Батырская любовь

Рассказ написан когда-то для конкурса Амад-чая, опубликован в книге «Хорошие люди» (2014), перевод на башкирский язык Сабира Шарипова вышел в журнале «Агидель» (2015. – № 1. – 189–190)



Хор-роший сайт «Одноклассники.ру». Хороший и, я бы сказал, полезный. Респект и уважуха тому, кто его создал. Благодаря Интернету, мы, выпускники 1991 года 117-й уфимской школы, сумели наконец договориться о встрече и собраться в уютном ресторане на проспекте Октября.

Я был настолько нетерпелив, что пришел одним из первых, и тут же столкнулся с Урал-батыром – так в шутку называли любимца класса здоровяка-балагура, отчаянного хулигана Батыра Уралова.

– Батыр, наш военрук остался бы доволен твоей нынешней прической! – не смог не съязвить я при виде широкой плеши, занявшей место роскошной шевелюры.

– Ну-ну, Зоркий Сокол, рад видеть твои четыре глаза, – не остался он в долгу.

Мы обнялись.

– Может, по чуть-чуть за встречу? – предложил Батыр, кивнув в сторону бара. – А там и народ подтянется.

– А ты не алкоголик, драться не будешь?

– Буду, но не сильно, – улыбнулся он, и мы направились к стойке.

Пронзительным крепким напитком ударили в голову воспоминания, шумным шампанским полилась беседа. Постепенно подходили одноклассники и одноклассницы. Фейерверк восклицаний-поцелуев, объятий-рукопожатий то угасал, то вспыхивал вновь.

Когда расселись за столики и начались официальные тосты, слово взял Батыр.

– Друзья, – начал он, – двадцать лет пролетело с тех пор…

В это время я заметил, что дверь ресторана отворилась и в зал вошла пышная рыжеволосая женщина. В руках она держала книгу размером с классный журнал. Никто не успел отреагировать на ее внезапное появление, как она мелкими быстрыми шажками пробралась с тыла к расчувствовавшемуся оратору и с размаху треснула печатным изданием по ничего не подозревавшей лысине.

– А-а-а! – вдохнул ресторан дружно, но выдохнуть не посмел и ошарашенно замер.

Батыр захлебнулся речью. Он не обернулся, лишь в запоздалой защите по-черепашьи втянул голову в плечи, ожидая нового удара. А потом в наступившей тишине раздались с детства знакомые озорные интонации батырского голоса:

– А вот и Ляйсян!

Точно! Как же я ее сразу не узнал? Это была Ляйсян Атнагулова, наша одноклассница!

Раздался дружный хохот: эти двое просто не выносили друг друга в школе: Батыр при каждом удобном случае драл Ляйсян за косы, та ревела от боли, но спуску не давала и при возможности от души лупила обидчика учебником. Помню, как взревел в бешенстве наш математик, обнаружив в тетради любимой ученицы свою намалеванную рожицу с невинной, казалось бы, надписью: «Казел». За «козла» пришлось ответить. Расплата последовала незамедлительно: на первой же генуборке класса, когда Батыр, сидящий на стуле, вдруг вытянул ноги перед проходящей с ведром Ляйсян, та, не задумываясь, обдала его грязной водой. Сколько было восторгу, словами не передать, особенно по поводу залитых бумаг на столе классной руководительницы. И таких историй было немало.

Так что происходит сейчас в ресторанном зале? Это шутка или продолжение взаимной ненависти? Не успел я ничего сообразить, как Батыр резко развернулся, с силой намотал на кулак огненные волосы женщины, притянул ее к себе так, что их лбы соприкоснулись, и заговорил, запинаясь в отчаянном волнении:

– Прости меня, родная, прости… Наверное, я трус… Я ведь любил тебя, любил и стыдился непрошеного беспокойного чувства. Считал его проявлением слабости. Грубостью пытался скрыть нежность к тебе. Как я виноват перед тобой, Ляйсян! Прости, но я все еще люблю тебя…

Тихие слезы обозначились в глазах женщины:

– Дурачок, – наконец вымолвила она, – я целую жизнь ждала этой минуты.

Они обнялись, спрятав глаза друг в друга. Свидетели рождения простого человеческого счастья ошеломленно молчали. Залетевшая с улицы боярышница закружила вверх к яркому свету лампы, совсем не боясь обжечься.


Рецензии
Какой накал страстей,театр!
Мааленькое описание драмы длиною в
жизнь! Спасибо за детали той,
неизвестной жизни,что за всем этим
припрятана.Спасибо!!!О.Ё.

Оксана Ёркина   21.10.2015 14:00     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.