Гиганты и карлики

ГИГАНТЫ   И  КАРЛИКИ.


С космосом братья земляне не шутят! Но мы борт 00076 просто забыли об этом, поэтому, не успев активировать посадочные поля с шумом, и скрежетом метала, влетели на всех космических парах в атмосферу этой еще не закаталогизированной планеты. Штурман наш крыл, чем попало отдавшего прежде времени концы капитана, а механики заливали пеной раскаленные батареи, собственно жизнь на борту нашей (старушки) бурлила и кипела накалом эмоций и страстей. Знаете, если в вашей жизни ломается что-то важное и механическое, к чему вы настолько прикипели, словно это было всегда, а так оно и было на самом деле, все, вы нежилец. Поэтому и преставился, казалось бессмертный наш капитан, унеся с собой в небытие коды для активации роботов, и мы вдруг стали сами собой, горсткой перепуганных крыс запаянных в стальной бочке, летящей со свистом в плотных слоях атмосферы.


Мы стремительно падали, корпус трещал по швам, а чертовы роботы стояли, словно музейное барахло, во всех отсеках поминали нашего капитана – Чтоб ему гореть в аду вечно! Роботы же продолжали стоять. Ближе к тверди планетарной и перспективе быть размазанным словно паштет в рубке некий русский сообразил, как можно притормозить такое стремительное падение, главное, что он сумел высказать эту блестящую идею вслух, а после принялся крыть матом еврея капитана, просто так от души не касаемо первопричин. Нужные уши услышали его слово, необходимые руки сделали свое дело, и кожа наша еще не покрывалась волдырями ожогов, не сползала с кости подобно воску. Команда возликовала от радости, у всех нас появился шанс.


Что ж удача не покинула нас наверху, следовало надеяться, что и на земле не оставит. После того не продолжительного мига ожидания, когда вспоминаешь маму и бога, корабль все же взрыл носом землю. Командному отсеку настала крышка, он превратился в гармошку и рубка наполнилась темнотой с густым осязаемым воздухом, да еще вопил сообразительный русский, которого прижало панелью к стене. Наш славный математик Ньютон, самая ключевая фигура на корабле, как и любой человек, в его ранге взял свой нехитрый вычислитель, через минуту негромко откашлявшись, объявил – Потерь нет – и как мы обрадовались, что среди нас нет пострадавших, кто же тогда мог подумать, что все мы живы. Далее Ньютон постепенно слово за словом, объяснил, от чего умер капитан, почему больше на корабле нет кодов для активации роботов, и почему  только кэп знал, эти чертовы коды, а не вся честная копания. Так же Ньютон объяснил, что только у русского при стрессовой ситуации в башке могла созреть такая идея до которой никому, да и незачем додумываться, он также вкратце обрисовал причины нашего замешательства и на кого мы привыкли полагаться вообще в большинстве случаев, и что это только одно из звеньев цепочки, которая, увы, порвалась. Шла сороковая минута, когда Ньютон подошел очень плавно, чтоб никто вновь не запаниковал к самому главному. Он, глубоко вздохнув, сказал – Братья – и тут какая-то сестра напомнила о своем феминизме, и как это было некстати – И сестры. Как и в любой другой порванной цепи, мы должны исключить разъединённые, то есть поврежденные звенья и соединить целые – возникла гробовая тишина, все думали, в чем тут подвох, но Ньютон ловко взял ситуацию и умы аудитории в свои руки. Не беспокойтесь братья и сестры, подобные прецеденты случались и надо заметить завершались они довольно благополучно, где-то 40 на 60, так что у нас есть шанс – закончив Ньютон, улыбнулся в помрачневшую аудиторию, и крик произошел – Мы все! Далее это человека быстро заткнули кулаком в лицо. 40 это реальный шанс – и все согласились, ну не сходить же с ума в самом то -  деле.


Жизни свойственна противоречивость, вот для землян она заключена в духовном плане, мы долго спорили, есть ли бог или его нет? И собственно как его расценивать и так далее. Конечно были правые и не правые, аргументы и тех и других казались неоспоримыми как истина, но потом некий Д  довел всему миру, что истины как таковой нет в природе и хвала всевышнему, что некие Л и Ф изобрели таки ЛФ двигатели, благодаря которым и расчетам математика мы смогли мчаться волной саранчи вперед без оглядки и забивать колышки в планеты не особо парясь о выше сказанном. Что же до противоречий, сама планета, что-то в ней было от простоты умственно отсталого, не хватало легкого шага до абсолютной гармонии и торговой привлекательности.


Перейдем теперь к более упорядоченному описанию. Итак, экипаж «Старушки». Ньютон – математик, вы уже поняли кто это такой. Далее отдавший надеюсь, богу душу, капитан Осип Бульман, далее штурман Густавсон его помощник Иван, механики Тагава и Олофсон, кок Котонэ, люди 3-го отдела Уокер, Этельред и Инга Мюллер, исследователи Пеполи, Берше и Валленрод, а завершал список наш незаменимый доктор Ченчи. Экипаж теперь вам кое как известен, из нашей численности можно сделать вывод, что мы относимся к той великой братии независимых торговцев, что скитаются по всей вселенной на свой страх и риск в вечном поиске Эльдорадо, но в нас и есть польза, мы составляем карты, вернее корабельный компьютер, который увы, к чертям навернулся сделав фигуры Ньютона, Ивана и Густавсона очень значимыми, но они без работы отсека М, где заправляли Тагава и Олофсон были бесполезны. В свою очередь отсек М, не так сильно поврежденный зависел от 3-го отдела, который бездействовал, потому что исследователи еще не начали свою работу из-за того, что Ченчи не получил обеда и был голоден, а этот импульсивный Котонэ отказывался кормить доктора по пустяковой причине, а единственной слабостью Ченчи. Да конечно это была еда!


Смерть капитана и пустяк, вот что привело нас на эту странноватую планету и не отпускало отсюда, а к этим двум причинам вскоре добавилась третья, которую было сложней решить, намного сложней, чем запустить роботов и оживить капитана. Сначала из лесу с трубным ревом выскочило огромнейшее нечто, большее, нежели Патеонольский глюм существо и, не разбирая дороги, понеслось прямо на корабль. Все бы хорошо, да оно могло разнести нас в щепки, но когда появилась причина бегства этого гиганта, мы все в унисон сказали – Срань господня! Простите нас за столь грубое выражение, но представьте себе, что вы скажете, когда за Африканским слоном будет гнаться, скажем, кузнечик, да именно что-то подобное и вырвется. Надо отдать должное этому мелкому хищнику, ревел он громоподобно, но вот размеры ну скажем прямо не для охоты на таких гигантов. Ньютон предположил мгновенно – Ядовит – но Ченчи возразил – С кожей этой громадины не каждая пушка справится. А что если яд высококонцентрированный? – спросил подошедший Тагава – Эй парни по правому борту аборигены! – закричал Иван, тыча пальцем в экран.


Некоторое время, а вернее не более десятка секунд мы забыли обо всем на этом свете белом, разглядывая аборигенов, которые выглядывали из-за коленок своих рослых пассий, настолько это завораживало, я вам скажу. Ну, ты и чудишь, мать природа – присвистнув, выдал Ченчи, выронив изо рта свою вечную сигару. После все уставились на Ньютона с тем вопросом – Ну что дальше? Растолкуй очкарик. Он откашлялся, уже явно ощущалось напряжение в наэлектризованном событиями воздухе. Та махина, что несется на нас, весит порядком каких-то там – Ньютон оглядел всех присутствующих – Ну повреждения будут не столь серьезными, нас тряхнет, ну и там пара вмятин в обшивке – он замолчал и тут Тагава сузив свои и без того глаза переспросил – Что за вмятин? – Ну, хорошо, этот, он может превратить нас в мокрое место. После с Котонэ случился приступ, а потом он завизжал как свинья.


Огромное животное неслось и издавало трудно описуемые звуки, за ним на почтительном расстоянии еще громче ревело другое, только хищное существо, а по правому борту просто прохаживались карликовые аборигены и их рослые подруги. Мы ждали столкновения, наш анализатор не работал, единственный умный на борту математик Ньютон находился в растерянности, Котонэ вопил, а остальные гадали, пробьет обшивку или не пробьет? Оно уже было рядом, когда один из аборигенов достал штуковину чем-то похожую на винтовку и пальнул в мелкого хищника, тот рухнул на землю, а одна из подруг аборигенов издала короткий свист, и этот мега слон бросился к ней. Вся эта ватага радостно заголосила, женщины подхватили крошечных спутников на руки, и принялись их подбрасывать. После огромная туша существа скрыла весь этот праздник.


Послышались облегченные выдохи и малопонятные шутки, Котонэ дергал ногой, сидя в углу, под его глазом медленно расцветал диковинный фингал. Воистину кто мог предположить подобную развязку – протирая очки, сказал Ченчи. Да ребятки, там вам придется попотеть – похлопывая по плечу Валленрода, подытожил Иван.


Первыми, вышли самые, самые. Пеполи, Берше и в прикрытии Валленрод, через полчаса, за ними на легких грузовых скутерах выполз 3-ий отдел. Мюллер все таки настояла, чтоб им дали по паре ракет класса (Б) иначе она и ее подопечные не сойдут с места, ей выдали и вроде бы нарушенная цепь восстановилась. Каждая минута тянулась долго и требовала тщательного анализа,  изучения, проверки, но исследователи знали свое дело на все сто, так что находки и последующая их расшифровка благодаря Мюллер, сделали нас намного богаче. Конечно она молодец, из нескольких звуков, Мюллер воссоздала довольно объемистую звуковую картину с последующей детальной расшифровкой, так что нам был практически известен план всего этого разыгранного действа. Это была охота.


«Скальпель» так Пеполи окрестил хищника обнаруженного в паре километров от корабля. Ростом это существо едва доходило нам до коленного сустава, было сплошь покрыто подобием доспех или чем-то в этом роде, попросту это был карлик головы, которого нам так и не удалось отыскать. Всех удивила Мюллер заявив, что оно является существом мужского пола таким же, как и мы все, только меньше и голова у этого парня была с мозгами или без, но имелась в наличии такая вполне себе обычная голова. Ньютон, оглядев всю нашу задумчивую ватагу, сказал – Ваши версии господа, я вас внимательно слушаю – и он развел руками. То, что это была охота, это факт – с расстановкой сказал доселе молчавший Олофсон, поглядывая в сторону задумчивого Тагавы – Значит, парень охотник – Но те аборигены охотились на этого парня, так? И вот вам объяснение завлекающего маневра той здоровенной животины, которая по своему интеллекту сопоставима с земной собакой, получается так? Иван пожал плечами отходя в сторону – Все верно, вопрос в другом, почему аборигены его убили? Ньютон осмотрел всех присутствующих. Вражда, развлечение, что еще? – спросил Ченчи хитро посмеиваясь – Собственно у аборигенов и оружие имеется, кстати, ни головы, ни пули мы так и не обнаружили, хотя все для этого у нас есть. Мы ломаем головы не над тем! – вскричал Ньютон – Нам необходимо выстроить тактику на будущее, ведь  контактировать придётся – Ньютон бросился к переговорнику и закричал – Отходите немедленно к кораблю!


Когда 3ий отдел и исследователи были уже в карантине, а остальные кто как мог благодарили высшие силы, к правому борту приближалась огромная толпа аборигенов при полном пестром параде и все бы было терпимо, если бы по левому борту не клубилась пыль от надвигающейся орды скальпелей. Котонэ только бился головой о стену и беззвучно рыдал, Иван чесал затылок и правую ягодицу, Олофсон курил трубку, Тагава же вообще не подавал признаков жизни, в нем сейчас ожило самурайское спокойствие, а Густавсон на пару с Ньютоном пытались оживить хоть часть корабельного компьютера. Ваня проснись и постарайся подсоединить  сканирующий модуль к лингвисту. Иван оживился и принялся за работу. Мюллер и ее подопечные прибыли вовремя, как раз в тот момент, когда обе колонны коренных обитателей приблизились к зоне звукового восприятия оглохшего корабля. Их языки идентичны – сразу же выдала Мюллер и после замолчала. Дело попахивает кровью, я в арсенал – уходя, сказал Валленрод.


Ньютон незаметно удалился в свою каюту, он ведь математик и его заинтересовали кое какие расчеты. Иван и Густавсон чем могли, помогали анализу Мюллер, которая мрачнела с каждой секундой. Похоже, ребятки у нас большие проблемы и аборигены и охотники вооружены посолиднее нас, к тому же они настроены на полное наше уничтожение без компромиссов и дипломатии. Что они с ума сошли? – вскричал Густавсон – О черт – тихо выругался Иван. Причем тут нечистый? – переспросил ничего непонимающий Густавсон. Мюллер посмотрела на Ивана, усмехнулась – Неужели это так Ваня? У меня версий в голове больше нет – ответил он. Но многовековой уклад и всякое прочее – А что бы выбрала ты? – Иван уставился на Мюллер, тут то и появился Ньютон с решением или открытием.


Весь экипаж был собран в столовой, на столе восседал Ньютон и рассеянно рассматривал носки своих начищенных ботинок. Итак, господа я прошу тишины! Все разом замолчали. Все вы знаете, в какое мы вляпались, не стану скрывать от вас тот очевидный факт, что корабль не подлежит восстановлению, причина вам всем известна. Мы тут задержимся навсегда. Тут конечно прозвучало достаточно логично обоснованных гипотез и мыслей, но за всем этим мы не увидели самого главного, собственно с чего нам было думать в подобном русле – Ньютон закашлялся и ему подали воды. Они тут живут не одно тысячелетие, но вот мать природа именно здешняя, имеет своеобразное чувство юмора, которое выражается в пропорциях. Данную шутку вы можете наблюдать в обзорный экран. Господь и природа смеются, эти бедолаги влачат свою жизнь наполняя ее всяческими не скучными забавами, не правда ли они так напоминают нас? Все терпится до той самой поры, когда на поверхность падаем мы, и тут долготерпению приходит конец. Ньютон ближе к теме и простым языком, ты не теорию в аудитории преподаешь – раздался упрек. Хорошо. Женщины местные, они как Мюллер, ну а для особо одаренных поясняю, что мужское население младенцам розовопопым подобно, только вот агрессивно настроено, потому что мы реальная конкуренция их генотипу. Надеюсь, я доходчиво объяснил, вопросы имеются? Значит выходит. А то и выходит, самцы дерутся, самки достаются сильнейшим. Без обид Мюллер.


Повисла странная тишина, словно всеми завладела подростковая оторопь перед шагом к взрослению, после которого открывается совсем другой мир. Мюллер встала, осмотрела сердито всех – Парни я вас не узнаю!  Вы рисковали жизнями ради благосклонности портовых шлюх, а тут пасуете, как жалкие неудачники. Даже если ваша кишка тонка, но как же собственная шкура? Неужели вы, просто утирая сопли, позволите себя убить? Я не могу понять, чего вы застыли? Боитесь алиментов и адвокатов по разводам? Слова этой сильной женщины возымели свое действие, послышались щелчки затворов, недобрый гул грубых голосов, после скрипя раскрылся шлюз и мир погрузился в грохот стрельбы и взрывов. Так начался новый эволюционный виток, справедливый и жестокий рождающий новую жизнь.


Конец…


Рецензии