Бег Джона Колтера

ЦЕНА    ПОБЕДЫ  -  ЖИЗНЬ. БЕГ  ДЖОНА    КОЛТЕРА.

               
                1808  год.


1.

Силы  оказались  слишком  неравные. Два  охотника,  Джон  Колтер  и  Джон  Поттс,  а  против  них  большой,  военный  отряд,  целая  сотня  индейцев  черноногих.
«Вот,  и  поохотились…», - невесело  подумал  Колтер,  ища  выход  из  создавшегося  положения.
Колтер  и  Поттс  участвовали  в  экспедиции  Льюиса  и  Кларка,  там  они  встретились  и  подружились. Оставив  затем  экспедицию,  приятели  решили  поохотиться  на  бобров.
Это  были  богатые  земли,  на  пушного  зверя. Только  не  стоило  забывать  про  опасность. Здесь  иногда  появлялись  отряды  черноногих. Они  спускались  с  гор,  чтобы  поохотиться  на  равнинах  Миссури  на  бизонов.
- Мы,  можем  нарваться  на  отряд  черноногих, - вначале  засомневался  Джон  Поттс.
- Да,  можем  нарваться, - не  стал  возражать  Колтер. - Но,  если  мы,  будем  соблюдать  самые  простые  предосторожности,  все  обойдется.
- Какие  же  это  предосторожности?
- Днем  мы,  отсиживаемся,  отдыхаем  и  ведем  наблюдение, - стал  рассказывать  Колтер. – После  наступления  сумерек,  мы  устанавливаем  свои  ловушки,  а  рано  утром  быстро  их  проверяем,  и  собираем  добычу.
Так  и  сделали,  днем  отдыхали,  вечером  расставляли  ловушки. Дело  пошло. Бобров  водилось  в  изобилии,  и  охотничьи  трофеи  росли  с  каждым  днем.
Однажды  утром,  когда  охотники  в  своих  каноэ,  двигались  между  высокими  берегами  к  устью  реки  Джефферсон,  они  услышали  глухой  топот  в  долине.
- Джон,  ты,  слышишь  этот  топот? – спросил  обеспокоенный  Колтер. – Возможно,  это  индейцы… Нам  лучше  снять  наши  ловушки  и  спрятаться…
- Дружище,  ты,  зря  волнуешься,  – рассмеялся  Поттс. – Перестань… Каждый  раз,  как  только  дует  ветер,  ты,  думаешь,  что  это  индейцы… Возможно  это  стадо  бизонов…
- Не  стоит  так,  легкомысленно  относиться  к  краснокожим, - Колтеру  не  хотелось  шутить  на  эту  тему. – Ты,  недооцениваешь  индейцев… Смотри,  Джон,  если  что  случиться,  не  вини  меня.
Колтер  и  Поттс  продолжали  работать,  собирая  бобровые  шкурки.  В  это  же  время  топот  усилился. Неожиданно   на  восточном  берегу  появились  темные,  крепкие  фигуры  индейцев. Их  было  не  меньше  дюжины. Индейцы  с  интересом  разглядывали  двух  белых  людей.
- Черноногие….- выдохнул  Колтер. – Джон,  оставьте  свои  ловушки… Будь  осторожен…
Колтер  сделал  гребок  веслом,  стараясь  отплыть  от  опасного  берега,  и  в  тот  же  момент  индейцы  вскинули  луки  и  ружья,  целясь  в  Колтера  и  Поттса.
- Белые,  подплывайте  к  берегу, - скомандовал  вождь,  на  языке  черноногих,  сопроводив  свои  слова  жестами  рук. – Затаскивайте  каноэ  на  берег!
Общаясь  с  дружественными  индейцами  кроу,  Колтер  немного  понимал  язык  черноногих.
- Не  стреляйте,  давайте  просто  поговорим! – крикнул  Колтер,  внимательно  рассматривая  индейцев. – Мы,  всего  лишь  охотники….
Вождь  черноногих,  высокий,  мускулистый  воин,  с  резкими  чертами  лица,  дал  знак  одному  из  своих  воинов. Очень  крепкий  воин,  шагнул  в  реку,  схватил  каноэ  Колтера  и  грубо  вытащил  его  на  берег. У  самого  Колтера  воины   на  берегу  отобрали  ружье.
Джон  Поттс  все  еще  оставался,  почти  на  середине  реки,  в  своем  каноэ. А  индейцев  становилось  все  больше  и  больше. Их,  уже  было,  на  обоих  берегах  реки  около  сотни  человек.
- Белый,  скажи  своему  другу,  пусть  он,  причалит  к  берегу, - громко  крикнул  вождь. – Или  мы,  его  убьем!
- Джон,  причаливай  к  берегу! – закричал  Колтер. – Иначе  вождь  грозится  убить  тебя! Ты,  Джон,  сам  видишь,  что  от  индейцев  невозможно  уйти,  не  по  земле,  не  по  воде… Я,  попробую  договориться  с  ними…
Поттс  покачал  головой:
- Нет,  я,  не  собираюсь  сдаваться. Краснокожие  могут  убить  меня,  и  тебя,  в  любой  момент,  если  захотят... Я,  не  хочу  им,  облегчать  жизнь… 
Прогремело  несколько  предупреждающих  выстрелов,  кто-то  из  индейцев  пустил  пару  стрел  в  направлении  Поттса.
- Колтер,  похоже,  краснокожие  подстрелили  меня! – вскричал  раненый  Поттс. – С ними  вообще  невозможно  вести  переговоры!...
- Джон,  Джон! Не  стоит  ничего  такого  делать,  что  вызовет  гнев  краснокожих! – немного  испуганно  закричал  Колтер. -  Ты,  только  все  испортишь!
- Джон,  я,  не  боюсь  краснокожих! У меня  есть  карабин,  и  я,  просто  так  не  дамся  в  руки  этим  разбойникам, - Поттс  продолжал  стоять  с  винтовкой  в  руках.
- Джон,  один  твой  карабин  не  сможет  нам  помочь…- все  еще  пытался  успокоить  друга  Колтер. – Если  сделаешь  выстрел,  у  нас  возникнут  серьезные  неприятности…
Индейцы,  рассыпанные  по  берегам  реки,  угрожающе  кричали,  потрясая  луками,  ружьями  и  томагавками. Еще  несколько  стрел  пролетело  в  опасной  близости  от  Поттса. У  того  не  выдержали  нервы.
- Эти  ублюдки,  угрожают мне! Скажи  им,  что  я,  всегда  успею  пристрелить  хоть  одного  из  них! – неожиданно  закричал  Поттс,  вскидывая  приклад  карабина  к  плечу.
Тишину  разорвал  оглушительный  грохот  ружья. Поттс  был  неплохим  стрелком. Его  пуля  ударила  в  грудь  одного  из  воинов,  и  черноногий,  взмахнув  руками,  упал  на  спину. В  этот  момент  все  воины  взвыли  от  ярости. Дым  из  ружья  Поттса,  не  успел  еще  рассеяться,  как  в  тело  охотника  вонзилось  десятка  два,  метко  пущенных  стрел. Поттс  умер,  как  храбрый,  но  очень  упрямый  человек,  который  не  захотел  сдаться  индейцам.
Крича  от  ярости,  черноногие  толкаясь,  бросились  в  реку  и  вытащили  каноэ  на  берег. Тело  Поттса  вытащили  из  лодки  и  в  ярости  стали  рубить  его  томагавками. Этот  ужасный  хруст  костей,  и  чавкающий  звук,  когда  томагавк  вгрызается  в  человеческую  плоть,  Колтер  не  мог  забыть  до  конца  своей  жизни. Черноногие  выли,  и  кричали,  отпихивая  друг  друга  от  тела  поверженного  врага. Каждый  из  воинов  старался  нанести  как  можно  больше  ударов  томагавками  по  мертвому  телу,  отомстив  за  своего  погибшего  товарища.
А  Джона  Колтера  трясло  от  ужаса. Он  видел  перед  собой  толпу  разъяренных  дикарей,  которые  прыгали  около  убитого  ими  Поттса. Видел  эти,  наносимые  томагавками  удары. Видел,  разлетающиеся  во  все  стороны  кровавые  ошметки  тела  друга,  видел  фонтаны  алой  крови… Дикари,  работающие  томагавками,  были  покрыты  кровью  с  ног  до  головы,  но  воины  на  это  не  обращали  внимание. Для  них  это  была  повседневная  жизнь…
- Твой  друг  убил  нашего  самого  храброго  воина! – закричал,  подскочивший  к  Колтеру,  окровавленный  индеец,  и  что-то  бросил  в  лицо  ему.
Колтер  с  ужасом  осознал,  что  индеец  бросил  в  него  часть  изрубленной  руки  Поттса. Затем  подбежал  еще  один  воин,  и  снова  бросил  в  пленника  кусок  изуродованного  тела  убитого.
Несколько  воинов,  скорей  всего  родственники  убитого,  жутко  закричав,  бросились  на  Колтера  с  занесенными  томагавками,  стараясь  проломить  ему  череп. Несчастный  оказался  на  краю  гибели  и  посчитал,  что  минуты  его  сочтены.
Резкий  гортанный  голос  заставил  воинов  остановиться. Вожди  черноногих  загородили  собой  пленника,  и  что-то  быстро  стали  объяснять  разъяренным  воинам. Индейцы  недовольно  возражали,  бросая  злобные,  полные  ненависти  взгляды  в  сторону  Колтера. Воздух  содрогался  от  угроз  и  оскорблений. Несколько  минут  продолжался  ожесточенный  спор,  и  Джон  прекрасно  понимал,  что  сейчас  решается  его  дальнейшая  судьба,  в  любой  момент  его  могли  убить  пылающие  гневом  воины.
Его  товарищ  Поттс,  убив  индейца,  все  испортил,  он  лишил  Колтера  небольшого  шанса  договориться  с  черноногими. Если  бы  Поттс  не  пролил  кровь  черноногих,  скорей  всего  индейцы  отпустили  охотников,  отобрав  у  них  лодки  и  шкурки  бобров… Но  индеец  убит,  Поттс  мертв,  и  сейчас  решается  судьба  самого  Колтера.
Шум  и  крики  немного  стихли. Вожди  черноногих  сели  в  круг,  состоялся  совет,  где  они,  что-то  долго  обсуждали. Судя  по  хмурым,  ничего  не  обещающим  взглядам,  которые  вожди  бросали  в  сторону  Колтера,  они  обсуждали  способ,  как  он,  должен  умереть.


2.

Наконец  совет  вождей  закончился. Все  вожди  замолчали  и  встали  на  ноги. Вожди  повернулись  в  сторону  пленника. Самый  главный,  пожилой  вождь  с  седыми  волосами  медленно,  с  достоинством  подошел  к  Колтеру.
- Длинноволосый,  твое  лицо  мне  знакомо, - сказал  вождь,  вглядываясь  в  лицо  Колтера. – Где  я,  мог  тебя  видеть?
Колтер  знал,  что  индейцам  надо  говорить  только  правду. Маленькая  ложь  могла  плохо  закончиться  для  него.
- Некоторое  время  я,  жил  среди  своих  друзей – кроу…
В  глазах  вождя  вспыхнула  ненависть  к  пленнику,  ведь  индейцы  племени  кроу,  были  давними  врагами  черноногих.
- Я,  вспомнил,  ты, сражался  с  воинами  кроу  против  нас.
- В  тот  раз,  ваши  воины  напали  на  кроу… Мы,  всего  лишь  защищались… -  стал  оправдываться  Колтер.
Вождь  обернулся,  и  громко  сообщил  о  «подвигах»  бледнолицего. Снова  закричали  воины,  потрясая  оружием. Затем,  вождь  выкрикнул  команду,  и  к  Джону  подскочило  несколько  разбойников,  и  стали  срывать  с  него  одежду. Колтер  стал  сопротивляться,  но  получил  в  лицо  локтем…
Главное,  нельзя  показывать  индейцам  свой  страх. Индейцы  четко  улавливают,  когда  человек  испускает  волны  страха. Трусов  никто  не  любит. У  трусов  конец  один – смерть.
Колтер  остался  совсем  голым. Индейцы,  раздев  пленника,  уставились  на  него  с  некоторым    любопытством. Колтер  был  в  рассвете  сил. Его  рост  составлял  пять  футов  и  десять  дюймов  в  высоту. Мускулистые  руки  и  ноги,  широкая  грудь  и  крепкое  телосложение,  так  выглядел  на  тот  момент  Джон  Колтер.
- Длинноволосый,  уходи  отсюда! – закричал  седоволосый  вождь  на  языке  воинов  кроу.
Колтер  огляделся,  не  совсем  понимая,  почему  индейцы  отпускают  его.
- Уходи  длинноволосый! Тебе  быстро  надо  идти… Потом,  по  твоему  следу  пойдут  молодые  воины,  которые  хотят  отомстить  тебе,  за  смерть  нашего  воина. Наши  воины  поймают  тебя  и  убьют…
Значит,  черноногие  его  отпускают,  чтобы  потом  в  принять   участие  в  его  преследовании.  Воины,  хотят  повеселиться…  Они  будут  гнать  его,  стрелять  из  луков  и  ружей,  словно  в  волка… Отличная  перспектива. У  Колтера  мало  шансов  убежать  от  индейцев. Силы  слишком  неравные. Индейцы  ждали,  когда  пленник  начнет  убегать. Для  черноногих  это  настоящее  развлечение,  сродни  спорту,  и  одновременно  хорошая  практика.
- Иди  длинноволосый,  убегай! – закричал  вождь,  толкая  Колтера. – Или  мы,  убьем  тебя,  прямо  здесь!
Воины  громко  кричали. Некоторые  из  воинов  замахивались,  делали  вид,  что  хотят  бросить  в  него  копье. Колтер  сделал  несколько  шагов,  каждую  секунду  ожидая  выстрела  в  спину  от  индейцев.
- Давай,  иди  дальше! Ты,  пойдешь  далеко,  затем,  за  тобой  пойдут  воины. Если  тебя  догонят  и  найдут,  воины  тебя  убьют! – кричал  старый  вождь.
Колтер  медленно  пошел  на  восток. У  него  просто  не  оставалось  иного  выхода,  как  идти. Скорей  всего  Джон,  двигался  недостаточно  быстро,  и  старик  гневно  начал  кричать  на  него:
- Длинноволосый,  иди  быстрей! Или  ты,  разучился  ходить…
Но  Колтер  не  мог  двигаться  быстрей. Земля  была  усыпана  колючками  кактус – груши. Здесь  же  было  полно  мелких,  острых  камней. Не  очень-то  приятно  разгуливать  босяком  по  такой  земле. Но  индейцев  это  мало  волновало,  они  высказывали  свое  нетерпение.
Старый  индеец  снова  подскочил  к  Колтеру  и  закричал:
- Белый,  иди  еще  быстрей!
Старик  не  удержался  и  дважды  толкнул  Джона  в  спину. Колтер  ничего  не  сказал  и  продолжал  идти,  осторожно  ступая  босыми  ногами. Пройдя  сто  ярдов,  Джон  оглянулся  назад. Он  увидел,  что  молодые  воины  сбрасывали  свои  накидки  и  рубахи,  готовились  к  погоне. Они  готовились  к  погоне,  чтобы  догнать  и  убить  его. Индейцы  сохраняли  спокойствие,  будто  это  была  для  них  самая  обычная  работа. Джону  стало  страшно. Его  сердце  бешено  заколотилось  в  груди…
С  другой  стороны,  это  земля  принадлежит  черноногим. Он,  вторгся  в  эти  земли  со  своим  другом,  и  значит  должен  принимать  те  правила,  по  которым  живут  индейцы. Черноногие  схватили  его,  но  они,  принимают  его,  как  воина,  как  мужчину. По-своему  индейцы  поступили  с  ним  честно. Они  дали  шанс  ему,  вырваться  и  спастись. Шанс  очень  сомнительный,  и  маленький,  но  надежда  на  спасение  имеется... Теперь  все  зависит  только  от  него  самого,  от  его  крепких  ног,  и  от  его  силы  духа.
До  Колтера,  наконец,  дошло,  что  индейцы  могут  убить  его. Черноногим,  это  доставит  большое  удовольствие. А  воин,  которому  посчастливиться  его  прикончить,  будет  вечерами,  сидя  у  костра  хвастаться  тем,  как  он,  ловко  разделался  с  бледнолицым. Как   ловко  проломил  ему  череп,  а  затем  снял  скальп… Колтер  облился  холодным  потом,  и  теперь  побежал  уже  по-настоящему. Колтер  с  детства  привыкший  к  суровой  жизни  в  горах,  был  неплохим  бегуном,  и  бегал  ничуть  не  хуже  индейцев. Но,  пожалуй,  так,  как  он,  бежал  сейчас,  Колтер  еще  никогда  в  жизни  не  бегал. Джон  бежал,  уже  не  замечая,  как  его  ноги  больно  режут  камни  и  колючки. Сейчас  было  не  до  этого.
Джон  бежал  по  голой  равнине,  стремясь  к  реке  Мэдисон,  которая  находилась  в  пяти  милях  отсюда. Река,  это  был  его  шанс  на  спасение. Достигнув  реки,  Колтер  мог  запутать  свои  следы…
Взрыв  криков  достиг  ушей  Колтера. Беглец  оглянулся,  и  увидел,  что  около  сотни  молодых,  полуголых  воинов  бросились  в  погоню  за  ним. Черноногие  оставили  себе  из  оружия  только  копья  и  томагавки.
Колтер  прибавил  шаг,  стараясь  не  сбить  дыхание. Он  бежал,  уже  не  обращая  внимания,  как  в  его  стопы  впиваются  острые  колючки  от  кактусов. Джон  наступал  на  эти  колючки,  собирая  их,  словно  булавки  в  булавочную  подушечку.
Колтер  бежал,  то  и  дело,  оглядываясь  назад. Джону  казалось,  что  индейцы  преследователи  быстро  нагоняют  его. Но  это  у  беглеца  не  выдерживали  нервы.
Вот,  уже  первая  миля  осталась  позади,  а  сам  Колтер  даже  не  запыхался. Парень  хорошо  разогрелся. Джон  пока  не  слышал  за  своей  спиной  топота  ног  индейцев. Колтер  продолжал  бежать  в  том  же  темпе,  и  вскоре  еще  преодолел  одну  милю. Теперь  его  легкие  болели,  горло  пересохло,  а  голова  немного  кружилась. Но  зато  он,  был  на  полпути  к  реке  Мэдисон.
Крики  индейцев,  как  показалось  Колтеру  стали  слабее.
Неожиданно  из  носа  потекла  кровь,  сбивая  дыхание. Скорее  всего,  лопнул  кровеносный  сосуд. Это  испугало  Джона,  и  привело  его  к  отчаянию. Но,  Джон  быстро  взял  себя  в  руки.
Он  оглянулся,  чтобы  посмотреть,  насколько  ему  удалось  оторваться  от  преследователей.

3.

Все  черноногие  отстали  далеко  позади,  кроме  одного  воина. Этот  настырный  индеец  находился  всего  в  ста  ярдах  позади  него. Высокий,  быстрый  молодой  воин,  с  копьем  в  правой  руке. Через  левое  плечо  переброшена  накидка. Уставший  и  измученный  Колтер  решил  сдаться. Джон  замедлил  свой  бег,  давая  возможность  индейцу  догнать  его. Индеец  приближался. Когда  черноногий  оказался  совсем  рядом,  Колтер  резко  повернулся  и  развел  руки,  показывая,  что  он  безоружен  и  не  собирается  сопротивляться.
- Не  убивай  меня,  я,  сдаюсь! – крикнул  Колтер  на  языке  Кроу.
Джон  застал  индейца  врасплох. Но,  индеец  быстро  вскинул  копье,  и  набросился  на  Колтера. Воин  сделал  несколько  очень  опасных  ударов. Копье  рассекло  воздух,  в  опасной  близости,    едва  не  задев  пленника. Индеец  подбадривал  себя  воинственными  криками  и  был  полон  решимости  покончить  с  бледнолицым.
- Подожди,  успокойся! Опусти  свое  копье! – крикнул  Колтер.
Это  не  остановило  воина,  который  продолжал  наседать. С  индейцем  надо  было  кончать,  пока  не  прибежали  остальные  преследователи. По  всему  было  видно,  что  воин  не  отступит  от  своего  замысла  проткнуть  Колтера  копьем.
Колтер  несколько  раз  увернулся от  острия  копья  и  еще  дважды  сумел  отбить  копье  в  сторону. Затем  Джон  извернулся  и  успел  перехватить  копье,  нацеленное  ему  в  голову,  и  дернуть  его  на  себя. Индеец  едва  сумел  удержать  копье  в  руках. Потоптавшись  на  месте,  Колтер  неожиданно  нанес  удар  кулаком  черноногому  прямо  в  лицо. От  удара  у  индейца  дернулась  голова. Из  разбитых  губ  потекла  кровь. Явно  такого  поворота  воин  не  ожидал. Легкая  добыча,  на  которую  рассчитывал  дикарь,  оказалась  не  такой  легкой.
Колтер  в  очередной  раз  дернул  копье,  и  древко  неожиданно  сломалось,  а  сам  воин  не устоял  на  ногах  и  упал  на  землю. Выхватив  копье  из  рук  воина,  Колтер  с  короткого  размаха  всадил  копье  в  грудь  индейцу. Тот  только  успел  коротко  вскрикнуть  и  сразу  затих.
Жутко  громкими  и  гневными  криками  отозвались  отставшие  индейцы,  которые  видели  окончание  схватки,  в  которой  погиб  еще  один  их  соплеменник. Нельзя  было  терять  ни  одной  секунды. Индейцы,  сгорая  от  ненависти  и  желания  отомстить  бледнолицему  побежали  еще  быстрей. Теперь  уж  точно  не  стоит  ожидать  пощады  от  черноногих. Колтер  прекрасно  видел,  как  индейцы  поступили  с  его  товарищем  Поттсом,  который  застрелил  одного  из  воинов.
Сдернув  с  убитого  накидку  и  подхватив  поломанное  копье,  Колтер  продолжил  бежать  в  сторону  реки. Колтер  преодолел  один  из  высоких  холмов,  впереди  блеснула  под  солнечными  лучами  река. Река  оказалась  совсем  рядом. Сзади  вновь  раздался  вой  воинственных  голосов  дикарей,  который  подхлестнул  Джона.
Вот,  река  уже  совсем  рядом. Но  сумеет  спастись  Колтер? Беглец  задыхался,  но  старался  на  это  не  обращать  внимания. Сердце  от  страха  и  возбуждения  готово  было  выскочить  из  груди. В  такие  переделки  Колтеру  еще  не  приходилось  попадать…
Подбежав  к  реке,  Джон  смахнул  с  лица  пот  и  огляделся  по  сторонам. Что  теперь  ему  делать? Колтер  увидел  бобровую  плотину,  сооруженную  на  реке,  и  на  ней  большой  бобровый  дом,  возвышающийся  на  целых  десять  футов  над  водой. В  голову  пришла,  возможно,  единственная  спасательная  мысль. Несчастный  погрузился  в  воду  и  поплыл  к  плотине. Подплыв  к  плотине,  Колтер  глубоко  вздохнул,  задержал  дыхание  и  погрузился  под  воду. Ему  необходимо  было  найти  под  водой  вход  в  дом  бобра. Удача  сопутствовала  Джону.
Он,  нащупал  недалеко  от  дна  вход,  через  который  бобры  проникали  внутрь  своего  сооружения. Но  вход  был  слишком  мал,  бобры  явно  не  рассчитывали,  чтобы  к  ним,  в  гости  приходили  чужаки. Колтер  полез  в  узкое  отверстие,  направив  туда  голову. Извиваясь  словно  змея,  Колтер  медленно  проскальзывал  внутрь  дома,  безжалостно  расцарапывая  о  коряги  и  бревна  свои  бока. Теперь  только  бы  не  застрять. Джон  спешил,  потому  что  воздух  в  его  легких  заканчивался. Наконец  вход  немного  расширился,  и  беглец  оказался  внутри  домика.
Как  Джон  и  надеялся,  что  внутри  дом  бобров  окажется  просторным,  так  и  оказалось. Дом  был  в  два  этажа,  достаточно  большой  для  него. Второй  этаж  высокий  и  сухой,  где  лежали  бобры. Туда  вверх  Колтер  не  совался,  бобры  встретили  его  появление  злобным  шипением.
Джон  остался  внизу,  где  вода  доходила  ему  до  самых  плеч. Внутри  домика  было  темно  и  воздуха  явно  не  хватало. Колтер  дышал  с  трудом,  хватая  воздух  ртом. 
Вскоре  Колтер  услышал  голоса  преследователей. По  их,  отрывочным  выкрикам  Джон  догадался,  что  черноногие  потеряли  его  след. Он  слышал,  как  хрустели  мокасины  врагов,  когда  они  исследовали  бобровую  плотину. Кто-то  из  воинов  даже  тыкал  копьями  в  подозрительные  отверстия.
Колтер  боялся,  что  индейцы,  заподозрив,  где  он,  может  скрываться,  и  подожгут  бобровый  дом. В  таком  случае  Колтер  или  поджарится,  или  задохнется  от  удушливого  дыма. Джон  внимательно  прислушивался,  ожидая  треск,  если  бревна  загорятся. В  один  момент,  ему  даже  почудилось,  что  он,  носом  уловил  сладковатый  запах  дыма. Колтер  тихо  погрузился  в  воду,  по  самые  ноздри,  содрогаясь  от  страха. Но  индейцы  не  стали  поджигать  плотину.
После  долгого  времени,  голоса  индейцев  стали  затихать. Погоня  стала  отдалятся. Вскоре  все  стихло. Колтер  продолжал  тихо  сидеть  в  своем  убежище,  опасаясь  от  черноногих  ловушки. Через  некоторое  время  индейцы  снова  вернулись  к  плотине,  и  снова  стали  осматриваться,  в  поисках  следов  беглеца.
Колтер  уже  не  чувствовал  своего  тела,  которое  замерзло  без  движения  в  холодной  воде. Предательски  стучали  зубы,  выбивая  дурацкий  мотив… Индейцы  могли  не  найти  его,  но  теперь  существовала  опасность,  что  он  замерзнет  и  умрет  в  бобровом  домике. Обидно… Колтер  просидел  до  ночи,  дрожа  от  страха  и  слушая  шум  рыщущих  в  округе  врагов…
Наконец  черноногие  окончательно  ушли. Колтер  продолжал  ожидать,  прислушиваясь  к  любым  подозрительным  звукам,  которые  доносились  снаружи. Наконец  беглец  решился  выбраться  наружу. Колтер  снова  нырнул  в  ледяную  воду  и  полез  через  узкий  проход.

4.

Вынырнув  из  воды,  Колтер  увидел,  что  уже  давно  наступила  ночь. Небо  было  усыпано  яркими  звездами. Вокруг  царила  тишина. Никаких  посторонних  звуков  и  людских  голосов  Колтер  не  услышал. Замёрзшее  тело  Джона  отказывалось  подчиняться  ему. Он,  медленными  рывками  погреб  к  восточному  берегу  реки,  постепенно  разогреваясь.
Достигнув  берега,  Колтер  некоторое  время  неподвижно  лежал  на  земле,  наслаждаясь  тишиной  и  спокойствием. Но  ему,  здесь  не  стоило  задерживаться. На  рассвете  черноногие  могут  вернуться,  чтобы  еще  раз  поискать  следы  беглеца. Необходимо  было  срочно  уходить,  и  как  можно  дальше. Колтер  выжал  мокрую  накидку,  чтоб  она  быстрей  высохла. Кроме  мокрой  накидки  у  мужчины  ничего  больше  не  было  из  одежды.
Колтеру  необходимо  до  рассвета  преодолеть  горный  хребет. Мужчина  двигался  быстро,  насколько  это  было  для  него  возможно. Ноги  Колтера  были  израненные  колючками  и  камнями. Каждый  шаг  отдавался  сильной  болью. Беглец  крепко  сжал  зубы.  Чтобы  не  выдать  себя  стонами.
Колтер  в  полной  темноте,  хватаясь  руками  за  камни  и  кустарник,  упорно  карабкался  вверх  на  вершину  хребта,  рискуя  в  любой  момент  свалиться  вниз. Вверху  стало  еще  холодней,  здесь  горы  покрывал  снег. Босым  ногам  стало  очень  холодно,  но  зато  боль  от  многочисленных  ран  немного  утихла.
Когда  наступил  рассвет,  Колтер  уже  не  в  силах  был  двигаться  дальше. Он  выбрал  удобное  место,  где  решил  передохнуть. Двигаться  днем  по  горам  было  слишком  опасно. Его  могли  увидеть,  шнырявшие  везде  индейцы. Колтер  пролежал  в  своем  убежище  весь  день. Его  бил  озноб,  тело  гудело  и  выкручивало  от  боли,  а  желудок  сжимался  от  голода. Беглец  выкопал  несколько  корешков,  которые  отыскал  поблизости,  очистил  их,  и  потом  долго,  и  тщательно  пережевывал. Мокрое  одеяло,  которым  укрывался  Колтер,  совершенно  не  спасало  от  холода. Немного  удалось  поспать…
В  сумерках  Колтер  стал  спускаться  с  хребта. Он  держал  направление  на  Форт  Мануэля,  который  находился  на  северо-востоке. Это  было  ужасное  путешествие,  для  голодного  человека,  который  находился  не  в  форме,  с  разбитыми  в  кровь  ногами. Колтер  продвигался  вперед,  питаясь  корой  и  кореньями. Как-то  ему  повезло,  Джон  нашел  Белые  яблоки,  или  Индейскую  репу,  которая  немного  притупила  чувство  голода  и  придала  силы. Беглец  съел  Белые  яблоки  сырыми,  так,  как  он,  даже  не  имел  возможности  развести  костер. Насколько  знал  Колтер,  в  этих  питательных  яблоках,  по  вкусу  напоминающие  сырую  картошку,  было  полно  крахмала…
Колтер  упорно  продвигался  вперед,  и  днем  и  ночью,  замерзая  в  изодранной  накидке. Ему  приходилось  быть  крайне  осторожным,  избегая  диких  животных  и  враждебных  индейцев.
Через  одиннадцать  дней  Колтер  добрался  до  ближайшего  форта  белых  людей,  который  располагался  на  реке Литтл-Бигхорн. Форт  находился  в  300  милях,  от  места,  где  его  схватили  черноногие. 
Колтера  узнали  только  после  того,  как  он,  назвал  свое  имя. Грязный,  очень  худой,  с  изможденным  лицом,  заросший  и  израненный,  на  последних  стадиях  своего  истощения, Колтер  едва  передвигал  свои  окровавленные  ноги. Увидев  живых  людей,  Джон  впервые  за  эти  дни  улыбнулся…
    
5.

Джон  Колтер  родился  в  1774  году  в  округе  Огаста, Виргиния. Один  из  первых  маунтинменов. Так  называли  на  Диком  Западе  охотников,  первопроходцев  и  торговцев  мехами.  Колтер  являлся  участником  экспедиции  Льюиса  и  Кларка.
Повзрослев,  он  записывается  в  отряд  рейнджеров,  которых  возглавлял  Саймон  Кентон. 15  октября  1803  года  Мериуэзер  Льюис  пригласил  его  принять  участие  в  первой  сухопутной  экспедиции,  путь  которой  пролегал  через  территорию  США  от  атлантического  побережья  к  тихоокеанскому  и  обратно.
Руководители  экспедиции — Мериуэзер  Льюис  и  Уильям  Кларк — собрали  группу  из  43  человек  и  захватили  с  собой  большой  объём  припасов,  оружие  и  подарки  для  индейцев.
Среди  участников  экспедиции  Колтер  считался  одним  из  лучших  стрелков. Обычно  он  отправлялся  в  одиночку  в  поисках  лучших  мест  для  охоты. Именно  Колтер  обнаружил  индейцев  племени  Не-персе,  которые  очень  помогли  участникам  экспедиции. Не-персе показали  проход  через  Скалистые  горы  и  подробно  рассказали  о  местности,  которую  экспедиция  должна  была  пересечь,  чтобы  попасть  на  побережье  Тихого  океана. Цель  путешествия  была  достигнута — экспедиция  добралась  до  Тихого  океана.
13  августа  1806  года  Льюис  и  Кларк  разрешили  Колтеру  покинуть  экспедицию. В  месте  слияния  рек  Йеллоустоун  и  Бигхорн,  Колтер  участвует  в  строительстве  форта  Рэймонд.
Покинув  форт  Рэймонд  в  октябре  1807  года,  Колтер  исследовал  местность,  которая  позже  станет  известна  как  Йеллоустоунский  национальный  парк  и  Национальный  парк  Гранд-Титон. Колтер  пересёк  Американский  континентальный  водораздел,  исследовал  берега  озера  Джексон,  прошёл  через  Титон-Пасс,  горный  перевал  на  западе  современного  штата  Вайоминг,  посетил  долину  Пьерс-Хоул  в Айдахо. Потом  он  повернул  на  восток  и  обнаружил  озеро  Йеллоустон. В  форт  Рэймонд  Колтер  вернулся  весной  1808  года. Он  проделал  путь,  длиною  в  сотни  километров,  причём  сделал  это  в  самый  разгар  зимы,  когда  температура  ночью  в  январе,  в  этом  регионе  обычно  держится  около - 34°C.
Рассказы  Колтера  об  источниках  и  гейзерах  считались  недостоверными  вплоть  до  1860-х  годов,  когда  научная  экспедиция  Дэвида  Фолсома,  в  1869  году  поднялась  вдоль  реки  Йеллоустоун  к  озеру  Йеллоустоун.
В  1810  году  Колтер  принял  участие  в  сооружении  форта  на  западе  Монтаны. В  том  же  году,  двое  его  партнёров  были  убиты  черноногими. Это  событие  убедило  Колтера  уехать  в  Сент-Луис. В  Миссури  он  женился  и  купил  ферму  вблизи  современного  города  Нью-Хейвен. 
Во  время  Англо-американской  войны  Колтер  записывается  в  рейнджеры,  под  руководством  Натана  Буна. Точная  дата  смерти  Джона  Колтера  не  установлена. По  данным  одних  источников,  он  умер  от  желтухи,  7  мая  1812  года  и  был  похоронен  неподалёку  от  Нью-Хейвена,  Миссури. По  другим  данным,  Колтер  скончался  22  ноября  1813  года.

02.2015.г.


Рецензии