очерк 5 Ли Харви Освальд

МОБСТЕР.

Помнится, этим странным словом в Америке называют рядовых торговцев зельем, каких-то внештатных (или заштатных?) громил и негодяев с большой дороги. Как правило, это довольно невинные ребята, вынужденные купаться в чужой крови и в горе по приказу громил и негодяев рангом повыше. И быть «без вины» виноватыми, а потом париться на нарах, умоляя суд о пощаде, это тоже их несчастная доля. Ничего с этим не поделаешь – пока одни «делают деньги», другие вынуждены предупреждать весть мир об опасности буквально словами героя Джо Пеши из знаменитого фильма Мартина Скорцезе 1990 года «Славные парни»:

«Тебе кажется, что я такой забавный, да?»

Этот парень не был «крутым», хоть и рос в кипящем котле Нового Орлеана, города ночных кабаков, оглушительно-прекрасного джаза и многочисленных чёрных проституток. Притом многие здешние сутенёры также были парнями с чёрным цветом кожи. А где, спрашивается, «чёрные братья» и их расовая солидарность?!? А нигде! Проститутки и сутенеры - все черные, а клиенты - белые, и все до одного типичные секс-туристы с северных штатов или из Канады. Короче, все в порядке вещей. Тут ещё недавно кто-то из наших сограждан очень удивлялся, что пострадавший от урагана «Катрина» Новый Орлеан подвергся дикому грабежу с применением помповых ружей и даже автоматов Калашникова, - да так, что целых два дня этот джазовый город очень напоминал некое дурное зрелище из романов Стивена Кинга! А нечего было удивляться. Это тоже в порядке вещей. Во все времена в Новом Орлеане верховодила мафия во главе с доном Карлосом Марчелло, и, к примеру, этот довольно простой парень из Нового Орлеана – наш с Вами герой - не стал бы удивляться грабежам и убийствам, происходящим в его родном городе. Сам он, возможно, никого не грабил и даже не убивал, но в детстве насмотрелся всякого. В конце концов, о роде занятий его родных дядьёв и прочей родни мы почти ничего не знаем, но они были людьми вполне себе обеспеченными, и, вроде бы, справно платили налоги.

1. Звали парня Ли Харви Освальд.

Белый в тогдашнем Новом Орлеане – это почти элита. Такие люди живут в своём районе. Но его семья бедствовала. Для мальчика, родившегося под знаком Весов, это было испытание не из лёгких. К тому же, он не получил никаких аналитических навыков и был уж вовсе «постумом», как традиционно называют детей, родившихся после смерти отца. Но разве он был виноват в том, что его отец вёл неподобающий образ жизни, и скончался за два месяца до явления Ли Харви на этот белый свет, а мать вынуждена была держать своих детей в специальном интернате для бедных, так как больно умные и обеспеченные дядья Джон и Роберт Эдвард не испытывали особого желания помогать ей финансово (хоть оба спали с ней по очереди)? Конечно, не был. На алкаша-отчима тоже надежды никакой не было. В конце концов, не закончив даже школы, Освальд вынужден был начать трудовую деятельность – посыльным, переписчиком, потом на складе. Была у него всё-таки попытка всё-таки закончить 10-ый класс с целью поступить в университет штата (это же были послевоенные времена и вся Америка училась в колледже!), однако и это оказалось подвигом почти бесполезным. В конце концов, семья переезжала с места на место в поисках лучшей доли и редко где задерживалась надолго. Теперь оставалось надеяться на американскую армию, поскольку только она обеспечивала достойный социальный рост таким простым парням, как этот Ли Харви. К тому же, после службы он мог рассчитывать на недорогой провинциальный колледж с хорошим юридическим факультетом, а в тогдашней белой Америке навыки аналитика ценились несравнимо больше, чем непобедимое эмигрантское умение выживать в «адской кухне» Нью-Йорка или того же Нового Орлеана и наживать там «грязные деньги».

Кстати, о его культурном и интеллектуальном облике говорили в то время всякое. Кто-то подмечал его интерес к массовой литературе, а кому-то бросалась в глаза лево-социалистическая направленность его взглядов и сужений. Но дураком он не был. Он вёл дневник, что просто немыслимо для Америки 50-х годов (и вообще для Америки), и, хоть и писал с орфографическими ошибками, тем не менее, записывал в него парадоксальнейшие мысли. В последствии члены комиссии Уоррена, изучая его записки, приходили к выводу, что имеют дело с типичным «парнем из низов», искавшим возможности выдвинуться и отдававшим значительное предпочтение социальным идеям и политике. Да, в свои 15 лет он утверждал, что является коммунистом, а в 16 Ли Харви уже интересовался деятельностью Социалистической партии Америки. «Нет, к образованию надо относиться с исключительной осторожностью! – думали небось консервативные приставы и помощники сенаторов, тоже далеко не аристократы по рождению, - Ум котёнка! Плод недолгой науки! А ведь натворил-то он – гляньте, сколько, а?!? Убил президента!»    

24 октября 1956 года ровно в 17 лет Освальд поступил на службу в Корпус морской пехоты Соединенных Штатов Америки. Поступить в морпехи было не так уж и просто, но раньше службу в Корпусе прошёл его старший брат Роберт, так что необходимая «протекция» для Освальда была почти гарантирована. В учебной части он прошёл «сортинг» и попал на курсы операторов радиолокационных станций. Возможно, здесь и начинается самое интересное в этой запутанной истории. Итак, оператор РЛС сил ПВО морской пехоты – что это за странная такая профессия? Да, очень странная, поскольку находясь в учебной части на Филиппинах рядовой Освальд имел контакты как с американской военной полицией, так и с сотрудниками разведки сухопутных войск. Эти контакты были обнаружены ещё в 80-е годы при разборе архивов фотобюро военной полиции на Филиппинах. У этого рода деятельности – работа оператором РЛС - есть несколько вторичных направлений – например, обслуживание систем радио-электронный борьбы (РЭБ), или работа радиотелеграфистом на средствах спецсвязи и перехвата. В этом-то качестве рядовой Ли Харви Освальд и заинтересовал армейских разведчиков США.

А как иначе? Это – очень секретная служба!   

Зато известно, что после окончания учебки, в июле 1957 года он был направлен на базу авиации ВМС в Ацуги (Япония), в подразделение наземного обслуживания Marine Air 1 Control squadron «FALCONERS». Эскадрилья занималась разведкой и патрулированием в акватории Японского моря и была укомплектована самолётами P-2 «Нептун», а также архаичными «Приватирами», отлично известными по многочисленным конфликтам и инцидентам с советскими МиГами (три члена экипажа одного из «Приватиров» так и умерли на территории СССР), однако как раз в период службы на базе рядового Освальда к ним начали добавлять принципиально новые базовые патрульные самолёты P-3 «Орион». Так вот! Неглупый парень Ли Харви Освальд быстро переместился на обслуживание новейших «Орионов» и стал считаться перспективным кадром, которого следует направить в специальную учебку радио-техников старшего сержантского состава морской пехоты, вот только хулиганил этот Освальд больше некоторых, что и было вскоре отмечено в служебных документах.

Строевым солдатом он не был, но, как и все морпехи, Ли Харви проходил обучение и сдавал экзамен по стрельбе. В фильме «JFK» Оливера Стоуна о том периоде жизни Освальда сказано только две вещи – то, что Освальд якобы не справился с экзаменом и был отнесён к категории «одноруких», и то, что у него начались проблемы с армейскими властями. Первое - почти неправда. За время службы в армии он дважды выполнял снайперский норматив (50 выстрелов в быстром темпе по ростовой мишени 180 см), добившись первый раз 48, а второй раз 49 попаданий в цель, что было очень неплохо для нестроевого солдата. Зато о втором факте он «распространялся» с большим удовольствием. Вот уж недаром командиры считали его шизофреником! За время службы Освальд трижды попадал под трибунал. Первый раз за то, что прострелил себе локоть из полагавшегося ему пистолета «Коль-1911». Второй раз за драку с сержантом (он был заключён в армейскую тюрьму и переведён в те части морской пехоты, где рядовым вместо пистолета полагалась винтовка М-14). А потом во время ночного караула на Филиппинах Ли Харви Освальд снова отличился – он по непонятным причинам выстрелил из винтовки в джунгли, чем вызвал переполох сначала в джунглях, а потом у начальства, окончательно записавшего Освальда в психбольные. Впрочем, чего уж там ругаться на парня? Примерно в то же время срочную службу в довольно аналогичных войсках проходил один из идолов той эпохи, Лу Рид из «Вельвет Андеграунд». Знаете такой коллектив? Так тот вообще прославился тем, что приставил полагавшийся ему по должности пистолет к офицерской голове и чуть было не выстрелил. Так что, дырка в локте  и драка с сержантом – это ещё не самое страшное из того, что случается в армии Соединённых Штатов!   

 Хочу в МГУ!

Его жизнь полна обширных пробелов и непонятностей, иногда очень загадочных. Например, во всех источниках сказано, что во время службы в морской пехоте (разумеется, пока его не вымели в строевые части!) Ли Харви Освальд имел отношение к подготовке офицеров-аналитиков. В каком качестве? А в качестве «русского». Он ведь считал себя коммунистом и даже освоил язык коммунистов – то есть русский язык! В октябре 1959 года, незадолго до своего двадцатилетия, Ли Харви Освальд приезжает в Советский Союз. Как он это сделал? Его целью было получение бесплатного высшего образования, и не какого-нибудь, а гуманитарного. В Америке он сделать этого не мог ни как коммунист, ни как «просто» гражданин США. Он представил несколько заявлений в университеты Европы, после чего уезжает в Англию. В порту Саутгемптон 9 октября, он говорит таможенным чиновникам, что чуточку пожить в Соединённом Королевстве, прежде чем приступить к учёбе в Швейцарии. Англичане вносят этот факт в документы, но буквально в тот же день Освальд отправился на самолёте в Хельсинки, где энергично штурмует советское посольство и получает визу. В Москву он прилетает 16 октября 1959 года, где сразу же после прибытия громко заявляет о желании получить гражданство СССР. К нему тут же приставили переводчицу от «органов» - её звали Римма Широкова. Через два дня Освальду исполняется 20 лет и русская переводчица дарит ему на день рождения книгу Достоевского — роман «Идиот». Да, на него смотрят, как на идиота, однако в просьбе как бы и не отказывают, занимая его своим приятным и гостеприимным обществом с коньячком и очень хорошими советскими шоколадными конфетами – к нему присматриваются, пытаясь определить, кто он такой. А вдруг он всё-таки не «идиот», а полезный диссидент из заграничья?!? Ведь Советскому Союзу тоже нужны диссиденты!

Эх, весёлая была эпоха. В моде Франция, экзистенция и «новые левые», быть гомосексуалистом очень стыдно, зато совсем не стыдно протестовать против основ и традиций проклятого буржуазного общества. Но хущёвское правительство с недоверием относится к западной протестной культуре с её дикими рок-эн-рольными плясками, поэтому ходатайство простого американского парня Ли Харви Освальда было всё-таки отклонено. В ответ на это Освальд вскрыл себе вены в ванне московского «Интуриста», после чего был ненадолго помещён в простую советскую психиатрическую больницу – под номером 8 … В палате — 11 пациентов, в основном отечественные алкоголики. Впрочем, а куда ещё девать коренного американца-дикси по имени Ли, внезапно возжелавшего стать гражданином Советского Союза?!?

Итак, выйдя из психушки Освальд явился в американское посольство в Москве и громко заявив, что желает отказаться от американского гражданства. Официально – то есть с составлением всех бумаг – он от гражданства не отказывался, однако заявление было таким громогласным, что вскоре о бегстве бывшего морского пехотинца сообщили все американские газеты. Вы спросите, удивило ли кого-нибудь его решение? Да вовсе нет. Международные контакты СССР были в то время столь обширны, что называть СССР «Верхней Вольтой» мог только тронутый. СССР был на подъёме. Им - интересовались, им - «болели». Ракет становилось всё больше, социализм не выходил из моды, а в мире создавались всё новые и новые государства (первым делом просившие у СССР «калашей», ракет и денег). В этой ситуации недавно избавившийся от вождей Советский Союз смотрелся куда интереснее довольно мрачных и дезорганизованных Соединённых Штатов и быстро распадавшихся колониальных империй Европы. И самое главное! Весь мир учился в колледже. Доступное высшее образование появляется сперва в США, где после войны вступил в действие Билль о солдатских правах, благодаря которому сотни тысяч американских ветеранов Второй мировой войны, даже очень малограмотных парней, успешно отучились во вполне настоящих университетах и колледжах, а затем и в СССР, где целенаправленно создавались всё новые и новые ВУЗы (в основном, правда, технические). Освальд не был ветераном войны и в связи с отсутствием полного среднего образования не имел достаточных шансов на поступление в американский колледж. И именно поэтому он хотел поступить в главный коммунистический университет мира - в МГУ … К тому же, где ещё изучать марксизм, как не в Москве? Ну, а чтобы погружение в святую теорию проходило как можно проще и быстрее, бывший сотрудник полусекретного радиотехнического подразделения морской пехоты США живо и просто отказался от своего национального паспорта и получает советский вид на жительство под номером 311479.

В Америке это восприняли как измену, однако - скромненько промолчали. А зачем кричать и возмущаться на всю планету?!? Они знали, что дела Ли Харви Освальда в новой для него стране с самого начала пошли не совсем так, как хотелось бы даже им, сторонним наблюдателям. Во-первых, прежде чем соваться в МГУ, он сунулся, было, в Университет имени Патриса Лумумбы, но его там отшили, недвусмысленно заявив (на шикарном английском!), что это университет для «цветных», а, во-вторых, вместо горячо желаемого МГУ его направили в Минск - работать токарем на Минский радиозавод имени Ленина, выпускавший, в частности, секретную радио и военно-космическую электронику. А, во-третьих, бывший морской пехотинец стал довольно близким другом сотрудников одного из управлений КГБ СССР … Впрочем, этого и следовало ожидать. Однако В МГУ его могли бы и принять, притом с радостью. В то время в СССР можно было поступить почти в любой ВУЗ через так называемый «рабфак», имея всего-то 7 классов образования.

Освальд закончил 9 классов (и 10-ый класс у него считался недозаконченным, так что его образовательный уровень соответствовал советскому выражению «девять классов с хвостиком»), и вполне возможно, что «товарища Освальда» загнали на радиозавод как раз для того, чтоб в его служебном формуляре красовалось гордое слово «рабочий».

Время назад!

О московско-минском периоде жизни Освальда мы и правда ничего не знаем. Зато нам известно, что мнение КГБ об этом человеке было, пожалуй, слишком недобрым. Немного пообщавшись и скачав с него всю информацию с «прежнего места службы», сотрудники всем известного комитета почти потеряли к нему интерес. Другой проблемой оказался советский быт. Если он даже у советских людей вызывал издевательские усмешки, то теперь представьте, как отреагировал на некоторые советские реалии простой парень из Техаса (здесь надо поставить смайлик). Предоставленная товарищу Освальду квартира в элитном советском доме с видом на реку была весьма своеобразна даже по меркам прежнего его довольно убогого американского жилища, ну а советский образ жизни был знаком и привычен только тем, кто в нём родился и жил много лет, нисколько не приобщаясь к на удобствам общества сплошного потребления. Это немного напоминало встречу современного «советского гражданина» с культурой Северной Кореи – машин ни у кого нет, деньги тратить негде, а по ТВ показывают сплошные парады и демонстрации, смотреть которые — почти противно.

Waw!

Позже в этой уникальной истории попробует разобраться Хью Макдональд, человек с замечательными жизненными навыками. Он автор нескольких популярных книжек - «Психология преступника», «Расследование преступлений на почве секса», «Классификация полицейской фотографии» и т. д. Кроме того, он был создателем идентикита — стандартного полицейского фоторобота, применяемого сейчас по всей планете — 130 причёсок, 37 видов носа, 102 типа глаз и т. д. Опытный дядя, не правда ли? В 1945 году он в чине майора стоял во главе подразделения-314, занимавшееся, в частности, расследованием обстоятельств самоубийства Гитлера. Там с ним хорошо познакомились наши товарищи из военной разведки. А потом как опытный пилот самолёта-разведчика, он запросто мог бы заменить майора Гэрри Пауэрса за штурвалом того самого U-2, сбитого в 1960 году над Свердловском - вместо этого он вылетел на «Дугласе» в Западный Берлин. Как бывшему шефу полиции штата Калифорния ему и некоему Герману Кимси из ЦРУ поручили проводить собственное исследование советской и послесоветской жизни товарища Освальда. Так вот, в сферу их интересов несколько раз попадал некто, кого они наименовали «Саулом» — это такое оперативное имя — на внешность мексиканец и, по всей видимости, большой знаток боя на мексиканских ножах. С последним обстоятельством Макдональд «ознакомился» лично. Так вот, этот загадочный «Саул» принимал участие в высадке в бухте Качинос (легендарная Бухта свиней), а потом вместе с Освальдом принимал участие в покушении на президента Кеннеди. Так утверждается. Мы не знаем, правда это или не правда. Зато можно с полной уверенностью утверждать, что с момента возвращения домой, в город Даллас, Ли Харви становится «предметом» пристального наблюдения со стороны этого «Саула», и возможно, что в какой-то момент тот предложил ему «сотрудничество» … Вот, говорила мама: «Не дружи с незнакомыми дядями!» - а глупый Освальд маму не слушал.

И вот результат!

Итак, в 1961 году Освальд всё-таки теряет интерес к СССР и направляет в посольство США в Москве запрос на возвращение его американского паспорта — плиз ми, сэр! Официально он от документов не отказывался, зато за время его работы на Минском заводе радиоэлектроники против Ли Харви Освальда успели нагородить целый частокол обвинений в стиле «охоты на ведьм» - он и в том был виноват, и в этом … К тому моменту Освальд был уже зятем полковника КГБ: в марте 1961 года он познакомился на «элитных» профкомовских танцульках с 19-летней студенткой Мариной Прусаковой, и менее чем через шесть недель они поженились. Вскоре у Освальда и Марины родилась дочь, получившая англоязычное имя Джун, так что первое, что действительно интересовало международного шалуна и провокатора Ли Харви Освальда – это возможная ответственность за все его «шалости» и провокации. В США тоже не очень любили людей с непрочной политической позицией, так что влипнуть, как кур – да ещё вместе с женой, дочерью полковника советской спецслужбы! – было проще простого. 24 мая 1962 года Освальд и Марина Прусакова получают в посольстве США в Москве документы, позволяющие им приехать в США, после чего самолётом покидают СССР. Куда они полетели? Назад, в город Даллас. На тот момент Ли Харви был убеждён, что СССР, возможно, не самая удобная страна для проживания. Но это совсем не означает, что не надо бороться за торжество социализма в Америке, в стране, где много машин, денег и развлекательных заведений, а парады и демонстрации показывают только на День Колумба. Но и от России он, впрочем, тоже никак не отказывался, и поэтому начинает переписку с советским посольством в Вашингтоне. Сейчас мы знаем, что все его письма читались в техасском управлении ФБР.

Вот, учитесь, как надо вскрывать конверты.

Пожив в Минске, Ли Харви Освальд достаточно освоился с русским языком, поэтому поселившись в городе-спутнике Далласа Форт-Уэрете, недалеко от матери и брата Роберта, он первым делом познакомился с проживавшей в Далласе русской общиной, а потом вдруг начал писать мемуары о жизни в СССР. Русская община должна была, по идее, помочь ему в этом начинании. Книгу он так и не написал – не те способности! – зато в какой-то момент он познакомился с очень важной птицей – с уроженцем Мозыря 51-летним профессором и инженером-нефтяником Георгием Сергеевичем де Мореншильдом. Вот с этого знакомства всё и началось.

Самое интересное, что о профессоре де Мореншильде никакой информации на русском языке нет. В некоторых источниках он назван «всего-навсего» русским графом (что вопиющая неправда!) и очень богатым человеком, чуть ли не участвовавшим «деньгами» в убийстве Кеннеди. Родился он в 1911 году в семье губернского предводителя дворянства. Белоэмигрант «поневоле». Известно, что в 1941 году он, русский дворянин немецкого происхождения, задерживался по подозрению в шпионаже в пользу Германии, а потом успешно делал деньги на некоем полузаконном поприще. В некоторых источниках его, как и его постоянного партнёра по нефтяному бизнесу Лафайетта Ханта называют основными «авторами» всей этой истории с президентом Кеннеди, а в других источниках – в частности, в советских - Георгия де Морешильда самого называли штатным сотрудником ЦРУ. И где тут правда, хотелось бы спросить? Но самое интересное, что Георгий де Мореншильд был лично знаком с супругой президента, Жаклин Бувье. И вот ещё один весьма любопытный факт: 29 марта 1977 года профессор был найден мёртвым в отеле в городе Палм-Бич, штат Флорида. Принято считать, что преуспевающий господин де Морешильд застрелился. А это почему, хотелось бы узнать?

Однако ... какой-то неожиданный конец, не правда ли?!?

В апреле 1963 года Освальд неожиданно приехал на родину, в Новый Орлеан, где устроился на работу в одно из «штатообразующих» предприятий Луизианы – компанию быстрого питания «Reily Coffee Company», владелец которой, миллиардер Уильям Рейли, был членом организации, выступающей против режима Фиделя Кастро. Ли Харви Освальд был техником по обслуживанию торговых автоматов. Многие из тех, кто там работал в то время, позже признавались, что платили там очень мало, но работёнка была, в общем-то, совсем не пыльная. Ведь автоматы так просто не ломаются – если, конечно, их не курочат местные негры - да и обслуживаются эти автоматы всего лишь один раз в день или один раз в два дня. Однако Ли Харви был уволен из этой фирмы в связи с тем, что «он проводил слишком много времени, слоняясь в гараже по соседству, где читал журналы об оружии и охоте». Случилось это в июле 1963 года. К тому моменту в США случилось нечто неординарное - покушение на праворадикального политика генерала Эдвина Уолкера. А уже в ноябре Освальда станут обвинять в убийстве президента Кеннеди.

Так с кем же он общался в тот момент в Новом Орлеане и почему он работал в коммерческой фирме, хозяин которой активно участвовал в деятельности американских ультраправых? Это тоже загадка, поскольку «биография его в пробелах и для нас существенна на вся». Однако всем известно, что на июль 1963 года Освальд был уже «опытным стрелком», поскольку кроме попытки покушения на праворадикального генерал-майора, он совершил ещё целый ряд политических шалостей и провокаций. Позже его деятельность в тот период времени будут изучать, как какой-то детектив в мягкой обложке, и – что самое главное! – никто так и не поверит, что всё это происходило с одним и тем же человеком. Но как из этого человека получился такой политический гад и убийца? Только ли неудачный опыт с вполне симпатичным дядькой Уолкером заставил его внутренне сконцентрироваться и стать полноценным политическим бандитом, членом гангстерского «моба»? Нет, не только! Среди его новоорлеанских родственников числился некто Чарльз Мурьетт (или всё-таки Маррет?), державший в городе Орлеане подпольный игорный бизнес. Вот он и «помог» Ли Харви. Уже в середине ноября 1963 года Освальд тренировался в стрельбе в окрестностях Далласа, притом он был не один, а – в большой «стае» таких же, как он, боевиков-мобстеров. Кстати, этот Чарльз Мурьет личность ещё более загадочная, чем даже Георгий Сергеевич де Мореншильд. О нём нет справки не только в российских изданиях, но даже и на английском языке, а в архиве ФБР Чарльз «Датч» Мурьет значится как незначительный мафиозо из луизианского клана дона Карлоса Марчелло.

 А теперь к оружию!

Бывает же такое – живёт по соседству парень, буквально больной на всю голову. И денег у него почти не бывает, и девушкам он почти не нравится. А потом оказывается, что он – Бэтмен. Он по ночам спасает мир. Или оказывается, что он – подпольный рыцарь ордена тамплиеров, и вместо того, чтобы ночами спать, как все нормальные люди, он зверски рубится на мечах с драконами (в смысле, драконы тоже вооружены мечами). Или оказывается, что он – принц. А мы не знали! И что с этим делать? Дать ему орден (это примерно как в фильме «Контакт» с Джуди Фостер в главной роли)? Вот и с Ли Харви Освальдом произошло нечто такое, чего никто по какой-то причине не замечал — это был буквально сигнал из ближнего космоса! Бывший сотрудник Минского завода радиоэлектроники имени Ленина решил в одиночку спасти весь мир от правых радикалов. 26 мая 1963 года Освальд написал письмо в Нью-Йоркскую штаб-квартиру комитета «Fair Play for Cuba Committee», выступавшего в поддержку Кубинской революции, в котором предложил взять в аренду за свой счет офис, с целью формирования филиала этой организации в Новом Орлеане. К сожалению, мы толком не знаем, что именно ему ответили из этой «крайне левой» организации, однако Ли Харви стал называться её представителем в штате Луизиана. С этого момента он начал выступать в защиту кубинской революции да и вообще превратился в крайне политизированного малого с членским удостоверением на имя А.Дж.Хиделл. Теперь это был его творческий псевдоним. Ли Харви Освальд начал свою личную борьбу с противниками кастровского режима. С чего всё началось? С раздачи листовок от имени Кубинский революционного совета и некоего господина Гая Банистера, алкаша и буяна с именным пистолетом, бывшего начальника управления ФБР, занимавшегося расследованием деятельности антикастровских сил. Чем всё это закончилась? Всё закончилась непродолжительным арестом за драку с антикастровскими активистами (это произошло после явной провокации со стороны Освальда) и довольно обстоятельной беседой с двумя сотрудниками управления ФБР штата Луизиана, которых весьма интересовал Банистер, бывший их коллега. Они ведь подозревали в нём «воинствующего популиста на содержании у Гаваны». Теперь уже известно, что настоящий ковбой Банистер действительно был шпионом, но только не кубинским, а американским – он работал на ЦРУ — а в тот момент этот человек пытался угодить «и нашим, и вашим», выступая в ещё более провокационной роли, чем Ли Харви. Кстати, именно из этого факта вытекает одна из версий убийства Кеннеди. Считается, что Освальд использовал адрес офиса детективного бюро Банистера – улица Камп-Стрит, дом 554 - почти по-хлестаковски, то есть прикидываясь его представителем «на улице». Однако Ли Харви действительно бывал в его офисе, и не раз. Возможно, он и не был сотрудником Банистера, но тот иной раз катал его в своей машине и даже представлял, как «своего человека». Деятельность Гая Банистера в середине 1963 года в Новом Орлеане была позже изучена главным героем фильма Оливера Стоуна «JFK», окружным прокурором Джимом Гаррисоном, так как часть его расследования по убийству Кеннеди напрямую касалось деятельности политического офиса на Кэмп-Стрит.

Гаррисона интересовал соратник Гая Банистера — человек по имени Дэвид Ферри, и его возможная связь с Освальдом: а ведь считается, будто Ферри служил на офицерской должности в том же военно-морском подразделении, что и Освальд, и даже был его непосредственным командиром. По другой версии Ферри с 1950 года был шеф-пилотом авиаотряда контролируемой ЦРУ авиакомпании, которая называлась «Истерн эйрлайнс», и в 1956 году, ещё до поступление на службу в подразделение наземного обслуживания Marine Air 1 Control squadron «FALCONERS», Ли Харви Освальд якобы служил под его начальством, о чём свидетельствуют фотографии из частного архива. Также мы знаем, что Ферри был адвокатом Карлоса Марчелло и … одним из инструкторов кубинской вооружённой оппозиции в лагере подготовки на озере Поншартен. Именно там Освальда и видели в обществе неких латиноамериканцев с усами и военной выправкой. Однако загадочный Дэвид Ферри умер ещё до того, как Джим Гаррисон завершил своё расследование. Другой обвиняемый по делу, некто Клей Шоу, был в последствии оправдан федеральным судом и больше к этому «делу» никогда не привлекался. Прокурор Джим Гаррисон, смело выдвинувший свою версию смерти Джона Кеннеди, как считают многие, «капнул» довольно далеко от убийства в Далласе и непосредственных его исполнителей, и, по существу, он вёл расследование не против Освальда, а против вице-президента Линдона Джонсона (а также против множества коррумпированных сотрудников ЦРУ, во главе которых стоял мистер Кэбелл, брат мэра Далласа), но сказать, что он был не прав, конечно же, нельзя. Нет, он был на самом верном пути.

Что до пресловутого борца за всемирное торжество Кубинской революции, то он тоже был человеком далеко не бескрылым. В разное Освальда пытались привлечь к полезной деятельности и военная разведка США, и ЦРУ, и даже местное управление ФБР. Но никто из них так не решился довести это дело до конца. Многим казались слишком подозрительными и непонятными личные и родственные связи бывшего морпеха, а кому-то представлялось, что у Ли Харви Освальда не хватает того чувства, которое преобразует мелкого политического активиста в настоящего оперативника или «боевого» агента влияния. И образование в данном случае – совсем не критерий. Люди с хорошим образованием не всегда столь необходимы, как опытные «быки» и громилы с большой дороги. Вспомним замечательный фильм «Билли Батгейт». Голландец Шульц предлагает своему «любимчику» определить, кто лучше стреляет – громила, молотящий «по-македонски», то есть из двух пистолетов одновременно, или Ирвин, герой Стива Бушеми, стреляющий аккуратно и строго в цель? «Любимчик» отвечает: «Ирвин!» - на что Голландец Шульц, человек опытный (герой Дастина Хоффмана) вежливо отвечает: «Ну, это же не вышивание!»      

Стреляй в оба!

С женой он вскоре расстался. Она оказалась подвержена сильному влиянию со стороны англиканской религиозной организации и по существу ушла от него к другому мужчине. Второй её ребёнок был рождён не от Освальда. Ли Харви остался один в Новом Орлеане. И без работы. И без каких бы-то ни было планов. В конце концов, он решил то ли уехать на Кубу, то ли вернуться в СССР. Он поехал в Мексику, где обратился сразу в два посольства – в советское и кубинское. Кубинские дипломаты сперва ничего не имели против его приезда на Остров Свободы, но, поскольку он раньше жил в СССР, то они первым делом связались с советским посольством и тут же узнали неприятное известие – а Освальд уже там был, и тоже собирался подавать документы на въезд! Это напоминало розыгрыш. Пять дней подряд Ли Харви посещал то одно посольство, то другое, добиваясь получения въездной визы. В конце концов, его запрос отклонили, буквально выставляя все его действия за провокацию, и ему пришлось вернуться в Даллас. В последствии, люди, хорошо с ним знакомые, говорили, что, если б ему тогда позволили уехать в СССР или на Кубу, то он никогда бы не стал соучастником убийства Кеннеди.

Примерно тогда же в октябре 1963 года соседка Освальда некая Рут Пэйн предложила ему устроиться на работу на склад Техасского депозитария учебной литературы, где работал её сын Уэсли Фрейзер. Уэсли был даже готов предоставить Освальду свою машину, раз тот пока не обзавёлся собственной. Освальд тогда посетил автосалон, где всерьёз присматривался к красному «Олсмобилю», а склад учебников находился в Далласе на Элм-стрит - на лице Вязов. Помните знаменитый в конце 80-х годов молодёжный телесериал о Фредди Крюгере? Вот-вот, это он …

13 марта 1963 года Освальд покупает за 19 долларов 99 центов в чикагском оружейном магазине «Klein,s sporting goods» подержанную итальянскую винтовку «Каркано» с заводским номером C2766 калибра 6,5 мм. Почему он выбрал именно её? Трудно сказать. В 60-е годы мировой оружейный рынок был просто завален магазинками времён Второй мировой. К тому же, винтовки разработки Сальваторе Каркано были очень массовыми и никогда не отличались высоким качеством изготовления, а со снайперским прицелом они вовсе «не монтировались». ФБР в дальнейшем представило Комиссии Уоррена отчёт, согласно которому экспертам было непросто произвести отстрел найденной винтовки, пользуясь оптическим прицелом (помимо винтовки Ли Харви Освальд приобрёл так же японский снайперский прицел). Они вообще не могли понять, как Освальд умудрился вести из неё огонь, раз винтовка вообще не приспособлена под снайперский прицел, а отдача и усиление спуска так и вовсе удручают? Это ж не снайперское оружие, а какой-то «вторчермет» за 20 долларов!!! Это потом кто-то из специалистов обратит внимание, что прицел-то был установлен почему-то слева от ствольной коробки (а совсем не так, как это запечатлено на фотографиях из следственного «дела») и что стрелял-то Освальд с левой руки, а не с правой! Он же левша! Но и от этого факта тоже никому легче не стало. Если Освальд вёл огонь с левого плеча, то воспользоваться установленным на левой стороне коробки оптическим прицелом ему было бы до крайности затруднительно, ибо это только змеи умеют изгибать шею во все стороны и почти под любым углом, - люди таким фокусам не обучены. Да и винтовка там была совсем не «двурукая» - это ведь тоже надо было учитывать!

Итак! Он стрелял или не стрелял? Да, стрелял! Но – как стрелял и куда? Позиция, волей случая доставшаяся Ли Харви Освальду была до крайности неудобной из-за высоты (6 этажей), солидного для такой винтовки расстояния 60-80 метров, очень густой листвы и ослепительных бликов от солнца, фактически закрывавших весь обзор. Кстати, маршрут передвижения президента был составлен одним из сотрудников охраны (схема была напечатана в местной газете), поэтому остальным снайперам пришлось вести огонь с крайне неподготовленных точек. Но первая же пуля попала ровно в цель. Входное отверстие от выстрела располагалось много ниже выходного отверстия на шее, так что это вряд ли был выстрел Освальда. Вторая пуля могла быть действительно выпущена Освальдом. Она попала в губернатора Техаса Джона Конелли, но её позже нашли на каталке, на которой губернатора доставили в операционную, но это была пуля не от винтовки «Каркано», а от какого-то другого, гораздо более мощного оружия – «Маузера»? А потом был третий выстрел, уже не оставивший президенту Кеннеди ни единого шанса. Третья пуля ударила откуда-то слева и фрагментировалась до такой степени, что от неё остались только мелкие осколки (и те разлетелись веером по всей улице). Всего же, как утверждалось, выстрелов было семь, а то и 12 (по информации КГБ, появившейся благодаря просмотру кинофильма, отснятого предпринимателем Абрахамом Запрудером). Машины президентского кортежа понеслись куда-то вдаль, агент охраны президента Клинт Хилл пытался запрыгнуть в президентский «Линкольн», зато на одном из кадров кинохроники будто бы наблюдался тот самый профессор де Мореншильд. Он это был или совсем не он, уже не столь важно.

5. Немножко о главном.

Итак, он - ирландец, далёкие предки которого некрасиво хулиганили в Техасе и принадлежали к «ирландским бригадам», а НЕ-далёкие предки, отец и дед, были видными политиками из Бостона, негласной столицы всех «ирландских бригад» всех времён и народов. В данном случае национальность «имеет значение», поскольку ещё недавно всех ирландцев называли в США «пьяными ирлашками с соплями до пояса» и считали, что они могут быть только грузчиками, фурманами и вышибалами в борделях. Что говорили в Америке об ирландках, можно не повторять. Все ирландцы – католики, так что им (а также жидам и ниггерами) не было места в красивой протестантской Америке.

Заколка на тёмно-синем галстуке украшена монограммой «РТ». Костюм был серо-голубой на двух пуговицах. Есть водительское удостоверение, выданное штатом Массачусетс, под номером 053332Р. В довольно недорогом коричневом пормоне было 26 долларов наличными и золотая медаль Святого Кристофа. В руках - очень красивый портфель чёрной кожи.

С подчинёнными довольно фамильярен. Может даже потрепать кого-нибудь по щеке. Рост 1-83 см, шатен (код 4), глаза серые (код 6), дата рождения 29 мая 1917 года. Знак зодиака – Близнецы, основная характеристика – «человек с мягким характером и чистый везунчик, которому нельзя создавать семью». Ничего другого о Джоне Фицджеральде Кеннеди гороскоп сказать не может – увы и ах! Однако быть «везунчиком» - это тоже талантище. Например, о талантах Ли Харви Освальда (родился под знаком Весов 18 октября 1939 года) в гороскопе сказано примерно следующее:

«Перегрузка качества самооценки приводит к тому, что этот человек, увлекаясь показом себя, забывает об истинных своих способностях и занимается больше внешней формой, чем внутренним содержанием. Такие люди, как правило, не достигают поставленных перед собой целей, истратив весь свой пыл на мелькание перед толпой, которая восхищается их внешним видом».

Его отец Джозеф Кеннеди был послом  в Лондоне, но Рузвельту показалось, что тот слишком много играет в «простого парня», заигрывая при этом с американскими ультраправымм, поэтому с дипломатической должности его вскоре отставили. Кстати, Освальд тоже играл этакого «своего в доску парня».

Зато с определённой категорией он дружить не собирается, хоть и брал у этих граждан деньги на свою предвыборную кампанию. Его брат Роберт недавно стал генеральным прокурором США, и он приступил к таким серьзным и глубоким расследованиям, каких ещё не знала страна. Вся Америка учится в колледже, а новые эмигранты хорошо зарабатывают. Это им гарантирует законодательство страны. С нищетой и криминалом в основном покончено. Все это осталось в 30-х годах. Так по какой же такой причине на просторах Соединенных Штатов Америки до сих пор встречаются такие «рептилии», как Джонни Роселли?!? Ну и что, что он дружил с Джозефом Кеннеди, и когда-то помог очаровательной Мерлин Монро подписать свой первый договор с голливудскими продюсерами?!? И что с того?!? Это, наоборот, только портит всю картину, поскольку Мерелин недавно стала любовницей президента, поэтому и Роселли, и его подельник Джонни Диогарди, и Джимми Хоффа, и этот ужасный сицилийский крокодилище Карлос Марчелло, из-за которого (а, вернее, из-за его денег) вся президентская рать чуть не ввязалась в войну с Фиделем, - все они должны быть высланы к лешему вон, и как можно скорее!

В США нет места этим крокодилам в шляпах!

Сказано - сделано! Марчелло сажают в самолёт и отправляют без вещей из Нового Орлеана прямо в Гватемалу, гражданином которой тот являлся — практически пинком под зад! А правительство Гватемалы увозит его в Республику Сальвадор, где дона Марчелло сперва сажают в зиндан (пардон — в местную тюрягу с минимальными удобствами), а потом высаживают в джунглях возле границы с Гватемалой — в шёлковом костюме и в туфлях из крокодиловой кожи. Когда сеньор Марчелло добрался-таки до берегов США, прокурор Эндрю Ли Томас скажет ему: «Следующий раз мы посадим вас на торпедный катер!» Намёк понятен: в годы Второй Мировой войны Джон Кеннеди был командиром торпедного катера и чуть было не погиб, оказавшись поперёк дороги у бешено мчавшегося японского эсминца.

Вскоре за решёткой оказывается «цвет» южноамериканской мафии, да и не только южноамериканской, - Энтони Джанкалоне, Карлос Марчелло, Энтони Провенциано (знакомая фамилия, не правда ли?), Джоуи Глимко … всего 35 донов, советников и «лейтенантов» итальянской мафии в США! А в 1963 году число посаженных за решётку мафиозников высшего ранга увеличилось до 288, притом многие из них, люди обеспеченные и владеющие легальным бизнесом, стали «колоться», как орешки, обещая «сотрудничать» в обмен на некоторые уступки со стороны правосудия. И вот тогда живо формируется «Группа охоты на Хоффу» во главе с Уолтером Шериданом и Эдвардом Силберлингом — 16 федеральных юристов и 600 (!!!!!!) агентов и детективов с автоматами и наручниками! Криминалистами там заведовал «тот самый» Хью Макдональд, только что удалившийся с должности шефа полиции штата Калифорния. Сначала они грубо потрошат профсоюз автомобилистов, где Хоффа невероятно силён и важен, а потом берутся за отраслевой пенсионный фонд, деньги из которого расходуются на нужды мафии, притом  председатель профсоюза шофёров в Новом Орлеане (опять Новый Орлеан?) некто И.Г.Партин сообщает генпрокурору Кеннеди о том, что против того заготовлена пластиковая бомба. Об этом докладывают президенту Кеннеди и тот на время останавливает преследование этого самого Хоффа. Ох, знал бы он в тот момент, в 1963 году, что его вечный противник Никсон получит сумку с полумиллиона долларов наличными на финансирование своей предвыборной кампании и всё-таки станет президентом США. Ох, знал бы! В этом случае он не оставил бы Хоффу в покое даже на время выборов! А пока … пока президент нажимал на всех, кто представлялся ему угрозой, - даже на «чикагских», во многом обеспечивших победу Кеннеди на выборах. Дон Сэм Джанкана «автоматически» поддержал его кандидатуру, поскольку её одобрил чикагский мэр Ричард Дэйли, а теперь понимал, что ему уже никак не уйти от очередных законодательных нововвелений Белого дома, - если раньше он МОГ ПОДАТЬ В СУД НА ФБР И ПОЛИЦИЮ, обвиняя их в активной слежке, то теперь уже не мог. Всё! Теперь они сопровождали его буквально везде и абсолютно открыто.   

Однако у нововведений президента Кеннеди было немало сторонников и нью-йоркский прокурор Роберт Моргентау, на чьей территории и «резвились» многие из бандитов, в общем одобрял это решение. Однако же в какой-то момент предупреждает, что предстоящая предвыборная поездка в Техас и в особенности в город Даллас может оказаться не самым лучшим из решений президента Кеннеди. В Далласе любят кандидата от республиканцев Барри Голдуотера (кстати, его охрану возглавил «тот же самый» Хью Макдональд), а не действующего главу государства, да и побывавшие там «гонцы» из президентского штаба тоже как-то не очень-то и оптимистичны на счёт тёплого приёма в Далласе. Кеннеди в ответ заявляет, что он предпринимает эту поездку, чтобы примирить двух влиятельных провинциальных лидеров — техасского губернатора Конолли, являющегося протеже вице-президента Линдона Джонсона, и сенатора Ральфа Ярборо, и последний сам просил его об этом. ФБР предупреждает, что фоном конфликта является явное вторжение чикагской мафии на территорию так называемого «техасского рэкета», а это событие заставило опомниться даже агентов Эдгара Гувера — в данный момент они собирают свои усилия для отпора чикагцам ... Если учесть, что Гувер вкладывает свои небольшие деньги в тамошнюю «нефтянку», и если учесть, что есть сведения о готовящемся покушении на губернатора Конолли, то можно сделать один очень простой вывод: поездку в Техас лучше отменить. А вдруг что случится?!? И прокурор был прав.

Случилось!

Впоследствии тамошний адвокат и «браток» по имени Кэррол Джанарджин стал свидетелем ночной встречи в стрип-клубе «Карусель», - встречались Освальд и связной чикагской мафии Джек Руби, соответственно, притом Освальду были нужны деньги. «Деньги получишь потом, - сказал Руби, - А то, если «дело» сорвётся, то ЭТИ обязательно потребуют все деньги назад. Ведь ребятам из Чикаго больше негде развернуться, парень, - объяснял Руби Освальду, - В Чикаго их сильно прижали, и Куба закрыта». Освальд предложил организовать покушение на Кеннеди. Руби переспросил - «На которого?», после чего Ли Харви Освальд сказал, что эта идея созрела у парней из организации спасения Кубы, но о котором из братьев идёт речь можно только догадываться, - «Наверное, это Бобби!» «Нет, это не по делу», - отказался Джек Руби и, быстро переглянувшись с Джанарджином, сказал Ли Харви Освальду:

- Валить надо Конолли, а не ЭТОГО!

- Но тогда за всех возьмутся, - сказал Джанарджин.

- Они скорее подумают, что это какой-нибудь псих или негр-коммунист, - ответил Джек Руби, - Всё обойдётся …

Итак, 22 ноября 1963 года «борт-1» ВВС США приземляется в аэропорту Лавфилд в городе Далласе. Температура +30 градусов по Цельсию, но метеослужбы уверенно обещают дождь с туманом. Самолёт тут же загоняют в огромный ангар на краю лётного поля. Президента встречает, главным образом, супруга мэра Далласа Элизабет Кэббел. К ней тут же бросается с объятиями «первая леди» Жаклин Кеннеди. Она одета в розовый костюм и шляпку того же цвета. Леопардовое манто, подарок эфиопского негуса, оставлено в самолёте. Позади город Сан-Антонио, где президент принял участие в торжественном открытии медицинской аэрокосмической школы на базе ВВС Брукс-Кент. Там было много генералов и старших офицеров авиации. В основном – сотрудники НАСА и ракетчики в штатском. Приехал начальник недавно основанной аэрокосмической разведки – тоже не при погонах. После часового выступления перед военнослужащими последовал местный телеэфир, на котором Кеннеди пытался говорить по-испански. И дай бог, чтоб сейчас не пришлось этого делать заново! Ровно в 7-30 утра слуга президента по имени Джордж вошёл в холл сьют-номера 850 гостиницы «Техас» в городе-спутнике Далласа Форт-Уэрте и провёл внутрь помещения гостиничного стюарта, катившего за собой тележку с завтраком – апельсиновый сок, тосты, эфиопский кофе и тд. Президент уже сидел в кресле и разговаривал со своим помощником генералом Готфри Макхьюгом. В 11-24 президент и сопровождающие лица выехали из гостиницы и направились в Даллас. Впереди «шарил» дозорный «Кадиллак» с 4 автоматчиками, а за ним – головная машина без опознавательных знаков, за рулём которой сидел шеф местной полиции Кэрри. Кроме него в автомобиле сидели агенты охраны президента Соррелс и Лоусон, а также шериф округа мистер Льюис Декер, притом Декер был с утра весьма недоволен. Он должен был отвечать за порядок на месте прибытия кортежа, а его вместо этого затолкали в машину сопровождения и взялись бесплатно катать по городу. Он то и дело оглядывался. Прямо за ними в 15-20 метрах медленно катился в окружении 6 мотоциклистов открытый «Линкольн-контенинталь» модели 1961 года. Эта машина принадлежала губернатору Конолли. Он и его супруга сидели по центру салона на откидных креслах, а президент Кеннеди и его супруга занимали весь задний диван лимузина. За рулём сидел спецагент Уильям Грир, кадровый шофёр-оперативник. Рядом с Гриром находился главный «связист» эскорта Рой Келлерман. За губернаторским «Линкольном» следовал светлый «Кадиллак-Флитвуд» модификации «27-Special» - почти такой же, как у Элвиса! - в котором сидела охрана, и «Линкольн» вице-президента Джонсона, за рулём которого сидел начальник местной дорожной полиции лейтенант Джекс. Позади «Линкольна» наблюдалась целая кавалькада машин, в самой ближней из которых находился личный врач президента (и главный хирург флота) вице-адмирал Джордж Бакли. Автомобили проехали Мейн-стрит и повернули на площадку Дейли-плаза. Райончик там был – не очень. Рядом находится большая железнодорожная станция с множеством подъездных путей, отстойников и разнообразных построек, и шерифу Декеру нередко приходилось держать там по пол-сотни своих сотрудников. Начальник полиции Далласа капитан Кэрри вообще считал этот район самым безобразным в его городе.

В 12-29 начальник полиции делает разворот почти под 120 градусов и направляет свою машину на Эльм-стрит, на ту самую страшную Улицу Вязов. Там проживал бесстрашный парень Фредди Крюгер, а теперь там живут его потомки. А ещё там находится Коммерческий институт, конечная точка путешествия президента. Полиция усердно «чистит» подъезды к зданию. Нелли Конолли, жена губернатора Техаса, говорит Жаклин Кеннеди, изо всех сил (а, вернее, зубов) улыбаясь ей:

- Мы приехали … Это – сразу за виадуком.

На часах 12-30.

Далее ход событий можно было бы отслеживать по всем известной кинозаписи господина Запрудера, но профессионалы многих знаний и специализаций почему-то считают, что отснятый любительский кинофильм значителен в данном случае ничуть не более, чем шоу Микки-Мауса, а некоторые из них считают, что он был отснят специально, - для того, чтобы путать ход следствия. Это такая «фишка», которая гарантированно попадёт во все следственные материалы, а дальнейшие трактовки и экспертизы отснятых кадров только всё испортят, почти ничего не объясняя. К тому же, любой профессионал многих знаний и специализаций отлично знает, что подробное видео происшествия – это просто дар божий, а не свидетельство, и, одновременно с тем, самая глубокая ловушка из всех возможных. Это такая ясность в виде «формы абсолютного тумана», как выражался папаша Мюллер, и верить ей можно лишь в условиях полного отсутствия информации как таковой. Есть же, к примеру, многочисленные видео посадки НЛО на соседском огороде, однако можно ли им верить или не верить, - решение остаётся, как правило, на риске потребителя. Так ведь? Примерно то же можно сказать о записи Абрахама Запрудера. Однако факт есть факт: после первого же выстрела спецагент Уильям Грир утопил в пол педаль акселератора, после чего началась всеобщая паника. «В нас только что попали», - сообщил Келлерман дозорному экипажу, после чего сказал Гриру:

- Гони в госпиталь …

Машины с трудом разворачиваются на Дейли-Плаза и едут в обратную сторону. Но спешить было почти некуда. Первый в истории США президент ирландской национальности, потомок техасского хулигана и потомственный функционер «ирландских бригад» был мёртв. Он умер почти моментально. В него попали две винтовочные пули разных калибров. Но кто стрелял?!?

7. Позиция стрелка.

Полиция Далласа сработала чётко, как щвейцарские часы. Офицеры Юджин Бун и Сеймур Вейсман примерно через 15 минут поднялись на шестой этаж здания – туда, где по свидетельству очевидцев видели в окне человека с винтовкой. Угловое окно было как раз приоткрыто. Кругом стояли коробки с учебной литературой. При осмотре были найдены три гильзы. По данным следствия, сделав три выстрела, некто на тот момент неизвестный прошёл на другую половину этажа и там спрятал винтовку за картонными коробками.

К тому моменту полицейские уже прочесывали этаж за этажом, готовые к перестрелке, но только один из них действительно встретил Освальда. Это был патрульный мотоциклист – в сапогах и белом шлеме. Звали его Маррион Бейкер. Кстати, он прибыл туда самым первым - примерно через полторы минуты после стрельбы. В сопровождении непосредственного начальника Освальда менеджера Роя Трулли он взялся в одиночку «прочёсывать» здание. Далее всё было именно так, как это показано в фильме «JFK» – констебль Бейкер увидел со спины какого-то человека в рабочей куртке, заорал «Стой!» и навёл на него револьвер. «Этот человек у вас работает?» - Освальд как ни в чём не бывало пил кока-колу из банки – «Да, это Освальд!» - ответил менеджер и тут же совершенно сплетническим тоном сообщил Освальду: «Президента убили!» Тот сделал вид, будто ничего не понимает, а полицейский выругался и побежал прочёсывать здание дальше. Тем временем, Освальд вышел со склада через главный подъезд и скрылся. Через несколько минут в здание прибыл помощник шерифа округа Юджин Бун, мигом распорядившийся закрыть в здании все входы и выходы.

Итак, Освальд выскочил из облавы и быстро пошёл на автобусную остановку. Никто его не останавливал. При нём был серьёзный армейский револьвер «Смит-Вессон» десятой модели. Он же был при нём и в момент покушения на генерала Уолкера. 10 апреля 1963 года Освальд попытался убить этого агрессивного антикоммуниста, сторонника сегрегации и деятеля праворадикальных организаций. В 1961 году генерал-майор Уокер был отстранён от командования дивизией и помещён в психиатрическую больницу. В общем, как рядового Освальда начальство называло «психбольным», так же и вполне заслуженный генерал-майор Уолкер оказался в какой-то момент «неполноценным» для своего начальства. Кстати, в «дурку» его-таки заперли, хоть и ненадолго, и виноват в этом был «сам» генпрокурор США Роберт Кеннеди. Вот и попробуйте после этого доказать, что «карательная психиатриловка» существовала только в СССР, и только в СССР всех неугодных предпочитали называть безумными. Запертый в психбольнице по приказу брата президента Кеннеди генерал Эдвин Уолкер – самое лучшее тому подтверждение.

Впоследствии Комиссия Уоррена примерно реконструировала предпринятое Ли Харви Освальдом покушение на генерала. Никто, впрочем, не спрашивал, зачем Освальду вообще понадобилось это делать. Он стрелял в Уокера через окно его дома. Пуля попала в оконную раму. Жена Освальда Марина впоследствии сообщила Комиссии Уоррена, будто Освальд сам сказал ей, что это он стрелял в генерала. Надо сказать, что личность стрелка вплоть до убийства Кеннеди была не только неизвестна, но и попросту неясна и непонятна. Подозреваемых – не было, а пуля, разбившая окно в генеральском доме, была слишком деформирована, так что следствие могло воспринимать это нападение только как некий «звоночек» от кого-то, о ком спецслужбы пока не имели представления (или имели, но строго помалкивали?).

Освальд, тем временем, тренировался в стрельбе с какими-то военными латиноамериканской наружности. Руководителем у них были Дэвид Ферри а инструктором по стрельбе некто Джимми Саттон. Сейчас он ещё жив и находится в исправительном учреждении США, где, собственно, и дал в 1994 году подробнейшие показания по делу об убийстве Кеннеди. Из показаний господина Саттона, служившего в то время в ЦРУ, наиболее заинтересованными фигурами здесь выступали «сам» Линдон Джонсон, а в качестве «спонсоров» и соучастников к акции были привлечены нефтепромышленик Лафаетт Хант (дивный приятель уроженца Мозыря Георгия Сергеевича де Мореншильда) и бывший замдиректора ЦРУ Чарльз Каббел, родной брат которого был по приятному совпадению мэром Далласа. Впрочем, как сетовал Джимми Саттон, «эти парни отправились в мир иной, так ни в чём и не раскаявшись». Зато всю самую грязную работу они свалили на босса чикагской мафии Сэма Джанкано по кличке «Момо» и неоднократно участвовавшего в разных аферах сотрудника ЦРУ Иттли Филиппса. Кстати, именно его подручных, Шоу и Ферри, и привлекал к ответственности прокурор Нового Орлеана Гариссон, ставший главным героем фильма «JFK».

Была, впрочем, и ещё одна команда убийц, у которой была только одна связь с командой Сэма Джакиано и Иттли Филиппса - а именно связной Сэма Джакиано Джек Руби (впрочем, Лафайетт Хант тоже был с ними знаком!). Это был совсем другой клан итальянской мафии, имевший прямое отношение к Кубе и к навсегда пропавшим в результате Кубинской революции огромным капиталовложениям итальянской мафии. Главную роль там играли уже посаженный на нары Карлос Марчелло, а также дон Санто Трафиканте, связным был сотрудник ЦРУ Говард Хант (кстати, замечательный писатель, а также он и его жена были фигурантами «уотергейтского скандала»), а главными исполнителями должны были стать некто Джонни «Тош» Пламли (пилот транспортной авиации ЦРУ и весьма информированная фигура), киллер из Кливленда Марсель Сефанно и сотрудник ЦРУ Морис Бишоп. Эта команда так и не пригодилась и была в последствии распущенна по домам, однако в ее списке периодически мелькали и другие имена – например, некоего морпеха Мака Уоллеса. По одной из версий, именно этот загадочный человек был четвертым снайпером в команде. Или третьим снайпером - вместо Освальда.

Так кто были исполнители? Если на генерала Уолкера Ли Харви покушался в одиночестве (а потом рассказывал об этом жене), то покушение на президента Кеннеди совсем не похоже на безумное мероприятие бойца-одиночки. Исполнители были, и Освальд лично знал каждого из них. Более того, были подготовлены две команды, одна из которой была в большей степени из ЦРУ, а другая – из мафии. Именно вторая команда и «оторвалась» на президенте США. Это были гангстер Чак Николетти, инструктор подготовки диверсионных групп ЦРУ Джеймс Файлз (он же Джимми Саттон) и секретный сотрудник ЦРУ - Ли Харви Освальд, агент уровня С-12 - «диверсии на территории противника» (это, конечно, не 007, однако тоже неплохо). Чем он занимался в группе? Он был простым «подсобником». В частности, на него возлагались обязанности «обеспечивать» коллектив всем необходимым, и даже оружием. Его разве ж только не пиццей не посылали. И только одному богу известно, сколько ещё винтовок было приобретено на вымышленное имя А.Дж. Хиддел, которым тот пользовался жарким летом 1963 года.

А была ещё и вторая группа, состоявшая из неких граждан, которых звали Хольт, Харрельсон и Роджерс. Двое из этих троих были бойцами техасской мафии, и именно они сыграли незамысловатую роль «бродяг», отдыхавших неподалёку в товарном вагоне. Полиция не обратила на них особого внимания, но для порядка задержала. В принципе, эти люди не столь интересны, однако на одного из них, Чарльза Харральсона следует обратить особое внимание. Потомственный преступник, он, в конце концов, переступил ту черту, которую никто из его собратьев «по перу» не переступал ни разу в жизни, - в 1979 году он убил судью штата! Ничем больше он как бы не знаменит, однако всем отлично известно, что женой была некая Диана Лу Освальд, а замечательный голливудский актёр Вуди Харральсон – это их сын.

Помните фильм «Народ против Ларри Флинта»? Кстати, адвокатом на самом несчастном в его жизни судебном процессе был некто Перси Форман, защищавший многих «бойцов» того времени, включая убийцу Мартина Лютера Кинга. О нём почти ничего не известно, зато киллер мафии города Эль-Пасо Чарли Харральсон, воспользовавшись его услугами, попал в устроенную спецслужбами западню и получил два пожизненных срока. Чтобы сесть два раза на всю жизнь, надо ещё постараться, не так ведь? Ну а как же!   

7. Последние шаги героя.

Это потом, много позже, в 1968 году некто Джейм Эрл Рэй, человек во многом похожий на Освальда, одним … нет, не росчерком пера, а попаданием в Мартина Лютера Кинга, закончит всю эту шумную эпоху политических убийств и брожений и многие из тех, кто занимал активную позицию всё-таки сядут за стол и одумаются. Действительно: лучше уж взаимно уважать друг-друга, чем пытаться, привлекая громил и мобстеров, решать все спорные ситуации строго в свою пользу! Но в тот момент до мира и согласия было очень неблизко, а следователи и эксперты трёх разведок, а также агенты четырёх следственных служб США пытались найти некоего человека, который будет один во всём этом виноват.

Где он? Кто он? Почему он прячется? А он, тем временем, быстро шагал по раскалённому солнечному Далласу, крепко сжимая в кармане армейский револьвер, и наверняка искал некоего Джека Руби, своё связующее звено с куратором. А тот, по-видимому, всё никак не появлялся и не появлялся. Да хоть убей! Выскочив из здания библиотечного склада, Освальд немного посидел на лавочке под тентом, потом прокатился две остановки на автобусе. Затем он воспользовался такси и примерно в 13:00 приехал домой. Итак, следы были заметены. В последствии некая госпожа Робертс утверждала, что Освальд вышел из квартиры уже переодетым. Потом он был замечен свидетелем, недалеко от перекрёстка Восточной 10-й улицы и Северной Паттон-авеню. Кого он так искал? И почему вообще бегал по Далласу вместо того, чтобы засесть дома и уйти в недельный запой (а выпить он любил)? В конце концов, его могла бы забрать из дома неприметная машина с неприметным человеком за рулём. Тем не менее, по данным Комиссии Уоррена Ли Харви Освальд вёл себя, как натуральный псих-одиночка – он носился с револьвером по городу и тупо ждал, когда его «подберёт» полиция.

В конце концов, он был вежливо остановлен патрульным полицейским Типпитом: «Могу ли я вам помочь, сэр?» - «Конечно, нет, сэр!» - «Но я вижу, что вы впервые в этом районе. Наверное, далеко живёте, сэр?» - «Нет, что вы, сэр! Всего в полутора милях отсюда!» Полицейский вышел из патрульной «свинки» прямо ему навстречу: «Одну минутку, сэр! Я должен выполнить свою работу!» Во внешности Освальда не было ничего удивительного или подозрительного, однако всего час назад лейтенант Хенри в участке приказал останавливать всех подозрительных, а Типпит (между прочим, парень, знакомый с мафией, и член ультраправого общества Джона Берча) отлично знал всех жителей своего района.

- Выньте руки из карманов. Оружие есть?

- Нету ...

Полицейский медленно положил планшет на капот своего служебного «Шевроле», повернулся к Освальду лицом и тут же был убит четырьмя выстрелами в упор. Многочисленные свидетели слышали выстрелы и видели уходящего человека с большим рельефным револьвером в руке. На месте происшествия остались стреляные гильзы, которые Освальд зачем-то бросил на месте преступления. Что это было – цирк или театр? Чуть позже некто Джонни Брюер, работавший в магазине неподалёку, сообщил, что видел «убийцу полицейского» - тот стоял в нише у входа в магазин. Посчитав его действия подозрительными, Брюэр проследил за ним и заметил, как этот субъект прошёл через улицу и зашёл в находящийся рядом Театр Техаса, не заплатив за вход. Он сообщил об этом контролёру, который позвонил в полицию. Когда приехала полиция, Джонни Брюер тут же опознал его, и Освальд вышел сдаться со словами: «Ну всё, это конец, ребята!», а затем ударил по физиономии ближайшего офицера полиции. Началась драка. К тому моменту возле театра собралась толпа человек сто пятьдесят, так что Ли Харви вёл себя по принципу «на миру и смерть красна». Когда его выводили из театра, он крикнул собравшимся, что он — жертва жестокости полиции, - «Меня задержали потому что я жил в СССР!» Народ – безмолвствовал. Через полтора часа его был доставили в здание департамента полиции Далласа, где был допрошен дежурным детективом Джимом Лавелом по делу об убийстве патрульного полицейского Типпита. В принципе, ситуация была такая, что никто нечего не понимал. Полицейские были совершенно сбиты с толку внезапным убийством коллеги. Зато когда капитан Уилл Фритц услышал имя Освальда, он немедленно распорядился позвонить в местное управление ФБР: «И скажи Хенри, чтоб он их встретил и проводил!» Освальд был арестован; ему было предъявлено обвинение в двух убийствах.

Дальше всё происходило совершенно по-американски. Это в нашей стране задержанных прячут на дне морском и больше всего боятся, что их физиономии увидит пресса. Власти США никогда не скрывали, что многое в их стране происходит «в угоду прессе», а также многочисленным политикам и активистам. Когда Освальда водили по кабинетам Департамента полиции Далласа, следом за ним бежала целая толпа репортёров. Ещё большая толпа пишущих и снимающих граждан уже мчалась в Даллас на всех видах транспорта (кроме, наверное, НЛО и теплоходов), чтобы засвидетельствовать своё присутствие на следственных мероприятиях. Где-то в этой толпе репортёров уже носился, как сивка-бурка, связной Освальда Джек Руби (он же Джейкоб Леон Рубинштейн по кличке «Спарки», один из помощников Сэма Джанкано, владелец стрип-клубов «Вегас» и «Карусель»), изо всех сил претворявшийся репортёром «Санди таймс». В том же качестве он только что побывал в госпитале, где умирал президент Кеннеди, где его легко узнали настоящие репортёры столичных изданий (к примеру, одного из них, Седрика Картера он консультировал по неким проблемам ночной жизни Далласа). Вскоре Джек Руби умрёт от эмболии лёгочной артерии, а в тот момент этот уже смертельно больной гангстер – русский еврей из Польши, связанный сицилийским принципом омерты!!! – бешено носился с револьвером в кармане по департаменту полиции Далласа и искал возможности добраться до Освальда и убить его.

Другого варианта уже не предвиделось.

Тут надо обратить пристальное внимание на личность этого Джека Руби, а, вернее, на его «послужной список» - за ним числилось 8 задержаний за незаконное хранение оружие, за сводничество, за продажу незаконно ввезённых кубинских сигар и водки-«катанки», а один раз мистера Руби привлекали за неуплату налогов в 44000 «зелёных» и произошедшую в связи этим драку с каким-то боссом местной мафии. Типа, босс «зажал» деньги, поэтому я не смог заплатить штату! Вот, теперь вы видите, как надо нарушать закон??! Да, именно так! Закон надо нарушать так, чтоб налоги за тебя платил какой-нибудь босс какой-нибудь мафии, а ты чтоб гулял на свободе, как «ни в одном глазу», и продолжал торговлю «катанкой» и сигарами. И чтоб путаны «перевыполняли производственный план», а тюрьме чтоб сидел кто-нибудь другой, но только не ты. Но есть одна большая проблема: нарушая закон таким, вот, тривиальным образом, ты ничего не наживёшь, кроме большой кучи грязных денег! Освальд прекрасно всё это понимал, поэтому предпочитал совсем иной бизнес - отстрел президентов. 

Впрочем, он тоже вёл себя довольно пошло и трафаретно.

Ли Харви Освальд при каждой удобной возможности кричал в толпу: «Я ни в кого не стрелял. Меня задержали, потому что я жил в Советском Союзе. Я просто козёл отпущения!» На зачем-то устроенной пресс-конференции, на вопрос журналиста: «Вы убили президента?» он, которому к этому времени уже было предъявлено ТРИ обвинения в убийстве, громко ответил: «Нет, меня в этом не обвиняли. Мне никто не говорил об этом. Впервые я услышал об этом, когда кто-то из репортёров в зале спросил меня об этом!» Журналисты чуть не засмеялись – сказанное Освальдом очень напоминало комические мудрствования Кролика Банни. Зато другой факт заставил всех их замолчать и задуматься. Итак, шутки – в сторону! Идя на «дело», Освальд оставил дома 170 долларов и обручальное кольцо.

Это всё самое ценное, что у него было.

- Как вы намерены защищаться, мистер Освальд? – спрашивали репортёры. А ведь Освальд не знал, как ему защищаться. Или взять да рассказать журналистам, что стрелков было трое и что третьим в группе мог стать не вполне доброжелательный толстый дядька Чак Николетти, который был не всегда в ладах с мафией и готовил вместе с ЦРУ убийство Фиделя Кастро, а - Джон Роселли, или «Мафия-босс», как его называли в печатных изданиях СССР?!? Его пугающая морда в чёрных очках иной раз не сходила со страниц глянцевых изданий. Да и Чак Николетти, матёрый киллер когда-то подручный Аль Капоне … он-то чем лучше, он, чья «карьера» началась с убийства собственного отца – тоже, впрочем, мафиозника, да, к тому же, алкаша и домашнего садиста?!? Вы хотите, чтоб я рассказал об этих людях? Нет, это невозможно. ПОКА невозможно, следовало бы добавить. Ведь через некоторое время у большинства участников этой истории появится прекрасная возможность «познакомиться» с Джоном Кеннеди «лично». Кто-то из них бесследно исчезнет, а с кем-то сведёт счёты оргпреступность. Толстый дядька Чарльз Николетти проживёт дольше всех. Его застрелят в 1977 году в Чикаго, - просто подойдут и разрядят в него обойму очень популярного в то время пистолета «Беретта-72». Зато «Мафия-Босса» Джона Роселли найдут … вы представьте, в Мексиканском заливе – кто-то положил его тело в бочку, а бочку закрепил на дне цепями!

Вот, что значит «высокие технологии»!

Джон Роселли (настоящее имя Филиппо Секка, погоняло – «Дон Джованни») отсидел небольшой срок за мошенничество в игровом заведении «Фрейерс» в Беверли-Хиллс и должен был повторно предстать перед следственной комиссией – теперь уже совсем по другому делу. Федеральный прокурор Дэвид Ниссен так круто вцепился в несчастного мафиозо, что тот находил «прослушку» даже в общественном сортире, куда разок зашёл пофукать. А тут внезапно убили Сэма Джанкано – влезли в его дом и разрядили по цели автоматический пистолет «Хай Стандарт» модели «Суперматик» калибра 5,56 мм. Точно таким пистолетом был вооружён, между прочим, сбитый над Свердловской областью майор Пауэрс и многие другие легендарные персонажи 60-х годов. А тут и старина Роселли пропал, чтобы потом отыскаться в глубоком Дамбфаундлингском заливе близ Майами. С его уходом ушли многие тайны той прекрасной эпохи – и тайны покушений на Кастро, и убийства Кеннеди.

В биографии мафиозного вожака Лос-Анжелеса Джимми Фратиано по кличке «Хорёк», ставшего впоследствии информатором ФБР, приводятся такие, вот, слова Джонни Роселли – «Мы идиоты, да? Мы нанимаем психа, типа Освальда, чтоб тот убил президента, а потом просим такого трепача, как Руби, чтоб тот заткнул ему глотку? Да мы таким паршивым соплякам не доверили бы и собаку кокнуть!» Ну да, как говорил об этом легендарный Бакси Сигал – «Мы убиваем только друг-друга». Ну а как иначе?

На устроенной поздно вечером пресс-конференции окружной прокурор Далласа Генри Уйэд сообщил, что Освальд был членом «Комитета за свободную Кубу» - он так назвал новорлеанскую организацию Гая Банистера. Торчавший среди журналистов гангсетер Джек Руби тут же поправил прокурора:

- Нет, он член «Комитета за справедливость для Кубы»!

Однако в любом случае заместитель шерифа Далласа Бадди Уолтерс уже представил прокурору «дополнительное следственное донесение», согласно которому неизвестные кубинцы, собиравшиеся в Далласе в доме кубинской беженки Сильвии Одио по адресу Харлендейл-3128, уже покинули этот адрес и выехали в неизвестном направлении. Скорее всего, это были никакие не кубинцы, а организаторы покушения, - так сказать, оргкомитет мероприятия. Дело в том, что Сильвия Одио давала «базу» не для коммунистов с Кубы, а для активистов антикастровского движения. Также в документе было сказано, что Освальд постоянно бывал в её доме под именем Леон Освальд — это он так назвался на кубинский манер ... 24 ноября несостоявшемуся кубинцу объявили о скором переезде в окружную тюрьму Далласа.

Утром, в 11 часов 20 минут детективы в штатском и фэбэровцы повели Освальда через служебный этаж полицейского управления. По какой-то не понятной причине здесь уже дежурила целая толпа журналистов. Хороший сюрприз … Однако это же Америка. Как же она без «гласности»?!? Это ж почти обязательный элемент «показухи» по-американски … короче говоря, вместо того, чтобы обеспечить контроль за ситуацией, американские власти продемонстрировали предельное разгильдяйство. В какой-то момент из этой толпы журналистов появился небольшого роста полноватый человечек в светлой шляпе и выстрелил Ли Харви Освальду в живот из револьвера «Кольт-Кобра». Это был Джек Руби, собственной персоной. Тут невольно появляется интересный вопрос: хорошо, «гласность» нужна не только в целях рекламной «показухи», но и в более благородных целях — например, в целях формирования идеалов «открытого общества». Ведь «открытое общество» - штука многообещающая и в корне неплохая. Она куда лучше «закрытого общества». Но почему нельзя было проверить документы-то у репортёров?!? Ведь у Джека Руби не было никаких аккредитаций, зато был при себе револьвер, спрятанный во внутреннем кармане … Ну, хорошо, ФБР и полицейские пустили журналистов, даже не проверяя документы. Может, так и нужно на самом деле?!?

Но разве нельзя было проверить содержимое карманов?   

Освальд умер в тот же день, в 13-07, в том же госпитале «Парклэнд», где двумя днями ранее умер Джон Фицджеральд Кеннеди. С гибелью Освальда всякая угроза раскрытия заговора стала почти невероятной. Зато появился новый миф, весьма востребованный обществом – почти, как о летающих тарелках в штате Нью-Мексико! Перевод через служебный этаж Освальда транслировался в прямом эфире семнадцати телекомпаний мира (!!!) и свидетелями этого убийства стали миллионы телезрителей - в том числе и в СССР, где кинозапись из Далласа показывали, всякий раз сопровождая злыми и едкими комментариями – гибель JFK не принесла СССР никаких девидентов, а, скорее уж наоборот, значительно усложнила и так непростые советско-американские отношения! А относительно известный в кругах американской мафии господин Джек Руби на следствии рассказывал, что он, блин, совсем потерял голову от убийства Кеннеди и очень не хотел, чтобы Джекки Кеннеди присутствовала на некоем суде ... Весь мир смеялся над этой туфтой. Впрочем, в СССР часто повторяли очень злую шутку кого-то из отечественных политобозревателей: якобы, Джек Руби убил Освальда, потому что тот жил с его женой! В Америке бродила ещё более смешная шутка на эту тему: якобы Освальд часто пользовался машиной Руби и как-то раз вынужден был пригнать её на ремонт после небольшой аварии. Вот за это Руби его и застрелил, гада! То есть за помятое крыло ...

                ЭПИЛОГ

Ли Харви Освальд был незаметно похоронен на кладбище Роуз Хилл Парк Мемориал, что в спутнике Далласа Форт-Уэрт. В последствии вдова его Марина Прусакова будет свято уверена, что вместо Освальда там был похоронен некий «русский двойник», поэтому останки его будут выкопаны, индентифицированы и с честью кремированы – CASE CLOSED. А сосновый гроб, в котором они хранились на глубине 2 метра, долгое время валялся на складе, пока его не выбросили на продажу, как некую невостребованную реликвию. Чуть ранее кем-то было похищено надгробие с его могилы – тоже, наверное, сочли за реликвию – а много позже, в 1997 году местечко «рядом» выкупил некий Ник Биф (настоящее имя Патрик Абердин), артист-любитель с Манхеттена, юморист высшей пробы, после чего там появилось скромненькое, но со вкусом выполненное надгробие с надписью Nick Beef, что переводится примерно как "жареный черт" (Старина Ник в США - одно из имен дьявола). Но главная шутка заключается даже не в «никнейме» этого юмориста. Смешное в том, что мистер Абердин вполне жив и здравствует. Сейчас ему примерно 63 года.

В 1987 году в районе сквера Дейли Плаза была найдена гильза от ремингтовского патрона калибра 6 мм. Гильза была закопана в грунт и изрядно заржавела. Тогда, в 1987 году, пресса почти не обратила внимание на этот случай – мало ли сколько гильз от боевых «Ремингтонов» может валяться на улицах Техаса? Однако через несколько лет некто он же Джеймс Файлз (он же Джимми Саттон), отбывающий огромный срок в тюрьме штата Иллинойс, расскажет журналистам, что он там её оставил в 1963 году, что это он дважды попал в президента. Эту загадочную гильзу никогда не изучали на предмет её «исторической ценности». Но есть один очень интересный факт – её нашли ДО заявления Джеймса Файлза. А он к этому моменту уже давно сидел в тюрьме и, даже если слышал что-нибудь об этой находке, то в любом случае иметь к ней близкое отношение уже не мог. А во всём остальном основным организатором убийства Джона Фицджеральда Кеннеди был он, и только он, бывший инструктор лагеря подготовки ЦРУ. О его послужном списке ничего не известно. Вся его карьера закончилась в ноябре 1963 года, в тот момент, когда ему позвонил гангстер Чак Николетти с идеей поучаствовать в интересном «мероприятии».

Из показаний Джеймса Файлза (Джимми Саттона):

Освальд отвез меня на пустырь, километрах в 30 от Далласа, где я пристрелял винтовки. Штук восемь или десять, точно не помню. Помню только, что две винтовки, в том числе один Манлихер, были в ужасном состоянии и я их даже трогать не стал. Работать из них было все равно нельзя. Похоже, что этот Манлихер как раз и подбросили на шестой этаж книгохранилища. Сотрудники ФБР, приглашенные Уорреном для проведения следственного эксперимента, обратили внимание на неотрегулированный оптический прицел и очень тугой курок, с которого постоянно срывалась рука.

Но они же попросили устранить неисправности и только после этого согласились провести эксперимент. Фактически этот наш «Манлихер» они собрали заново перед проверкой Комиссии.

На следующий день в мотель приехал снова Ли Харви Освальд. Я его знал через Дэвида Иттли Филлипса, моего куратора от ЦРУ. Он был так же и куратором Освальда.  Мы вернулись в отель. Мистер Розелли ушел, а ко мне спустился мистер Николетти. Мы поехали на Дэйли Плаза. Мы подъехали, запарковались. Машину оставили за зданием Школьного Книгохранилища и обошли пешком всю Дэйли Плаза. Разговаривали. Я и до этого предполагал, что стрелять будет мистер Николетти, а Розелли - подстраховывать, сидя в машине на Коммерческой улице. Должен был быть еще третий и возможно четвертый стрелок, но их я не знал. Скорее всего, это были парни из дублирующей команды, которая не знала ничего о нас а мы не знали о них. Не знаю почему, но пока мы гуляли, примерно в 10-30, мистер Николетти спросил, не хотел ли я его подстраховать. Я ответил, что это неожиданно, но для меня это будет большая честь. Он сразу перешел к делу. Сказал, что он и Джон Розелли будут в здании Дэл – текс (или «Даллас-текстиль», семиэтажное офисное здание 1902 года постройки) и спросил, где бы я хотел находится, но обязательно снаружи. Вариантов я не видел и сразу сказал про забор на травяном холме – самая лучшая позиция. Улица как на ладони. Попасть отсюда - пара пустяков. Он спросил, из чего я хотел бы стрелять. Я вспомнил, что на пристрелку Освальд привозил "Remington Fireball" новую модель XP-100 – этакий пистолет-винтовка с приставным прикладом, очень дальнобойное оружие, и помещается в небольшом чемодане!!! 

… Он ушел, я пошел к машине за винтовкой и вернулся на позицию. Я обратил внимание на двух людей в черном, они потом отошли подальше к дороге. Я стал устраиваться, что бы открыть чемодан в последнюю минуту, когда все будут смотреть на кортеж президента поворачивающий на Дэйли Плаза. Я был где-то в 30 метрах от дороги и с такой винтовкой и оптикой я не волновался за успех. Кортеж уже сворачивал на улицу Вязов. Когда сзади от них раздался выстрел. Это был мистер Николетти. Я помню, что услышал два выстрела и в прицел увидел, что в президента попали.

… Я не помню, из чего он стрелял. Это была одна из винтовок, которые привёз Освальд.  Но, можно сказать, промахнулись, т.к. задача была попасть в голову. В прицел я видел, что Джекки смотрит ему в глаза а он держит руки у подбородка. Я ждал до последнего момента. Если бы промедлил еще - под прицел уже попадала бы Джекки Кеннеди. Я понял, что если сейчас не выстрелю, то потеряю последний шанс и провалю операцию. Видимо мы с мистером Николетти выстрелили одновременно, но его пуля попала на тысячную секунды раньше. Голова Кеннеди чуть дернулась вперед и я промахнулся. Вместо глаза я попал в лоб над бровью, чуть выше виска. Через прицел я увидел, как Жаклин полезла назад подобрать кусок его черепа с волосами. Мне всё стало понятно.

Я подобрал гильзу и положил ее в рот. Люблю вкус пороха. Я прикусил гильзу, это мой фирменный знак, и поставил ее на частокол забора. Мне, наверное, не надо наверное было этого делать, но тогда мне кровь в голову ударила. Это один из моментов когда чувствуешь себя выше толпы. Ведь мы были уверены в том, что не просто выполняем очередной заказ, а делаем благое дело убирая президента - коммуниста. Это сейчас я понимаю, что это было не совсем так …
   

                Сергей Гарсия


Рецензии
тема... копать не перекопать...) http://www.proza.ru/2016/11/25/141

Александр Шишкин 7   23.08.2017 13:55     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.