12. Война

Авангард  застыл в двадцати метрах от стены. Первые ряды старались держать строй – поднимались на задние лапы и скалили зубы. У некоторых из них имелись дезинтеграторы, переделанные так, чтобы их было удобно держать крысиной лапой.

По рядам прошел ропот – подъехал автомобиль, обшитый черными кевларовыми листами. Он остановился в центре армады, из него вышел Ро.

Он проворно вскочил на бетонный надолб.
- Вот и настал наш час, мои братья. Мы так долго ждали его. Мы ждали сто долгих лет, прятались в вонючих глубоких тоннелях. Наши дети не видели света, наших сыновей жгли и убивали охотники, нам не давали жить  и радоваться, нас всюду преследовали солдаты.
Но теперь все будет по другому. Мы захватим этот город,  его склады и дома, и сами будем в нем жить. Нам хватит пищи на много лет.
Он перепрыгнул на крышу броневика и простер скрюченную лапу над серой шевелящейся массой.
- Не оставляйте в живых никого. Люди должны быть убиты. Мы, саприконы, займём их место. Вперед, братья мои! Вперед!

Армада сорвалась с места со страшным свистом, щерясь, держа хвосты вертикально,  ринулась на стены. С двух близлежащих башен ударили станковые экстракторы, разрывая строй саприконов, пробивая в нем огромные бреши.
Но их было очень много – миллионы. По стене потекли реки крови, но ничего изменить было уже нельзя… Серыми лентами крысы потекли через стену, они падали по ту сторону и бежали, умирая,  под выстрелами пехотинцев.

*
Дорис гнала машину на запад, к заливу. На мониторе менялись сюжеты – на улицах и в тоннелях трещали разряды, отряды квартальной пехоты отражали врага. На юге ожидался успех, там бронетехника эффективно развивала наступление. Через каждые  две минуты включался правительственный канал.
- Это бессмысленно, - сказал я, глядя в экран.
- Почему?
- Я бы на их месте взорвал дамбу.
- Тогда лучше ехать к Петропавловке.
Она свернула в южный тоннель,  и через  десять минут мы выехали наружу. Дорис заглушила двигатель возле торгового пирса.
- У нас есть время, не больше получаса.
- Что ты предлагаешь?
- Переждать на маяке.
Она хотела ещё что-то сказать, но земля под ногами вздрогнула, и со стороны города донесся глухой звук взрыва.
- Примерно в центре. Я ошибся. Но если они взорвут дамбу…
- …То все тоннели затопит морская вода. Никто не выживет.
- Да.

Дорис указала на маяк – он был близко, метрах в ста от пирса. В этот момент раздался второй взрыв, значительно ближе. Вспышка озарила ночное небо.
- Это дамба, – вскрикнула Дорис, - Идём, нужно торопиться.
Крышка ближайшего люка коллектора подскочила, и из черного провала хлынула крысиная серая масса. Воины рассыпались в нестройные шеренги, несколько саприконов заметили нас.
- Убийца Гернер! – прошипел старший из них, подпрыгнув, словно его ударило током. Шипение перешло в писк, и они ринулись на нас.
Дорис перевела МХ в боевой режим, но я остановил её.
- Это моя работа. Ты прикрывай сзади, они легко могут зайти со спины.

Саприконы полезли из люка, как убегающая каша из кастрюли. Я перевел флажок огня на автоматический и стал ждать, когда они подойдут ближе. Старший смотрел на меня пристально, ловя каждое моё движение. Его воинство нерешительно остановилось примерно в десяти шагах, водя мордами по сторонам и нюхая воздух.
- Что это? У Гернера сломалось оружие? – старший зашелся трескучим смехом.
Я изобразил замешательство. Ещё далеко… Ещё немного…
- Вперед, воины! Хватайте, рвите убийцу!
Я нажал на спуск. Вся набережная озарилась вспышками, как в немом военном фильме. МХ-45 стрелял не очередями, а веером, выпуская по пять в ряд. Всё смешалось – шелест лап, писк умирающих, запах горелой шерсти. В рядах саприконов стал образовываться проход.
- Двигаемся, Дорис, - я толкнул её локтем. Мы ринулись вперед, но тут сорвало вторую крышку, как раз на пути к маяку. Я перевел огонь туда, но крысы быстро перестроились, перекрывая нам путь.
Дорис дёрнула меня за руку, и мы побежали по бетонной поверхности пирса. Я обернулся и снова открыл огонь. Тушки шмякались о барьер, разрываемые на несколько частей.
- Сюда, - Дорис отвязывала швартов катера. Я прыгнул на нос, еле удержавшись. Мотор взревел, и катер, описав пенную дугу, устремился в черный провал залива.

*
Город весь был охвачен вспышками выстрелов, у берега я заметил волнение. Вода уходила - взорвав дамбу, саприконы топили тоннели.
- Куда идём?
- На «Сарратогу».  Вариантов нет.
Через полчаса, чуть не напоровшись на якорную цепь, мы подошли к правому борту. У приёмного портала  болталось несколько катеров и лодок. Дорис заглушила двигатель, и катер уперся носом в причальный упор.  Лестница висела где-то высоко над головой.
- Здесь должен быть пульт,  - Дорис перепрыгнула на узкий упор, ощупывая сталь борта.
- Нашла?
- Да… не работает.
Сверху кто-то крикнул:
- Кто вы такие? Сколько вас?
Я задрал голову, но ничего кроме ночного неба не увидел.
- Двое. Охотник Гернер и со мной полковник квартальной пехоты.
- Поднимайтесь на борт.
Раздалось шипение сжатого воздуха, и лестница пришла в движение.  Мы поднялись, и при слабом освещении я оглядел боковую палубу. Нас встречали двое – мужчина огромного роста в камуфляже, с оружием, и девушка в форме.
- Меня зовут Преша. Это ты –Гернер? А это…
- Я Дорис.
- Идите к корме. Нас пока здесь четырнадцать человек. Возможно, что ещё будут. Что в городе?
- Похоже, что безнадежно. Они взорвали дамбу.
- Это правда? – Фора сжала мне предплечье.
- К сожалению.
- У меня там остались родные. Мать и брат…
- У них нет шансов.


Рецензии
Он все время проходит однако непростой путь с подругой.

Хых) Сколь же горят желанием саприконы его уничтожить.

Но с Ро взаимодействие остается крайней загадкой.

Добро и Зло они постоянно пересекаются идя к единой ситуации они обречены взаимодействовать но впрочем никогда не будут на одной линии.

Лайтовик Производства   08.01.2018 11:47     Заявить о нарушении