В ожидании Чуда...

Однажды в период перехода осени в зиму, когда ещё жива тоска по тёплому лету, но уже чувствуется дыхание Севера...

...В тот год зима была ранней и холодной. Люди ёжились от мороза и не по-доброму смотрели друг на друга из-за своих воротников. Они ругали природные явления, сетовали на то, что зима ранняя и злая. Даже в воздухе ощущалось какое-то недовольство и дисгармония. Безмолвствовал только лес. Деревья мудрее людей, они не склонны обвинять природу. Ветер, мороз или зной они воспринимают смиренно и, сколь положено, живут свою, ведомую только им жизнь.
В лесу было спокойно. Снега  - не так много, но он скрывал большую часть зелёных крон сосен и красивым покрывалом лежал на опушках.
Я в тот период переживал пустоту, которая угнетала и высасывала или всасывала меня куда - то. Иногда ныло в груди, потом что-то рвалось из неё, но не вырывалось, и это что-то становилось болью, почти невыносимой. Часто к боли добавлялась непонятная тоска.  Неизвестно почему, но она крала у меня все краски жизни, делая всё вокруг серым и тусклым. Внешне я был очень дружелюбен, тактичен и внимателен, но грудь всё болела и болела. Иногда мне казалось, что вот-вот что-то произойдёт, какое-то чудо, большое или малое, но произойдёт нечто такое, что успокоит меня и даст надежду.
Я познал людей и почти познал себя. От этого во мне прибавилось сдержанности и убавилось сострадания, потому, что я понял суть причины и следствия, содержания и формы, начала и конца.
Иногда я знал, что произойдёт со мной в следующую минуту, и от этого мне становилось и удивительно, и скучно одновременно, хотя иногда это забавляло, как забавляет малыша новая игрушка.
В ожидании чуда я просыпался каждое утро и засыпал каждой ночью, но, увы, ничего не происходило. Когда я был в гармонии с внешним миром, мозг мой говорил мне, что всё будет так, как надо, и что я буду счастлив.
Дни тянулись, а иногда бежали в прошлое так, как будто, боялись опоздать туда. Однажды мне показалось, а, может быть, я это понял, что смотрю в будущее с боязнью. Меня что-то страшит. Я не понимал, что это - МОЁ будущее. Бояться своего будущего - это всё равно, что бояться самого себя. Поняв это, я начал успокаиваться и, мне показалось, что я стал более терпелив  к бытовым проблемам и мелочам. Но иногда сильные боли в груди всё же возвращали меня к прежним мыслям о будущем.
Предстоящую этой зиме осень я встретил с грустью. Надежды таяли, становилось холоднее. Дожди навевали уныние и тоску, их капли стучали во мне болезненно и глухо. Будущее надвигалось бесповоротно. Я начинал понимать, что жду чего-то большого, настоящего чуда, но поверить в то, что оно может произойти, я не мог.
Жизнь показала мне логику бытия и сущность сущего. Произошло это ранней зимой в безмолвном снежном лесу. Я шёл по лесу, гулял и думал о своём, о природе, о жизни вообще и оказался на опушке, такой милой и, словно,  игрушечной. Она была формы эллипса, равномерно покрытая снегом. Мне показалось, что на эту опушку не садилась ни одна птица, не пробегал по ней ни один зверёк, и уж, конечно, не проходил ни один человек.
Я замер и наслаждался. Наслаждаясь, замер. Вроде, всё было обычное, но я понял, что ЭТО произойдёт именно здесь, сейчас или совсем скоро, с минуты на минуту. Я ждал недолго. Грудь сначала заболела, как обычно, а потом боль растеклась по всему телу и, как мне показалось, ушла в землю. На смену ей пришло тепло, согревающее и успокаивающее. Мне захотелось плакать. Неизвестно почему, по совсем непонятным причинам, но слёзы подступали, а сердце стучало торжественно...
Так я стоял недолго. Безмолвие нарушилось лёгким треском сучьев. Справа от меня. Я немного повернулся и увидел человека. Это был старец, седой, с посохом в руке, в длинном тулупе, без шапки, отчего серебристые волосы его сливались с серебром снега. Глаза у него были мудрые и немного лукавые. Он как бы смотрел на меня и внутрь меня и, казалось, знал про меня всё. Он остановился и улыбнулся. Я удивлённо смотрел на него и, осмелившись, спросил:
- Кто Вы?
- Я - это ты, - ответил старец.
- Не понимаю, как такое может быть?
- Конечно, не понимаешь. Поэтому я здесь…
- Вы - это я в будущем? - опять осмелев, спросил я.
Старец засмеялся, но смех его был внутренним, смеялись только глаза и губы.
- Я не из будущего, - ответил он.
Голос у него был приятный и зычный. Такие голоса бывают у оперных певцов.
- Я не из будущего, - повторил он, - я - это ты в настоящем. Ты так хотел чуда, и у тебя так часто болит грудь...
- Неужели в душе я такой старый? - спросил я, начиная что-то понимать.
- Старость не есть дряхлость. Старость - это сдержанность и мудрость. А что года? Не по годам мудрость - разве это не чудо?
Он поднял голову вверх и посмотрел на небо.
- Ты думаешь, я не материален. Что у тебя видение или мираж в таёжном лесу... - сказал он и продолжил, - Нет, это не так. Я такой же, как ты. Я и есть ты.
Тут я совсем осмелел:
- Но если Вы - это я, значит, Вы можете объяснить, что со мной происходит?
Старец улыбнулся и ответил:
- Ты на пороге Чуда! Ты верил в него и надеялся. Теперь, когда ты готов, оно может быть!
- А что это будет такое?
- Если я тебе скажу - не интересно будет ждать и встретить его. Тебе будет скучно, и нечего будет открывать. Ты одинок и часто сетуешь на Судьбу, не зная, что своевременно и что преходяще, что уходит, а что умирает, не успев начаться...
- Кажется, я понял, - промолвил я, наморщив лоб, - я нетерпелив и желаю всего и сразу.
- Вот именно, - радостно подхватил старец.
Он шагнул ко мне и тихо сказал:
- Осмотрись, послушай лес и звук тишины. От этой опушки идёт несколько дорог. Почувствуй свою из них. Я тебе помогу.
Я стал вращать головой.
- Нет, закрой глаза и постой так, без движения. Ты должен почувствовать это. Здесь останется твоё одиночество и твой страх, твоё нетерпение и твоё уныние, твоё прошлое, которое так сильно давит на тебя.
Я закрыл глаза, почувствовал, что ресницы давно влажные, и слёзы потекли по щекам, обгоняя друг друга. Я стоял и плакал. Что-то уходило из меня, что-то заканчивалось и что-то начиналось. Уходило из сердца, тепло разливалось по всему телу. Голове стало жарко, будто, она была в тёплой шапке, хотя я был без неё.
- Не спеши, - послышался голос старца. - Никогда и ни в чём не спеши! Всему своё время. Научись жить не спеша. Это придаст тебе сил. Открывай глаза!
Я открыл. Старец улыбался. Через мгновение он спросил:
- Где твоя дорога?
Я без колебаний показал на тропинку, которая вела от опушки вглубь леса, почти прямо передо мной.
Старец улыбался:
- Да, это твоя дорога. Иди! И мне уже пора! Не спеши, тогда ВСЁ успеешь!..
- А что я должен успеть? - спросил я.
Старец засмеялся, как смеются взрослые, когда дети спрашивают у них, почему деревья зелёные. Он рассмеялся и исчез. Будто, растворился в зимнем воздухе. Мне показалось, что у меня не в порядке с головой, но тропинка прямо передо мной звала. Ноги, будто, горели и хотелось идти по ней. Я пошёл по опушке, пересёк её и вышел на тропинку.
"Куда она ведёт?" - подумал я.
Непонятная мне уверенность и жажда чего-то звала меня, и я пошёл. Шёл я долго, уже сгустились сумерки, но усталости и боли в груди не было, была лёгкость и тепло, согревающее и успокаивающее.
Через какое-то время я вышел на дорогу и, задумавшись, куда идти, пошёл прямо, не сворачивая и не оглядываясь. Никакого транспорта не было, но вскоре одна машина, поравнявшись со мной, остановилась, и водитель, улыбнувшись, сказал:
" Садитесь, нам по пути!.."
Я повернулся и увидел человека лет сорока пяти - пятидесяти, хорошо подстриженного и очень похожего на старца. Не то, чтобы внешне, но чем - то внутренне...
- Спасибо, - сказал я и сел в машину рядом с водителем.
"Наверное, военный", - подумал я про человека за рулём и оглянулся на заднее сидение. Там, свернувшись калачиком, спала девушка лет двадцати пяти. Она была хрупкой и нежной.
- Это - моя дочь, - сказал водитель, - в пути мы уже давно. Она устала. Иногда я доверяю ей вести машину, она это очень любит, но на таких дорогах этого делать нельзя.
- Так куда Вы едите? - спросил он.
Я ответил, куда мне нужно и понял, что такое - ожидание чуда и что такое - Чудо!..
Меня тянуло смотреть и смотреть на спящую девушку, хотелось узнать, как её зовут, как будто, имя её мне могло что-то объяснить,  хотя оно уже пульсировало в голове. Другого имени у неё быть не могло.
- А мы с Вами почти соседи, - сказал водитель, - я - подполковник в отставке.
Затем он рассказал, где они с дочерью живут. Я начал говорить что-то о себе, и тут почувствовал, что девушка начала просыпаться.
"ЧУДО началось…" - подумал я и стал терпеливо ждать ЕГО...


Рецензии
Великолепное ожидание чуда. Понравилось, однако я всегда полагал, что такое ожидание не должно сопровождаться болью в груди. Должно быть что-то иное. Это мое мнение, как врача. Желаю удачи и здоровья. Не забывайте. Д-р А. Киселев

Александр Киселев 6   19.11.2015 15:50     Заявить о нарушении
Добрый день! Благодарю Вас за отклик! Понимаю.возможно, в тот период, когда я писала, моё ожидание сопровождалось таким образом. Вытеснение страданий, избавление, очищение...И Вам, Александр, успехов и крепкого здоровья!
С уважением, Лора.

Лора Дан   19.11.2015 18:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.