Василиса Прекрасная и Кощей Бессмертный

                Василиса Прекрасная и Кощей Бессмертный.
   
     Скажем так: - жили-были в одном царстве в одном государстве…   Или скажем: было время и в это время, как-то раз... Или может так? – однажды...  А так? -  темнело…. Ну, а так? -  ранним утром...
     Короче не так важно - когда, не так важно - где, а главное важно кто кому от кого…, хотя имена и образы опять-таки не суть важны…. Что ж важно тогда? – спросите вы, и будете правы в своём интересе. Отвечу так: - Важно смысл темы, интересные эпизоды, сюжет интересный, интересные персонажи и прочее интересное. Ну, а если старинные персонажи, избитая тема, бытовой сюжет и даже не столь изысканная обстановка – всё как в реальности? Ну, разве что включения новых течений в литературе типа фэнтези, боевики, аномалии с артефактами, со стрельбой, с погоней. А впрочем - что получится.
      А было так. Жил был царь. У царя было три сына. Естественно один из них дурак – младший, выродок. Такой вот выродился.
     Эта сказка – сон, приснилась, значит, вот и рассказываю её. Бывает так, что часто сны повторяются. А бывает и так, что приснится однажды и единожды.
     Так вот значит, приснилось мне однажды, когда точно не скажу – давно это было, когда по небу облака плыли – это вас устроит? Ну, вот и плывут облака себе по небу, а мне снится сон. Уже и время подошло вплотную к рассвету, уже под утро так сказать, когда сны становятся сладкими. Времени для сказки в обрез совсем, а успеть надо. И вот тогда-то, я так думаю, включается аномалия времени, когда в считанные минуты может пройти вся жизнь или огромные эпизоды жизни. И сказки, приснившиеся в этот момент, как-то так обрываются на самом интересном месте, и хочется ещё полежать, подождать, – а вдруг вновь придет сон и увидишь продолжение.
       Приснилось, будто у царя сыновьями были домовой, леший и Дурак. С первыми двумя царь постоянно проводил беседы и рассуждения всякие. А младший, то есть Дурак, постоянно в стороне от них был – то на задний двор его отправят, то вообще в лес уйдёт, и неважно по грибы по ягоды или за хворостом, но подальше с глаз. И уходил Дурак на лесную опушку к избушке бабы Яги.
       Старшие сыновья постоянно что-то клянчат у царя, просят, выпрашивают.
       - Ваше Величество, отец! Ну, когда же ко мне приставят парочку лучших охотников? – плакуче скрипит Леший – Я уже много раз просил Вас об этом.
       - Но я не понял, для каких таких целей тебе нужда в вооруженных людях? – изумляется царь.
       - Ну как же? Не понятно, что ль? – опять скрип на всю беседку.
       – Ты, батюшка, сам видишь, что наш братец (как сказать то помягче?) чурка, одним словом. То есть я хотел сказать - деревяшка, из дерева он, понятно? Пардон, деревянный наш братец Леший.
       - Ну, так такой и родился. Хотя, право, я совершенно не понимаю, почему так получилось?
       - Ну, почему я бы сказал, но пока разговор не об этом. Его одолевает дятел, вот поэтому ему нужны охотники, отгонять эту прелестную, чудную птичку.
       - Спасибо, брат. Я стеснялся сказать про это, но эта долбаная птица регулярно дырявит мне мою макушку, так и мысль ни одна не будет шевелиться в голове.
       - Ты уверен, что это мысли, а не жучки и червячки? Дятел он ведь профессионал в этом деле. Пусть батюшка лучше моему горю поможет. Вот у меня горе так горе. Меня одолевают блохи, их полно под шкурой, житья от них нет.
       - Дети, не затевайте ссор.
       - Я тебе, старший брат, могу посоветовать, в целях дезинфекции, избавиться от волосяного покрова. И летом прохладнее и блох не будет, да и со всех сторон только лучше. Я помогу тебе пройти в цирюльню, - вижу, у тебя ножки подкашиваются от моего совета. Но-но, не прыгай! Ты счастлив предложению?
       - Э-э-э, батюшка! Ты бы дал мне немного золотых. Средство от этих блох хочу купить. А то я всё народными средствами постаринке пользуюсь: то травкой чистотелом (уже весь рыжий стал), то керосином. Вы сами не раз мне замечания делали по поводу пахучести моих боков. Так ты не поскупись родному то сыночку, дай тыщёнку-другую и лучше в золоте. Такая у нас домовых натура – любим золото.
       - Дусту, ты ему дусту купи. И формалину, чтоб наверняка было. Чтоб даже вшей достало, не говоря уж о глистах.
       - Всё, всё деточки, хватит! Будет вам всё, что вы хотите, и даже шампунь душистая и лак полироль с морилкой под дуб или ясень – что пожелаешь.
       Так и жили – старшие сыновья, находясь возле батюшки царя, ничего нового не видели и ничего нового не узнавали. Когда в тоже время Дураку баба Яга все новости с каждого своего полета по белу свету рассказывала во всех подробностях. А Дурак всё запоминал. В голове у него на несколько энциклопедий знаний накопилось. И спасало царство-государство от этого количества знаний Дурака только то, что это был дурак и ни как по-другому он себя не проявлял. Возможно, что до поры до времени, а пока только копил эти знания в своей дурной голове.
      Была у царя ещё дочка Василиса-прекрасная. Краше её во всём свете не было. Все парни в царстве убивались о ней. Со всех государств разные принцы и короли с царями просили её руки. Но даже сам отец царь не мог повлиять на строптивую дочь – всем от ворот поворот и всё тут. И все недоумевали, что ж ей не по нраву? Подвиг, какой может совершить? Может Змея Горыныча изловить? Может с Кощеем сразиться? И не раз уже Горыныча ловили и силком приволакивали под окна царевны Василисы. Да только гнев лишний раз пробуждали в сердце царевны. А иначе и быть не могло – Горыныч упирался и всю землю на газонах в овраги своими когтями превратил, все прекрасные сады вокруг дворца пожёг своим огнём. А Кощей бедняга по три раза на неделе отбивался от соискателей подвигов. И надо признать – очень даже успешно. А как же иначе – практика, три раза в неделю тренировка. И не будет секретом то, что потянулись к нему на выучку немало принцев и королей, и царей и простого люда тоже не мало. Так у него образовалась школа фехтования или школа Мечей. Высокий класс боя показывали бойцы прошедшие эту школу. И больше славился Кощей уже не тем, что имел смерть на игле в яйце, что в утке из сундука на ветке дуба на острове в океане, а своим умением воспитывать молодежь в своей школе Мечей. Конкурс поступления в школу был огромен. И не каждый поступающий смог пройти эту школу. А если один из ста, и оканчивал её и то с грехом пополам. Не та молодёжь пошла теперь, нет - не та. Помню было... Ну, да не сейчас и не здесь это буду рассказывать, а пока вот мучился Кощей – бился в понедельник, в среду и в пятницу. Как подросла Василиса, как исполнилось ей шестнадцать годков, как стали к ней женихи со всего света белого и с тёмной стороны от черной тьмы свататься, так с тех пор и не выпускал из рук своих он меча. Уже и в самый удалённый угол государства переселился, от всех спрятался – разве что только от волшебного зеркальца Василисы-прекрасной не смог спрятаться. Но и сюда добирались искатели подвигов. Всё-то им подвиг совершить нужно. И не замечал Кощей, что с каждым выигранным боем он становился не только опытнее, но и знаменитым. И в его школу Мечей поток поступающих всё увеличивался и увеличивался. Но поступить могли только победители боёв из поступающих рыцарей. Так что у ворот школы шла постоянная баталия – и группы на группы и одиночные бои. И только сильнейший из них мог постучаться в ворота.
   А что я про зеркальце волшебное вспомнил? А то и вспомнил, что чуть не два раза на дню сама Василиса заглядывала тайком туда, чтоб посмотреть на Кощея. Да, вот такие вот дела! А выводы делать вам. Только теперь ясно, почему всех женихов Василиса и отваживала.
   А что запал то он ей в сердце? А получилось так: Это, как-то с братишкой, дурачок который, ходили они в лес то ли по ягоды, то ли по грибы - сейчас уже не помню. Ну и забрели к бабе Яге, к подружке дурачка. Вы не смотрите, что ей в прошлом веке восемьсот годочков стукнуло. Забудьте, давно это было, давно забыть пора, ведь с виду она девчонка, как и другие девчонки, разве что в девятый класс, в школу не ходит. Вот и дружат баба Яга и Дурашка, как ласково его называет старая, да уже и давно. Ну да ладно, сейчас посчитаю сколько. Вот Дураку щас сколько? – двадцать три? Так вот посчитай десять лет уже и дружат, и хорошо так дружат – у других бы при такой дружбе то полная изба детворы была бы. Ну, тут, понятно, без ворожбы бабы Яги не обошлось. А в народе так и знают про них, что дружат себе, да и дружат, так просто и всё тут. Ну, а Василиса всё знала и любила язычком почесать со старушкой. Вот отсюда и про Кощея узнала всё, всё, всё. Ведь в своё время и баба Яга, когда ещё не так стара была, сохла по Кощею Бессмертному. Но без толку, - кремень мужик оказался Кощей, не поддался ни разговорам, ни уговорам, ни зельям разным, ни колдовству и даже ни слезам. Просто не полюбилась баба Яга ему и всё тут. Хотя никто не мог сказать, что она была не красива, не умна и прочее. Он как зачарованный не обращал ни на кого внимания, что и взбудоражило сердечко Василисы. Сначала взбудоражило, потом потихоньку огонёк из искры зажегся, а когда костёр в пожар превратился, то и пришлось бежать с братишкой дурачком сейчас среди ночи к бабе Яге – может, поможет чем? Огонь и тоску, маяту эту чем-нибудь сбить, заглушить, чтоб не так сильно сердце сжималось и билось в молодой груди. Так стучать, будто молот по наковальне или колокол с колокольни, ещё и всё царство разбудить можно. А её любимый теремок на что похож стал? – Всё разбито, всё разбросанно. Видно места не могла себе найти, что зверь в клетке.
    Батюшка царь с братьями Лешим и Домовым забились где-то в коридорах дворца, шепчутся, боятся под горячую руку попасть Василисе. И все в недоумении – из-за чего весь сыр-бор?
     Баба Яга, конечно, приголубила Василису, успокаивает, гладит по кудрям упрямым, вытирает своим рушником слёзки, что бегут из прекрасных глаз Василисы, и в склянку зачем-то собирает. А у самой глаза бегают из стороны в сторону и мысли лихорадочно мелькают, чередуются в сознании – идёт процесс поиска самого удачного способа помочь сестрице своего возлюбленного, своего милого дурачка. И вот оно! Сначала вскользь проскочила мысль – жди, снова появится и хватай её! Ну вот. И глаза бабы Яги загорелись мщением, и радость удачи снова на лице. Ждать беды, или радости? Кто их женщин разберёт в таких случаях? «Как можно так радоваться, когда у подруги такое горе? Когда на душе так плохо?» – возмущается Василиса.
    - Всё, кончились твои страдания! Теперь жди счастья в гости! Нашла я как мне Кощею отомстить за мои обиды, за то, что не знал, как я мучилась тогда…, за его оскорбительный отказ мне. За всё, всё, всё он мне заплатит сполна!- Гнев бабы Яги закипал.
    - Ты что старая? О чём это ты?
    - Не боись, с ума ещё не выжила, это так надо – настроиться надо на заклятье. Подожди малость.
    - Малость это сколько, не триста лет случаем?
    - Не будь такой не терпеливой. Чтож я тебе на блюдечке и сейчас прям и сюда готовенького его подам? Ну, пройдёт сколько-то немного времени, ну чуть-чуть. Да хоть на дорогу от его замка до царского дворца до твоего теремка тоже время надо добираться как-то. Он телепортироваться не умеет, ведь не умеет? А мы можем! Да и тебе порядок в твоих палатах навести нужно, насколько я в курсе – ты всех слуг поразогнала в гневе. А с ним мы дело уже свершили. Полюбить тебя, его заставлять даже и не пришлось, заклятья создавать не пришлось. Он сам по уши в этом деле увяз уже давно. Кстати, из-за этой любви он и спрятался на самой на окраине. Кстати, и из-за этой-то любви он и мне отказ то дал, хоть и было это до твоего рождения за пятьсот лет. Вот такие превратности судьбы бывают. И, кстати, поэтому и ищет чуть не каждый день нового противника себе в бою, чтоб отбить всякую охоту жениться на тебе. Все эти рыцари идут на бой с Кощеем совершить один подвиг в своей жизни, а Кощей каждый бой посвящает тебе, каждая победа в твою честь! И нет никакой надобности в каком-то зелье приворотном – он давно уже заворожен твоей красой! Но сейчас я ему как-бы маленький намёк дала, а какой не скажу – профессиональная тайна и не выспрашивай – не скажу.
   - Так что ты ему всё-таки внушила? Я не могу просто так уйти, не узнав.
   - Иди, иди! Торопись, скоро рассветет. Я ему просто глаза открыла. Всё. Беги!
      
     В чёрных дубравах носятся промеж деревьев, играют в догонялки с дюжину дракончиков. Разных оттенков пламя вспыхивает то тут, то здесь – это первые попытки маленьких дракош. Резвятся. Понятно – дети играют. В обширной пещере мама дракон готовит отбивные для своего семейства на обед. Папа дракон, как всегда после удачной охоты на вепря, отдыхает с удочкой на озере.
      - Ну, вы и расплодились тут! А если вдруг, какой рыцарь? Ты совсем беспечный стал.
      -  Привет, бессмертный! Да откуда рыцари возьмутся? Ты их всех к рукам прибрал и на шаг не подпустишь к нашему царству-государству. Ты чё пришёл-то?
      - Вот подарки жене твоей и детишкам твоим принёс немного, - Кощей поставил рюкзак с обновками на широкую лавку, - а я к тебе, дело тут есть.
      -  Ну, тогда пойдём, потолкуем. Что там у тебя, что за дела такие, что с устуканом приходить нужно?
      -  Жениться хочу. Но боюсь.
      -  Ха. Ты? Жениться? Ты? Боишься?
      - Ну, будешь смеяться, я не посмотрю, что старый друг – скручу и к царю снесу.
      - Давно я его не видел. Так на ком жениться собрался-то?
      - Ну, так на дочке его и хочу жениться.
      - Ну, а я причём? Каким боком я тут?
      - Сватом будешь.
      - Как?
      - А я откуда знаю? Посмотри в инете, что там об этом пишут? Я не любитель сидеть привязанным к компьютеру, а у твоей детворы по два компа стоят,- всё баталии сетевые ведут.
      - Да, комп. это хорошо. Я и сам иной раз «Шрама» по болотам гоняю. Жаль, кровососов всех живьём проглотил, да и контролёр там всего-то один, да и тот псих какой-то, такой же, как и профессор. Только какой же из меня сват?
       - Ну, придумай какой-нибудь обряд что-ли.
       - Ладно. Тут несколько женихов было с подобными предложениями. Так от некоторых я отбился, некоторые меня побили, но я потом всё равно вырвался от них. А некоторые приличные деньги заплатили.
       - Ты чё? Мне тебе? Платить? Или морду набить? Ты чё?
       - Не горячись. Я просто тебе рассказываю о своём опыте сватовства. Ведь по всем сценариям, что от меня требуется-то? - пожечь деревни, попугать людей.
        - Да. Но никого пугать не надо. Люди будут предупреждены, – я учеников послал с людьми потолковать и муляжи домов построить. Специально канадские домики быстрой постройки закупил за границей для этого дела. И газ провёл к ним специально, чтоб тебе меньше работы было, чтоб ты свой газ даром не расходовал.
        - Эт ты правильно придумал. Слышишь жена? Что Бессмертный надумал, о чём слёзно просит?
        - Слышала я всё. Не глухая. Хорошее дело – женитьба, правильное решение. Я не пойду помогать, а Горыныч пусть сходит. Только чтоб без попоек. Мало того, что сам в умат пьяный придёт, так после него лет пять хмельного не будет во всём царстве – всё выпьет.
        - Ну, я же ещё и не напился.
        - Вот и не напивайся, я тебя заранее предупреждаю.
        - Хорошо. – И уже к Кощею, - А когда же идти?
        - Щас и идти.

       - Мама родная, что это было? – прихрамывая на четыре из шести лап и волоча по земле огрызок хвоста, – пропыхтел Горыныч. – Чё это они так? Мы же им ничего не сделали плохого. Да и вообще ничего не делали, - не успели даже что-то сделать.
        - А ты, что хотел ещё что-то и сделать? – тоже хромал рядом по дороге Кощей, и на ходу приживлял оторванную левую руку.
        - Ты же говорил, что ученики …
        - Ты же говорил, ты же говорил. Ну, и говорил, ну и что? Вот так вот получилось. Сам видишь. Ученики. Они же ненашенские, по-нашему не кумекают. Ну, не так поняли, может, не так объяснили.
         - А щас спросим. Эй, малец!
         По полю, делая большой крюк, обегая двух странных прохожих, быстро бежал мальчонка.
         - Эй, постой! Не бойся, стой! Поговорим.
         - А я и не боюсь. Чего вас бояться. А если мало вам, то сейчас свистну – ещё добавим.
         - Не, не свисти, пожалуйста, лучше объясни, - за что нас так? Мы же ничего плохого не делали.
         - А мы просто испугались, вот и реакция ответная. Ты его на плечах нёс, а он огнём вокруг поливался. Мужики испугались, что вы их новые дома, что иностранцы построили, сожжёте. А там и газ подведён, – мы такого от царя батюшки даже и не ждали. Он давно собирался нас переселять, вот и надумал видать. Да так хорошо, а тут вы со своим огнём.
        - Какие новые дома? Это мои ученики эти дома построили для сжигания нами. А вы просто не так их поняли.
        - Ну, извиняйте. Мы не так поняли. Ну, сейчас снова переселимся в старые дома.
        - Да, что уж. Живите теперь здесь, тем более вы, можно сказать, отвоевали себе жильё, и теперь оно ваше по праву.

        Что ему в голову взбрело, откуда появилась такая мысль, что царевна голодна и, что кроме него её некому накормить? Он не находил себе места: голодна, голодна -  неслось по закоулкам памяти. Руки сами хватали дрова, кидали их в печь. Сковорода уже стоит на огне и уже яростно скворчит. Где-то были яйца куриные. Да, вот они. Соль. Главное не пересолить! Сейчас, сейчас! В торопливости ноги заплетаются друг об дружку. Табуреты ещё тут под ногами. Как бы через край жир со сковороды на медвежью шкуру под ногами не расплескать. - Да, не хорошо, конечно, что чуть не сгорела яичница, но я и такую бы съел, и она съест. Главное накормить, ведь она голодна!
         Ну, вот уже и крыльцо дворца. Царь тут ещё со своими сыночками под ногами – так их, пусть посидят в уголке.
        - Василиса, я уже тут. Вот я принёс поесть, – ешь! – На короткой лесенке, прислонённой к стене возле оконца царевны, стоял Кощей в обгорелом камзоле, весь в саже с дымящейся сковородой в правой руке.  Пара яиц глазунью плавали в растопленном жире, чудом не выплёскиваясь через край.
     Невозможно рассмеяться, глядя на такое. Василиса только-только успела навести порядок в своей горнице, как в оконце появился, таким образом, Кощей. Как во сне она оказалась рядом с ним. Не замечая ни сковороды, ни дымящихся лохмотьев на его плечах, она смотрела в глаза Кощею. Ничего подобного она в своей жизни ещё не видела. Взамен смеха от такого вида у неё текли слёзы. Умилительно и ласково с радостью и, может даже с насмешкой, были произнесены слова:
     - Как я тебя люблю!
     - И я тебя! – чистосердечное признание прозвучало в ответ еле слышным голосом из уст бессмертного Кощея.
      Вот примерно так. Сказка не сказка, сон не сон. И это мне приснилось в три минуты сна. Если не верите – проверьте.


Рецензии
Начало легкое интригующее, и конец не плох, а вот середина для сказки тяжеловата. Облегчить бы и получится интересная сказка.

С уважением,

Марина Довгаль   15.12.2018 20:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.