Путешествие по Марокко

Раньше http://www.proza.ru/2015/06/09/1303


Ранним январским утром мадам Каллас с супругом покинули ”интерзону” чтобы посмотреть глубинку. Они были единственными европейцами, оказавшимися на вокзале. Арабы сидели на полу и с интересом наблюдали, как ежится от утреннего холода полнотелая дама с открытым лицом и высокой прической, украшенной шляпкой. Едва чужестранцы расположились на скамейке, к ним подошел бледный молодой человек еврейской наружности. На прекрасном французском задав несколько вопросов, расстегнул пиджак и показал нагрудный знак работника тайной полиции. Как выяснилось из разговора, полицейский владел пятью языками: французским, испанским, арабским, ивритом и идишем.  Супруги так и не поняли, чего именно хотел от них полицейский. В целом беседа носила светский характер. Молодой человек особенно оживился, узнав о широких правах еврейского меньшинства в Эстонии. На радостях вытащил из кармана газету на идиш и пожелал приятного чтения во время путешествия.

Оказавшись вдвоем в длинном вагоне, европейцы не могли понять, какого вида транспорт ожидали арабы на вокзале. В поезд они явно не стремились. И когда пришлось сменить состав, была та же картина. Лишь один французский офицер подсел на станции. Мадам Каллас была поражена количеством малайцев на судне, и вот новое потрясение не заставило себя ждать. Впечатлительную писательницу чуть не лишило чувств  появление кузнечиков .

На пути из Рабата в Касабланку случился природный катаклизм. По описанию Айно Каллас неожиданно потемнели стекла окон поезда. Казалось, что пассажиры мчатся через тоннель. Как будто миллионы маленьких золотистых копий стали атаковать вагон. Слышно было, как за его пределами что-то шелестело, жужжало, ударялось и отскакивало. Айно не поверила своим глазам: это были кузнечики! Неужели та самая саранча, налет которой превратился в одну из  Египетский казней, описанный еще в книге Исход. Более двух тысяч лет назад Бог наслал саранчу на Египет, чтобы фараон разрешил Моисею вывести свой народ из рабства. Писательница рассматривала это диво дивное, широко распахнув глаза. Кузнечики напоминали маленьких птичек, по размеру с колибри. Если бы не металлический блеск на крыльях и огромное количество насекомых, сбившихся в плотную массу, можно было бы подумать, что поезд идет сквозь стаю небольших птиц. Саранча была агрессивна, сердце от страха сжималось при виде необычного явления. Одновременно зрелище было ужасным и красивым. Казалось, что состав поезда давно оторвался от земли и стремительно несется по небу, поднятый на металлические крылья инопланетных существ. Айно улыбалась от мысли, что их подняли на крылья не обыкновенные вредители, а библейские персонажи, ожившие специально для них, Айно и Оскара Каллас. Конечно, посол Эстонии, будучи прагматичным человеком, придерживался другого мнения. Он рассказал, какое страшное бедствие представляет саранча для жителей этих мест. Марокканская пресса следит за передвижением вредителей. Репортажи журналистов напоминают военные сводки и отчеты о предпринятых мерах по уничтожению противника. С аэродромов поднимались самолеты, чтобы разбить полки саранчи, но зачастую безуспешно. Ослепленные металлическим блеском пилоты оказывались бессильными. Временами химическая война приносила свои результаты. Насекомые гибли от сильнейших ядов в одних регионах, но новые популяции рождались в других. Берберы, чтобы сохранить себя от распыления ядов, предпочитали собирать кузнечиков вручную, пока те не опустились на землю, и ошпаривать кипятком. Оскар прочитал в газете, что в пригородах Рабата саранча усеяла дорожки ипподрома настолько, что пришлось отменить скачки.
 
По дороге из Касабланки в Марракеш запомнились пальмовые рощи. Свечи, устремленные в небо, вот какими увидела обычные финиковые деревья Айно Каллас. Их были не просто сотни и тысячи, а десятки тысяч. Окаменевшие стволы походили на орудия пыток, а окрашенные красной почвой корни напоминали щупальца гигантского спрута, засохшего в лучах безжалостного солнца и давно умершего. Такова природа суровой Африки! Писательница размышляла, что, наверное, для европейца березовая роща намного красивее, чем пальмовая. Но нельзя без уважения относиться к плодам этих деревьев, ведь из-за высокой урожайности пальм финики были одним из самых доступных видов пищи. Из фиников издревле делали вина. Сушёные финики могут служить источником пищи в длительных походах.
 
Красный город Марракеш еще более утвердил Айно во мнении, что с Африкой шутить нельзя. Пальмовые рощи не спасают от лучей убийственного солнца. Темно-коричневые стены древнего города, название которого переводится как ”Дочь юга”, глядели на иностранцев неприветливо. Отдыхавшие в тени собаки лениво лаяли на проходивших мулов, ничего не предвещало радости и новизны впечатлений.


Дальше http://www.proza.ru/2015/06/21/172


Рецензии