О чарах

Последний из миров, сотворённых Атор-Амухом, наполнен незримыми силами. У каждого живого существа есть собственный Lindaih – душа, вечная сущность, способная после телесной смерти вновь возвратиться в новом обличии. Lindaih бессмертен, но не восполним, поэтому его уничтожение ведёт к окончательной гибели.
Зачастую часть душевных сил оказывается излишней, а потому подлежит накоплению и восстановлению. Она именуется Ivey, а умение преобразовывать её – чарами, колдовством, магией.
Долгое время смертные народы имели лишь смутное представление о природе Ivey и своих возможностях. В древних племенах вождями часто становились не самые сильные и яростные воины, а шаманы, способные чувствовать бурление Ivey в своей крови и связываться с силами окружающего мира.
И если бы в ход истории не вмешался Отец Хаоса, то врождённая любознательность непременно привела бы смертных к постижению тайн колдовства. Однако разобщённые и порабощённые народы не имели возможности для изысканий и поисков, их больше заботило выживание. Чародейство вступило в мир с тысячелетним опозданием по воле Аз-Таара, Игрока Порядка. Повинуясь ему, человеческий шаман Зорий смог раздвинуть границы привычного, докопавшись до столпов мироздания. Потратив десятилетия, дикарь сделался учёным мужем, впервые рассказавшим миру об Ivey. Именно благодаря ему появилось следующее разделение:

Ivey vo Vean – искусство подчинения стихий, в его основе лежит способность переносить свою волю на неживую природу. Ivey заклинателя стихий всегда направлен вовне, он находится в постоянном взаимодействии с четырьмя первоосновами огнём, водой, землёй и воздухом. Наиболее сведущие способны обуздать связующую стихию – молнию. Это искусство требует сильного волевого стержня, внимания и храбрости. Для него необходим положительный Ivey единичного заряда.   

Ivey vo Meal – искусство подчинения жизни, в его основе лежит понимание, умение чувствовать движение жизни вокруг себя. Заклинатель природы способен подчинять себе неразумных живых существ, исцелять ранения, способствовать росту растений и сам уподобляться зверю. Для этого искусства необходим положительный Ivey двойного заряда.

Ivey vo Lime – искусство подчинения света, в его основе лежит уверенность, чувство справедливости, внутренняя необходимость защищать свои убеждения. Свет опасен, он способен испепелить не только врага, но излишне робкого заклинателя. Однако он может и защитить, приободрить, унять боль. Это искусство наиболее сложное из трёх положительных начал, а потому требует Ivey тройного заряда.


Ivey vo Kel – искусство подчинения разума, в его основе лежит отрешённость, годами воспитываемое умение забыть о теле и полностью погрузиться в рассудок. Заклинатели разума способны проникать в чужое сознание, считывать мысли и сковывать волю, также они могут управлять предметами на расстоянии, создавать обманчивые видения и даже менять обличие. Для этой сложной науки необходим отрицательный Ivey единичного заряда.

Ivey vo Shayle – искусство подчинения тени, в его основе лежат скрытность и стремление к самосохранению. Это искусство считается наиболее смертоносным. Заклинателю теней почти нет равных в колдовском поединке. Он не только способен скрываться от ударов, подставлять вместо себя двойников и управлять киодами, но и воздействовать на Ivey противника. Для него необходим отрицательный Ivey двойного заряда.

Ivey vo Sele – искусство подчинения тьмы, в его основе лежат ярость и страсть. Тьма разрушительна и безжалостна, губительна для личности. Этой безумной силой почти невозможно управлять, только находить для неё новые жертвы. Но вместе с тем это и сильнейшее среди отрицательных начал, а потому требует Ivey тройного заряда.


Заклинание – действие, преобразующее Ivey, выраженное мыслью, движением и словом.
В древнейшие времена заклятий не существовало, а шаманы подчиняли Ivey по наитию или же при помощи излишне сложных многоступенчатых заговоров. В привычном виде заклятия разработал Зорий, он же составил и записал первые несколько сотен. Позже его ученики и ученики его учеников сильно дополнили этот перечень.
Для каждого вида Ivey набор заклятий сильно различается, так же, как и разнится поведение самого заклинателя. Мысль создаёт путь для закипевшего Ivey, движение проводит его, ну а слово открывает ворота. Этим «словом» является намеренно искажённое название заклятия на Божественном Языке. Например, грамматически правильно Alameh Illore – Огненный Шар, но в виде заклинания будет Alamoh Illore.

Киод – неживой предмет, подчиняемый с помощью Ivey vo Shayle. Им может быть, как труп, так и изначально искусственное тело. Киод управляется либо с помощью Ivey, либо посредством вселения в него души. Киоды выполняют тяжёлую работу, несут охранную службу, в общем, делают всё, что придёт в голову их создателю.

Круг – этим словом обозначается степень искушённости заклинателя, чаще всего разделяют пять кругов, как когда-то предложил Зорий:

Ried en Axe – Круг Знания: на этой ступени находятся ученики, почти не умеющие преобразовывать Ivey, но с жадностью впитывающие сведения. Переход к следующему Кругу обычно осуществляется посредством устной или письменной проверки.

Ried en Le – Круг Действия: уже не ученики, но ещё не искусники, заклинатели этого Круга трудятся под руководством более опытных наставников. Чаще всего им требуется несколько лет, чтобы доказать свою готовность пройти испытание на следующий Круг.

Ried en Vette – Круг Умения: признанные искусники-вэттиры могут пользоваться всеми благами своего положения, в любом обществе им будет и уважение, и достойное дело. Этот Круг для многих остаётся предельным, так как два последующих требуют не столько врождённых способностей, сколько определённых качеств натуры.  С этого Круга заклинатели получают право брать учеников.

Ried en Raerta – Круг Войны: заклинатели этого Круга постигают особые виды заклятий, считающиеся запретными для остальных, им доступно самое совершенное колдовское оружие и один подобный чародей может оказаться сильней целого войска.

Ried en Hetton – Круг Власти: высшая степень посвящения, члены Круга – признанные предводители чародейских сообществ, им нет равных ни в опыте, ни в искусстве. Чаще всего они же являются и создателями новых, ранее неизвестных заклинаний.


Рецензии