Труп на День рождения

Джон  Уэс  Хардин. Художник  Майкл  Шрек.

Из  новой  книги: "ВРЕМЯ  РЕВОЛЬВЕРОВ. САМЫЕ  КРОВАВЫЕ  ПЕРЕСТРЕЛКИ  НА  ДИКОМ  ЗАПАДЕ".

Отрывок  из  нового  произведения: «САМЫЙ   СМЕРТОНОСНЫЙ»,  рассказывающий  о  Джоне  Уэсе  Хардине,  самом  известном  стрелке  Дикого  Запада. Хардин  убил  в  перестрелках  больше  сорока  человек. Он  мог  подло  выстрелить  в  спину,  да  и  сам  погиб  от   такого  выстрела. Но,  Хардин  не  занимался  грабежами. Он  был  стрелком – ганфайтером.

В  то  время,  когда  Джон  Хардин  с  друзьями  развлекались  на  скачках,  в  город  въехало  полтора  десятка  вооруженных  всадников. Всадники  медленно  проехали  по  улице,  направляясь  к  офису  шерифа.
Шериф  Команчи,  Джон  Карнес,  заметив  незнакомцев,  вышел  на  улицу,  прихватив  с  собой  винчестер. Следом  вышел  с  винтовкой  его  заместитель,  Фрэнк  Уилсон. Законники  немного  расслабились,  разглядев  среди  подъехавших  всадников  заместителя  шерифа  Чарли  Уэбба.
- Привет  Чарли! – крикнул  Карнес.
- Привет  шериф, - сдержанно  ответил  Уэбб.
- На  охоту  собрались? – спросил  Карнес.
- Можно  и  так  сказать, - Уэбб  легко  соскочил  с  лошади. – Джон,  я  знаю,  что  у  вас,  в  Команчи  находиться  опасный  преступник,  Джон  Хардин… Он,  мне  нужен!
- Чарли,  у  тебя  ордер  есть  на…
- Я  обойдусь  без  ордера! – резко  перебил  шерифа  Уэбб. – Это  личная  просьба  губернатора  Дэвиса. Хардин  создал  для  нас  большие  проблемы. С  ним  пора  кончать…
- Его  не  так  просто  взять…
- А  я,  попытаюсь  это  сделать.
- Хардин  очень  опасен,  и  постоянно  держится  настороже. Парень  постоянно  находится  в  окружении  своих  многочисленных  родственников. Они  не  позволят  арестовать  Хардина… 
- Джон,  как  ты  думаешь,  для  чего  я  взял  с  собой  пятнадцать  опытных,  толковых  парней,  которые  если  что,  не  побоятся  влезть  в  небольшую  заварушку - перебил  Уэбб. – Мы,  захватим  Хардина,  чего  бы  это  нам  не  стоило. Если  парень  потянется  за  своей  пушкой,  мы,  его  просто  пристрелим. Тем   более  он,  нам  живым  особо  не  нужен. Каким  бы  быстрым  не  был  этот  парень,  мы,  с  ним разберемся… Еще  нам  нужен  Джим  Тейлор. Парня  обвиняют  в  убийстве  шерифа  Джека  Хелмса. Если  кто  встанет  на  защиту  этих  преступников,  я  их  сразу  арестую!
- Чарли,  тебе  и  твоим  людям  обязательно  устраивать  заварушку  в  Команчи? – у  шерифа  Карнеса  окончательно  испортилось  настроение. – Горожане  очень  болезненно  реагируют  на  любую  стрельбу  в  городе…
- Потерпят  твои  горожане. Я  думаю,  мы  быстро  управимся,  и  сразу  покинем  Команчи…- Уэбб  еще  раз  напомнил,  о  своей  миссии. - Шериф,  я,  всего  лишь  выполняю  приказ  губернатора  Дэвиса…
- Хардин  сегодня,  отмечает  сой  день  рождения, - сообщил  заместитель  шерифа  Фрэнк  Уилсон. – Его  утром,  видели  на  скачках. Потом  Хардин,  в  окружении  своих  дружков  прогуливался  по  городу,  не  пропуская  ни  один  бар  по  дороге…
- Пускай  развлечется  напоследок, - холодно  улыбнулся  Уэбб.
Карнес  с  неудовольствием  посмотрел  на  своего  заместителя,  но  Уилсон  стоял,  как  ни  в  чем,  ни  бывало.
До  Уэбба  доходили  слухи,  что  шериф  Карнес  поддерживает  дружиские  отношения  с  Хардином. Скорей  всего  так  оно  и  есть. Значит,  на  помощь  шерифа  Карнеса  рассчитывать  не  приходилось. Более  того,  шерифа  надо  на  время  убрать,  чтобы  он  не  смог  предупредить  Хардина. Лучше  всего,  если  бы  шериф  сегодня  никуда  не  ходил,  а  сидел  в  своем  офисе.
Так,  шериф  отпадает. Зато  можно  использовать  его  заместителя. Уилсон  хорошо  знает  город,  и  сможет  им  помочь.
Чарли  Уэбб  о  чем-то  размышлял,  затем  сказал:
- Джон,  нам  понадобится  ваша  помощь…
- Я  думал,  что  вы,  сами  сумеете  справиться, - съязвил  шериф  Карнес.
- Мы  справимся,  не  переживай, - не  обиделся  Уэбб. – Джон,  твоя  задача,  сидеть  в  своем  офисе,  и  не  болтаться  у  нас  под  ногами. Возьмем  с  собой  Уилсона. Он  поможет  нам. Есть  отличный  план,  как  нам  отделить  Хардина  от  остальных  его  приятелей,  чтобы  его  арест  прошел  быстро  и  по-тихому…
 
К  Джо  Хардину,  старшему  брату  Джона  подбежал,  запыхавшись,  парень, стал  что-то  торопливо  объяснять. Джо,  с  тревогой  посмотрел  в  сторону  Джона,  затем  похлопал  парня  по  плечу  и  подошел  к  брату:
– Уэс,  утром  в  Команчи  приехал  Чарлз  Уэбб…
- Знакомое  имя… Я,  только  вчера,  уже  слышал  про  него…
- Уэс,  Уэбб  это  заместитель  шерифа, - стал  объяснять  Джо.
- И,  что  из  этого?
- Уэбб  приехал  в  Команчи  за  тобой… Он  притащил  с  собой  пятнадцать  вооруженных  головорезов,  половина  которых  охотники  за  головами.
Хардин  обдумывал  создавшееся  положение.
- Уэс,  тебе  надо  на  время  покинуть  Команчи, - сказал  Джо. – Иначе  они  тебя  достанут.
- Только  не  сегодня. Мне  сегодня  нельзя, - усмехнулся  Джон. – Я,  до  конца  жизни  не  прощу  себе,  что  на  свой  день  рождения  струсил  и  убегал  от  фараонов.
- Уэс,  ты  не  понимаешь. Уэбб  хочет  тебя  пристрелить. Он  привел  с  собой  в  Команчи  пятнадцать  стрелков… Живым  ты,  ему  не  нужен… И  Джима  Тейлора  хотят  схватить…
- Джо,  Уэбб  не  посмеет  меня  пристрелить  в  городе, - возразил  Хардин.
- Люди  слышали,  как  Уэбб  разговаривал  с  нашим  шерифом  Карнесом. Уэбб  сказал  шерифу,  чтобы  он,  и  его  люди  не  вмешивались…- Джо  сильно  волновался. – Люди  слышали,  как  Уэбб  кричал,  что  лично  убьёт  тебя,  а  Тейлора  арестует,  до  захода  солнца!
- Джо,  брат,  когда  глупец  сыпет  угрозами  налево  и  направо,  а  того,  кому  он  угрожает,  нет  поблизости…- Джон  презрительно  усмехнулся. – Такого  человека  трудно  назвать  храбрецом. Я  жалею,  что  в  тот  момент  меня  не  было  рядом  с  Уэббом. Я  бы,  преподал  ему  урок.
Джон  оглядел  друзей:
- Парни,  давайте  веселиться. Какой-то  Уэбб  не  в  силах  испортить  мой  день  рождения.
Никто  из  друзей  не  заметил,  чтобы  Уэс  сильно  переживал  по  поводу  приехавших в  город  законников. Веселая  компания  двинулись  по  городу,  на  своем  пути  не  пропуская  ни  один  из  баров.
- Ребята,  я  сегодня  хорошо  заработал  на  скачках. Почему  бы  нам,  немножко  не  потратить  эти  денежки, - сказал  Джон  Хардин,  который  любил  угощать  своих  друзей.
В  одном  из  салунов,  Хардин  бросил  на  стойку  горсть  двадцатидолларовых  золотых  монет,  и  крикнул:
- Всем  присутствующим  виски! Я,  угощаю! 
Джо  Хардин  предупреждающе  сказал  брату:
- Уэс,  слухи  слишком  быстро  расходятся  по  городу. Скоро  Уэбб  будет  знать,  что  ты,  гуляешь  по  салунам…
- Вот  и  хорошо,  пусть  знает,  этот  чертов  законник,  что  я,  его  не  боюсь!
Джон  угощал  своих  друзей  выпивкой,  и  сам  пил  наравне  с  ними. К  Джону  подошел  Джим  Тейлор:
- Уэс,  дружище  я,  волнуюсь  за  тебя… Не  стоит  тебе  напиваться,  когда  в  городе  охотники  за  головами… А  мы,  даже  не  знаем,  где  они  сейчас,  и  чем  они  сейчас  заняты…
- Отлично,  и  ты,  Джим,  купился, - У  Джона  был  абсолютно  трезвый  голос. – Все  верно,  мы,  не  знаем,  где  законники. Если  они,  следят  за  нами,  я,  хочу,  чтобы  они  считали,  что  я,  сильно  пьян. Может  мое  состояние  придаст  этим  негодяям  немного  храбрости… Джим,  все  в  порядке  я,  в  состоянии  защитить  себя.
- Уэс,  куда  мы,  теперь  двинемся? – спросил  Джефф  Хардин,  младший  брат  Джона.
- Я,  думаю,  стоит  зайти  в  салун  Джека  Райта, - предложил  Джон,  и  все  с  ним  согласились.   

Сначала  они,  большой,  веселой  компанией,  шли  от  одного  бара  к  другому. Затем  остановились  в  салуне  Джека  Райта,  и  пригласили  целую  толпу  горожан,  чтобы  отпраздновать  день  рождения  Джона  Хардина.
- Уэс,  мы  пьем  за  тебя! – кричали  подвыпившие  гости.
В  этот  момент  в  салун  вошел  Фрэнк  Уилсон,  заместитель  шерифа  Карнеса. Уилсон  огляделся  и  направился  к  Джону  Хардину.
- Джон,  я  присоединяюсь  к  поздравлениям,  но  мне  надо  с  тобой  поговорить. Желательно  наедине - сказал  Уилсон,  кивнув  головой  в  сторону  входных  дверей.
- Уилсон,  нельзя  твой  разговор  отложить  на  другой  день? – спросил  Уэс. – Давай  завтра…
- Нет,  завтра  уже  будет  поздно… Пошли  выйдем,  я  тебя  надолго  не  задержу, - пообещал  Уилсон.
Билл  Каннингем  и  Джим  Тейлор  насторожились,  подступили  к  Уилсону. Джон  успокаивающе  махнул  им  рукой:
- Ребята  расслабитесь,  все  в  порядке.
У  салуна  два  выхода,  главный,  это  передняя  дверь,  выходившая  на  центральную  улицу,  и  еще  одна  боковая  дверь  выходила  на  глухую  улицу.
Фрэнк  Уилсон  и  Джон  Хардин  вышли  на  улицу  через  боковую  дверь. Уилсон  повел  было  Хардина  по  улице,  но  Джон  остановился,  не  собираясь  далеко  отходить  от  салуна  и  сказал:
- Мистер  Уилсон,  если  не  возражаете,  давайте  поговорим  здесь,  и  я  вернусь  в  салун…
Глухая  улица  не  нравилась  Джону,  и  он,  держался  настороженно.
- Джон,  вы,  сравнительно  недавно  живете  у  нас,  в  городе. Люди  к  вам  относятся  хорошо… Джон,  не  стоит  вам  сегодня,  больше  пить,  а  вашей  компании  шуметь. У  нас  тихий  городок. Во  избежание  неприятностей,  расходитесь  по  домам.
- Мы,  как  раз  собирались  это  сделать, - ответил  Хардин.
Уилсон  оглядев  фигуру  Хардина,  строго  спросил:
- Джон,  что  это  у  вас  выпирает  под  пальто? Если  это  пистолеты,  то  вы,  нарушаете  закон… В  городе  нельзя  ходить  с  оружием.
- Мистер  Уилсон,  свои  пистолеты  я,  сдал,  как  и  положено,  в  баре, - Джон  распахнул  пальто,  показывая,  что  у  него  нет  при  себе  оружия. – Вы,  удовлетворены?
- Да,  конечно, - Фрэнк  Уилсон  сразу  успокоился. 
Зато  теперь,  если  у  Джона  Хардина  оставались  сомнения  насчет  попытки  законников,  застать  его  врасплох,  то  теперь  эти  сомнения  превратились  в  твердую  уверенность. Фрэнк  Уилсон  скорей  всего  поверил,  что  у  Хардина  нет  при  себе  оружия. Зря  поверил. Последнее  время  Джон  никому  не  доверял. Да,  Джон  сдал  пистолет  в  баре,  но  второй,  о  котором  никто  из  посторонних  не  знал,  он  оставил  при  себе,  засунув  револьвер  за  пояс. Это  была  безотказная,  русская  модель  револьвера  Смит  и  Вессон  44  калибра,  с  ручкой  покрытой  слоновьей  костью.
Заметив  на  улице  незнакомых  людей,  направляющихся  в  их  сторону,  Хардин  решил  вернуться  в  салун. Он,  обратился  к  Уилсону:
- Шериф,  я,  вас  понял. Неприятности  мне  не  нужны. Я,  приехал  в  Команчи,  стараясь  уйти  от  этих  неприятностей… Я,  возвращаюсь  в  салун. Мне  надо  оплатить  выпивку,  и  затем,  прислушавшись  к  вашему  совету,  я,  и  мои  друзья  разойдемся  по  домам…
Фрэнк  Уилсон  стал  растерянно  оглядываться  по  сторонам,  чем  еще  больше  усилил  подозрение  Хардина,  что  возможно,  здесь  на  улице,  что-то  затевалось  против  него. Джон  пошел  к  салуну,  а  к  Уилсону  подошел  Чарлз  Уэбб  в  сопровождении  двух  помощников.
- Хардин  безоружен, - тихо  сообщил  Уилсон.
Уэбб  кивнул,  и  прошел  мимо,  не  спуская  глаз  с  фигуры  Джона  Хардина.
Джон  не  успел  зайти  в  салун,  когда  кто-то  громко  сказал,  предупреждая  Хардина:
- Это  заместитель  шерифа,  Чарлз  Уэбб!
Джон  обернулся,  и  увидел  крепкого  незнакомого  мужчину,  с  револьвером  на  поясе,  и  звездой  шерифа  на  груди. Человек  стоял,  не  спускал  с  Хардина  цепких,  пронзительных  глаз,  заведя  правую  руку  за  спину. Чуть  позади  него,  стояло  еще  двое  мужчин  с  напряженными  лицами. Эту  троицу  Джон,  только  что  приметил  на  улице.
Мужчина  со  звездой  шерифа  сделал  несколько  шагов  вперед,  сокращая  расстояние,  между  собой  и  Хардином. Джон  развернулся  навстречу  Уэббу,  громко  спросил:
- Если  вы,  за  мной  пришли,  покажите  какие-либо  документы  для   моего  ареста!
Уэбб  немного  смутился,  и  быстро  ответил:
- Я  даже  не  знаю  кто  вы…
- Меня  зовут  Джон  Уэсли  Хардин, - представился  Джон.
- Теперь  я  знаю,  кто  вы  такой… Хочу  вас   заверить  мистер  Хардин,  что  я,  ни  желания,  ни  ордера  для  вашего  ареста  не  имею, - сказал  Чарли  Уэбб.
«Непонятно  какого  дьявола  ты,  приперся  со  своими  людьми  в  Команчи… Ведь  не  только  чтоб  на  меня  поглазеть», - подумал  про  себя  Джон.
- Мистер  Уэбб,  мне  передали  слова  вашего  шефа,  шерифа  округа  Баунти! – громко  сказал  Джон  Хардин. – Он  оскорбил  шерифа,  Джона  Карнеса,  заявив,  что  тот  не  может  быть  шерифом  в  нашем  городе,  если  позволяет  мне,  Джону  Хардину,  и  моим  приятелям  убийцам,  спокойно  разгуливать  в  Команчи.
Любопытствующие,  вышедшие  из  салуна,  застыли  в  ожидании  того,  что  произойдет  дальше. Чарлз  Уэбб  растерялся  и  поспешил  ответить:
- Я,  не  несу  ответственность,  за  все  то,  что  говорит  шериф  округа  Баунти… Я,  всего  лишь,  его  заместитель… 
Все  шло  не  так,  как  задумывал  Уэбб. Убедившись,  что  у  Хардина  нет  при  себе  оружия,  Уэбб  просто  хотел  его  застрелить. Но,  какое-то  смутное  предчувствие  остановило  его,…  Уэббу  не  понравился  холодный,  пронзительный  взгляд  Хардина. Парень  был  слишком  спокоен. Он,  совершенно не  боялся  его,  Чарлза  Уэбба.
А  Джона  Хардина  больше  всего  беспокоила  правая  рука  Уэбба,  которую  он,  держал  за  спиной. Неужели  у  него  в  руке  револьвер?
- Мистер  Уэбб,  почему  вы,  держите  свою  руку  за  спиной? – спросил  Хардин. – Что  у  вас  в  руке?
Уэбб  попытался  улыбнуться,  и  медленно  показал  руку. В  ней  была  зажата  сигара.
- Мистер  Уэбб,  мы  собирались  выпить,  прежде  чем  разойтись  по  домам. Не  составите  нам  компанию? – спросил  Джон.
- Да,  конечно.
Чарлз  Уэбб  так  и  не  решился  вытащить  револьвер  и  застрелить  Харбина,  хотя  и  видел,  что  у  парня  нет  при  себе  оружия. Какой-то  необъяснимый  ужас  сковал  мышцы  законника. Уэббу  казалось,  что  Хардин  видит  его  насквозь  и  читает  все  его  мысли.
Хардин  спокойно  повернулся,  чтобы  войти  в  салун,  когда  Бэд  Диксон,  стоявший  чуть  в  стороне,  громко  закричал:
- Осторожно  Джон!!!
Дальше  все  произошло  очень  быстро. Джон  обернулся,  и  увидел,  что  Чарлз  Уэбб  вытащил  свой  пистолет,  и  уже  целиться  в  него. Хардин  отскочил  в  сторону,  выхватывая  из-за  пояса,  Смит  и  Вессон. Джон,  почти  не  целясь  нажал  на  спусковой  крючок. Выстрелы  Уэбба,  а  Хардина  слились  воедино. Хардин  получает  ранение  в  бок,  но  и  он  не  промахнулся,  его  пуля  попала  в  левую  щеку  заместителя  шерифа. Уэбба  отбросило  к  стене. Когда  законник  падал,  он  успел  выстрелить  второй  раз,  только  пуля  ушла  вверх,  в  небо. В  это  время  Джим  Тейлор,  и  двоюродный  брат  Хардина,  Бэд  Диксон  достали  свои  револьверы  и  открыли  огонь  по  Чарлзу  Уэббу. Оба  выстрелили  и  оба  попали,  в  бок  и  в  грудь  законника,  добив  Уэбба.
Только  началась  стрельба,  как  заместитель  шерифа,  Фрэнк  Уилсон  потянулся  за  своим  пистолетом. Заметив  это  движение,  Джон  Хардин  направил  ствол  револьвера  на  законника:
- Уилсон,  убери  от  револьвера  руки… Не  делай  глупости…
Уилсон  застыл,  не  решаясь  положить  руку  на  револьвер. Хардин  передвинулся,  заслонил  законника,  чтобы  его  случайно  не  пристрелили  его  разгоряченные  родственники.
- Уилсон,  ты,  сам,  прекрасно  все  видел,  что  Уэбб  хотел  убить  меня! – сказал  Джон,  зажимая  рукой  рану,  которая  жутко  болела  и  сочилась  кровью. – Я,  всего  лишь  защищал  свою  жизнь…
- Да,  я  все  видел, - глухо  произнес  Уилсон.
Несколько  мужчин,  стоявших  у  здания  рядом  с  городской  площадью,  с  первыми  выстрелами  бросились  к  салуну. Увидев  вооруженных  родственников  Хардина,  они  замешкались  и  отступили.
До  Джона  дошло,  что  должно  было  произойти  дальше. Уэбб  должен  был  пристрелить  его  на  пороге  салуна. Затем  к  Уэббу  на  помощь  бросается  толпа  поддержки,  и  все  вместе  с  Уэббом  и  Уилсоном  врываются  в  салун  и  пока  все  в  растерянности,  хватают  Джима  Тейлора. Все  пошло  иначе,  когда  Хардин  сам  пристрелил  Чарлза  Уэбба,  а  ему  на  помощь  выбежали  из  салуна  вооруженные  родственники…

05.2015.


Рецензии