэр,  который  поддерживал  федералов,  заставили  быть  им  проводником,  на  плохо  известной  местности.
Старик  не  скрывал  своих  симпатий  к  федералам,  поэтому,  когда  партизаны  перестали  нуждаться  в  его  услугах,  Андерсон  подозвал  «лейтенанта»  Арчи  Клемента:
- Арчи,  отведи  этого  негодяя  подальше  и… отпусти  его.
Клемент  кровожадно  улыбнулся  и  вытащил  из  кобуры  револьвер. Старик  тоже  все  понял  и  взмолился:
- Прошу  вас,  не  убивайте  меня… Я,  для  вас,  не  представляю  никакой  угрозы… Я,  же  помог  вам,  вывел,  куда  вы,  просили…
Эйзенхауэр  умолял  о  пощаде. Клемент,  насмехаясь,  пинками  загнал  старика  в  заросли  кустарника  и  хладнокровно  выстрелил  из  револьвера,  убив  несчастного  с  первого  выстрела. Затем  «лейтенант»  достал  свой  нож  и  отрезал  старику  голову. Клемент  никуда  не  торопился,  получая  от  кровавой  работы  огромное  удовольствие. Полюбовавшись  своей  «работой»,  Маленький  Арчи  положил  отрезанную  голову,  на  скрещенные,  на  груди  трупа  руки.
Опустошив  карманы  жертвы,  партизаны  продолжили  путь.

В  этот  же  день,  25  октября,  две  кавалерийские  бригады  Плезонтона  обрушились  на  арьегард  генерала  Прайса,  у  Майн-Крик. В  считанные  часы  три  сотни южан  было  убито  или  ранено,  девять  человек  оказались  в  плену,  включая  генералов  Мармадьюка  и  Кэбелла. От  полного  разгрома  конфедератов  спасло  лишь  отчаянное  сопротивление  Железной  бригады  генерала  Шелби. После  Майн-Крик,  на  юг  отступала  уже  не  армия,  а  дезорганизованная  толпа  голодных  и  отчаявшихся  оборванцев.

Утром  26  октября,  вести  о  том,  что  отряд  Андерсона  находится  в  районе  деревушки  Олбани,  стало  известно  полковнику  Коксу. Считается, что  госпожа  Мэри  Роуленд,  поддерживающая  федералов,  ездила  лично  к  Самюэлю  Коксу,  и  сообщила  точное  место,  где  партизаны  разбили  свой  лагерь.
- Подполковник, - обратилась  миссис  Роуленд,  к  Самюэлю  Коксу. – Насколько  я,  знаю,  это  отряд  убийц,  который  вы,  разыскиваете. Ими  командует  Уильям  Андерсон. Уничтожьте  этих  негодяев!
Полковник  Кокс  был  немного  удивлен. Женщина  очень  уверенно  назвала  имя  предводителя  партизан.
- Мэм,  вы,  знаете  Андерсона?
- К  большому  моему  сожалению… Я,  знала  семью  Андерсон  еще  до  начала  войны,  и  призирала  их,  как  воров  и  бродяг. Теперь  Андерсон  стал  убийцей  и  палачом, - сообщила  миссис  Роуленд. – На  днях  Андерсон  со  своей  бандой  приезжал  в  Глазго…
Миссис  Роуленд  рассказала,  что  партизаны  в  городе  схватили  в  плен  очень  богатого  человека,  который  поддерживал  Союз. Мужчину  жестоко  избили,  а  его,  13-летнюю  черную  служанку  изнасиловали. Горожане  собрали  5  тысяч  долларов  выкупа,  для  Андерсона. Мужчину  освободили,  но  он,  вскоре  скончался  от  полученных  ран. Люди  Андерсона  потом  вернулись  в  дом  умершего  мужчины,  чтобы  изнасиловать  других  служанок.

Полковник  Кокс  довольно  быстро  собирает  несколько  рот  51-го  и  53-го  полков  Миссурийской  милиции,  конной  пехоты. 300  человек,  вот,  какими  силами  располагал  Кокс.  Самюэль  Кокс  собрал  у  себя  всех  офицеров.
- У  нас  мало  времени, - сказал  Кокс. – Есть  прекрасная  возможность  покончить  с  Кровавым  Биллом  раз  и  навсегда. Мы,  поймаем  Андерсона  на  его  уловку,  к  которой  этот  мерзавец  сам  любит  прибегать.
- И  в  чем  заключается  эта  уловка? – спросил  майор  Джон  Граймс,  командир  51-го  полка.
- Все  очень  просто,  мы,  атакуем  партизан  малыми  силами. Втянем  их,  в  перестрелку  и  после  этого  быстро  отступим. Уверен,  что  Андерсон,  не  удержится,  бросится  в  атаку. Он,  сам  приведет  своих  людей  в  западню.
- Слишком  все  просто…- засомневался  майор  Граймс. – Этот  негодяй,  слишком  хитер  и  осторожен. Вряд  ли  он,  купится  на  такой  трюк.
- Наоборот,  чем  все  проще,  тем  лучше. Андерсон  ничего  не  заподозрит. Хотя…-  полковник  Кокс  внимательно  оглядел  всех  офицеров. – Джентльмены,  прошу  меня  простить. Я,  не  поинтересовался,  возможно,  у  кого  из  вас,  есть  другое  предложение,  касающееся  поимки  Андерсона?
Офицеры  молчали. Выждав  полминуты  Кокс  сказал:
- Как  видите  джентльмены,  других  предложений  у  нас  нет. Генерал  Крейг  приказал  мне,  покончить  с  Андерсоном,  и  поверьте,  я,  приложу  для  этого  все  свои,  ну  и,  конечно  же,  и  ваши  силы. С  мерзавцем,  который  глумится  над  трупами  убитых  солдат,  не  стоит  затягивать…
Полковник  Кокс  резко  повернулся:
- Лейтенант  Бейкер!
- Да,  сэр! – вытянулся  молодой  офицер.
- В  нашей  операции,  главную  роль  предстоит  сыграть  именно  вам.
- Сэр,  я,  не  подведу! – заверил  лейтенант  Бейкер. 

Место  для  засады  полковник  Кокс  выбрал  возле  деревянного  моста,  который  находился  у  деревни  Олбани,  в  полумиле  от  лагеря  Андерсона.
- Здесь  мы,  и  встретим  Кровавого  Билла… У  нас  нет  другого  выхода,  как  только  победить  или  погибнуть! – громко  сказал  Самюэль  Кокс. – Но,  я,  думаю,  что  все  будет  хорошо. Сегодня  мы,  покончим  с  этим  Мясником… Парни,  запомните  только  одно,  стрельбу  не  начинайте,  пока  я,  не  дам  команду. Нам  нельзя  упустить  Андерсона…
Около  трехсот  солдат  спешились,  рассредоточивались  в  небольшом  подлеске,  неспеша  занимая  позиции  от  поля  на  севере,  до  поля  на  юге. Кокс  лично  руководил  дислокацией  людей. Лошадей  отвели  в  безопасное  место  и  оставили  под  охраной  четырех  ополченцев.
В  это  же  время,  лейтенант  Бейкер,  во  главе  сорока  добровольцев  отправился  прямо  в  расположение  Андерсона. Федералов  партизаны  не  ожидали. Даже  часовые,  около  лагеря  растерялись,  когда  мимо  них  пронеслись  неизвестно  откуда  появившиеся  всадники. Лейтенант  Бейкер  и  его  люди  начали  беспорядочно  стрелять  по  палаткам  и  партизанам. Грохот  стоял  неимоверный. Партизаны  Андерсона  в  панике  носились  между  палатками,  паля  во  все  стороны,  некоторые  бросились  к  своим  лошадям. Лейтенант  Бейкер  посчитал,  что  свою  часть  работы  он  выполнил,  после  чего  дал  команду  к  отступлению. Ополченцы  развернулись  и,  так  же  неожиданно  вырвались  из  лагеря.
В  одно  мгновенье,  сам  капитан  Андерсон  и  его  люди  оказались  в  седлах.
- Надо  хорошенько  проучить  этих  обнаглевших  мерзавцев  янки! – крикнул  своим  головорезам  Андерсон.
Посчитав,  что  на  них  случайно  наткнулся  отряд  неопытных  федералов,  рассвирепевший  Андерсон,  и  с  ним,  два  десятка  всадников,  пришпорив  лошадей,  бросились  в  погоню. Бейкер,  как  и  было,  договорено  раннее,  уводил  Андерсона  к  месту  засады.
Вдалеке  показались  спешно  отступающие  кавалеристы  Бейкера. За  ними,  с  отвратительными  криками  неслись  партизаны. Ополченцы,  увидев  партизан  Кровавого  Билла,  заволновались. Хотя  осенняя  погода  была  прохладной,  некоторые  из  солдат,  от  волнения  обливались  потом. Полковник  Кокс  отобрал  для  засады  самых  опытных  ветеранов,  а  не  новичков,  которые  могли  не  выдержать,  испугаться  и  обратиться  в  бегство,  только  при  одном  виде  головорезов. Нервы  у  федералов  были  на  пределе.
Партизан  было  всего  два  десятка,  но  их  вид  мог  напугать  любого. С  уздечками  в  зубах  и  с  револьверами  в  каждой  руке,  они  палили  по  отступающим  солдатам. Двадцать  самых  храбрых,  самых  отчаянных  и  самых  жестоких,  хладнокровных  убийц  и  преступников. Эти  люди  выглядели,  как  дикари. Закаленные  во  многих  схватках  они,  не  раз  сталкивались  со  смертью,  и  ничего  не  боялись. Их  седла  и  уздечки  украшали  скальпы  поверженных  врагов. Они  не  щадили  северян,  в  плен  никого  не  брали,  и  сами  старались  не  попадать  в  плен  живыми.
Ополченцы  ждали  сигнала,  чтобы  открыть  убийственный  огонь. Наконец,  когда  партизаны  приблизились  на  75  или  80  ярдов,  и  оказались  под  перекрестным  огнем,  полковник  Кокс  приказал  стрелять. Затрещали  выстрелы. Четверо  партизан  были  убиты  мгновенно,  многие  получили  ранения. Большинство  нападающих  быстро  сориентировались,  увидев  засаду  они,  развернули  своих  коней  и  отступили. Сам  Андерсон,  то  ли  по  неимоверной  храбрости,  то  ли  просто  по  глупости,  продолжали  нестись  вперед,  стреляя  по  федералам. Рядом  с  ним  осталось  только  двое  самых  отчаянных  людей,  коротышка  Арчи  Клемент  и  Клелл  Миллер.
Случилось  нечто  необычное,  трое  бандитов  оказались  под  прицелом  трехсот  ружей,  и  после  залпа  остались  целыми  и  невредимыми. Но,  с  другой  стороны,  не  так-то  легко  попасть  в  быстро  скачущего  всадника. Андерсон  уже  понял,  что  перед  ним  находятся  не  новички,  а  опытные  ветераны,  которые  представляли  для  них  серьезную  угрозу. Но  отступать  Кровавый  Билл  не  собирался. С  перекошенным  ртом,  с  длинными  черными  волосами,  развевающимися  из-под  широкополой  шляпы,  с  бешено  горящими  глазами,  Билл  упрямо  несся  вперед,  стреляя  из  двух  револьверов. Отстреляв  двенадцать  выстрелов,  Андерсон  бросил  пустые  пистолеты,  и  выхватил  из  кобуры  два  других,  заряженных  револьвера. Биллу,  и  двум  сопровождавшим  его  смельчакам  удалось  пройти  через  линию  милиции.
Кровавый  Билл  обернулся,  когда  заметил,  что  пуля  вышибла  молодого  Клелла  Миллера  из  седла. Парень  был  ранен. Андерсон  вернулся,  чтобы  спасти  парня,  но  в  этот  момент,  ему  в  голову  попала  пуля. Билл  неожиданно  бросил  поводья,  вскинул  руки,  и  на  полном  скаку  упал  с  лошади. Андерсон  был  мертв,  прежде  чем  он,  упал  на  землю. Второй  залп  милиции  в  упор,  оказался  намного  эффективней. Лошади  ополченцев,  напуганные  оглушительной  стрельбой,  едва  не  разбежались  от  такого  грохота.
Арчи  Клемент,  пройдя  линию  федералов,  решил,  что  не  стоит  останавливаться,  он  погнал  лошадь  дальше,  прямо  на  мост. Клеменсу  повезло,  ему  удалось  спастись. Клемент  сбежал,  а  раненый  Клелл  Миллер,  который  впоследствии  станет  активным  участником  банды  Джесси  Джеймса,  был  взят  в  плен. Полковник  Кокс,  с  трудом  сдержал  своих  людей  от  самосуда  над  захваченным  в  плен  партизаном.
Весь  бой  у  Олбани  длился  не  больше  10  минут.
Ополченцы  Кокса  преследовали  партизан  еще  несколько  миль  по  дороге,  на  которой  явственно  виднелась  кровь  из  ран,  подстреленных  южан. В  этой  погоне  шестеро  юнионистов  сами  получили  ранения,  одно  из  которых  оказалось  смертельным (3). Парень  по  имени  Джеймс  Маллиган,  из  графства  Дейвис,  получил  четыре  пули. Одна  в  лоб,  вторая  прошла  через  бедро,  третья  попала  в  руку,  а  четвертая  оторвало  два  пальца  на  руке. Некоторое  время  он  еще  был  живой,  но  позже  скончался.
Потери  партизан  оказались  сравнительно  невелики;  пятеро  убитых,  среди  которых  был  Андерсон,  и  10  или  12  раненых,  и  одного  партизана,  захватили  в  плен. Но  главная  цель  была  достигнута,  Кровавого  Билла  удалось  ликвидировать. Без  такого  вожака,  как  Андерсон,  его  отряд  вряд  ли  представлял  теперь  серьезную  угрозу  для  северян.
Начальство  посчитало,  что  подполковник  Кокс  справился  со  своим  заданием  блестяще.
 
10. КРОВАВЫЙ   БИЛЛ. ПОСЛЕДНИЙ  АКТ  ДРАМЫ.

Андерсон  упал  мертвым  на  землю,  всего  в  20  ярдах  от  сидевших  в  засаде  ополченцев,  получив  пулю  в  левую  часть  головы,  возле  уха. Еще  один  раненый  партизан,  упавший  с  лошади,  воспользовавшись,  что  все  внимание  было  приковано  к  Андерсону,  не  стал  убегать,  а  тихонько  отполз  в  поле,  где  и  был  найден  мертвым  на  следующий  день.
Федералы  с  опаской  подходили  к  убитому  Кровавому  Биллу,  все  еще  не  веря,  что  им,  удалось,  наконец,  убить  самого  жестокого  партизанского  лидера  южан.
Андерсон  был  хорошо  и  богато  одет. Черная  рубашка  из  тонкой  ткани,  с  изящно  вышитыми  узорами  на  рукавах  и  груди. Синий  жилет  и  толстый  однотонный  сюртук  и  такие  же  брюки  из  превосходной  ткани.
Тело  Андерсона  тут  же  тщательно  обыскали  и  нашли  при  нем  следующие  предметы:  снимок  младенца,  который  оказался  его  сыном,  фотокарточку  Андерсона  с  супругой,  прядь  ее  волос,  письма  жены  из  Техаса,  приказы  генерала  Прайса,  шестьсот  долларов;  323  в  золотых  монетах,  и  273  в  бумажных  купюрах,  золотые  и  серебряные  часы,  шесть  револьверов. В  карманах  нашли  небольшой  флаг  Конфедерации,  подаренный  некой  поклонницей. На  флаге  12  звезд  на  одной  стороне  и  11  на  другой. На  средней  полосе,  с  одной  стороны  сделана  надпись: "Преподнесено  У.Т. Андерсону  другом  Ф.М.Р». На  другой  стороне: «Не  дайте  ему  запачкаться  в  руках  федералов!"
В  карманах  был  обнаружен  маленький  кисет  из  бизоньей  кожи,  в  котором  хранился  шелковый  шнур  с  53  узелками, - таким  образом,  Билл  вел  счет  тем,  кого  он  убил  в  знак  мести  за  гибель  своих  сестер. Считать  и  писать  Кровавый  Билл,  толком  не  умел. Чуть  позже  удалось  поймать  и  лошадь  Андерсона. К  ее  седлу  было  приторочено  несколько  человеческих  скальпов.
Солдаты  отрезали  Андерсону  палец  на  руке  и  стащили  его  обручальное  кольцо.
Тело  Кровавого  Билла  отвезли  в  Ричмонд,  штат  Миссури. Там,  по  устоявшейся  традиции,  его  усадили  в  кресло,  вложили  в  правую  руку  револьвер  и  сфотографировали  (снимок  сделал  доктор  Роберт Б. Кайс,  местный  дантист). Почти  все  волосы  на  голове  Андерсона  были  срезаны  на  сувениры. Затем  труп  выставили  на  всеобщее  обозрение  в  здании  суда;  говорят,  что  посмотреть  на  ужасного  партизана  собрались  люди  со  всех  окрестностей  Ричмонда. Чуть  позже  федеральные  солдаты  отрезали  у  трупа  голову  и  гениталии. Голову  водрузили  на  телеграфный  столб  при  въезде  в  город,  а  тело  привязали  к  лошади  и  несколько  часов  таскали  по  пыльным  улицам  под  радостные  крики  горожан. На  следующий  день  останки  Андерсона  были  положены  в  ящик,  который  один  из  людей  Кокса  охарактеризовал  как  "вполне  подходящий  для  такого  мерзавца  гроб. Мы  сделали  это  из  уважения  не  к  мертвецу,  а  к  нам  самим,  и  к  человечности". Гроб  опустили  в  наспех  вырытую  могилу,  которая  осталась  безымянной,  и  весь  вечер,  и  ночь  на  нее  испражнялась  и  плевала  солдатня.
Сочувствующие  конфедератам  женщины,  среди  местных,  приносили  на  могилу  Андерсона  цветы,  чтобы  украсить  могилу. Но  Джейхокеры,  увидев  цветы,  приехали  на  своих  лошадях  и  начали  топтать  цветы,  сравняв  мягкий  могильный  холм  до  уровня  земли,  в  результате  чего  возникли  трудности  в  последующие  годы  с  местоположением  могилы.   
Точное  расположение  захоронения  Билла  Андерсона  установили  лишь  в  начале  20  века,  а  в  1908  году  над  могилой  была  проведена  соответствующая  похоронная  служба,  организованная  Фрэнком  Джеймсом,  бывшим  южным  партизаном.
Лишь  в  1967  году  над  могилой  Андерсона  появилась  надгробная  плита. В  честь  100-летия  окончания  Гражданской  войны  все  её  преступники  были  торжественно  прощены. Память  солдат  армии  Конфедерации  чтится  в  США  не  менее,  чем  армии  Федерации. Год  рождения  на  могиле  указан  примерный,  скорее  всего,  неверный.
Капитану  Андерсону,  известному  как  "Кровавый  Билл", было  всего  24  года,  когда  он  умер. 
Другие  партизаны,  погибшие  вместе  с  Андерсоном  в  засаде,  были  похоронены  на  поле  боя  в  Олбани.

30-го  октября  бригадный  генерал  Крейг  подарил  ставшему  знаменитостью  подполковнику  Коксу  два  револьвера  Кровавого  Билла,  его  флаг,  седло,  поводья  и  саму  лошадь  - "в  знак  признательности  за  неоценимые  услуги,  оказанные  стране". Остальные  трофеи  достались  штабным  офицерам  Крейга,  за  исключением  600  долларов,  которые  были  распределены  между  семьями  убитых  и  раненых,  пострадавших  в  охоте  на  Андерсона.
Кокс  вернулся  в  армию,  получил  звание  подполковника  и  продолжил  гоняться  за  миссурийскими  партизанами. Работа  ему  предстояла  долгая  и  нелегкая...
Лейтенант  Бейкер  дослужился  до  бригадного  генерала  и  ушел  в  отставку. Проживал  в Вашингтоне,  округ  Колумбия.
Через  несколько  лет,  Джесси  Джеймс  дал  понять,  что  он  был  другом  Билла  Андерсона,  когда  он  выстрелил  кассиру  при  ограблении  банка  в  городе  Галлатин. Джесси  застрелил  кассира, потому  что  он  считает,  что  тот,  на самом  деле  был  Самюэль  Кокс,  человек, который виновен  в  смерти  Билла  Андерсона. Именно  после  этого  ограбления  банка,  Джесси  Джеймс  начал  свою  дорогу  к  славе, благодаря  упомянутой  в  газетной  статьи  о  ограблении  банка.

Уильям  Квантрилл,  бывший  командир  Андерсона  ненадолго  пережил  Кровавого  Билла.
10  мая  1865  года,  около  городка  Тейлорсвилль,  в  Кентукки,  Квантрилла,  с  небольшой  горсткой  людей  застал  сильный  дождь. Они  укрылись  в  сарае  Джеймса  Вейкфилда,  старого  друга  и  сторонника  конфедератов.
Дождь  все  лил  и  не  думал  прекращаться. Парни  Квантрилла  от  скуки  стали  выпивать  кукурузную  самогонку. Квантрилл  в  этом  не  участвовал,  он,  спал  на  чердаке.
Капитан  Джером  Кларк  Террилл,  командир  4-го  полка  кавалерии  Миссури,  преследовал  Квантрилла. Остановившись  в  кузнеце,  Террилл  узнает  от  чернокожего  кузнеца,  что  несколько  всадников  южан  остановились  в  сарае  у  Вейкфилда. Капитан  поднимает  своих  людей...
Джон  Росс,  один  из  партизан  южан,  выйдя  на  улицу  из  сарая,  замечает  приближающихся  людей  в  синих  куртках.
- Великий  Бог! Ребята! – вскричал  Росс,  вбежав  в  сарай. – Вокруг  полно  федералов,  и  они  идут  прямо  к  нам…
Наступающие  северяне  открыли  огонь  по  сараю,  застав  партизан  Квантрилла  врасплох. Люди  бросились  к  своим  лошадям. Но  некоторые  лошади  партизаны  завели  в  сарай,  другие  оставили  на  улице,  около  сарая. Началась  паника. Многие  партизаны  были  сильно  пьяные  и  плохо  соображали,  что  происходит.
Пули  северян  насквозь  пробивали  стены  сарая,  пугая  лошадей  и  усиливая  панику. Южане  вяло  отстреливались,  пытаясь  быстрей  покинуть  опасное  место.
Квантрилл  спрыгнув  с  чердака,  бросился  к  своей  лошади,  но  та,  напуганная  выстрелами  ускакала. Квантриллу  не  оставалось  ничего  другого,  как  прыгать  в  седло  чужой  лошади. Но  ему  не  повезло. Когда  Квантрилл  оказался  в  седле,  что-то  сломалось  на  ремне,  и  испуганная  лошадь  вынесла  всадника,  которого  перекосило  в  седле. Квантрилл  крикнул  Хоккенсмиту  и  Гласскоку,  чтобы  те  ехали  за  ним. Но  Гласскок  тут  же  получил  пулю.
Следующая  пуля  досталась  самому  Квантриллу. Пуля  ударила  в  спину,  под  левую  лопатку,  отскочив  от  кости,  попала  в  позвоночник,  и  частично  парализовала  его. Еще  одна  пуля  срезала,  словно  бритвой  указательный  палец  правой  руки. Квантрилл  вылетел  из  седла,  обливаясь  кровью.
Воспользовавшись  суматохой  и  неразберихой,  на  ферму  вернулся  Фрэнк  Джеймс  и  еще  четверо  парней,  пытаясь  вывезти  своего  раненого  командира  в  безопасное  место.
- Ребята,  уходите! Теперь  я,  ничего  не  могу  сделать… Я,  умираю… Для  меня  война  закончилась… Прощайте…- сказал  Уильям  Квантрилл.
После  боя  Квантрилл  говорил  с  капитаном  Террилл. Квантрилл  отдал  капитану  свои  золотые  часы  и  пять  сотен  долларов,  чтобы  тот,  позволил  ему  остаться  в  доме  Вейкфилда. Вейкфилд  привел  доктора  Маккласки,  который  подтвердил,  что  у  Квантрилла  смертельное  ранение,  и  что  его  не  стоит  перевозить.
6  июня  Квантрилл  умирает  в  возрасте  27  лет.

После  засады,  в  которой  погиб  Кровавый  Билл,  упорно  ходили  слухи,  что  Андерсон  выжил,  что  он,  сумел  бежать  и  поселился  в  Солт-Крик,  штат  Техас.
Впоследствии  многие  люди  утверждали,  что  именно  они  являются  Кровавым  Биллом   Андерсоном. Пожалуй,  по  количеству  подражателей,  Билл  уступает  только  людям,  выдававшим  себя  за  Джесси  Джеймса  после  смерти  последнего.
Самым  известным  считается  случай,  когда  некто  Уильям  Коламбус  Андерсон  в  1924  году  утверждал,  что  именно  он,  Кровавый Билл,  а  тело,  протянутое  по  улицам,  ему  не  принадлежало.  Уильям  Коламбус  умер  тремя  годами  позже  в  возрасте  87  лет,  и  теперь  уже  никто  не  узнает,  был  ли  он  действительно  Кровавым  Биллом. Скорее  всего,  нет. Потому  что  Кровавый  Билл  так  просто  бы  не  сдался.
На  тумбочке  умершего  Уильяма  Коламбуса  Андерсона  стояла  фотография  с  тремя  молодыми  девушками,  как  впоследствии  выяснилось,  это  были  сестры  Андерсона.

Недобрая  память  осталась  о  Уильяме  Андерсоне,  больше  известном,  как  Кровавый  Билл. Говорят,  если  произнести  десять  раз  его  имя,  призрак  Кровавого  Билла  вернётся, чтобы  свершить  свою  месть. У  него  гнилое  лицо,  и  оно  покрыто  кровью. Его  глаза  горят  красным  светом,  словно  он,  сам  дьявол. Затем  он  будет  охотиться  за  тобой  и  убьет  точно  так  же,  как  убили  его.





(1). ПРЕВО (от лат. praepositus - начальник) - во Франции 11-18 вв. королевский чиновник, обладавший до 15 в. в подведомственном ему административно-судебном округе судебной, фискальной и военной властью, с 15 в. выполнял лишь судебные функции.

(2). Существует  еще  одна  версия  трагедии,  которая  произошла  в  Централии.
Когда  23  солдат  северян,  ехавших  в  отпуск,  вывели  из  поезда  и  построили  вдоль  платформы,  к  ним  подошел  Андерсон. Билл,  ничем  не  выдавая  своего  гнева,  спокойно  начал  разговаривать  с  пленными:
- Вы,  федералы,  недавно  убили  шестерых  моих  людей,  сняли  с  них  скальпы,  а  трупы  оставили  в  прерии. Я,  покажу  вам,  что  тоже  могу  убивать  людей  с  такой  же  легкостью  и  быстротой,  как  никто  другой.
До  пленных  дошло,  что  над  ними  готовится  жестокая  расправа. Федералы  стали  протестовать  и  упрашивать  Андерсона,  не  делать  этого. На  это  партизанский  вожак  ответил:
- Вы,  федералы,  сняли  скальпы  с  моих  людей,  и  повесили  их  на  седлах  своих  лошадей. Я,  никогда  не  позволял  своим  людям  делать  такие  вещи.
После  этого  началась  расправа  над  федералами.   

(3). Конные  пехотинцы – Во  как!  Я,  сначала  подумал,  что  ошибся,  что  где-то  неправильно  перевел  текст. Но,  перепроверил,  и  оказывается,  что  в  войсках  Союза,  такие  подразделения,  как  конная  пехота,  существовали.

(4). Сведенья  о  потерях,  как  всегда  разняться. Так  упоминаются  потери  партизан  5  человек,  в  другом  источнике  7. Раненых  ополченцев  то  ли  4  человека,  то  ли  6.

02.2012.г.


Рецензии