Дорожние страсти

                Рассказ автолюбителя

   Два месяца назад исполнилось двадцать лет моего водительского стажа. Будучи дисциплинированным водителем, я за всё это время не попал ни в одну аварию и надеялся, что они минуют меня и в будущем. Но буквально через два дня после того, как была отмечена в кругу друзей эта дата безупречного вождения, я чудом избежал аварии с возможными  тяжелыми последствиями.

   В тот день я ехал с работы домой на новой машине «Ford», взятой в кредит всего месяц назад. Намереваясь в пути следования повернуть на свою улицу, заранее перестроился на левую полосу движения. На одном из перекрестков красный сигнал светофора затормозил наше движение, все машины, естественно, замерли в ожидании разрешающего зеленого сигнала.

   Наконец он появился, и мы начали набирать скорость. Но находящаяся  впереди меня поливальная машина с мигающим фонарем над кабиной водителя, вырвавшись вперед, вдруг резко повернула направо, загородив всем нам проезд. Этот поворот оказался настолько неожиданным для всех, что едущий справа от меня "Мерседес", резко затормозив, чудом избежал столкновения с ней, а я, чтобы тоже не врезаться в нее, вынужден был резко свернуть влево и поневоле выехал на встречную полосу.

   Тот ужас, который мне пришлось тогда испытать, когда увидел грузовик, мчавшийся на большой скорости навстречу, сейчас даже трудно описать. Тогда я был в стопоре, свернуть вправо не мог - мешала поливальная машина, а сворачивать еще больше влево было бы равносильно самоубийству. Без всякого сомнения, многие водители, побывавшие в подобной ситуации, легко поймут мое состояние.

   Но есть, всё-таки, на небесах силы, не позволившие случиться аварии, – грузовик резко свернул вправо, и, проехав в нескольких сантиметрах от корпуса моей машины, оказался на тротуаре. К счастью, пешеходов в тот момент на нем не оказалось, и обошлось без человеческих жертв.

   Объехав приостановившуюся поливальную машину, я приоткрыл дверцу и крикнул ее водителю:
   - Ты что творишь, придурок? Из-за тебя чуть авария не произошла!
   Повертев пальцами у виска, медленно поехал дальше, но через некоторое время, не доехав до следующего перекрестка, остановился у края дороги, решив немного отдышаться после перенесенного стресса.

   И каково же было моё удивление, когда впереди меня тоже остановилась злополучная поливальная машина, а из нее выскочил водитель в спецовке и каске оранжевого цвета. Подбежав к моей машине, схватился за ручку дверцы и попытался ее открыть. Но это ему не удалось, и тогда он принялся пинать ее ногами.

   Выйдя наружу, я достал из кармана мобильный телефон и сделал им несколько снимков избиения своей машины. Увидев, что его снимают, водитель с необузданностью зубра набросился с кулаками на меня, обзывая нецензурными словами, но получил встречный удар по корпусу. А за ним последовали еще несколько ударов в область печени, в которые я вложил всю ярость от пережитой угрозы возможной аварии.

   Не устояв на ногах, он упал на землю и пополз, а затем с трудом поднялся и пошел заплетающимся шагом к своей машине.
   - Дорогой, почему уходишь, даже не попрощавшись со мной? – крикнул я ему вдогонку, и когда он оглянулся, сделал снимок мобильным телефоном с таким расчетом, чтобы в его объектив попали также номера обоих машин.

   Поливальная машина сорвалась с места и на полной скорости въехала на перекресток, хотя на светофоре горел красный сигнал. Издали было видно, как там заметались машины и послышались звуки клаксонов. Потом всё успокоилось, а я позвонил по мобильному телефону и вызвал сотрудников дорожной полиции.

   Те довольно быстро приехали. Я рассказал им о едва не произошедшей аварии на перекрестке, указал на поврежденную дверцу своей машины и показал снимок на мобильном телефоне, где злоумышленник уродовал ее ногами. Хотел еще показать им запись моего видео регистратора, но один из инспекторов замахал руками и заявил:
   - Нам всё ясно и без него, но с «красными касками» мы стараемся не связываться, потому что с ними очень трудно бороться. Протокол о нападении на вашу машину мы составим, а вы уже сами обращайтесь с ним в полицию.

   На следующий день, отпросившись пораньше с работы, я поехал на станцию технического обслуживания, где знакомый мне автомеханик с золотыми руками быстро привел изуродованную дверцу моей машины в надлежащий вид. Он настолько великолепно выполнил эту работу, что даже опытный глаз не заметил бы, что она была деформирована.

   Сделав несколько фотографий с мобильного телефона и видео регистратора, я поехал в районное отделение полиции с заявлением о нападении на меня.
   Принявший меня следователь очень внимательно изучил фотографии и неожиданно для меня заявил:
   - Очень кстати вы к нам пришли – у нас отпала необходимость вас разыскивать и вызывать повесткой. К нам поступило заявление от гражданина Кураева, водителя поливальной машины, о том, что вчера, при исполнении служебных обязанностей, был зверски избит неизвестным ему водителем автомашины «Ford», номер которой запомнил. Нападавший был недоволен тем, что была случайно облита водой его машина, и за это стал избивать его. В результате избиения он попал в больницу, где врачи констатировали серьезные повреждения печени.

   - Раз вы пришли к нам добровольно, то будем считать ваш приход как явку с повинной, - заявил мне следователь. - Учтите, что признание вины смягчает тяжесть наказания.
   - Какая явка с повинной? Какое признание вины? Я пришел к вам с заявлением о нападении на меня и на мою машину, и ни в чем виниться не собираюсь.
   - Вы признаете факт вашего нападения на водителя поливальной машины?
   - Категорически отрицаю предъявленное мне обвинение. Мы с ним мило побеседовали, я ему сделал лишь замечание по поводу его нетактичного поведения с дверцей моей машины, и мы расстались как лучшие друзья.

   - А он утверждает, что именно вы перекрыли ему дорогу своей машиной, а затем зверски избили. К его заявлению приложена справка из больницы, подтверждающая серьезное повреждение печени.
   - Его в больницу доставили сегодня?
   - Да, сегодня утром.
   - А мы беседовали вчера, и без свидетелей. За это время он мог поучаствовать в нескольких драках и получить повреждение не только печени, но и других органов. И затем решил свалить всё на меня.

   - Но у вас была веская причина его наказать за изуродованную дверцу вашей машины.
   - Не стану отказываться, что был недоволен его поведением, но характер у меня миролюбивый, и всё ему простил, сделав лишь устное замечание на нетактичное поведение.
   - Но пострадавший утверждает, что именно вы его избили.
   - Неужели на печени остались следы моих кулаков? Буду и дальше настаивать: мы расстались почти друзьями. Кстати, я – человек курящий и давно не курил, поэтому предлагаю вам сделать перерыв в нашей беседе и вместе подымить.

   Мы прошли на лестничную площадку и достали сигареты.
   - Товарищ следователь, я не стал в вашем кабинете перед видео камерами излагать подробности конфликта с водителем поливальной машины, а сейчас признаюсь, что избил этого морального урода. Тот такое наказание заслужил, создав две аварийные ситуации, а это могут подтвердить камеры уличного видео наблюдения, установленные на двух перекрестках. Просто повезло тогда, что всё обошлось без человеческих жертв, а то бы вы сейчас имели хлопоты с трупами. Таких отморозков, как этот водитель, можно только кулаками заставить соблюдать правила дорожного движения. Я вам здесь признался в содеянном избиении, а на суде, если до него дело дойдет, буду утверждать, что даже пальцем до него не дотронулся.

   - Я как водитель вас прекрасно понимаю. На меня тоже некоторые горячие лихачи пытались наброситься с кулаками, и лишь моя форма полицейского их останавливала. Но в вашем деле могут появиться сложности: водитель был избит при исполнении служебных обязанностей, а это усугубляет дело. Кроме этого, в конторе, где работает потерпевший, имеется юрист с большими связями в верхах, и практически все дела,  возбуждаемые против нерадивых работников этой конторы, нами на суде проигрываются. Я не стану рассказывать вам, как функционирует наша судебная система, вы об этом наверняка осведомлены не хуже меня, поэтому можете очень легко получить реальный срок заключения.

   - Но я же показывал вам фотографии, где этот водитель ногой уродует дверцу моей машины.
   - А как вы докажете, что это именно ваша машина, ведь на снимке ее номера не видно. Если бы он тоже попал в кадр, то доказательство вины хулигана было бы налицо.
   - Но на другом снимке номер моей машины четко виден.
   - Всё правильно, но на нем водитель не уродовал ее, а спокойно уходил к своей машине. И адвокат его конторы заявит, что вы специально не пожалели дверцу своей машины, сами же изуродовали ее после побоев потерпевшего, чтобы избежать справедливого наказания.

   - Что же мне делать?
   - Советую вам навестить пострадавшего в больнице, адрес которой я вам дам, где вы попытаетесь договориться с ним о мировой, иначе всё может обернуться против вас. У меня в сейфе лежит большое количество папок с происшествиями, наподобие  вашего дела. И мы не регистрируем их как уголовные преступления лишь только потому, что с «красными касками» все наши дела разваливаются на суде, а для нас это большой минус в работе.

   - Теперь я понял, как в прошлом году девять миллионов наших граждан, ставшие жертвами преступников, получили отказ полиции в регистрации их заявлений, в результате чего они не признаны  потерпевшими.

   - А что вы нам посоветуете делать с заведомо не раскрываемыми преступлениями? Наше начальство постоянно требует от нас повышать процент их раскрытия, а если он не повышается, а наоборот, даже снижается, то это отражается на нашей зарплате.
Я вижу, что вы – порядочный человек, поэтому дам вам почитать заявление потерпевшего, хотя делать этого не имею права.  Его, вместе с заключением врачебной комиссии,  принесла нам  сегодня жена этого Кураева. Она пришла с малолетней дочкой и очень просила найти хулигана, избившего ее мужа, и строго наказать его. Со слезами на глазах пожаловалась, что уже год не работает и дочка болеет, а муж, единственный кормилец в семье, лежит в настоящее время в больнице.

  Вернувшись в кабинет, я прочитал заявление избитого мною водителя поливальной машины и ознакомился с заключением врачебной комиссии.

   Вложив листы обратно в папку, следователь доброжелательным тоном посоветовал:
   - Вы, всё-таки, навестите потерпевшего и попытайтесь убедить его забрать заявление. Если вам удастся склонить его к мировой, то потеряете лишь деньги, потраченные на ремонт машины, но уверяю вас, они не будут стоить тех убытков от возможных неприятностей, если дело дойдет до судебного разбирательства.


   На следующий день, захватив с собою пакет с мандаринами и яблоками, я отправился в больницу, где лежал Кураев. В четырехместной палате, кроме него, рядом с койкой другого больного сидела пожилая женщина и что-то говорила лежащему пациенту. Еще две койки оказались пустыми, видимо, их постояльцы находились на лечебных процедурах.

   Когда потерпевший увидел меня, то сразу же побледнел от неожиданной встречи и, поджав ноги, прижался к стене.
   - Ты чего, болящий, задергался? Бить тебя не собираюсь, хотя этого заслуживаешь, - проговорил я довольно миролюбивым тоном.
   - Вы отбили мою печень, и я подам на вас в суд за побои, нанесенные мне.

   - Сам виноват, - проговорил я в том же доброжелательном тоне. – Прежде чем набрасываться на незнакомого человека с кулаками, тебе следовало бы сначала узнать: каким видом спорта он занимается. А я в молодости посещал боксерскую секцию и стал кандидатом в мастера спорта по боксу.

   - Всё равно вы сядете в тюрьму за избиение меня. Я подал заявление в полицию, у меня есть свидетели, и вам не удастся увильнуть от наказания, - гнул свою линию потерпевший.

   Я показал ему фотографии, скопированные с мобильного телефона и видео регистратора.
   - На этих снимках твоих свидетелей не видно. Кроме этого в заявлении, которое твоя жена отнесла в полицию, о них не было сказано ни слова. В нем ты написал, что я якобы перегородил тебе дорогу своей машиной перед нападением на тебя. А на фотографиях твой «Фантомас» с мигалкой стоит перед моей машиной. Любой судья обратит на это внимание. Переписывать заново заявление следователь тебе не позволит, а за заведомую ложь ты можешь получить реальное наказание.

   - Какое еще наказание.
   - Суди сам, ты умудрился тогда создать на двух перекрестках аварийные ситуации, и это подтвердят уличные камеры видео наблюдения, а их данные уже находятся у следователя. Из-за грубого нарушения тобой правил дорожного движения, грузовая машина, избегая лобового столкновения со мной, выехала на пешеходный тротуар. Тебе повезло, что в тот момент на нем не было пешеходов, и обошлось без наезда, а иначе ты бы фигурировал как виновник аварии с человеческими жертвами. Тогда аварии, к счастью, не произошло, и дорожная полиция не станет привлекать тебя к ответственности. Но если дело дойдет до суда, то там эти факты всплывут обязательно, и ты лишишься не только водительских прав, но и работы.

   Кроме этого мой адвокат оформил заявление в полицию о твоем нападении на мою машину. К счёту за ее ремонт, он присовокупил еще и требование выплатить мне компенсацию за нанесенный мне моральный урон. Представляешь, какую мне пришлось испытать моральную травму оттого, что я ехал по городу с искорёженной дверцей? И мой адвокат оценил эти моральные страдания в пятьсот тысяч рублей. Такую сумму суд с тебя взыскивать не станет, обычно ее размер уменьшается в два раза, но и эти деньги тебе малыми не покажутся.

   Признаюсь честно: я слукавил, заявляя, что мне помогает знакомый опытный адвокат. На самом деле, такого адвоката у меня не было и в помине, а заявление в полицию мне пришлось составлять самому.

   - Зачем вы пришли ко мне в больницу?
   - Не жалеть же тебя я пришел. Мне тебя, дурака, ни капли не жалко, ты сам во всем произошедшем виноват, а вот твоя безработная жена и больная дочь вызывают у меня сочувствие. Ты хоть подумал о том, на что они будут жить, если суд взыщет с тебя в мою пользу огромные деньги и, вдобавок ко всему, ты лишишься не только водительских прав, но и работы? Да и у меня, честно говоря, нет ни времени, ни желания участвовать в судебных заседаниях.

   - Что же вы от меня хотите?
   - Мне от тебя ровным счетом ничего не нужно. Но я надеюсь, что ты не глупый человек и понимаешь, что решение суда будет не в твою пользу. В твоих же интересах не доводить дело до судебного разбирательства.

   - Что я должен сделать?
   - Ты должен оплатить мне только ремонт дверцы моей машины, которую умудрился повредить. Это мое принципиальное требование, и я от него не отступлю. Моральный урон, так и быть, я прощаю. Оставляю тебе фотографию, где ты снят, когда уродовал мою машину ногами, и копию счёта из салона техобслуживания за ее ремонт, а также номер моего расчетного счёта в Сбербанке, на который ты должен перечислить эти деньги. Советую это сделать сразу же после выписки из больницы, а после этого забрать свое заявление из полиции. Получив денежный перевод от тебя, я пойму, что ты принимаешь мое предложение, и я тоже заберу свой иск к тебе.

   У тебя в запасе есть время подумать, пока лежишь в больнице. Ты можешь не прислушаться к моему предложению и добиваться судебного разбирательства, но шансов выиграть дело в суде, у тебя нет. И не вздумай привлекать кого-нибудь из дружков в качестве свидетелей, если захочешь судиться со мной. Адвокат у меня очень опытный, он моментально расколет твоих лжесвидетелей, только зря подставишь их.
А пока лечись, кушай мои яблоки и поправляй здоровье, но я буду ждать денежного перевода от тебя.

   После этого разговора в больничной палате прошла неделя, и на мой расчетный счёт в Сбербанке была переведена сумма, равная моим затратам на ремонт.

   Выждав некоторое время, я снова встретился со следователем, и тот обрадовал меня сообщением:
   - Гражданин Кураев отказался от претензий к вам и забрал свое заявление об его избиении.
   - В таком случае и я тоже забираю свое заявление.
   - Вот и ладненько, раз вы смогли между собой договориться. И у меня целых два «глухаря» исчезли из папки. А вы легко отделались, потеряв только деньги, потраченные на ремонт машины. Поверьте мне, немало водителей, попавших в ситуацию, подобную вашей, получили довольно суровые наказания. И я настоятельно советую вам в дальнейшем избегать конфликтов с «красными касками».

   На этом благополучно закончилось мое дорожное происшествие без судебного разбирательства, о чем нисколько не жалею. Удручает только сознание, что я фактически пополнил список тех девяти миллионов пострадавших, так и не добившись права в органах правопорядка считаться потерпевшим.
А всем, кто садится за руль, настоятельно советую, на всякий случай, держать наготове фотоаппарат. «Отмороженных» водителей на наших дорогах пока еще хватает с избытком.
 


Рецензии
Как говорится, на дороге проявляется уровень общественного сознания... Желаю Вам дорог без опасностей!

Борис Готман   01.12.2015 00:56     Заявить о нарушении
Благодарю за отзыв. Желаю всех благ и успехов в жизни!
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   02.12.2015 22:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.