Восприятие мира. Кусочек жизни из детства

              Кусочек жизни из детства.

      Даже не закрывая глаз, я ухожу в воспоминания. Вот воспоминание одной поездки на дедову пасеку: Мы с отцом, я и он на Каракумском канале. Глухая ночь за сотни километров от любого человеческого жилья, рядом дедова пасека, а мы забросили удочки с берега в просветы в камышах, а под ногами скользкая мокрая глина.
        Тишина. Если это можно назвать тишиной: к лягушачьему хору примешивается звонкий лай шакала всего за двести метров от окружающих нас кустов верблюжьей колючки, где-то под саксаулом дикобраз несёт свои иглы сквозь сухие ветки, черепаха где-то гребет лапами по песку, а в другой стороне ёж прокладывает тропу своими лапками через заросли кустов. Почему-то пищат мыши, невидимые жуки жужжат в темном воздухе. Звон полета комара и боль укуса.
        Ночь. Дальние кусты придвинулись к самой спине, и в такую душную ночь почему-то холодок касается кожи и на ней появляются мурашки. А под ложечкой что-то засосало и сжимается, и ты непроизвольно сглатываешь слюну и оглядываешься.
        Натянутая леска, всплеск попавшейся на крючок рыбы – помнишь его? Неумелые движения поймать руками скользкое тело сома…, но вот вцепился пальцами – не вырвется теперь, он в руках и не отпущу.
        Потом костер, уха. А вот отец уже делает магический круг на песке из шерстяной веревки, и внутри стелет постель. Какое спокойствие охватывает душу, когда ты лежишь защищенный от всех бед в этом магическом кругу, рядом отец, кругом пустыня шумит, дышит, живет.
        А в небе звезды. Кто вспомнит звезды детства? На небе, в пустыне? Небо полно звезд и не найти места поставить еще одну звезду. Но вон полетела звезда – длинная полоса в темном небе. А вон там еще одна летит, она появилась над горизонтом, и быстро летит светящейся пульсирующей яркой точкой по прямой линии быстро снова за горизонт, но в другой стороне. Я теперь знаю – это был спутник.
         А та грань между реальностью и сном? – Как она колеблется: то появится перед глазами небо, то куда-то исчезнет, унося и все звуки пустыни.
         Но вот свежий утренний ветерок заставляет прятать нос под одеяло. Открываю глаза. Отца рядом нет. Звезды уже совсем не яркие и не на черном небе, а на темно синем. Пустыня действительно молчит – ни одного звука, ни шороха, ни пискам – все спит. Не страх, что один, а любопытство поднимает с постели. Отца найти не трудно – он проверяет закидушки. Будет, чем маму порадовать – она обязательно нажарит вкуснятины и всех накормит.
         А рядом вода шуршит камышом и тихо плещет о берег. Темноты нет, но есть что-то наподобие тумана – сизое, расплывчатое, прохладное и тихое – предрассветное состояние пустыни.
         Отец собирается в дорогу домой. Какие вещи укладывает в свободные ящики из-под рамок и запирает в хозяйственный улей, а какие в сумку – повезет домой. На несколько дней пасека останется одна.
        Пустыня вздрагивает от заведенного мотора мотоцикла ИЖ-56.
        И вот мы уже едем, несемся по тропе, которую знают только мой отец и его мотоцикл, которая выведет нас на дорогу домой. Из-под переднего колеса песок как вода от носа лодки разлетается в разные стороны, сзади пыль широким клином гонится за нами, застилая полнеба, не может догнать.
         Но вот прыжок из кювета на шоссе. И под колесами побежала река асфальта. Мотор уверенно набирает ход, да так что выхватываемый взглядом асфальт пучками бросается на нас, пролетает куда-то за нас. А мы несемся от пучка к пучку. Мимо кусты, которые стояли впереди в дали, размазываются и сливаются во что-то тёмное, серо-зеленное по обе стороны дороги, а потом снова становятся кустами. Запах нагретого мотора и бензина.
        И несет нас быстрее ветра, быстрее птиц, что появляются в светлом небе и летят за нами как наперегонки.
        Вдруг чудо. Слева над темным горизонтом появился огромный, горячий, молчаливый, красный шар. Повис, весит, молчит. Потом как-то поделился на две части. Одна часть стала медленно подниматься из-за линии горизонта, а другая как-то пропадать. Потом все части пропали и в глаза ударил свет. Он бил сначала из одной точки, где сходятся небо и земля, потом света стало больше – огромное, невыносимо яркое солнце выдвигалось на небо. Глаза устали смотреть на поднимающееся солнце. Моргнул. И тут шар оторвался от земли и стал подниматься. А лучи стали не только яркими, но и горячими.
       А мотоцикл летит по дороге. За ним тоненькая струйка сизого дыма бьется по воздуху, разрывается, как бы крича: «нет, ты не забудешь никогда то, что было с тобой здесь когда-то».
      У каждого было свое детство, какое бы оно не было.


Рецензии
Хорошо написано. Будто побывал с Вами на этой рыбалке.

Александр Прохоров   25.02.2017 18:19     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.