Смерть маркиза

 


Шесть недель назад врач дал понять, что выписал маркизу лишь морфий и допинги. Маркиз был плох. Сидел в шезлонге на газоне перед замком. Почти не ел и  весь день курил. Разжечь сигару он уже не мог, это я делал за него десятки раз в сутки. Сигары были темного табака, толстые, короткие.  Наконец он стал не в состоянии удерживать сигару в зубах. Попытки накормить его хотя бы овсянкой я давно бросил.
 
Наконец я позвонил в клинику.

«Если он совсем плох, то можно сегодня  в 16:30», сказали в регистратуре. Предварительно я обо всем договорился. Раввина не нужно, простой гроб, кремация – где у меня лишняя тысяча фунтов?

Шофер вывел из гаража нашу смешную колымагу, «Роллс-Ройс» времен лучших лет маркиза. Я подхватил его, он оперся на меня, и вдвоем мы пошли к машине. Как он исхудал, одни кости. Хоть и не крепкого сложения, я легко бы донес его, как ребенка. Вдвоем с шофером мы посадили его на заднее сидение. Маркиз громко пукнул. Еще раз, еще. Лицо его было пусто. Я сам сел за руль. Через десять минут мы были в клинике. Я нашел парковку ближе к входу, к нам уже спешила санитарка с каталкой.

«Документы готовы, если хотите, расплатитесь сразу. Когда он отойдет в мир иной, вы сразу сможете уехать», - санитарка. Разумно. Я подписал и расплатился, включая кремацию. За это время маркиза укатили. Меня проводили вслед за ними. Комната скорее церковная, чем медицинская. Черная мебель, цветы, свечи. На стандартной больничной койке - маркиз, наклонившись над ним медсестра переодевает его в больничную робу. Взгляд маркиза не стремится проникнуть в щедрое декольте ее больничной униформы, я понимаю, да, пора, мое решение верно и своевременно.

Заходит доктор, его лечащий врач. Объясняет, как ему жаль, как все это печально. Нет, ни раввин. ни психолог нам не нужен. Доктор переходит ближе к делу, говорит, сначала вводится сильное успокаивающее, потом, через десять минут – последний смертельный укол. Мы готовы. Первый укол, врач уходит. Я сижу на больничной койке, схватив маркиза за предплечье. Его глаза не закрываются, но он уже не здесь. Последний срок истек. Врач появляется вновь. Маленькая неприятность – маркиз угадился – устраняется легко и быстро.
«Скажите, когда будете готовы». Мы готовы. Врач делает летальный укол. На сей раз все быстро. Через минуту говорит, «Он ушел в мир иной».

Ухожу и я – на парковку. Вести машину могу, хотя расстояния на дороге кажутся искаженными, линейность пространства нарушена. Доехал.

Горло сдавлено, в глазах рябит. Наливаю стакан виски, который так бы шел к сигарам маркиза – но он его уже  не пил. Сигары –еще да, виски – уже нет. Закусываю вчерашним холодным пюре. Еще стакан. Бутыль пуста. Жизнь продолжается, хотя для кого как.




 


Рецензии