Откройте АмерикY! Гл. 3

                ГЛАВА  ТРЕТЬЯ,
 где герой узнаёт  кое-что ещё  о местных обычаях  и поселяется  в замок

Естественно,  ночью  на  воскресение  ( которым  в  Америке  начинается,
а не завершается неделя,  в соответствии  с историей Творения по Бытию,
указующей:  суббота - день седьмый )  компании  дерзких первопроходцев,
перегруженной  умопомрачительным числом  событий  и впечатлений дня,
спалось ещё хуже,  чем предыдущей.

Я слышал,  как дети  то  и  дело  вскрикивали,  ворочаясь  на своих  матах:
« Копейка ! Копеечка ! Ещё одна ! » или  « П о п а л !! Ранил ! У б и л  !!! » -
это  им снились  охота  в моле  и электронные игры.  Перед моими глазами,
как только я  пытался  их  закрыть,  тут  же  начинали  кружиться  и плясать
жёлтые  монетки.  Я  вспомнил,  что  некогда  уже  был  в таком  состоянии,
после  осеннего  сбора  грибов  под  Курском -  ребята-маслята,  крепенькие,
чуть  скользкие  на ощупь,  маленькие  и рыженькие,  словно  пенни,  росли
в тамошних  златоствольных сосновых борах  неимовернейшими  россыпями.

Намаявшись  и  не  отдохнувши  нисколько,  я встал  и  поплёлся  на  кухню,
где дёрнул  вторые  полстакана  холодной водки  из початой давеча бутылки.
Поясное время  подошло к восьми,  на здешней низкой широте  уже рассвело.
 
Найдя  в кармане пиджака  пачку  заокеанской « Примы »  и коробок спичек, 
я вытащил  сигарету,  помятую,  в крошках,  и вышел  на  крыльцо  покурить.
 
Вывалился  как был,  в тренировочном  трико  и майке  на  волосатой  груди,
подчёркивающих  все  детали  моей,  мягко  говоря,  не  спортивной  фигуры,
всклоченный  и опухший со сна,  не думая  в этот час,  да ещё  в воскресение, 
встретить на улице  кого-нибудь.

Однако же,  оказалось,  американцы  давно проснулись,  и изо всех квартир
к автомашинам  выходили  крайне  торжественно  выглядевшие  резиденты.
 
Все мужчины сегодня надели  пиджачные тройки,  постарше - тёмно-синие,
юноши и мальчики  -  песочные,  беж  и палевые.  Строгий  стиль  смягчали
пёстрые галстуки, крапчатые бабочки,  массивные  золотые заколки  и часы,
крупные перстни  и запонки.  Девочки  щеголяли  в  кокетливых  платьицах,
отделанных  бантами  и рюшами;  на  дамах  красовались  вечерние  туалеты,
дополняемые  туфельками-лодочками  на каблучках,  ажурными  перчатками,
а также  шляпками  с цветами и фруктами,  лентами и вуалетками.

У многих  в руках  дымились  чашечки с утренним горячим кофе  и сигареты.
Леди  и джентльмены  и  их  детишки  бодро  приветствовали  всех  во  дворе,
ничуть не дискриминируя и мою несуразную персону, торчавшую на крыльце
и взиравшую на происходящее  с нескрываемым удивлением,  садились в авто
и, помахав ручкой,  немедленно разъезжались.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Напрасно пытаясь рассудить свинцовой башкой,  что бы сие  могло означать,
я поплёлся назад в гостиную  и свалился на матрас досыпать. 
Семейство разбудило меня около десяти.  Судя по полнейшей тишине вокруг, 
в апартментах,  кроме нас,  ни души.
 
Не  спеша,  всем нашим шумным кагалом  искупались в антисептичном бассейне, 
затем  позавтракали  по-ковбойски,  запечёнными  в томате  бобами  из жестянки.
 
Я поведал жене  о странном  тотальном  исходе  обитателей игрушечных домиков,
который случился  ранним утром;  Галина предположила,  что комплекс проводит
какое-нибудь  праздничное  мероприятие  -  юбилей  или  культпоход,   возможно...

После  завтрака  мы  собрались  опять  наведаться  в  мол - детям  не  терпелось
поскорей  добраться  до  изумительных  чёрных  ящиков,  да  и валютный запас
нам,  конечно,  нисколько не помешает.

Выйдя  из  « Ла  Мирады »  и  осмотревшись  по  сторонам,  мы  не  обнаружили
машин резидентов и визитёров  и на обширных парковках соседних апартментов,
расположенных  как рядом,  так и через дорогу.
 
Более  того,  магистраль,  представлявшая  вчера  ревущий  поток  огня  и  стали, 
не редевший ни на миг,  теперь праздно серела  пустыми асфальтовыми руслами
с нелепо выглядевшими  линиями  разметки;  автомобили  будто  бы  испарились
под  уже высоко  поднявшимся солнцем.
Также  и  перед  молом  лежала  мёртвая  зона,  не  сулившая  путешественникам
никакого  дохода.

Мелкие  лавочки  не  работали,    но  универмаги  и  гастрономы - универсамы,
согласно крупным надписями на витринах,  не запирали своих дверей  никогда.
Впрочем,  игральные  автоматы  не  были  включены,  и послонявшись немного
в безлюдьи товарного изобилия,  охотники за сокровищами вернулись на улицу.

При  свете  дня  я  смог  увидеть   высоко  подвешенную  над  проезжей  частью
табличку с названием трассы - « Университетский  бульвар »,  предполагающее -
vivat! - наличие  вдоль данной транспортной артерии  академической  alma mater,
и взволнован интригующей близостью  рассадника научной мысли,  автор-физик
решил повести свой разведотряд  по многообещающему проспекту.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Через несколько блоков  мы  нашли  парковочный  лот,  плотно  уставленный
совсем было  исчезнувшими с лица земли машинами,  затем  другой  такой же,
и третий,  и четвёртый.  За  каждым  из них  находилось  кирпичное  строение,
крытое шатром  с крутыми скатами  и увенчанное  башней со шпилем.

Интерьер  светлых помещений,  гостеприимно  доступных  обозрению  прохожих
через  широко  распахнутые  входы-ворота,  составляли  ряды деревянных скамей, 
заполненные публикой,  одетой  так же,  как  и уехавшие  утром  из апартментов;
впереди рядов  имелась  кафедра,  украшенная  охапками  цветов,  а за ней  нечто
вроде  эстрады,  где позади концертного рояля с открытой крышкой  и микрофона
располагался  смешанный  хор,  облачённый  в бело-голубые  балахоны.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Так  благополучно  получила  разрешение  сегодняшняя  загадка,  и стало  ясно,
что  подавляющее  большинство американцев  начинает  свой воскресный день
в   ц е р к в и .

Только  два  процента  жителей  страны   открыто  называют  себя  атеистами,
в основном,  левая профессура и студенты.  Остальные  принадлежат  к одной
из официально зарегистрированных  полутора  сотен  религиозных конфессий.
 
Укоренившись  на нетронутом континенте,  живучее  протестантское  движение 
в отсутствие  естественных  врагов  за какие-то три века  произвело немыслимое
разнообразие видов и подвидов.  Посему по числу церквей  на квадратную милю
Джекс,  как и любой  городок США,  легко  заткнёт за пояс  Москву  златоглавую,
а может,  даже и Ватикан.

Приходы,  правда,  обычно  очень умеренной величины,  около сорока человек.
Это  позволяет  избежать  проблем  с парковкой машин  и использовать  здания
стандартной  архитектуры.  Кроме того,  американцы  ценят  семейный  климат,
который  возникает  в  небольших  конгрегациях,  где  рядовые  члены  общины
выступают  с проповедями  и исповедями  друг  перед другом,  чтением  стихов,
музыкальными  дивертисментами.  На  богослужениях,  особенно  негритянских, 
приняты экспансивные коллективные пляски.  Верующие регулярно устраивают
пикники-барбекью,  лотереи,  распродажи,  игры бинго,  турпоездки  и так далее.

И традиционные вероисповедания на почве страны  также  быстро  впитали дух
реформации и свободы.  В католическом храме  теперь вполне  можно услышать
маракасы  и перезвон гитарных струн,  увидеть  румбу,  ча-ча-ча  или  пасадобль.
Да  и православные  священники  в Америке  бреют бороды,  подстригают власы 
и упраздняют  архаические  иконостасы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Таким образом,  каждая  национальная  церковь,  появляясь  на  этой  территории,
начинает  быстро  мутировать,  стараясь  определить  свою  нишу  существования,
от неё  отпочковываются  многочисленные  направления,  которые  скрещиваются,
делятся,  рождая иногда  совершенно  химерические обряды.
 
К  примеру,   тут  имеется  секта  ковбоев,   включающая  в  свою  службу  родео -
укрощение  необъезженных лошадей,  а также  змееловов,  устраивающих пляски
с живыми  гремучками  в руках  и,  подобно боа,  вкруг шеи.

Однако  среди  многих  есть  одно  верование,   не  импортированное  в  Новый  Свет,
а  чудом  созданное   непосредственно  тут  -  мормонство,   основанное  в  1827  году
22-летним  Джозефом Смитом,  жившим  да  поживавшим  себе  возле  озера Онтарио
в сельце,  именуемом  Пальмира.  В том-то месте пред парнем и возник  дух или ангел,
указавший холм,  под которым  были зарыты  древние  золотые и бронзовые пластины,
покрытые  выгравированными  иероглифами.
               
С помощью  урима и тумима,  библейских  инструментов,  обнаруженных там же, 
Джозеф  перевёл текст,  после чего  ангел  отобрал у него металлические кодексы.
Это  оказалась  история  вымершего народа Америки,  происходящего  от  иудеев, 
прибывших на континент морем  три тысячи лет назад.

Восстав из мёртвых,  Иисус Христос явился  заокеанской пастве  Бога Израилева
дабы обратить сей остаток Народа,  коему благодаря эмиграции удалось избежать
греха отвержения  и предательства на смерть Сына,  поголовно  во Христианство.
Пластины  содержали  краткое  изложение  основных  положений  Ветхого Завета
и избранные пассажи  из Нового.

Простак,  деревенский дылда,  не имевший ровным счётом  никакого образования,
Джозеф Смит  провозгласил  себя  Пророком  Бога,  а рукопись  перевода  пластин -
Книгу Мормона - Библией для Америки.

Вскоре  вокруг него  стали  собираться  адепты,  которым он,  как  и самому  себе,
разрешил  практиковать  полигамию  ( многожёнство ).
Отчего пуританское население  Новой Англии  пришло в бешенство  и принялось,
в соответствии  с крутым нравом того времени,  отстреливать  мормонов  без суда, 
будто волков.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Но неофиты  сумели  выжить  ( не  в последнюю  очередь,  благодаря  полигамии ), 
и  закалившись  в горниле  жесточайших  бедствий  и  потеряв  Пророка  Джозефа, 
линчёванного  гражданами,  взявшими  штурмом  тюрьму,  куда он  был  заключён,
пересекли,  отстреливаясь,  весь материк  и возвели свою столицу Солт Лэйк Сити
и огромный Храм в псевдо-готическом стиле  на берегах  Великого Солёного озера,
в неосвоенном  юго-западном штате Юта.
И теперь свыше десяти миллионов мормонов  представляют собой  заметную  силу,
контролируя  многие институции страны.

Такие сведения  устно и в виде печатной продукции  повсеместно распространяют
вездесущие мормонские миссионеры  в одинаковых  чёрных костюмах  и галстуках, 
называющие себя  « старцами »,  хотя  все они  юноши  восемнадцати-двадцати лет.
 
Каждая американская церковь  занимается  миссионерством,  и дома,  и  за рубежом.
Наиболее  активны  в том  « Свидетели  Иеговы »,  которым  их вера  предписывает   
идти от двери к двери  с благовестием  о тайно уже наступившем  Царствии Божием.
 
Сие они вычислили,  интерпретировавши  методами Каббалы  пророчества Даниила,
по пути доведя  ветхозаветное положение  о греховности поедания крови  до запрета
также и на её переливание,  и носят с собой  распоряжение медикам  не делать  этого.
 
Тем самым смельчаки  для обретения жизни вечной  серьёзно рискуют преходящей,
учитывая,  что в среднем  раз в пять лет  американец  попадает  в аварию,  впрочем,
судя по количеству членов секты,  кому-кому,  а иеговистам  вымирание  не  грозит.

Мобильные  вербовщики  часто  раздают  литературу  с  « пригласительных  телег » -
заметных фургончиков на колёсах,  имитирующих повозки пионеров Дикого Запада.
 
Вот и теперь  возле остановки автобуса  стояла  одна такая  живописная  колымага
под характерным полуцилиндром парусинового тента,  и чернокожий проповедник, 
обращаясь  ни к кому,  выкрикивал в небо  фразы  о конце света  и Страшном Суде.
Не прерывая своей декламации,  он протянул  каждому из нас  по пачке буклетиков
и улыбнулся.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Свобода вероисповедания,  как и право  вооружаться,  гарантирована Конституцией, 
и церковная деятельность,  кроме уж явно коммерческой,  не подлежит ограничению.
Всякий,  собравший подписи  всего лишь  двенадцати последователей ( апостолов ?), 
может зарегистрировать  своё религиозное новообразование  с каким угодно уставом.

Иным сектам  позволено властями  применять в ритуалах  галлюциногенные грибы, 
настойку мескаля,  индийский напиток « сома »  и прочие  психотропные средства.
 
Сатанисты  пародируют  Православный обряд  и поют  бранно-непристойные гимны
перед перевёрнутыми  вниз головой иконами,  выходцы из Гаити, Бразилии, Африки
и негры Луизианы  практикуют магию ву-ду  и, говорят,  умеют воскрешать мёртвых,
обращая их  в роботоподобных  зомби;   кое-кто,  по слухам,  даже  приносит  жертвы.

Время  от времени  возникают  культовые  коммуны,  органы надзора,  правда,
стараются не упускать их из виду,  поскольку финал такого дела,  как правило -
свальный блуд  и/или  массовые самоубийства затворников.

Вскоре  после  нашего  приезда  в прямой телетрансляции  покажут  осаду
федеральными войсками  укреплённой обители  секты  « Ветвь Давидова »,
обвинённой  в растлении малолетних.  Сектанты,  однако,  заранее запасли
неимоверное  количество  горючего   и  при  попытке штурма  сожгли  себя
вместе с обобществлёнными  детьми и жёнами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Затем  и  солдат  Мак-Вей   отметит  годовщину  огненной  гибели  « Ветви »
чудовищным  взрывом  в  Оклахома-сити,  и  кастрированные  программисты
коллективно  отравятся  в Калифорнии  к прилёту  кометы,  репортажи  о чём
также широко разнесутся  каналами  новостей,  а в то воскресение,  совершая
променад  вдоль  « Университетского  проспекта  »,   мы  увидели  множество
безупречно  респектабельных  церквей  -  евангелические,  пятидесятнические, 
католические,  баптистские,  иеговистские,  методистские,  пресвитерианские,
унитаристские,  епископальные,  лютеранские  и другие.

Служба  в каждой из них  завершилась  к часу  пополудни,  и улицы  мигом
вновь до отказа  заполнились  потоками транспорта.
Пилигримы  подумали,   что  торговля  теперь   должна  б  оживиться  опять, 
и поспешили в мол,  но он лежал  такой же  мёртвой  пустыней,  как раньше,
и игровые автоматы  были по-прежнему  выключены.

И собравши  на раскалённом  Поле Чудес  только несколько  жалких  пенни,
зато обогащённое  воистину драгоценным опытом,  пытливое моё семейство
вернулось назад в апартменты.

В три  часа  дня  жена  принялась  накрывать  на стол,  и ровно  в три  тридцать
появились  переводчики.
Они пришли  в неописуемый ужас,  узнав,  что мы самочинно совершили поход
в кварталы  частных домиков,  а также спускались  в приречный  парк,  который
принадлежит престижной ( и дорогой ) школе-интернату.  На чужой территории
нас мог бы  кто  угодно  арестовать  и даже без разговоров  пристрелить на месте,
по одному подозрению  и безнаказанно,  поскольку  такое право  обеспечивается
законом по охране личной собственности.  Недавно  был  неприятный  инцидент,
когда так нелепо погиб  японский подросток,  прекрасно  владевший английским,
но явно  недостаточно  инструктированный  в отношении  американских обычаев
и  вздумавший  о  чём - то  справиться   у  незнакомого  старичка  на  его  участке.

Да  и вообще,  ходить  пешком  пока стоит  лишь  в ближайший магазин  за едой;
прогулки  без определённой цели  не приняты  и вызывают раздражение жителей.
 
Проезжающие  вполне  могут   швырнуть  бутылку   или  выстрелить  в пешехода,
и затем найти виновного  на практике невозможно. Поэтому каждому иммигранту 
нужно  приложить  все  усилия,   чтоб  отыскать  возможность   предельно  быстро
обзавестись  автомобилем.

После  короткой паузы  мы рассказали,  как  нас  приветливо  встретила  старушка -
владелица галереи  декоративных материалов,  от какового  известия  наши  друзья
пришли в ещё больший ужас  и только через несколько бесконечно длинных минут,
заполненных  обменом  взглядами,   покашливанием,  хмыканьем  и  междометиями,
смогли  воскликнуть:  « Да  на  вас  ведь  н и ч е г о   н е   б ы л о  !  ».

Смутившись,  мы  принялись  объяснять,  дескать,  на нас  решительно  всё  было -
и рубашки, и брюки, и носки, и туфли. 
Но переводчики,  невыразимо печально вздохнув,  трагическим хором произнесли:
« На  вас не было  д е о д о р а н т о в ! ».

И тогда мы  со стыдом  узнали - по здешним  понятиям,  предстать  пред кем-то,
не  надушившись  деодорантами  и/или  крепчайшими  духами,  всё  равно,  нет,
скорее,  даже  хуже,  чем явиться  голым.

« Вы наверняка  пропотели на улице, - растолковывали переводчики, - а запах пота
считается не только  самым отвратительным на свете,  но и унизительным  для того,
кто его распространяет.  Потому  никто  никогда  не  подаст  вида,  что  вы  пахнете,
однако нам  по долгу  службы  приходится думать и о том,  что  американцы  вокруг
носом чувствуют  нашу клиентуру. »

Мы  горячо  обещали  ни при каких  обстоятельствах,  под страхом смертной казни 
никогда в жизни  не делать больше  ничего подобного,  и наши гости ( или хозяева ? )
несколько успокоились.
 
Мужчина представился,  поименовавши  себя  Сёрджем,  а  для  русских  Серёжей, 
и достал бумажник,  откуда извлёк  двадцатидолларовую  купюру  и протянул мне. 
Начальство  разрешило  выделить  нам  деньги  на  карманные  расходы,  сказал он.
~~~~~~~~~~~~~~~

Я  взял  бумажку  бледного  серо-зелёного  цвета,  и переводчик  улыбнулся.
Он завёл разговор о трудностях местной жизни вообще  и неопределённости
их положения  во « Вселенском Альянсе ».
 
Поток беженцев из России  иссякает, пожаловался он,  и вскоре  им  придётся
остаться  без работы.  У него  есть идея  организовать производство автоматов
по продаже  « горячих собак »,  и узнав из моего досье  о моей  специальности,
он решил  предложить  мне  по-дружески  и  чисто  неформально,  помочь  ему 
с проектированием,  пока,  конечно,  бесплатно,  но дело  очень перспективное.

Я  разочаровал  его,  заметив,  что я  теоретик,  знаком,  весьма  поверхностно,
лишь с лабораторной техникой и инструментами  и  совершеннейший  профан
в промышленном  оборудовании.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы  поделились  ещё   и  сильным  впечатлением,  оставленным  сегодня
воскресным  всеохватывающим  богослужением;   инструктора  отвечали, 
что  не посещать  никакую церковь  просто  неприлично,  и  нынче утром
они тоже  были на службе.

Здесь  имеется   русскоязычная  община  пятидесятников,   которая  считалась
преследуемой при советском режиме,  отчего они  и вступили в неё,  иначе бы
их семье не выехать.  А вообще,  они раньше жили в красавце Вильнюсе,  и им
больше по душе  католические храмы  с частоколом  свинцовых органных труб,
исповедальнями  в тёмных нёфах,  паникадилами на цепях  и как бы  парящими
белыми статуями  в развевающихся одеждах.

Мы немного  повспоминали  Прибалтику,  и  переводчики  встали из-за стола,
предупредив  клиентов,  что явятся  завтра  рано - надо успеть  перевезти  нас
в наши постоянные апартменты,  заплатить залог  за удобства и электричество
и получить  продовольственные талоны.

Этим вечером,  после отдыха,   я поставил  первый  простейший опыт  по изучению
деньгоискательских  способностей  своего сына.  Мишка  честно выходил в коридор 
и  не  подглядывал,  я подбрасывал  монетку,  и если  она  падала  орлом,  прятал  её
на столешницу  под  перевёрнутую  чашку,  а когда выпадала решка,  клал в карман. 
Мишка заходил  и на расстоянии  определял,  есть ли  монетка под чашкой,  или нет.

Из  четырнадцати  попыток  десять  оказались  удачными.  Ребёнок  требовал
продолжать  опыты,  войдя  в азарт,  но  я  закончил  их,  опасаясь  чрезмерно
возбудить его  на ночь глядя.  Маленький Павлуша  тоже захотел попробовать
и три раза подряд  угадал правильно,  после чего, явно устав,  потерял интерес
к монотонному занятию.

Конечно,  я не собирался делать  никаких  поспешных  выводов  на основании
такой,  мягко  говоря,  скромной  статистики,  однако постановил  обязательно
собрать  как можно больше данных,  в самом ближайшем будущем.

На другой день  предприимчивые христианские сотрудники « Альянса »  провели
нашу  передислокацию  в чрезвычайно  резвом  темпе,  и впоследствии  оказалось,
для того  у них  имелись  веские причины.
 
На обустройство семьи переселенцев  община выделяла  определённую  сумму
( включая сюда  и положенную  всем  двадцатку  наличными ),   и чем  быстрее 
переводчики оформляли беженцам государственное пособие,  тем больше денег
оседало у вильнюсских ребят в карманах.

При  подаче  заявления  на  пособие  от претендентов  требуют  представления 
доказательства  постоянного  проживания  в месте,  имеющем  почтовый  адрес,
к примеру,  копии  контракта  с домовладельцем.  Поэтому  нас  первым  делом
повезли селить  в апартменты,  называющиеся  « Английские дубы ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Никаких  дубов,  даже  местных  падубов,  там  не  обнаружилось,  но  жилище
было спроектировано в виде  стилизованного замка,  не отдельными домиками,
а сплошным  солидного облика двухэтажным строением  с башенками по углам.
 
По  кирпичу  стен  густой  плющ  добирался  до кровли,  газон  покрывал  слой
кусочков  кедровой  коры,  приобретающей  под  воздействием  дождя  и  ветра
благородную  чешуйчатую фактуру   и тонкий  серебристый оттенок,   создавая
превосходный фон  крупным кустам роз  и попутно  избавляя от необходимости
хлопотного ухода за дёрном.  Апартменты располагали только одним бассейном,
зато большим и прямоугольным,  а не множеством  вписанных  в ландшафт сада,
скорее,  прудиков, обсаженных кустами,  как « Ла Мирада ».

Перед бассейном  имелся пятачок,  усыпанный  песком,  где помещались
вкопанные  в землю  столы,  скамейки  и  несколько  железных  жаровен.

Нас препроводили  в просторную двухспальную квартиру  на первом этаже
со свежепобеленными  стенами  и покрывавшим  весь  пол  мягким  ковром,
только  что  подвергнутым  профессиональной чистке.  Помещение казалось
ещё больше  от полного отсутствия мебели.  Потом переводчики вывели нас
на балюстраду,  окружавшую  здание,  и указали  универмаг,  находившийся
в двух шагах через дорогу - уже знакомый мне  « Лев Еды ».

Продуктовый  магазин  рядом  -  большой  плюс,  объяснили  переводчики,
если учитывать  всё сказанное ими вчера  об опасностях  пешего хождения;
такое преимущество  искупает  любые недостатки апартментов.
Квартиру  нам обставят  в течение  дня,  добавили они,  и  мы  отправились
в оффис лендлорда.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Лендлордом оказалась  отроковица,  ангельская ликом,  однако,  соответственно
местному канону,  пышногрудая,  в коротких  шортах ( извините за тавтологию )
и кофточке  с глубоким  вырезом. Улыбаясь  и демонстрируя  безупречные  зубы
и обдав нас  чрез них  ум  помрачающими  ароматами,  она положила перед нами 
контракт - пачку  листов  этак  в  тридцать-сорок,  заполненных  с  обеих  сторон
убористым текстом.

Я было  по привычной занудливости  начал читать его,  но скоро  до меня дошла
абсолютная  бессмысленность  этого занятия.
Дева,  продолжая улыбаться  и низко склонившись над столом,  смотрела на меня 
в упор  своими  голубыми  глазищами,  пока я  не подписал бумаги   в тех  местах, 
где она поставила фломастером  крупные косые крестики.

Потом  мы помчались  в электрическую компанию,  потом  ещё куда-то,  и всюду
подписывали  кучи  бумаг,  совершенно  не понимая  их смысла.
Наконец,  к ночи  всё  было  кончено,  и семейство  доставили  назад  в  « Дубы ».
Мебели  в квартире  по-прежнему  не  было;  наши  опекуны  очень  расстроились
и принялись выяснять по сотовому телефону,  кто  в том  виноват.

Но мы,  чрезвычайно  довольные  быстрым  завершением  неприятной  процедуры,
искренне поблагодарили их и уверили,  что ничего страшного, переночуем на полу, 
ковёр свежий,  чистый,  пушистый,  и из-под дверей  уже тянет  ночной прохладой.

Супруги, не раз извинившись,  клятвенно обещали, что обстановку доставят утром,
показали  еду в холодильнике  и консервы  в столе,  ящик  с пипифаксом  и  мылом, 
объяснили,  как  пользоваться  кондиционером  и  водяным  нагревателем,   и  ушли, 
пожелав нам  спокойного сна.

Читателю  не трудно догадаться,  что и третьей ночью  я не спал  нисколько.
Лишь  только  я попытался  задремать,  через  жалюзи  из внутреннего двора
донеслась танцевальная музыка  и в комнату  пополз  дым  древесных  углей,
смешанный  с дразнящим запахом  жареного мяса.
 
От усталости мы отказались нынче от ужина,  и мой  глупый  пустой желудок,
 в  полном  согласии  с  материалистическими  выводами   академика  Павлова,
затрепетал,  по рефлексу подчинясь  неконтролируемым  нервным  импульсам 
чувствительных  обонятельных рецепторов.
 
Судя по их данным,  готовилось изрядно говядины,  маринованной со специями. 
Спасти  меня  могли   только  купание   и  какая-нибудь  еда  под  рюмку  водки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Однако,  поскольку на улице точно присутствовали люди,  я решил  не являться
незнакомой  публике  сразу  в узковатых  вязаных  плавочках,  а  сначала  выйти
и оценить ситуацию снаружи.  Составляя  разительный контраст  « Ла Мираде »,
где  двумя  прошлыми  вечерами,  субботним  и воскресным,  средь  игрушечных
домиков комплекса  под открытым  безоблачным  небом,  кроме меня,  грешного, 
не  наблюдалось  ни единой души,  во  внутреннем  дворе  « Английских  дубов » 
царило  оживление.

Обзор  местности  показал,  что  вкусный  дым  поднимался  не только от жаровен,
вкопанных  в усыпанную песком площадку  вместе  с длинными  просто  сбитыми 
скамьями  и столами,  но  также  и от нескольких  чёрных  железных  сфер  и бочек, 
размещённых  на широких  крытых  деревянных  галереях,  окружавших  постройку
изнутри и снаружи  по обоим её этажам.

На площадке у бассейна,  откуда и доносилась музыка,  собралась  пёстрая группа
взрослых и детей всех оттенков кожи.  Одни из них исполняли некоего рода танец, 
переступая  на  месте,  соединивши руки  над головой,  раздвинув ноги  и  вращая
оттопыренными  задами.  Другие  подходили  с тарелками  к жаровням  и  снимали
большие ломти коричневого мяса.  Двое смуглых мальчишек,  стоя  по пояс  в воде,
запускали шутихи,  стрелявшие букетами  цветных огней.

На многих были  купальные костюмы,  причём  хорошенькие  девушки  щеголяли
в  чисто  символических  трёх  треугольных  лоскутках,   скреплённых  шнурками,
едва лишь прикрывавших соски  и самое влагалище гениталий,  зато сильный пол
носил  широкие складчатые штаны  до середины колена.
~~~~~~~~~~~~~~~

Конечно,  среди них  автор  выглядел бы  белой  вороной  в облегающих  плавках,
которые,  как я догадался и что подтвердилось позже,  в здешних краях считаются
совершенно  неподобающей  одеждой для мужчин.
 
Тихо порадовавшись  проявленной мной предусмотрительности,  я почёл за благо
отменить  купание,  вернуться в квартиру  и удовлетвориться  прохладным душем
и бутербродом  на скорую руку.  Но меня  уже  заметили от жаровен  и окликнули:
« Русский,  иди сюда ! ».

За красными углями смотрел  огромный круглолицый негр,  поддерживая их жар
на правильном уровне  и подкладывая пласты  маринованной  говяжьей вырезки,
подцепляя их двузубой вилой из ведёрной бадьи,  стоявшей у него между ногами.

Ему  ассистировали  двое  подручных  латиноамериканского  вида,  один  пухлый
усатый коротышка,  другой развинченный,  жилисто-сухой,  с длинными бачками.
 ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Когда я подошёл,  негр  осклабился  и сделал  знак тощему,  тот  подхватил с земли
большую  бутыль  с восьмидесятиградусным  ( 40 - процентным )  виски  « Бурбон »
и налил мне  треть  высокого стакана.  Я тепло поблагодарил,  на что  негр  заметил:
« Хороший английский ! », и под взглядами окружающих  медленно выпил  мягкий,
хоть и слегка кисловатый  кентуккский спотыкач.
 
Кругом засвистели и зааплодировали,  и негр  одобрительно прокомментировал:
« Моряки и попы  здорово закладывают за воротник ».
На моряка  сильно я смахивал  навряд,  из  чего  методом  исключения  вытекало, 
что по давно не стриженной бороде  меня принимают  за священника.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я было  слабо  попытался  запротестовать  и объявить себя  физиком,  работавшим
в таких  областях,  как  управляемый  термояд,  сверхпроводимость,  лазеры    и пр.,
но  на мои слова,  похоже,  никто вокруг  не  обратил  внимания.  Мне  налили ещё,
и я выпил  под  воодушевляющие  клики,  засим  темнокожий  повар  протянул мне
свою широченную лапищу  и представился  под именем  Рич,  добавив  с ухмылкой:
« Когда-то  я звался  Диком ».
 
Объяснялся он  вполне  понятным  языком,  в коем  тренированное ухо  могло даже
уловить  слегка заметный  лондонский акцент,  однако же  без  типичной  бритской
сплошь слитной скороговорки,  а, намеренно или нет,  в расстановку.

Хотя  ко  всем  остальным  на площадке  Рич  обращался  на  подходящем  его расе 
афроамериканском наречии, более известном здесь как « эбоник », если применить
распространённый эвфемизм,  означающий  « язык чёрного дерева ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Гигант  медленно встал  со своего треножника у жаровни,  поручив её помощникам,
и махнул мне рукой,  пригласив  последовать  за ним  вверх  по  лесенке  на галерею
второго этажа.  Там он  провёл меня  кругом  всего здания,  мимо  сундуков,  кресел
и велосипедов  жильцов.  Сквозь  жалюзи  большинства  окон  сочилось  призрачное
сизое мерцание телеэкранов,  лишь  одна квартира  была темна,  зато оттуда звучала
музыка вечеринки;  указав на неё,  мой вожатый,  подмигнув,  сообщил,  что хозяйка
- « очень  весёлая женщина ».

Мы пришли  на дальнюю торцевую сторону постройки,  противоположную бассейну
и отделённую от него лужайкой для тенниса.  Рич громко что-то произнёс в пустоту;
после  чего  двери,  у  которых  мы  стояли,  распахнулись  и  две  старухи  в  платках
под  руки  вывели  дряхлого  негра  с  морщинистой  кожей  пепельно - серого  цвета.

Они бережно усадили патриарха в плетёное кресло  и пятясь гуськом,  растворились
в глубине комнат,  где автор  успел заметить только  странную  белую конструкцию 
в виде двух  не сопрягающихся заострённых полуарок  высотой с человеческий рост.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На  старике  были  просторные  холщовые  рубаха  и  штаны  и  круглая  шапочка.
Он поднял печальные глаза,  когда Рич произнёс: « Отец, вот русский священник », 
и едва шевеля губами,  спросил у меня:  «  Какой  конфессии ? ».

Я ответил,  что  Россия,  вообще-то,  православная  страна,  но церковь там
удавалось посещать изредка.  Старец надолго задумался,  а потом  вопросил:
« А  ты   с п а с ё н  ? ».

Я уклончиво сказал,  мол,  консервативная наша вера  постулирует существование
посмертного суда,  однако старик  перебил меня,  поставивши вопрос  прямо в лоб:
« Значит,  вы верите  в ад ?». И после моего утвердительного ответа махнул рукой,
давая понять,  что аудиенция  закончена.

По  возвращении  к жаровням,  где я  надеялся  получить  кусок  шипящего  мяса,
мне опять налили только полный стакан чистого виски,  не предложив  даже льда,
с которым  пили все остальные,  видимо,  сделав  заключение  об обычае  русских
не разбавлять  и  не закусывать.  Многие  подходили  ко мне  чокаться  и задавали
те же самые  два вопроса,  что и пепельный патриарх,  то есть,  какой я конфессии 
и  спасён  ли.
         
С гордостью  поименовав  тысячелетнее  исповедание  своей  несчастной  родины
древнейшей на свете формою Христианства,  я вдруг, весьма неожиданно, ощутил
всеобщее удивление  и недоверие.  Оказалось,  окружающие  причисляют  русских
к иудеям,  введены в заблуждение  как  национальным  составом  последней волны
иммиграции  из разных краёв Союза,  так  и свечами,  бородами  и пением в храмах,
которые  показывают  порой  по телевизору  в репортажах  на международные темы.

Путаницу  сию  усугубляет  самоназвание  Православной  Церкви  на английском -
Ортодоксальная,  его же употребляют по отношению к себе  и еврейские синагоги
фундаменталистского  толка.

Ещё  спрашивали,  живут ли  в России  негры.  Академические  институции
« Большого  Брата »  принимают  немало  студентов  из Африки,  сообщил я,
кроме того,  в горах Кавказа  существует селение,  основанное чернокожими
дезертирами из армии императора  Александра Македонского,  или Великого,
совершавшего  именно через те места  поход на Индию.

Всё  равно,  допытывалась  одна  шоколадная  девица,   строго  выдерживавшая
минималистский  стиль в одежде,  мы вам должны быть  непривычны  и потому
неприятны,  и  я  совершенно честно  отвечал,  отводя  глаза  от её  длиннющих, 
будто бы  покрытых лаком  ног  и подбритого  лобка - о, нет,  ничего  подобного.

Ясно,  я здорово наклюкался,  приняв изрядное количество  чистого виски натощак.
Помню,  как  я пил  и обнимался  с толстым усатым помощником Рича,  уверявшим,
что он прямой потомок испанских королей,  и обучал пытливую лакированную мисс
некоторым  русским  выражениям.  Однако,  по мере  того,  как  разгоралось  веселье
на площадке у бассейна,  внимание к моей особе иссякало,  и вскоре  автору удалось,
не боясь обидеть  кого-нибудь из новых друзей,  уйти со сцены  без прощальных слов, 
сиречь,  по-английски ( правда,  тут принято говорить,  « по-французски » ).

Добравшись по стенке  до своей  пристани (  теперь  уже  издали  точно  напоминая
морского  волка ),  я  пренебрёг  положенными  перед  сном  водными  процедурами
и, наскоро заглотив банку холодных бобов,  свалился на ковёр.

И, несомненно,  проспал бы  круглые сутки,  а то и больше, если б моя жена
не разбудила меня,  уведомив,  что нам  доставили обстановку. 
Пришлось  вскочить и,  сунув  гудевшую голову  под кран,  выйти  на улицу.

Там нас ожидали,  щиро улыбаясь,  двое могучих и курчавых иудейских мужей
с  аккуратными  маленькими  бородками   и  обильно  умащённой  каштановым 
солнцезащитным кремом  рельефной  мускулатурой,  облачённых  в поперечно -
полосатые  бело-синие  маечки трико  и  перетянутых  широкими  эластичными 
поясами,  браслетами  и  поножами,   предохраняющими  от  растяжения  связок.

Они пригнали  фургон  размером  с железнодорожный вагон,  доверху  набитый
всякими  предметами  быта,  и  предложили  нам  самим  выбрать,  что  захотим.

Мебель  была   как  раз  такая,   как  я  люблю - старая,  солидная,  не  лукавящая
с помощью прессованной стружки,  покрытой фанеровкой,  а честно сработанная 
из  дюймовых  ореховых,  дубовых,  вишнёвых досок,  и  абсолютно  неподъёмная.

Но потомки  Самсона-борца,  вооружившись  вервием,  блоками  и тележками, 
перетащили её в комнаты  без проблем.
Пока  они  занимались этим,  я,  обследуя  недра  фургона,  обнаружил  сундук
с книжками  и попросил его тоже перенести в дом,  а также  множество других
полезных вещей - кастрюли, утюг,  часы,  набор столовой посуды,  сковородки
из настоящего чугуна ( последние  верно служат мне до сих пор,  и в магазинах
подобных нельзя найти  ни за какие деньги ).
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Для сна нам определили  четыре широких матраса,  и,  не испросив разрешения,
грузчики  поставили  в главную  спальню  и  гостиную  мягкие  полудиванчики -
« любовные сидения »,  торшеры  с лепными  херувимами  и низенькие столики,
соорудив  уютные  гнёздышки  отдыха,   центры  которых   заняли  два  больших
цветных  телевизора.

Я  попытался  было  возразить,   ибо  в  эпоху  « Голубого  Огонька »  навсегда
проникся  ненавистью  к фосфоресцирующим хронофагам,  однако жена и дети,
лишённые,  по моему настоянию,  телевидения  в России,  стали убеждать меня,
дескать,  здесь оно им необходимо,  и не утехи ради,  а  в целях  освоения языка,
и я  малодушно капитулировал.

Затем,  поблагодарив  хозяина и домочадцев  за  то,  что  любезно  мы  согласились
воспользоваться услугами их компании,  и пожелав нам преуспеяния, процветания,
здоровья  и  всяческих  благ  в СШ  Америки,   мускулистые меблировщики уехали
обставлять  следующих на очереди клиентов.

Покуда я спал на полу,  опять  появлялись  переводчики,  оставившие супруге
продовольственные  талоны  для  семьи  и  проинструктировавшие её  на тему
нашей финансовой ситуации и сообразных с нею методов экономного ведения
домашнего  хозяйства,   коей  информацией  она  должна  поделиться  со мной.
Кроме того,  нам сегодня обоим  предстоит  пройти  интервью  у федерального
специалиста  по трудоустройству.
~~~~~~~~~~~~~~~~

После  вчерашнего,  разумеется,  мозг  не  мог  воспринимать  ничего  серьёзного
без поправки;  к счастью,  в ящике с консервами отыскалась банка  злых как чёрт
мексиканских перцев,  любезная жёнушка  вмиг  нажарила  сковородку картошки,
а холодная водка  у меня  ещё  оставалась ( пиво  помогло б   несравненно  лучше,
да где ж  его взять ).

Уминая картошку  с маленькими  жгучими  стручочками,  от которых  быстро
рассеивался туман  под черепной крышкой,  я слушал переданные через жену
ценные  указания.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Поскольку  у нас  ещё  нет  машины,  « Альянс »  разрешил  переводчикам
доставлять нам талоны  прямо на дом,  но лишь  в течение  шести  месяцев.
 
Также  первые  полгода в стране  беженцам  положен  посылаемый  по почте
государственный чек,  предназначенный  исключительно  для  аренды  жилья, 
оплаты электричества,  водоснабжения  и сбора  бытового мусора.

Правда,  о чём упоминалось ранее,  это пособие  не  покрывает  стоимости
даже  таких  апартментов,  как « Дубы ».  Еврейская  община  добровольно
согласилась  погасить  начальный  взнос   по нашему  арендному  договору, 
включая  и требуемый везде залог,  не  предусматриваемый  госпрограммой,
что  позволит нам  обратить  первый чек  в деньги,  которых  может хватить
на доплату лендлорду,  если только мы приучим себя  разумно пользоваться
водонагревателем  и кондиционером.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Продовольственные талоны  дают  в избытке,  но покупать  на них  нельзя
табак, алкоголь, равно и предметы гигиены и туалета:  трусы, носки, пасту,
мыло и т.п.  Продажу излишка талонов закон трактует как мошенничество
и карает  заключением в тюрьму,  а то  и депортацией из Америки.

Федеральные  агенты  в  штатском   иногда  подходят   к  новоприбывшим
и просят  продать им  продовольственные талоны,  а  потом  арестовывают
поддавшихся на провокацию.  Хотя,  признались переводчики,  наши люди
всё равно сбывают их,  через надёжных знакомых.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Мы сразу получили неограниченное право трудоустройства на территории США,
однако  о любом  своём доходе  в период выплаты пособия  обязаны  немедленно
ставить в известность власти,  те же тогда  уменьшают  либо прекращают помощь.

Утаить приработок  также считается преступлением,  впрочем,  наказывают за него
больше  работодателей,   которым  выгодно  брать  « леваков »,  чтобы  не  платить
положенных  отчислений  в  бюджет.  Так  что  тут   и  такой  подряд  практикуется,
по хорошо  налаженным каналам.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Переварив  изложенное,   моя  башка,   начавшая  уж  было  одолевать  похмелье,
снова потяжелела.  По версии Галины,  официальные  умы  предлагают  беженцу 
отказаться  от чистки зубов, мытья мылом и шампунем и стирки,  и в то же время,   
благоухая,  « агрессивно  интегрироваться ». 

Да Бог с ними,  здешние бюрократические извращения нас не должны коснуться.
Первый  чек  обратим  в наличные,  которые  незачем  раскладывать  на  полгода;
ко мне, конечно,  практически мгновенно  поступит немало предложений работы
от научных  и академических  институций;  будь  спок,  теоретики  моего  уровня
не валяются на улице,  как медные ихние пенни.

Нужно только  блеснуть  на предстоящем  интервью  своими  интеллектуальными
и лингвистическими  способностями,  для  чего  не мешало б  немного  развеяться.

До  назначенной  нам  встречи  с чиновниками  оставалось  ещё  несколько  часов; 
подумавши,  семейство решило  навестить нашего ручного « Льва »  и,  используя
полученные нынче талоны,  попробовать приобрести на них что-нибудь съедобное,
наряду  с неоценимым опытом.

В магазине  мы  сделали  важное  открытие -  из  цеха  разделки  и расфасовки
время от времени  выкатывают  полки  на колёсиках,  уставленные  подносами
с некондиционной продукцией.  Я погрузил в тележку  десятифунтовый мешок
молодой картошки,  оцененный  в смехотворный  двугривенный  только  за  то,
что  несколько клубней  из добрых тридцати в упаковке,  хорошо обозреваемых
через её пластиковую сетку,  оказались немного мельче стандарта.
 
Морковь-каротель  не имела  никаких пороков,  но её пакет,  стоивший раньше
два с лишним доллара,  был с угла слегка надорван и потому помещён в другой, 
запаянный,   этикетка  которого  сообщала  новую  цену - восемнадцать  центов 
( ушлые блудные дети Соцлага, подумалось мне,  ручаюсь, уже приспособились
 незаметно  для  камер  нарушать  гигиеническую  девственную  плеву  товаров ).
~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Также  я затарился  яблочками,  капустой,  грибками,  перцами,  помидорами,
причём последние  были  куда лучше  неуценённых  твердокаменных,  короче,
всеми  основными  овощами и фруктами.

Мясо,  мясопродукты и рыба  с почти истекшим сроком хранения помещались,
по родам их,  в отдельных  рефрижераторах  и по цвету, запаху, консистенции 
ничем  не отличались  от прочих.
Для начала  я взял  свиных отбивных  с тонкой прослойкой жира  и косточкой.

При  таких-то  ценах,  сказал  я  жене,   у  нас  будет  оставаться  не  меньше
половины  положенных нам талонов,  однако  затевать  их противозаконную
продажу  в  считанные  дни  до  моего  устройства  на  работу  просто  глупо.

Гораздо  благоразумнее  и приятнее  потратить  их  на  нечто  экзотическое,
например, омаров.  Посадив трехлетнего Павлушу  в нагруженную тележку,
оборудованную,  среди  прочего,  и сиденьецем  для малышей,  мы  поехали
к аквариуму  рыбного отдела.
 ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Там  наша  жалостливая Галушка,  конечно,  устроила  небольшую  истерику
по поводу предстоящего убийства  живого существа,  но я напомнил супруге
о количестве  волжских  раков,  съеденных  лично  ею,  и  велел  отвернуться.

Продавец  быстро  отловил  указанного  мною  пучеглазого  усача  и  гуманно,
по-американски,  прикончил его  разрядом электрического тока.
Кроме того,  по  моему  настоянию  мы  купили  дюжину  устриц  в раковинах,
также подвергнутых  изобретённому здесь  виду казни,  и двухфунтовый кусок
акульего  мяса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Получивши  упакованный заказ,  я вспомнил,  что  для готовки  понадобятся
уксус  и специи.  Мы покатили  в проход   под  соответствующей  табличкой,
где довольно неожиданно  натолкнулись на моего вчерашнего знакомца Рича
в синей суконной форме  и фуражке,  радостно  и шумно  приветствовавшего
наше  появление.  Оказалось,  он  ежедневно  снабжает  « Льва  Еды »  льдом,
работая  в одной  компании  по его производству.  Магазины расплачиваются
с ним  прямо на месте,  сказал он,  и ему  приходится  возить  с собой  оружие,
чтобы  не ограбили.
 
Негр,  улыбаясь,  полез во внутренний карман куртки  и извлёк на свет
крупнокалиберный пистолет  системы « Магнум ».  Потом, спрятав его,
хлопнул меня по плечу  и предложил следовать за собой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Рич  подвёл  меня  к  полкам  с  пивом  и  прочитал  весьма  толковую  лекцию
о свойствах  разных сортов,  добавив,  что знает  вкусы европейцев,  поскольку 
родился  и  вырос  на  островах  Тринидад и Тобаго,  управляемых  до  сих  пор
из Лондона,  чем и объясняется  его акцент.

«  Ты  вчера  неплохо  выпил, - врастяжку  заметил  он, - тебе  поможет
вот это,  оно называется так же,  как мой пистолет »  и указал на кварту
тёмного  ячменного  « Магнума ».
« Это на мне » -  улыбнулся он,  уловив моё смущение,  и взяв бутылку,
направился к кассе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я  рассчитался  талонами  за  еду  (  « Прекрасный выбор » - бросил Рич ),
он  отдал  доллар  с чем-то  за пиво,  и  хотя  под  занавес  я  опорфунился,
не  поняв,  к чему относится  вопрос упаковщика  « Пластик или бумага ? »
и пробурчал  невразумительно:   « Да,  конечно »,  посещение  гастронома   
завершилось,  кажется,  успешно,  и мы вышли на улицу.
 
Громадина  негр  пожелал мне  доброго  дня  и вручил  тёмную  бутылку,
я поблагодарил  магистра,  и новопосвящённые члены  великого  Ордена 
Американских  Покупателей  гордо повели полную тележку  через дорогу
в « Дубы ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Обед  беженцы  приготовили  чрезвычайно  просто,  по-спартански -  омара
кинули ненадолго  в подсоленный  крутой кипяток,  акулу -  на  сковородку,
в горячее масло,  а шокированные устрицы не требовали никакой обработки
(  свиные  отбивные,  чуть сбрызнув уксусом,  отложили  на  ужин,  который 
   нынче  не собирались  отдавать врагу ).

Первый,  в оправдание  ожиданий,  оказался  раком,  только  что  переростком;
жареная,  свирепая хищница морей  притворялась   пресно-невинной    рыбкой, 
нежной,  вроде лежебоки камбалы;  зато  желеобразным  жирным  затворницам,
не похожим даже на родственных им черноморских мидий,  не удавалось никак
подобрать адекватное сравнение. И хотя согласно теории их положено запивать
замороженным  шампанским,  обладавшие  острым  запахом  прибоя  моллюски
недурно шли  под ничуть не менее шипучий  « Магнум ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Интересно  было  и  разглядывать  после  еды  пустые  раковины  обитательниц
Атлантических отмелей,  снаружи покрытые  грубыми  известковыми потёками, 
а изнутри мерцающим перламутром с пятнами,  словно нанесёнными акварелью
по  влажной  пористой бумаге  и порой  слагавшимися  в расплывчатые  фигуры
людей,  кораблей,  животных.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

                ГЕНЕЗИС
                Шум песнь родил, картину - пятна,
                Стих - бормотанье тёмных глосс.
                Гладь вод, что искрится, превратна -
                Флёр бездны. Твердь воздвиг Хаос.
                ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
                ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
                ~~~~~~~~~~
Мы  немного  расслабились  за  обедом,  к  счастью,  днесь  обретённые  вновь
настольные часы  неожиданно пробили три,  показав,  что нам давно уже пора
собираться  на интервью.  Тогда  всё бросив,  как есть,  мы с женой опрометью
кинулись в ванную,  живо обмылись,  почистили зубы,  причесались  и надели
лучшие  свои наряды:  Галина - узкое  вишнёвое  бархатное  платье,  я натянул
белую  рубаху,   вдел  запонки,   повязал  галстук   и  влез  в чесучёвую  тройку
производства  ГДР.

Только  мы  успели  застегнуться,  в дверь постучали,  но приехали за нами
не переводчики,  а молодая американка  совершенно  слоновьих пропорций.

Втиснута  незнакомка  была  в такую  же  эластичную  кофточку  и  шорты,
что и демуазель аналогичной комплекции,  встреченная ночью сбора монет;
позже  выяснится - местные  толстухи  выставляют  свои  прелести  напоказ 
по рекомендациям  психоаналитиков,  чтобы, одолевая смущение,  бороться
с комплексом  неполноценности.

Молодая  женщина,   или,  скорее,  девица  (  знает  ли  кто  технический  приём
для секса  с этакой горой ? )  мило улыбалась,  показывая  крупные  ровные зубы,
и  держа  пред  волнующимся,  как  море  желе,   над  вырезом  розовой блузочки
белокожим  веснушчатым  бюстом,  не  нуждавшемся  ни  в  каких  трансплантах,
плетёную  из лозы  корзинку  от флориста,  декорированную  бантами, розетками,
утыканную звёздно-полосатыми флажками,  увитую серпантином  и наполненную
профессионально  отобранными   и  композиционно  организованными  фруктами:
яблоками, манго, карамболями, папайей, гроздьями винограда.

Объёмистая  гостья    впорхнула  в  гостиную  с  возгласом:  «  Добро  пожаловать
в Америку - это вам! », воздвигла корзину на стол,  и пожав энергично руки всем,
включая детей, представилась Кори, нашей волонтёркой ( сиречь, доброволицей ),
которая  вызвалась  безвозмездно  помогать  в адаптации  семье  беженцев,  узнав,
что профессор Яцкарь  великолепно владеет  английским языком.
От  удовольствия  я  завернул  какую-то  ужасно  витиеватую  сложносочиненную
благодарственную фразу,  и Кори рассмеялась  высоким альтом.

Я украдкой  потрогал  пальцем  плоды в корзине,  оказавшиеся  настоящими, 
правда,  твёрдыми  и словно  навощёнными,  и постарался  не  думать  о том, 
сколько « Магнума »,  ну, ладно,  мыла и пипифакса  можно было бы купить
на деньги,  потраченные порхающей,  хотя и тяжеловесной феей.

Тут благотворительница  заметила остатки пиршества,  багрово-красный панцирь
покойного усача  и устричные раковины,  и бросила: « О, дорогая еда! ».
Я принялся  излагать  правила использования  продовольственных талонов,  сетуя
на явную их нелепость,  однако патронесса,  похоже,  про них никогда не слышала
и не поняла  моих объяснений.

Уже без улыбки,  она пристально  с ног до головы  оглядела нас,  затем после паузы
негромко сказала,  полагаю,  сама себе:  « Ну  что ж »  и велела  выходить к машине.

Наше  появление  в  оффисе  по  трудоустройству  произвело  полный  фурор.
Сама начальница бюро,  высокая мускулистая леди  трудно определяемых лет,
встретила семью  и представила прикреплённую к нам  сотрудницу  агентства -
глазастую  скромницу Мишель,  стриженную  под мальчика,  в тёмных брюках,
в белой рубашке  с воротом « апаш »,  открывавшем  длинную  тонкую  шейку,
и больших роговых очках.
 
Деловые дамы  и Кори  провели  нас  по  заполненным  компьютерами  кубикам 
всех  трёх  этажей  учреждения,  знакомя  с работниками  службы  и рекомендуя:
« Доктор Яцкарь,  русский  физик,  его очаровательная жена Галина,  журналист,
   и их чудесные дети ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Затем всех пригласили в зал для конференций,  где к нам,  улыбаясь,  по одному
подходили люди и жали руки,  а потом вежливо попросили отвечать на вопросы.

Мне  пришлось  рассказать  про  годы  учёбы  в Физико-техническом  институте,
стажировку  у академика  Петра Л. Капицы,  аспирантуру,  защиту  диссертации,
а  пуще  всего -  про  участие  в программе  осуществления  с  помощью  лазеров 
управляемой реакции  термоядерного синтеза,  над которой  я трудился в Самаре,
тогда ещё звавшейся Куйбышевом.  Видя  интерес аудитории,  я даже  нарисовал
на доске эскиз установки, прочитав, таким образом, свою первую лекцию в США.
( Я описывал детали проекта  без зазрения совести,  ибо идея  лазерного термояда,
  будучи бредовой с самого начала,  давно уже  почила в Бозе. )

Галину,  подобно тому,  подробно  расспросили  о её  журналистском  опыте,
постановке  издательского дела,  партийном контроле  и цензуре  периодики,
практикуемых  сегодня в Союзе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
 
Также  поинтересовались,   чем  русский  доктор  и  его  супруга  собираются
зарабатывать  на  жизнь  здесь,  и я,  по моему  разумению,  скромно  ответил,
что  предпочёл бы  продолжить  свои  исследования  в теоретической  физике,
но не буду отвергать разумных предложений  экспериментальной, экспертной,
преподавательской,  или, в конце концов,  инженерной работы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Мишель  спросила,  заглядывая  в  блокнот,   не  разослал  ли  я  заранее
знакомым  специалистам,  авторитетным  в интересующей меня области,
писем с просьбой   рекомендовать университетам  Америки  мои  услуги.

Я напомнил  наивной  девушке  о железном занавесе  и о невозможности
узникам тоталитарного режима  вести  зарубежную переписку,  упомянув 
о пяти  моих статьях,  опубликованных в журналах  Академии Наук СССР,
издаваемых  во  всех  развитых  странах  мира  в переводах  на  все  языки,
которые  эксперты,  несомненно,  примут  как бесспорное  доказательство
квалификации  и потенциала автора.

Относительно  профессиональных планов  прекрасной  моей половины
пока я  не могу  сказать  ничего  определённого,  ибо ей,  прежде  всего,
необходимо  в должной степени  освоить английский.
Мишель  понимающе  кивнула  и,   устремив  карие свои глазищи  долу,
принялась прилежно  покрывать скорописью  листы блокнота.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Заключая  собрание,  начальница службы  от  лица  всех  присутствующих
тепло поблагодарила меня с женой  и сообщила,  что результаты интервью
мы получим по почте,  затем толстушка Кори  доставила семью  в « Дубы » 
и откланялась,  пообещав при случае навестить нас  ещё раз,  когда-нибудь.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

После завершения  всех этапов  процесса поселения  мы могли  наслаждаться
практически неограниченным  свободным  временем.
Барбекью с танцами во дворе  затевалось  едва ли  не  каждую  ночь,  но  Рич
больше  не  подзывал  меня  к жаровням,  хотя  очень приветливо  здоровался, 
когда я  проходил мимо.
 
Кори отвезла нас однажды в центр города  и провела по историческим зданиям,
в основном,  дорогим  отелям,  пытаясь  привлечь  внимание детей  к фонтанам,
в чьих бассейнах  кишели  рыбки  и поблёскивали  монетки,  гордым  павлинам,
разгуливавшим  по  зимним  садикам,  прудикам  с черепахами  и аллигаторами,
бронзовым статуям  и колоннам  красного мрамора,  но те,  видевшие  Эрмитаж, 
кремлёвские  палаты  русских  царей  и  часто  бывавшие  в зоопарках  и цирках, 
остались  невежливо равнодушными.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Ещё  нас  в « Дубах »  несколько  раз  посещали  офицеры  американской  разведки
и контр-разведки,  которых,  естественно,  навело  на не совсем типичного беженца
государственное  бюро  по трудоустройству.

Один из пинкертонов,  дряхлый, как Мафусаил, еврей,  очевидно,  польский,
старательно восстанавливал  свой разговорный русский,  интересно, подолгу
и  с нескрываемым  удовольствием  вспоминая  о  прежнем  блеске  Варшавы,
называл  мою  жену  « милая  пани  Галина »  и  в  дверях  целовал  ей  ручку.
Впрочем,  все офицеры  привозили подарки детям и горячие пиццы для семьи
и вели себя  чрезвычайно учтиво.

Однако  разведчики  скоро  выяснили,  несмотря  на туман,  который  я старался
поднапустить погуще,  что дезертировавший  русский физик не владеет никакой
засекреченной  информацией,  равно  не  является  резидентом  агентурной  сети,
и прекратили  немало  развлекавшие  автора романа  визиты.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Помня  предостережение переводчиков  об опасностях  пешего передвижения, 
мы уже не отваживались  предпринимать дальние экспедиции,  ограничиваясь 
необходимым  злом - набегами на логово « Льва » через дорогу.

Зато туда  мы заходили  раз  восемь  на дню,  подгадывая  к вывозу тележек
с грошёвой некондицией,  отчего у семьи,  после закупки  всего  насущного,
оставалась  изрядная  сумма  в  продовольственных  талонах,    которую  мы, 
ничтоже  сумняшеся,  без  особого  счёта  тратили  на  поистине  бессчётные
съедобные  диковины  сего и иных злачных мест мира,  открывая и осваивая
заморские  продукты,  представлявшие  итальянскую,  азиатскую,  креольско- 
французскую  и ашкеназийско-еврейскую  кулинарии  ( опуская  в этом ряду 
конгломерат,  названный  « американской »  и созданный,  главным  образом, 
неуправляемым синтезом  упомянутых выше  национальных кухонь ).
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Первый чек от государства  пришёл  вовремя,  то есть,  именно  тогда,  когда я
допил водку  и докурил « Приму »,  и мы,  добравшись  до ближайшего  банка,
успешно обратили его в наличные,  правда,  заплатив  за минутную  процедуру
целых  пять  долларов,  так как  у нас  не было  никакой бумаги  с фотографией,
подтверждающей право  легального проживания в штате.

Оставшиеся  почти четыре сотни  я распределил  на два месяца  ( несомненно,
мне предложат работу  раньше ),  их  с лихвой  хватало  на доплату лендлорду,
а также  на приобретение  товаров,  поставленных  вне закона  великомудрым
талонным  ведомством - ординарного сухого вина,   которое  мне  нужно  пить
каждый день  для  нормализации  пищеварения,  сигарет  ( не отказываться же
от  застарелой  привычки  сейчас,  в напряжённый  момент ожидания,  да  ещё 
на  исторической  родине  табака ),  и мелочёвки:  пасты, шампуней, лосьонов,
мыла, стирального порошка, менструальных прокладок,  пипифакса  и прочего.

Пока утренний бриз и испарение росы  краткое время  поддерживали  жизнь
относительной  летней ночной прохлады,  мы выходили  на общую прогулку,
в  быстром  темпе  обходя  периметр  внутреннего  двора  кирпичного  замка,
и освежались  в просторном  бассейне,  экипировавшись  туземным  образом, 
ибо мать семейства, правда, скрепя сердце, обрезала мужчинам по паре брюк, 
укоротив их до колен  ( брось жалеть  привезённое тряпьё,  с первой получки 
купим  всё  новое,  посмотри-ка  вокруг,  безработные  тут  одеваются  лучше, 
чем сынки  наших партайгеноссен ).

У бассейна  мы часто  встречали  другую пару « русских »,  которые,  услышав
родную речь,  моментально переходили на английский,  но иногда запаздывали,
к тому же  построение фраз,  характерные кальки  и тяжёлый  акцент  выдавали
их с головой.  В конце концов  я не выдержал  и неожиданно спросил мужчину:
« Скажите, пожалуйста,  который час ? »,  и он машинально  ответил по-русски.

С той поры  они  перестали  терзать мой слух  неизвестно  где  приобретённым
натужно-ненатуральным  прононсом  и начали  здороваться,  очень  сдержанно.

Рассветы  во Флориде  такие же  яркие  и быстротечные,  как  закаты;  обычно
ясные,  лишь у горизонта подёрнутые  полупрозрачными  золотыми облачками,
в стороне  незримо  присутствующего  и  напоминающего  о  себе  влажностью
и запахами  океана.

Они  сопровождаются  громким  щебетом  птиц,  не  жуков  и цикад,  задающих
концерты  ночью,  а  настоящих,  неизвестных  мне  видов  яркоперых,  красных
и синих  непоседливых  созданий,  чьи  головы  украшены  хохолками ( красные,
кажется,  кардиналы ).

Затем просыпаются белки  и начинают скользить  по веткам и стволам
двадцатиметровых кедров;  рассерженные, серые воздушные акробатки
громко и смешно трещат  и могут швырнуть в тебя шишку.

Шершавые  ящерички  с  бисерными  глазками   надувают  алые  и  оранжевые
шейные мешки;  трясогузки и дрозды  собирают жучков чуть ли не под ногами.

В зените  ещё не ослепляющей взора  небесной сферы  медленно  проплывают
кругами,  просвечивая через кружевные  парасольки крон  серебристых кедров,
силуэты чёрных коршунов,  крылья которых  напоминают  распростёртые руки
с широко расставленными пальцами.
                « Ранняя пташка  находит червячка ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Утренний бриз,  в отличие от вечернего,  направлен  от земли  к воде,
потому  навевающие  на меня  черноморские  воспоминания  ароматы
заметно ослабевают.

Роса в этом природном дистилляторе  всегда  обильна,  и крупные капли,
подолгу не испаряясь,  работают  миниатюрными  ньютоновыми линзами 
и  испещряют  радужными  полосочками  самые  неожиданные  предметы,
вроде  вашего  носа,   разлагая  по законам  геометрической  оптики  лучи
стремительно восходящей денницы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

                НАБЛЮДЕНИЕ

                Как в русских сказках, иль, вернее, кафках,
                В Вест-Индии ( смекай, Иван-дурак )
                Не счесть жемчужин в антикварных лавках,
                А кой-чего дают совсем за так.

                Вот из цветка за оффисом лендлорда,
                Там, где повисла винограда плеть,
                Торчит цикады лягушачья морда -
                Уродлива, да мастерица петь.


Рецензии