Самый лучший в мире папа

Самый лучший в мире папа
Как ни крути, сколько тебе бог отмерил, столько и проживешь. Бегай, прыгай, соблюдай диеты, омолаживай лицо, а как решат в Небесной Канцелярии, так и будет. И чтобы ты не делал, не спросят у тебя: «Сколько бы ты прожить хотел?» Неспроведливо? Еще как! Вон, сосед из своих пятидесяти семи трезвым был только первые семь лет. Скольких в подъезде схоронили, а этому хоть бы хны. Ни одни поминки не пропустил, напивался на них  всласть,  аж песни орал. Жив-живехонек,   даже простуда не берет заразу. А другого - работящего, без вредных привычек, бац! И все! Вот  так и с Валькой. Жил себе тихоня - очкарик, молчун, мухи не обидевший, в один прекрасный день, оп! Оторвался тромб. И за что ему бедолаге? Не курил, не пил, человеком был отзывчивым, все в семью, а там, чтобы голос повысить, ни-ни. Рубашка не глажена? Слово не вымолвит, сам за утюг. Щи пересолены? Ну что ж, в другой раз получатся. Светка - жена, за эту тишь его и выбрала. Только выбор на всю жизнь, а терпение через восемнадцать лет закончилось. И пошли упреки с придирками. Не мужчина ты - тряпка, стукни хоть раз по столу, наори, дай в лоб (только чтоб не больно), а Валька лишь молчит да улыбается извиняясь. А дальше - больше: сволочь, скотина, украл лучшие годы, да чтоб ты сдох, наконец,…и так каждый день, или почти каждый. Реакции ноль. Молчит Валька. Молчит и улыбается своей улыбкой.
                Уважали Вальку в мужской среде. А как иначе? Скольким помог, скольких выручил. На всех мужских собраниях Валька желанный гость. Но только, чтоб в коллективе. Посудите сами: позови одного такого в баню, а у него из всех разговоров только: «поддай парку», да: «подлей кваску». Вот и приглашали его отдыхать исключительно в компаниях. А там, когда градус выпитого становился выше, чем в парной, а о футболе все сказано, само-сабой всплывала  тема женских прелестей. Тут и хохмят и  испошлят, а кто-то и слюни пустит, и только Валька сидит тихо, изредка очки запотевшие протирает да улыбается  снисходительно. Не презирает он эти разговоры, не осуждает, но и не участвует вроде как не его это. Улыбается,  мол, со мной такого не  случалось, так всем  думалось.
                На похоронах знакомится не принято, а не знакомых - через одного.К примеру, молодая блондинка, в больших, темных очках, что  пришла с ребенком лет четырех-пяти. Она Вальке кто? Племянница? Дочь хорошего знакомого? Спросить не спросишь, неудобно. Да и регламент жесткий. Попрощались? А ну, землекопы, за работу! Но нет,  бальзаковская дама вдруг падает на могилу  не оттащишь, ревет белугой, причитает  взахлеб. А люди  друг с другом не знакомы. Вот, Геша -  коллега с Валькиной работы ее  успокаивает, явно принял  за супругу. Следом другие потянулись выразить соболезнование. А она ревет натурально, горе у нее, такое не подделаешь.
                Дочь Валькина  - Лиза, первой спохватилась:
-Мам, а это кто?
              Видели когда-нибудь, как вопрос в воздухе висит? Когда каждый подумал о том же? В этот момент он у людей на лице написан. И тут же все взоры на даму. Даже парни с лопатами работать прекратили.
-Я его жена,- медленно произносит дама и поднимается на эшафот.
Интрига выпорхнула на свободу. Тут не до похорон, ее ловят, раскрыв рот от изумления.
-А я тогда кто?- растерянно спрашивает у всех Светка.
Вопрос повис второй раз. А действительно, кто? Ты, не проронившая ни слезинки, ты,  вечно желающая ему сдохнуть, ты ему кто?
Однако если Светка и растерялась, то  только на минуту. Матерная вязь, накрыла с головой готовую к казни даму: ах ты такая  раз такая, а знаешь ли ты, что раньше с потаскухами  делали? Да, она бы ей сама ЭТО отдала, еще бы и деньги доплатила, потому, что он не мужик, а так, предмет интерьерный. И жили бы вы тогда, хоть и счастливо, но не долго, потому, что таким скотам, самое место под землей. Тут вдруг блондинка вмешивается:
-Не смейте! Слышите меня, не смейте лить грязь на Валентина! Он настоящий мужчина. Это вы не достойная! А я счастлива, что он хоть не долго, но был со мной! С нами.
Интрига поперхнулась и закашлилась. А блондинка продолжает:
-Кстати, Лёсик, познакомься, это твоя сестра Лиза.
Дети испуганно смотрят друг на друга, а в девственных головках, оба полушария в кашу.
А дальше, под гоготание землекопов, полетели пух и перья. Разнимать  не спешат, страшно, три гневные женщины на одном пяточке. И кто знает, что бы дальше было, если бы не Лёсик:
-Не ругайте моего папу! Мой папа самый лучший в мире!
И ведь действительно - лучший. А если вдруг кто не поверил, идите в баню! Там теперь, после футбольного обозрения, одни разговоры про Вальку. Там  найдете истину, она сама к вам придет, после полулитры выпитого.


Рецензии
Дааа... Ну что сказать? В тихом омуте...

Ольга Вайнер   19.07.2016 23:42     Заявить о нарушении
Спасибо. Случается, что у незаметного тихони полно скелетов в шкафу.
С уважением
Дмитрий

Дмитрий Подборонов   20.07.2016 17:07   Заявить о нарушении
Как правило, так чаще всего и случается...

Ольга Вайнер   20.07.2016 17:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.