Откройте АмерикY! Гл. 10

                ГЛАВА  ДЕСЯТАЯ,
                где герой вынужден углубиться в историю,
                хотя всегда старался туда не вляпаться

Теперь по воскресеньям  за нами в « Дубы »  заезжал просторный микроавтобус,
ничуть не хуже « мицвамобиля » « Еврейского Вселенского Альянса »,  который 
каждую  субботу  отвозил  наших  соседей-приятелей  Бронштейн  в их  синагогу,
но украшенный  четырёхконечными  греческими  крестами  и заметной надписью
вдоль  обоих  бортов:  « Христианство  ( Ортодоксальное ) - Церковь Св. Иоанна ».

Он доставлял нас  в храм « Откровения »  чуть раньше  того времени,  когда там
начиналась  утреня  и  внизу,  параллельно  с  нею - занятия  воскресной  школы
и другая  внеслужебная активность.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Утреню  о.Николай и псаломщик  вели  только  по-гречески,  причём  применяя
протяжные монастырские распевы,  и её посещали  немногие старики и старухи,
слабо,  видимо,  владевшие английским;  абсолютное же большинство прихожан
разбивались на группы  и расходились по классам.

Дошкольники  слушали  отрывки  из адаптированной  для  их  возраста  Библии, 
клеили  крестики из картона  и раскрашивали мелками  контурные  копии  икон, 
детки  постарше  учили наизусть « Блаженства » и Декалог,  тогда как подростки
состязались в искусстве риторики  на заданную религиозную тему.
 
Взрослым  предлагалось  на  выбор  несколько курсов - начального  катехизиса,
обязательный для бывших протестантов,  готовящихся вступить в лоно Церкви
через принятие  таинства  миропомазания;  исторический  экскурс,  об истоках, 
возникновении и утверждении  западной и восточной  традиций Христианства;
также  уместно посвящённое  небесному  патрону храма  Св. Иоанну Богослову
крайне серьёзное изучение его « Апокалипсиса »,  с подробными толкованиями
и комментариями  современных теологов,  и др.

На доске объявлений в холле  висели бюллетени  с темами отдельных занятий,
и допускалось  ограничиться одними теми,  какие  приходились  тебе по вкусу.

Я,  в основном,  посещал уроки « Апокалипсиса »,  предпочитая их,  разумеется,
в силу  ярчайшей  изобразительности оригинала:  кристаллическое зерцало-море
перед  престолами  Сидящего  и старцев,  золотые  светильники,  пояса  и венцы,
звери,  исполненные  очей,  рогатые  змеи  бездны,  жена,  облачённая  в  солнце,
знаменитые  четыре разноцветные всадника,  женоликая саранча  ростом с коней,
победа  белых воинств  над багряным чудищем  и сияющий Небесный Иерусалим
из  двунадесяти  камней-самоцветов,  чистого  золота  и колоссальных  жемчужин.

Вдохновенная экспрессивность этой словесности,   по православному преданию,
принадлежащей стилосу  столетнего Иоанна,  находилась в явном противоречии
с назидательной сухостью  широко  известных  иллюстраций Дюрера,  в которых
четыре всадника  изображены вместе,  хотя по тексту  они являются  поочерёдно,
кроме того,  у монохроматичной ксилографии нет адекватных средств к передаче
преизбыточной палитры  ниспосланного  свыше  видения,  отчего  автору  не раз
довелось пожалеть  об отсутствии у него  возможности  по свежему  впечатлению
присущей ему  лёгкой кистью  темперой на холсте  воплотить  красочные  образы 
без малого  две тысячи лет  актуальной книги.

Порой я заходил  и в другой класс,  где  изучали  жития  поминаемых на неделе 
православных святых,  собранные  во внушительнейшем числе  на каждый день 
и насыщенные  самыми  невозможными  чудесами - воскресениями  из мёртвых,
явлениями  ангелов,  хождениями  по  воде  и  тому  подобным - всегда,  однако, 
помещаемыми  в конкретные место,  время  и обстоятельства.

Мне  живо  запомнилась   одна  из  таких   волшебно-документальных  историй.
Маленький  гарнизон  римской  армии,   сорок  ветеранов,  закалённых  в  боях,
нёс караульную вахту у северной границы Империи,  расквартирован в Севасте,
городке,  расположенном  в  нагорной  Армении,  тогда  ещё  вполне  языческой.

Внезапно  все сорок воинов,  без  каких-либо  внешних  причин  типа  контактов
с проповедниками-миссионерами,  обращаются в христианство,  что  немедленно
становится заметно  в небольшом поселении,  поскольку легионеры  прекращают
принимать  предписанное  всем  участие  в празднествах  в честь  античных богов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Оповещённый о том император Лициний  зимой 320-го года посылает в Севаст 
карательный отряд,  которому неофиты не оказывают  никакого сопротивления, 
несмотря  на превосходство в числе  и прекрасное  знание местности.

Напротив, по приказанию центуриона, командовавшего карателями,  они кротко
складывают  перед  ними  оружие,  снимают  одежды,  а затем  заходят  по  горло
в жгуче-холодную воду  горного озера.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Каждый солдат  может выйти из озера,  но это будет считаться  его отречением
от несовместимой  с верностью цезарю и Риму  религии,  объявляет центурион
и повелевает  разложить на берегу костры и устроить за счёт казны сатурналии
с возлияниями,  оргиями  и жертвами  Бахусу и Венере.
Однако новохристиане  многие часы  на глазах толпы  стоят  не  шелохнувшись,
укрепляя  свой дух  молитвой.

Наконец  под вечер  со стороны  заходящего  солнца  к озеру  слетают  из-за туч
сорок  небесных  крылатых  посланников,  надевающих  на  головы  страдальцев
золотые  венцы  святых,   после  чего  мученики   все  вместе  почивают  в  Бозе,
и их нагие,  мраморно-белые,  словно  статуи,  покрытые боевыми шрамами тела, 
обращённые ликами горе,  с коронами на челах,  потемневшие волны прибивают
к ногам  безмолвно  ужасающихся о чуде  римских эмиссаров  и граждан Севаста, 
вскоре,  не  дожидаясь  потепления,  крестившихся  в тех  же  заледенелых  водах.

Меня,  естественно,  привлекали и занятия  по языку иконографии,  где я узнал
значение многих  мне прежде непонятных символов.
Так,  череп  у  подножия  Распятия,  по  легенде,  принадлежит  ветхому  Адаму
и дивным  образом  оказался  среди костей преступников,  усеивавших Голгофу,
чьё  имя  и  означает  « череп »,  дабы  Кровь  Агнца  Божьего  могла  омыть  его.

Автор  также  выяснил,  что,  согласно  православной  концепции,  после смерти
души праведников попадают в Рай,  представляющий собой подобие сада Эдема,
однако  не тождественный Царству Небесному,  дому Самого тройного Божества,
в онь же  вселятся  оправдавшиеся  на  Его Суде,  а  грешники,  аналогично  тому,
временно  отправляются во Ад,  иначе,  античный Гадес,  и лишь по воскресении,
вновь облачены  уязвимой плотью,  ввергнутся  навек  в страшную Геенну евреев,
состоящую  из  огненного  и ледяного  озёр,  условно  в иконописи  обозначаемую
помещёнными бок о бок  двумя равновеликими кружочками,  красным  и голубым.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Изредка,  если  список тем  воскресных классов  не  возбуждал  у меня  интереса,
я поднимался  на утреннюю службу,  носящую название « ортрос », переводимое
как « правило »,  а иначе и понятней - « направляющая ».

Отдаваемый  занятиям  полный  час  до  литургии   щедро  наделял  её  временем,
и её вели истово,  без  малейшей  спешки,  с греческими  бесконечными  трелями,
вроде  « ээ-ээ-ээ-влооо-гу-у-у-у-у-мэээ-эн  Сэээээ-э-э-э-э-э-э »  и  тому  подобным.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Иеромонах Николай  служил утреню  в чёрной рясе  и цилиндрическом клобуке
с покрывалом,  ниспадающим на спину;  пустой зал  прекрасно реверберировал,
и  закрыв  глаза,  нетрудно  было  вообразить  себя  в храме  горного  монастыря,
чью тьму,  трепеща,  воюют  лишь  язычки  свечей  на  шандалах  пред образами.

Тягучие,  но  резко  синкопированные распевы  с точно рассчитанными паузами
затормаживали  мозг,  освобождая  подкорку,  и тем  активировали  подсознание,
приводя слушателя  в хорошо знакомый мне  лёгкий транс,  так способствующий
« видению насквозь »,  изучаемому мною.

Думается,  ту  же  цель  преследовало  и  окуривание  помещения  по  периметру
дымом ладана  со  стойким,  типично  восточным  сладковато-пряным  ароматом,
ласково-нежно,  чуть заметно  кружившим голову,  словно  катание на  карусели.

Завершив « направляющую »,  священник в будничном  удалялся  за иконостас,
а на его место заступал дьякон,  уже в праздничном,  шитом золотом облачении,
кто  крест-накрест  опоясывал  себя  орарём,  и воздев  конец его  троеперстием,
зычно возглашал: « Со-о-о-о-фииии-ия,  о-о-ооо-о-орфиии ! »

Темп  службы  убыстрялся  существенно,  зал  как-то сразу  заполнялся  народом,
поднимавшимся снизу,  вступали  хор  и органчик,  и  перед  паствою  появлялся,
из-за панели с фигурой Спасителя,  протоиерей о.Николай,  теперь  выглядевший
совершенно по-царски  в сверкающей стразами митре  и парчовой ризе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Литургия,  главная  дневная  служба,  продолжалась  порядка  часа,  после чего
прихожане опускались опять в нижние уровни  для совместной еды и общения,
что отнимало у них  также чуть больше часа,  включая разъезд.

На  этих  ланчах  наша  семья   «  новых  русских  православных  »  оказывалась, 
особенно  первое время,  центром  внимания,  получая  регулярно  приглашения
отобедать  с видными  членами  общины,  и нас  принимали  у дьякона-дантиста,
регента-юриста,  псаломщика-торговца  и других.

Если  же  вечер  воскресения  был  у нас  не  занят,  Анастасия  предлагала  нам,
обычно,  прокатиться в район  исторического Сэйнт-Огустина.
Ей,  в отличие от волонтёрки Кори,  претила ярмарочная толчея,  и мы заходили
только  в музеи,  гулкие храмы  со стрельчатыми башнями,  лавки  антиквариата,
или просто  бродили  по живописным окрестностям.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Однажды она привезла нас туда,  где в XVI веке впервые высадились испанцы:
отдельно стоящий холм,  на котором  был воздвигнут  высокий  крест  и рядом -
крохотная часовенка  с крашеной скульптуркой Пренепорочной Девы.
 
Внутри горели свечи и посетителей встречала  королевской стати старая дама
на каблуках,  в чёрном платье,  украшенном оборками,  и кружевной мантилье.

Поразительно,  но именно  это место,  со стопроцентной гарантией  до того дня
не посещаемое  и не виденное мною,  даже на фотографии,  представлялось мне
каждый раз,  когда я прикасался  к определённой кости,  похоже,  человеческой, 
из найденных раньше на прогулке с Кори  у впадения  реки Св. Джона  в Океан.
Добрая ассистентка-коммуникатор  не забывала  наше  семейство  и по будням,
забирая Галину и Павлика,  а после школы и Мишу,  на чуть ли не ежедневные
мероприятия  церковного сестричества и православных бойскаутов,  репетиции
хорового, танцевального и театрального кружков,  походы на природу  и прочее.
Я же,  как и прежде,  сразу после завтрака  отправлялся  в библиотеку,  а оттуда,
без перерыва - на вечернюю смену в « Кристал ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Весомую  долю  продуктивной  части суток,  почти  треть  периода  бодрствования
мне  приходилось  проводить  в салоне « Икаруса »,  и поначалу,  беспокоясь о том,
что мои опыты  по исследованию  « шестого  чувства »  застопорились,  я пробовал
продолжать экспериментировать  по дороге.

Опровергнув собственную гипотезу  о тепловой природе носителя информации,
я уже не нуждался  в кухонной духовке  для нагрева стопки дисков,  и легко мог
всё  необходимое мне  научное оборудование  уместить  в небольшой коробочке.

Однако движение автобуса,  неожиданно прерываемое остановками,  шум улицы
и,  особенно,  зайчики света,  внезапно  отражённого  от  проезжаемых  объектов,
очень мешали  сосредоточиться  на  смутных  зрительных  образах,  возникающих
где-то  в глубинах  подсознания  за закрытыми  веками  глаз,  и я  в конце  концов 
оставил  утомительно бесплодные попытки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Зато покойное созерцание  пейзажа  и уличных сцен за окном  рождали в мозгу
вашего покорного слуги  немало рифмованных строчек,  и большинство стихов,
которые,  хочется думать,  развлекают Читателя романа,  сложены именно тогда.

Кроме того,  я приспособился  изучать во время поездки  греческую  литургию,
пользуясь подаренными ассистенткой магнитофончиком "Сони" с наушниками, 
аудио-записями  и двуязычными  песенниками.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Эти стихи  чем-то  в корне  отличались  от  всех,  известных  мне,  и я пытался
посредством анализа  найти первопричину  их уникальной силы.

Гимны композиции  были рифмованы и аллитерированы,  причём  консонансы
подчеркивали  ударные  по  смыслу  места  стихотворений,   тогда как  ритмика
вносила кинематографически изобразительный подслой,  вроде картины полёта
в « Херувимской песне »,  начинавшейся неуверенно  при  невероятно  дерзком
предложении присутствующим  усилием духа  преобразить себя  в небожителей:
« Ииии-та-а-а-а  Хе-е-ру-вим... » - херувимы ?  мы  ли ? ,  и затем,  восторженно:
« И-тааааа  Хеее-рувим !!! » - да,  превратились,  а потом,  осмысливая  переход
и тихонько  пробуя  неокрепшие крылья:  « мистикос  икони-иииии-зооо-онтэс » -
мистически  изображаем их,  и преодолевая  притяжение земли:  « кэ-э-э-э-э-э-э »,
устремляемся  к Престолу  Животворящей  Троицы: « ти-и-и-и », останавливаясь
перед Ней  в изумлении:  « З'о-о-о-опиоооо  Три'аа-а-а-а-а-а-а-ади,  Трии-'аа-ади »,
вместе  с  предназначенным  к  тому  небесным  хором  воспевая  хвалу  Божеству, 
и вдруг,  оглядываясь  на свою  плотскую  природу  и  понимая  её неадекватность,
увещеваем  себя и других  отложить  всякое житейское попечение.

После чего  нам  в  немногих  словах  открывается  цель  нашей  трансформации -
дабы вернувшись  в наш падший мир  и церковь,  где в этот момент  происходит
шествие  с  выносом  Чаши,   перед  Которой  задом  пятится  дьякон  с кадилом,
встретили  бы  достойно  Царя горних и всех,   непостижимого,  непереводимого,
« дориносимого »,  то есть,  поднятого фалангой  над гребнями шлемов  на щите,
возложенном  поверх  скрещенных  копий  гоплитов,  как  победоносные  войска
проносили  по  улицам  и весям  града  сквозь толпу  чествуемого ею  полководца.

Чтобы  в рост  устоять  на зыблемом  гладко-выпуклом подножьи,  триумфатор
должен держаться,  раскинув руки,  за древки копий идущих по сторонам щита, 
силуэтом  напоминая  распятого,  оттого-то греческое слово « дорифоруменон »,
употребляемое в подлиннике,  сразу  вызывало  у жителя Империи  ассоциации
с Голгофой,  копьём,  пронзившим рёбра Агнца,  и  Его  победой  над  Смертью.

Лаконичная  изобразительность  поэзии  умирала в переводе,  предназначенном 
для варваров-неофитов,  навряд  ли  знакомых  с обычаями Византии,  однако ж
просветители, занимавшиеся переложением гимнов,  а заодно с тем и созданием
литературного  славянского  языка,  испытавши  магическое действие оригинала,
не  решались  отступать  от буквы его  ни  на  йоту,  с фанатическим  упорством
оставляя неизменным  даже  первоначальный  порядок  слов  и  порой  порождая
удивительные химеры-гибриды,  вроде упомянутого  « дориносима ».

Вызванное их робостью ( или смелостью ? )  полное  пренебрежение  правилами
поэтического  перевода,  более и сверх того,  отсутствие  мало-мальской  заботы 
о благозвучии,  да куда там,  просто  об удобстве произнесения,  вспомним лишь
языколомное « вочеловечшася »,  принудило  новообращённые  племена  славян,
изощрившись,  разработать скоро  уникальнейшую систему  хоровой полифонии,
ту  технику,  коей  можно  спеть  и телефонный справочник,  внесше  тем  самым 
неоценимый вклад  в развитие музыкальной культуры мира.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мне всё ж было жаль  классически  длинных  сольных  трелей,  унаследованных
первохристианами,  служившими  на  греческом  диалекте,  называемом « кини »,
от родной им  иудейской традиции  литургического пения,  древнейшей на свете, 
впоследствии  повзаимствованной Исламом.

Умом я,  естественно,  понимал  суровую  логику  и  неизбежность  этой жертвы,
ибо буквалистский перевод  совершенно не в состоянии  связать воедино поэзию
и мелодическую интонацию,  построенную  на  ритмичном  чередовании гласных
и закладываемую  автором  в текст  одновременно  с его  созданием,  ибо  прежде
не  существовало  порозно  ни композиторов,  ни литераторов,  и  соответственно,
распев  обозначался  гимнописцем  апокрифическими  крючочками  промеж строк.

Драматический  переход  от  одноголосного  пения  к полифонии,  не  исключено,
являет  собой  отражение  на  сферу  искусства  религиозного  пути  человечества,
от  строгой  монотеистичности Иудеев  ко триипостасному  Богу  Нового Израиля,
и три главные  артистические специальности,  на которые  в наши  дни  распалась
одна  и  нераздельная  творческая  Личность,  представляют:  режиссёр - Демиурга,
поэт,  художник,  писатель,  актёр - Сына-Создателя,  Отчее  Слово  ( не оттого ли
им  нечасто  выпадает  удача  дожить  до преклонного  возраста ? ),  а  композитор,
использующий  ритмические сотрясения воздуха -  разумеется,  Духа  Свята,  Руаха.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
О  всеисполняющая  Тройственность,   превосходящая   настолько   сложностью
общедоступную  прямолинейную  дихотомию   материалистической  диалектики,
что мне до сих пор  не  вполне  ясно,  отчего  такая  теология,  подразумевающая
существование измерений  свыше  трёх с половиной,  привычных  земнородным,
о чём лишь в самые последние годы,  и пока ещё  очень робко,  заговорила наука,
будучи противной логике  и людскому мироощущению  по природе,  не погубила
Христианство  на  корню  и ни разу  не  подпала  соблазну  бесчисленных  ересей,
пронеся  догматы  троичности  даже  сквозь Реформацию !  тайна сия велика есть,
впрочем,  и  искусство,  разделившись  и усложнясь  без  меры,  также  не  умерло.

Выше я,  и к месту,  упомянул  непроизносимый глагол  из перевода Никейско-
Константинопольского « Символа  Веры » на славянский язык,  а чуть раньше -
загадочную  билингвистическую конструкцию  финала « Херувимской  песни », 
отчего  у Читателя  может  ненароком  сложиться  впечатление,  будто бы автор
досконально владел славянским текстом  ещё до начала  изучения им греческого
в процессе  своего автобусного анализа.

Сейчас я могу  спеть разными распевами  все  основные  литургические гимны
на  языке,  которого  Русская Православная Церковь  придерживалась  от  века,
но пообещав  излагать правду  и ничто,  кроме правды,  вынужден признаться -
сразу по приезде моём из России  наизусть я не знал  даже  « Отче наш ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
В  храмы  я забегал  минут  на  десять - пятнадцать,  только  чтобы  погрузиться
в странную  атмосферу,  раскрепощавшую  подсознание,  и слушал в полумраке,
исполненном  дымом ладана  и трепетом пламени  пред колеблющимися ликами, 
пение незримого хора,  не понимая  ни слова.

В  те  годы  так,   надо  сказать,   вело  себя  большинство  посещающих  церкви,
устав  коих  дозволял  войти  и  выйти  когда  заблагорассудится,  и всю  службу,
медленную,  как рассеянный склероз,  отстаивали считанные по пальцам старухи
в мышиного цвета платьях  и косынках,  затянутых под подбородком.

Разумеется,  мне  и  в голову  не приходило  исповедать свои грехи священнику,
для чего  нужно было  встать  с петухами,  и,  пропостившись  полдня,  подойти
ко святому  причастию  в церкви,  и причастился я на Родине  один  только  раз,
после того,  как меня крестили за компанию с малолетним сыном,   да и то лишь
по абсолютной  случайности - относясь  легкомысленно  к предстоящему обряду,
накануне  вечером  с друзьями  я  изрядно  перебрал  водки  под жареные грибки,
отчего  наутро  с похмелья  не  мог  ничего  взять в рот,  и преклонных лет иерей,
приглашённый тёщей  для совершения  таинства  ко мне  на квартиру,  сочтя это
за пост, удостоил автора Тела и Крови Христовой,  причём без исповеди,  ибо её
заменяет,  в соответствии  с древней  традицией,  включаемая  в ритуал баптизма
формула  отречения  от  врага всего  с троекратным  оплёвыванием  личного беса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Тёща  моя,  происходившая  из дворян  и  лишённая  большевистским  режимом
возможности  учиться   и  занять  хоть  какое-то  положение  в  новом  обществе
и,  благодаря  тому,  не  имевшая  нужды  демонстрировать  верность  идеологии,
оставалась  верующей,  входя  в то ядро  серых старух,  несокрушимость которых
и позволила Православию в Империи  выжить при Советской власти.

Однако  литургических текстов  твёрдо не знала  и она,  произнося,  к примеру,
в песне Богоматери  « плоть чрева »  вместо  « Плод чрева »,  и тому  подобное,
поелику  богослужебных книжек  отродясь в руках не держала.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вообще,  сжигаемы вместе с церквями и монастырями  в ранние годы совдепии,
служебники и молитвенники   были  гораздо  большей  редкостью,  чем  Библия,
чьи зарубежные издания  протоптали  себе  окольные  тропки  на чёрный рынок,
а дореволюционные  синодальные  на славянском,  а порой  и на русском  языке,
не  найденные  дотошными  пионерами  в бабушкиных  кладовых  и на чердаках -
в букинистические магазины,  ибо при первых же признаках ослабления вожжей
они начали пользоваться  немалым спросом  у творческих  интеллигентов Союза,
помещаемы на почётное место в гостиной  и выдаваемы  за фамильные реликвии.

Я,  правда,  приобрёл  их  вовсе  не  для  показа,  а  сугубо  как  пишущий  человек,
дабы  увеличивать  свой  тезаурус  и  расширять  лексикон,  овладевая  славянским,
который  столь часто  поворачивает  затёртые слова  весьма неожиданной стороной.

Когда  я  решил  посвятить  автобусное  время  изучению  греческой  литургии,
всё тот же всемогущий случай  предоставил в моё распоряжение полный набор
служебных книг  на славянском,  в России  мной  даже  и в глаза  не  виданных.

Портфель с ними  в наш квази-дубовый замок  завёз  незнакомец,  разменявший, 
похоже,  недавно четвёртый десяток;  ни имя гостя  Давид,  ниже фамилия  Пирс,
происходящая  от  английского  глагола   pierce - пронзать,  не  указывали  ничем
на  славянские  корни  визитёра,  равно как  и  неуловимая  оливковая  смуглость
и черты лица - бледного, худого,  с удлинённым слегка горбатым носом.

Он представился  членом  общины  храма Св.Иоанна,  хотя  ни прежде  того дня,
ни  позднее  я там его  не  встречал,  и сказал,  что  услышал  обо  мне  в церкви.

Он просит меня принять унаследованные им книги  одного священнослужителя,
которые,  как ему  отчего-то  кажется,  мне  очень  сейчас  должны  пригодиться.

Толстокожий портфель,  чьи замки и углы потемнели,  содержал в своих недрах
азбуку  с начальным  учением,  песенник  « Простопение  церковное »,  требник
и служебник  с параллельными  славянским  и английским  текстами,  изданный
в Канаде  старообрядческой  Церковью,  все  в  переплётах  тиснённого  сафьяна,
крупно напечатаны  на плотной фактурной бумаге,  пожелтевшей,  но не ветхой, 
с карминными фигурными буковицами  и лентами-закладками из голубого муара.

Книгам исполнилось  явно не одно десятилетие,  однако меж них  лежала  новая,
пахнущая свежей типографской краской  иконка,  изображавшая  крещение Руси
и сонм её святых.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Славянский язык - близкая родня  русскому,  и всё же  в литургии встречались
неясные фразы и выражения,  не поддававшиеся толкованию  даже с помощью
имевшегося в моём распоряжении  английского подстрочника.
Но и эта проблема  разрешилась  наилучшим образом,  и как можно догадаться,
сама собой.

Внимательная к нуждам  всех  членов семьи  Анастасия  решила позаботиться
о том,  чтобы и у Галины тоже были тексты литургии на доступном той языке,
ибо в английском переводе  жена пока ещё  изрядно плутала.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Обряда по-русски  в природе  не существует,  славянским  супруга  не владела,
зато  свободно  читала  по-украински,  и  ассистентка  разыскала-таки  для  неё
книжицу « Добрый Пастыр » Украинской Греко-Православной Церкви Америк,
содержавшую полный  и довольно грамотный перевод.

Теперь я,  сравнивая оригинал  и оба  очень точных  буквальных  подстрочника,
мог  выяснить  всю  полисемантику  текста на « кини »,  за исключением  лишь
нескольких  особо  тяжёлых  случаев,   наподобие  «  дорифор'уменон  »,  когда
приходилось  обращаться  за  консультацией  к охотно  помогавшей   Анастасии
или же  к самому отцу Николаю.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Клянусь,  о мой Читатель,  я не имел желания,  по крайней мере,  осознанного,
заниматься  систематическим  сравнительным  анализом  церковных традиций,
однако  обилие литературного материала  и неизбывное  научное любопытство
постепенно  втянули  меня  в работу,  которой я  не стал  бы  уделять  времени,
годного для достижения  каких-либо  практических целей  на иоту чуть больше,
чем всё равно уж  пропащее  автобусное.

Так  виртуально  лишь  стечение  обстоятельств,  и ничто  иное,  позволило  мне 
погрузиться  в крайне интересный мне предмет  и изучить принципы построения, 
отыскать исток зарождения,  как и пути эволюции  богослужения - своеобразного
и прежде того  не  известного  автору  жанра  литературно-музыкального  действа.

В начале моих поездок  я просто  слушал,  читал  и заучивал  греческие гимны,
и эта поэзия немедленно сразила меня бесподобно ёмкой своей лаконичностью,
превосходя  порою  краткостью  даже  японские  семнадцатисложные  « хокку ».

К примеру,  важная догма  единой сущности Отца и Сына  выражена  всего лишь
десятью словами,  не считая заключительного « Аминь »: « Ис 'агиос, ис К'ириос,
Иисус Христос, ис д'оксан Те'у Патр'ос »,  передавая  идею  чередованием слогов
« -ис » и « -ос».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Причём  прямое содержание строчки  не  несёт  ничего,  предполагающего такое:
« Един свят, един Господь,  Иисус Христос,  во славу Бога Отца »,  и хор поёт её
в ответ  на  восклицание  священника  « Святая  святым »,  когда  иерей в алтаре
вздымает  хлеб-Тело,  уготованное  к преломлению  во спасительную  пищу миру.

Признавая,  таким образом,  недостойность  падшей нашей природы  буквально,
стих неявно  указывает  и путь  её преодоления,  акцентами ненавязчиво задавая 
направление мысли  от открытого познанию  Сына  к непостижимому  Его Отцу -
полисемантика,  приёмами искусства  абсолютно не воспроизводимая в переводе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Каждый гимн оригинала  при  ближайшем  рассмотрении   легко  обнаруживал,
помимо поверхностного  вербального слоя,  ещё и глубинные  изобразительные.

Богородичен,  ритмом  живо  напоминая  те  сельские  танцы-хороводы  цепочкой, 
кои  плясали  на вечеринках греки,  рождал  ассоциации  с поклонением  пастухов,
но не только,  рисуя,  кроме того,  видение Иаковлевой Лествицы  от земли к небу:
« Тин  ти-ми-о-т'ее-ран  тон  Хеее-рууу-вим ... » - эпитет,  в православной поэтике
описывающий  роль  Девы Марии,   предопределённую  Заветом  Яхве  с Израилем.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

И  эпос  всего  в  двадцать  девять  слов,  радужными  переливами  оркестровки   
все чувства  пленяет  жемчужина « Победной песни »,  зачином которой служит
«  в духе  »  услышанное  сначала  Исайей,  а после него  и столетним  Иоанном
несмолкаемое  торжественное  славословие  бесплотных чинов ( Ис.6,3; От.4,8 ):
«  Свят,  свят,  свят  Господь  Саваоф !  Исполнь  небо  и  земля  славы  Твоея ! »,
а фраза  за  мерным  хоралом   чистых  огней   имеет  иной,   радостно-скачущий 
музыкальный темп и принадлежит перу,  а верней,  каламу  царя-пастуха Давида:
« Осанна  в Вышних.  Благословен  Грядый  во Имя  Господне »  ( Пс.117, 25-26 ).

Итак,  мы можем заключить,  звучат  синхронно  темперированный  горний хор
и взволнованные голоса людей,  восклицающих « Осанна в Вышних ! », то есть,
« Спасение свыше ! »,  и приплясывая,  распевающих древние псалмы Пророка,
и невероятный сей дуэт  указывает  на  единственное  время  и место - 9 нисана,
Пальмовое Воскресение,  въезд  во Иерусалим  обетованного Царя,  и возникает
каноническая икона - Спас, обращённый вспять, верхом на белом осляти,  толпа,
срывающая  с тел одежды  и  размахивающая  ветвями,  и  шестокрилатии  Лики,
незримым сонмом  окружающие Сына  и возносящие  Его  ( « дорифор'уменон »).

Но  по степени  концентрации  информации  сию картину  далеко  превосходит
с первого взгляда непримечательная  последняя  строка гимна,  вроде бы просто
припевом повторившая уже употреблённое раньше « Осанн'а эн тис Ипс'истис! »,
добавив сюда  лишь  крохотное  словечко-артикль  « О »: « О  эн тис Ипс'истис »,
отчего по чудным законам греческой грамматики   всё  словосочетание  целиком
становится существительным: « Тот,  Кто в Вышних »,  и удивлённое признание
Сидящего на осле  Самим  Создателем,  вмещённое  в один  звук  и краткую ноту,
до  ужаса  богохульное   для  уха  законопослушных  мессиан-евреев,   предрекает 
и крик их: « Распни Его,  распни ! »,  и страшные гонения на горстку прозревших.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Перед  сугубо  специальными  способами  поэтического  выражения,  которыми
виртуозно  оперируют  авторы  оригинала,  разумеется,  пассуют  все  переводы,
однако  славянский,   чей  самый  язык   сформирован  по  ходу  его составления,
выглядит не настолько бесцветно-убогим,  как английский и украинский, ибо он
чрезвычайно  активно  использует  право  первородства,  непрерывно  изобретая
смелые неологизмы,  что порой  приводит  к весьма  неожиданным последствиям.

К примеру,  нынче  ровно  ничего  не  говорящий  уму  термин  « оглашенные »
прежде  относился  к  язычникам,  изъявившим в храме ( огласившим ) желание 
присоединиться к Церкви,  но ещё не принявшим крещение,  коим разрешалось
присутствовать лишь на части службы,  завершаемой « Литанией оглашенных »,
когда,  по молитве  о ниспослании им благодати свыше к совершению таинства,
священник и дьякон  поочерёдно  троекратно  зычно  повелевают им  удалиться.

Однако  народное  сознание,  не  понимая  не  раскрываемой  славянским текстом
сути  действа,   рудимента  начального  Христианства,  придало  финалу  литании
смысл  экзорцизма,  отчего прихожане,  подозревающие  в себе беса,  при возгласе:
« Елицы оглашеннии, изы-дииите !» чувствуют себя несколько не в своей тарелке, 
а раньше,  бывало,  и  вовсе  с воплями  валились  наземь  и бились  в конвульсиях,
откуда и взялась  в русском языке  идиома: « Орёт,  как оглашенный ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Иногда бесноватые исцелялись,  иногда тут же  и умирали  на каменном полу,
и такая  трагическая  сцена  завершает  страшную  поэму  Марины  Цветаевой
об  обуреваемой  пламенной  страстью  к  вампиру  сельской  девушке  Марии
( смотри поэтическую сказку « Молодец »,  изданную в Праге ).

Но украинские переводчики  разрядили  средневековое напряжение,  применив
уничтожающую  эзотерическую недосказанность  формулу:  « Тi,  що готуються
до хрещення »,  а английские употребили заимствованное у протестантов слово
со значением  « проходящие  катехизис ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Отказавшись  от  воспроизведения  сложной  поэтической  фактуры  подлинника,
создатели  славянского  перевода  вместо  этого  сконцентрировали  свои  усилия
на  восстановлении  баланса  вербальной  и музыкальной  составляющих  службы
и ритмико-временном их  согласовании с действием,  естественно,  разрушенного 
буквальным переложением  на язык,  существенно  более краткий,  чем исходный.

Оттого им пришлось  расширить  антифоны  псалмами,  добавить  « Блаженства »
и произвести  большое количество мелких вставок,  а также перенести проповедь
к отпусту  из её прежнего места  между литургиями мира и верных.

Кроме  того,   пользуясь  младенческой  гибкостью  новорождённой  лингвистики, 
они весьма успешно  приспособили  падежи,  порядок придаточных предложений,
равно  и другие  литературные  нормы,  к полифоническим  церковным  распевам,
которые  тогда тоже  находились  на  стадии  разработки,  и  синхронное  развитие
всех  элементов  её  и  наделило  славянскую  традицию  необходимой  цельностью.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Ни  украинцы,  стремившиеся  не потерять  ридну мову  в диаспоре,  ни русские,
избежавшие гибельной репатриации  и во втором поколении  капитулировавшие
пред  неизбежной  ассимиляцией,  не  решались  изменять  распевы,  а  тем  паче,
компоновку  службы,  освящённую тысячелетней историей,  и в обоих переводах
зияют  лишние паузы и сбои ритма,   особенно разрушительные  для английского,
поскольку   присущие  этому языку   жёсткий  порядок  слов  и чудная  краткость
не позволяют залатать бреши;  впрочем,  большой и очень профессиональный хор,
наподобие  « Донского казачьего »,  способен сохранить крепость.

Несмотря  на заверения  Православной Церкви  о неизменности  всех её обрядов
от момента  их возникновения,  взгляд  пишущего  человека  без  труда  отмечал
неоспоримые следы  нескольких общих  и радикальных редактур,  среди которых
предпринятая просветителями славян  была далеко не первой.

Начало переделкам  положили византийские монастыри V-VI вв.,  изобретшие
неотступный  растянуто-синкопированный речитатив,   здесь уже упомянутый,
коему засим отвели доминирующую роль,  сократив иные компоненты действа.

Однако  проявив  поразительную,  и я бы сказал,  богодухновенную  мудрость,
монахи при том  не выбросили  ни иоты  из исходной композиции,  что теперь
позволяет воссоздать подлинный текст,  не  копаясь  в истлевших пергаментах.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Больше  всего  мешали  перейти  к монастырской  гипнотической  манере пения
молитвы,  написанные  одной рукой,  ритмом и смыслом  объединившие  гимны,
судя по преизобилию стилей,  разных авторов,  коллективные прошения-ектеньи
и всяческие  ритуальные акты,  совершаемые участниками службы.

Оттого реформаторы  перенесли их  за  иконостас,  наверное,  и  воздвигнутый
с целью  скрыть от паствы  недоступное  непосвящённым,  сделав их  тайными,
сиречь,  неслышимыми,  произносимыми священником про себя,  возглашающе
только заключительные,  самые ударные фразы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В служебнике приведены  полные  тексты  безмолвных молитв,  и можно узнать,
что во время исполнения хором  « Достойно и праведно есть  поклонятися Отцу
и Сыну, и Святому Духу... »,  иерей упоминает  предназначенные к тому от века
« тысящы  Архангелов  и тмы  ангелов,  Херувими и Серафими,  шестокрилатии,
многоочитии,  возвышающиися пернатии »,  и возглашает  слышимо  лишь сице:
« Победную песнь поюще,  вопиюще,  взывающе и глаголюще: »,  после чего хор
и зачинает:  « Свят, свят, свят Господь Саваоф... » ( см. выше ).

Тут же,  не теряя ни минуты,  священник  приступает  втайне  к новой молитве,
а  дьякон,  согласно служебнику,  « приим  святую звездицу  от святаго дискоса,
творит креста образ  верху его,  и целовав ю,  полагает.  Таже приходит и станет
на десней стране, и взем рипиду в руце,  и омахивает тихо со всяким вниманием
и страхом  верху святых даров,  яко не сести мухам,  ни иному  чесому  таковому.
Аще же несть рипиды,  творит сие  со единем покровцем ».

Таким  образом,  и  заалтарная  молитва,  и  действия  дьякона,   несмотря  на  их
заявленную в славянском переводе утилитарность,  призваны  напомнить  пастве
о легионах духов,  как преданных благу,  так и злу,  витающих вкруг нас  незримо.

Однако же  в монастырском чине  и в основанной  на нём  современной службе,
всё это скрыто  от глаз и ушей обычных верующих  ради погружения их  в среду
непрерывного  и неявно трансформирующего сознание  пения.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Конечно,  вначале это  никак  не  обедняло  содержания,  ибо каждый паломник
знал детально,  что  происходит  за иконостасом,  поскольку приходские церкви
продолжали ещё  служить по-старому.

Но постепенно  и они  стали  усваивать  монастырскую  манеру,  аппелирующую
непосредственно  к чувствам,  и  практически  перешли  на  неё  в  средние  века,
когда  грамотность населения  упала.

Последние  записи  богослужения  на  греческом  языке  для  прихода  затерялись
во  времена  османского  ига,  славянская  же  традиция  изначально  развивалась
по монастырским  канонам,  благодаря  музыкальности  новообращённых племён,
а также  неважному  поэтическому качеству  переложения,  строго  буква в букву.

Чем глубже  я изучал  православную службу,  тем  ясней  пред  моими  глазами
обрисовывалась  её роль  Матери-воспитательницы культуры,  ибо  внутри  неё,
словно в струях пара всходя от лица сотворённой Сыном-Логосом юной Пангеи,
вибрировали летучие семена  любого из жанров,  чудом пока ещё не рассеянные
по странам и континентам.

Ею  заложены  основы  и симфонизма,  и многомерного  представления  действий
в  нашей  свёртке  пространства  и  полувремени,  путём  сопоставления  событий,
явленных  тварным  на  параллельных  поверхностях,  иначе,  планах,  отразив тем
свойство нелокальности  природы мира  и её Творца,  одной заалтарной молитвой
постулируемое  словами  стиха:  « Во Гробе  плотски,  во аде же  с душею  яко Бог,
в раи  же  с разбойником,  и  на  Престоле  был  еси,  Христе,  со  Отцем  и  Духом,
вся исполняяй,  Неописанный. »
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  библиотеке  у меня  часто  случались  минуты,  когда  уже  прочтя  немногие
свежие  предложения  работы  в  научных  журналах,  я  ожидал  своей  очереди
на  терминал  компьютера,  позволявший  получать  информацию  по  Интернет,
и в такие моменты  я обычно перелистывал  тома  « Истории мировых религий »,
справочные  и популярные  теологические  издания  различных  церквей,  книги
по оккультизму, мистике, спиритизму  и  по  немало  раздражавшей  меня  тогда 
наукообразностью терминов парапсихологии,  изобиловавшие на стеллажах зала,
и чтение  этой литературы,  не  очень-то  распространённой  в покойном  Союзе,
значительно раздвинуло  горизонты автора.

Не только  понятие  о параллельных  вселенных,  из  коих  сложено  мироздание,
в  средние  века  изображаемое  системой  концентрических  сфер,  как  у Данте,
но,  и главным образом,  идея их обитаемости,  то есть,  мысль о мириадах духов,
незримо  кишащих везде,  проникая  из установленных им вотчин  в другие слои,
красной нитью  пройдя через литургию,  пленила умы  и до сих пор ещё остаётся
основным фактором  формирования ментальности  многих людей,  прямо  или же
опосредствованно.

Эта концепция отсутствует в Моисеевом Пятикнижьи,  ангелы Торы обладают
явной  телесностью - гости Авраама  едят,  а Божественный  оппонент  Иакова
пытается  одолеть его физически  и в борьбе  повреждает  ему  « сустав бедра ».

Такая  материальность   смущает  позднейших  исследователей  Ветхого  Завета, 
и эпизод,  обычно толкуемый   как  предсказание  отступлений Израиля от Бога,
куда христианские теологи  включают  и  факт  отторжения Избранным народом
Иисуса из Назарета,  признаётся пророческим  видением,  посланным патриарху,
впрочем,  грубая  реальность  его  увечья  заставляет  равви  Хиллеля Веронского
рассуждать  на  тему  о том,  что  бестелесный  посланник  небес  может  вызвать
локальные  турбулентности  воздуха,  силы  достаточной  для  дислокации  кости.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Тут  он  входит  в  противоречие  с Бен  Маймоном,  авторитетнейшим  учёным
еврейского богословия,  в XII веке утвердившим « принцип иносказательности »
приводимых Библией описаний  сверхъестественных опытов  пророков и прочих
в книге,  названной им   «  Путеводитель  для  заблуждающихся  »:  « Только  те,
кто слабы  в силлогических  умозаключениях,  после всего,  сказанного тут мной,
способны  ещё оставаться  в тенётах фантазий,  порождаемых историями о людях, 
которым  будто  бы  Сам  Господь Бог,  неважно  каким образом,  повелел создать
или открыть человечеству  то-то и то-то ».

Я ощутил,  насколько  питаемое  первохристианской литургией  представление
о вездесущности  и ежечасной активности  ангелов,  а  стало  быть,  и  демонов,
пропитало  всю нашу культуру и историю,  через  волшебные сказки,  суеверия,
охоту на ведьм  и подобное,  тогда как средневековые иудаизм и мусульманство
предприняли усилия  по очищению  монотеизма,  отведя  ангелам  и архангелам
роли  Божьих  набросков Творения,  созданных  заранее  идеальных  прообразов
реальных явлений,  или же,  в крайнем  случае,  неких  космических движителей.

Мне  захотелось,  конечно,  уяснить,  откуда  в  иудео-христианскую  традицию
проникло  это мировоззрение,  заставляющее  на  каждом  шагу  ожидать  чудес,
видеть в каждом событии  скрытый смысл и указание,  и для того мне пришлось
проследить,  пускай даже бегло,  путь развития  религиозной мысли  от Авраама
и чуть ли  не до наших дней,  узнавая по дороге  множество любопытных вещей.

Скажите,  можно ли  не удивляться  невероятнейшей  цепи событий,  позволившей 
крошечной нации,  чудом сформировавшейся из кочевого клана,  не только выжить
в окружении  самых блестящих империй мира,  стремившихся  как одна  приобщать
все народности  к своим  весьма  развитым  цивилизациям,  но и стать  уникальным
аккумулятором  и синтезатором культур,  концентрируя непреходящие премудрости
в стихотворных строчках.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Авраам был  первым из людей,   кто  в исторически датируемое время  установил
систематическое поклонение  Тому Самому Господу Богу,  к Которому до сих пор,
четыре  тысячелетия  спустя,  продолжают  в молитвах взывать  в Него  верующие -
иудеи, христиане и мусульмане - в каждом  из  концов  обитаемой  части  планеты.
~~~~~~~~~~~~~~~
Он  родился  и вырос  в земле  Халдеев,  знаменитых  волхователей  и астрологов,
и  вместе  с отцом  своим  Фаррой  и  сродниками  раскидывал  полосатые  шатры
под  крепостными  стенами  Ура,  немалого  по  стандартам  того  времени  города, 
согласно данным археологии,  с населением  около  двадцати  четырёх  тысяч  душ.

Члены семейства Фарры,  несколько десятков человек,  называли себя евреями,
ведя свою родословную  от Евера,  потомка Ноя.
По  ярмарочным  дням  они  заходили  в город  продавать  козьи и овечьи сыры
и крашеные шерстяные ткани.

Аврааму  с  детства  его  запомнились   возвышавшийся  над  городом  зиккурат -
глиняная  искусственная  гора  с храмами и алтарями  богу  Луны,  патрону  Ура,
дым жертвоприношений,  процессии жрецов и их долгое пение на малопонятном
шумерском  языке;  наперебой предлагавшие свои услуги  звездочёты  и гадатели,
уличные  лицедеи  и  чтецы,   декламировавшие  с клинописных  табличек  поэму
о сошествии Гильгамеша в царство мёртвых  и о всемирном Потопе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Отсюда евреи  вынесли представление  о незримых  духах,  не переняв,  однако,
мысли  о их вездесущности  и необходимости ублажения  сложными  ритуалами.

Подобно иным кочевникам,  они придерживались простой обрядовости,  изредка
возжигая  нутряное сало овец и козлов  на кучках камней  в честь  родового  бога
и возя с собой  небольшие статуэтки  умерших родственников.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
По мнению  специалистов-историков,  эти керамические  портретные фигурки
не были  ни предметами поклонения,  ни магическими амулетами,  но служили
средством выражения  почтения прародичам  и напоминанием о них  потомкам,
помимо того,  такая  коллекция  скульптур  подтверждала  права  её  обладателя
как легитимного  главы клана  и единоличного  распорядителя  его имуществом.

В ХХ веке до Р.Х.  кочевники  Аморреи,  близкие  по культуре и языку  евреям,
предприняли экспансию в плодородные угодья Ханаана,  нынешней Палестины,
отделённые от Ура  малообитаемыми песками  обширной  Аравийской пустыни.

К  тому  времени  города  Халдеи  стали  приходить  в  упадок,  не  выдерживая
торговой  и политической  конкуренции  со стороны  Вавилона,  где  воцарился
энергичный  воин  и законодатель  Хаммурапи,  и  Фарра  задумал  перекочевать
со своими родичами  в Ханаан,  рассчитывая закрепиться  на ещё  не  полностью
разделённой  аморрейскими царьками  территории.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Евреи  двинулись  на северо-запад по Междуречью,  и через  несколько  месяцев
их  табор  достиг  блестящего  Вавилона  с  его  почти  стометровым  зиккуратом,
увенчанным храмом бога Мардука,  сверкающим  голубой глазурной облицовкой.

Переселенцы наверняка  зашли в оживлённый город пополнить запасы,  а затем
погнали свои стада и вьючных ослов  к Харрану в земле арамеев,  которые были
самыми близкими родственниками  колена Фарры.
Здесь  они  встретили  весьма  радушный  приём  и задержались  не  на один год,
ибо их престарелого патриарха  тут настигли  болезни и смерть.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Евреи  явно  опаздывали  к  переделу  Ханаана,  и  по  всей  житейской  логике
должны были бы теперь  навсегда слиться  с родственным арамейским народом;
так бы  неизбежно и случилось,  если б с новым предводителем рода  Авраамом
неожиданно  не свершилась  поразительнейшая трансформация.

Он,  семидесятипятилетний  и бездетный мужчина,  непреложно  уверовал  в то,
что  Бог его семьи Яхве  велит  ему  продолжить  путь отца  и дойти  до Ханаана,
где,  наперекор  всем шансам,  Бог отдаст Палестину  евреям  в наследие  вечное.

На обетованной земле  Господь Бог  подтвердил Свой Завет с Авраамом,  обещав
наделить  вождя преклонных лет  наследником,  однако племени  пришлось  туго,
ибо  хорошие  пастбища  были чужакам  недоступны,  и угроза  голодной  смерти
в первый же год  заставила племя  откочевать в Египет.

Там им сопутствовала удача,  стада их умножились и род Авраама процветал,
поставляя скотоводческие продукты  в богатые города Дельты.
Но Патриарх,  твёрдо веруя  в клятву Бога Яхве  и скопив некоторый капитал,
принял  рискованное решение  возвратиться  в засушливые холмы Палестины.

Господь Бог исполнил  часть обещания Аврааму,  произведя от старца в Ханаане
весьма многочисленных потомков,  однако положение евреев оставалось шатким
и,  на протяжении трёх поколений  побывав не раз  на грани полного вымирания,
клан  пренебрёг обетованием  и переселился на постоянное жительство  в Египет,
заручившись  поддержкой  воцарившихся в Аварисе ( Танисе )  в 1730 г.  до  Р.Х.
фараонов XV  семитской династии  Хиксос,  чьё  имя,  согласно  Иосифу Флавию,
означает  « Короли-пастухи ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Хиксосы  проводили  в захваченной  ими  стране  социалистические  реформы,
национализировав землю и ресурсы  и централизованно распределяя продукты,
и оттого  остро нуждались  в кадрах,  не  связанных  с  местной  аристократией,
поэтому на протяжении полутора веков  евреи благоденствовали под их эгидой,
успешно интегрируясь в египетское общество  и занимая  самые высокие посты
в проникавшем во все сферы жизни  государственном аппарате.

Около 1550 г. до Р.Х.  египтяне  восстали  против пришельцев  и восстановили
правление  урождённых  африканцев  с центром в Фивах,  и  вскоре  повстанцы,
собрав большую армию,  осадили Аварис.

Их предводитель Ахмос,  не  желая  кровопролития,  предложил  хиксосам  уйти,
и те,  примерно  240 000 человек,  с оружием в руках  покинули пределы Египта
и обосновались  на земле  будущей Иудеи,  заложив  город-крепость  Иерусалим.

Евреев же  Ахмос не выпустил  и обложил бывшую элиту  тяжкими податями,
низведя  с вершины  социальной лестницы  на  самую  последнюю  её ступень.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Отчаяние порабощённого племени  достигло  предела  при Рамзесе II,  который
в тринадцатом веке до Р.Х. затеял  грандиозную  перестройку Таниса,  заставив
каждую еврейскую семью  поставлять строителям  ежедневную норму кирпичей,
и оттого когда Моисей  призвал их к Исходу,  напомнив  о Завете  и обетовании,
они были готовы  двинуться за ним  куда угодно.

Но  от испытаний  в пустыне  их  вера  в невидимого Яхве  тут  же  испарилась,
и они вернулись  к привычному поклонению  нильскому божеству - быку Хапи,
отливши  из похищенных у египтян украшений  пресловутого  Золотого Тельца.

После чего Господь Бог,  снисходя,  очевидно,  к слабости  растерянных людей,
повелел Моисею дать им  зримый объект почитания,  изготовив  Ковчег Завета,
и украсить его крышку  знакомыми евреям  типично египетскими Херувимами,
крылатыми сфинксами-львами с человеческими лицами,  создавши тем первый,
но далеко  не последний  священный  предмет  ортодоксального  богослужения,
кстати заметить,  сохраняемый  до сей поры  Православной Церковью Эфиопии.

Иисусу Навину,  военачальнику Моисея,  удалось  за  40 лет  жизни в пустыне
выковать  из  детей  деклассированного  и деморализованного сборища  Народ,
объединённый  сознанием  своей великой миссии,  точными ударами привести
в подчинение  не  ожидавший  нападения Ханаан  и разделить  его территорию
между одиннадцатью  коленами Израилевыми,  не определив место жительства
только сынам Левия,  призванным Богом  служить при Скинии ( шатре ) Завета
и сопровождать Ковчег  во время военных кампаний.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
На земле Израиля  оставались ещё  анклавы язычников,  среди них  Иерусалим,
построенный  «  Королями-пастухами  »  хиксосами;  это,  да  и сам  ландшафт -
узкие долы,  ограждаемые каменистыми холмами - способствовали  сохранению
изначальной  клановой структуры  молодого  государства,  без  единого  центра
и регулярной армии,  заменяемой по нужде  народным ополчением.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Обожжённые солнцем  жилистые кочевники,  привыкшие  к долгим переходам,
нестриженые  и небритые,  износившие в пустыне  последние тканные одежды
и прикрывавшие наготу  грубо  выделанными  шкурами,  ночевавшие в шатрах
на тростниковых матах  или на голой земле,  легко покорили  аграриев Ханаана,
чей гедонистический размеренный уклад  не так уж отличал их по образу жизни
от богатых  египетских  землевладельцев.

Теперь же,  в первый раз  поселившись оседло на плодородных почвах,  евреи
должны были научиться  строить дома, возделывать поля, виноградники, сады,
жать  и молотить зерно,  прясть  и ткать лён,  давить  вино  и оливковое масло,
в чём недавние пастухи  не имели навыка,  и естественно,  их учителями стали
вассальные местные нации,  в изрядном количестве рассеянные меж сюзеренов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Поколение,  выросшее в Обетованной земле,  совместно  с нужными знаниями
перенимало у Хананеев  долгополые  цветные  одеяния,  резную  мебель,  духи,
косметику  и неотделимые от земледельческого календаря  обряды  поклонения
богам плодородия,  включавшие жертвы,  храмовые пляски,  возлияния и оргии
с участием  культовых проституток  и проститутов.

Молодые евреи и еврейки,  несмотря на протесты  своих диковатых родителей,
сожительствовали  и даже  вступали в браки  с язычниками,  и вскоре  Израиль
должен  был  бы  разделить  судьбу  множества  завоевателей,  растворившихся,
словно соль в воде,  среди побеждённых народов,  если бы  не внезапная угроза,
надвинувшаяся на страну  извне,  от побережья моря.

В то время,  когда Иисус Навин  завершал захват Ханаана,  армия Агамемнона
осаждала  Илион в Троаде,  добиваясь  освобождения  Елены,  царицы Спарты.

Через   несколько   недель   после  падения  города   вёсельно-парусные  триеры
бросили  якоря  у  средиземноморского  берега  Ханаана,   и  отряды  наёмников -
греки,  киликийцы,  критяне,  фригийцы,  даки  из  низовьев  Дуная,  входившие
в пёстрый  состав  сил  коалиции  и  демобилизованные  по  разграблении  Трои -
укрепились  и осели тут  и были названы соседними народами  Филистимлянами, 
откуда после их экспансии  и произошёл топоним  « Палестина ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Арийцы,  или пользуясь  библейским  термином,  япетиды  по языку и культуре,
они  стяжали  известность  глубоким  презрением  к семитам,  отличаясь  от них
буквально всем - гладко выбритыми лицами,  чеканными доспехами и шлемами,
увенчанными гребнями из орлиных перьев,  суровостью нравов  и дисциплиной.

Среди окрестных народов  они одни  обладали  секретом ковки железа,  и оттого
их мечи и копья  были острее  и боевыми качествами существенно превосходили
бронзовое оружие израильтян.

До поры  их враждебность  проявляла  себя  лишь  в малозначащих  конфликтах,
и евреи  даже  имели  пользу  от их соседства,  покупая у них  железные изделия.
« Люди моря », как звали их египтяне,  Филистимляне,  казалось,  не стремились
вглубь суши,  довольствуясь контролем  над морскими путями.

Однако в 1065 году до Р.Х. к власти в Египте  пришли фараоны XXI Династии,
вынашивавшие планы  восстановления  не столь давней  зависимости  Ханаана 
от Нижнего Царства,  планируя добиться этого с помощью армии Филистимлян,
которым роль наёмных солдат  была привычна.

По их приказу закованные в броню колонны воинов,  прикрытые со всех сторон
сомкнутыми  в сплошной бронзовый панцирь  круглыми  щитами  и неуязвимые
для стрел и камней  лёгкой еврейской пехоты,  неудержимо двинулись на восток,
и скоро  разрозненные  земледельческие кантоны Израиля  пали  один  за другим.

Несмотря на структуру рыхлой конфедерации государства евреев,  у него был
глава,  хотя  действовавший  в строго определённых случаях - Судья Израилев, 
избираемый старейшинами родов для решения миром споров между коленами,
и Самуил,  ставший последним  в ряду Судей,  далеко  превышая  полномочия,
употребил  своё положение  для  объединения  страны  перед лицом опасности.

С этой целью  Самуил  создал гильдию  пророков-"наби",  мужчин и женщин,
профессионально  занимавшихся  предсказаниями,  вменив им  в обязанность,
прежде всего,  обличать  любые отклонения  от единобожия.

На улицах городов  появились люди  в скудных лохмотьях или шкурах зверей,
а порой и совсем нагие,  и предрекая  и призывая кары  на идолопоклонников,
собиравшие  и возбуждавшие  толпы,  громившие  языческие капища и храмы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Разного рода  предсказатели и гадатели  были обычны  в Египте и Вавилоне,
однако они преследовались в Израиле  по Закону Моисееву ( Второзак.18,10 ).

Теперь,  легализованные  авторитетным  Судьёй,  который  возглавил  их  ряды,
начав  и сам  пророчествовать,  но используя ещё  эффект « запретного  плода »,
организованные в подобие монашеского ордена и направляемые Самуилом наби
убедили евреев,  подавленных перспективой  истребления  под  железной  пятой
ненавидящих их Филистимлян,  в том,  что они наказаны за преступление Завета,
и возвратили  заблудшее  стадо  к вере  праотцов  и своему  небесному  Пастырю.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Самуил разрешил  только прорицательство,  запретив гадания  по полёту птиц,
внутренностям животных,  магию,  некромантию  и  употребление  наркотиков
для введения себя  в состояние транса,  впрочем,  этого  дозволялось  достигать
при помощи  громкой ритмической музыки  и танцев.

Несмотря  на то,  коммерциализация  такой деликатной сферы,  как предвидение,
конечно,  породила великое число беспринципных шарлатанов,  людей,  которые,
по выражению Иеремии,  « бегут,  а их и не посылали ».

Но лишь  над головами  суетливой  толпы  пигмеев,  шепчущих в уши клиентов
успокаивающее « Мир, мир », когда мира нет и в помине,  могли воздвигнуться
гигантские глубоко трагические фигуры Илии, Елисея,  двух человек,  писавших
под именем « Исайя »,  избитого камнями Иеремии,  Иезекииля, Амоса  и других.

Кроме религиозного,  стране  срочно требовалось  и политическое объединение,
и в 1020 г. до Р.Х.  Пророк Самуил  помазал на царство Саула,  простого  парня
из колена Вениаминова,  наименьшего изо всех.

Применяя  неожиданные рейды  по тылам врага  и тактику  партизанской войны
в хорошо знакомых ему горах,  царь Саул  остановил продвижение Филистимлян
вглубь Ханаана,  но,  опьянён успехом,  возгордился  и перестал прислушиваться
к советам Пророка,  и Самуил удалился от его двора  и тайно помазал на царство
юношу-пастуха Давида  из городка Вифлеема  в земле Иудиной.

Во исполнение  Божественного Промысла  став  сначала  оруженосцем,  а вскоре
военачальником  и зятем царя Саула,  Давид  стяжал  всенародную  популярность
и после  гибели в сражении  впавшего в безумие Саула  и  трёх  его  наследников
был поставлен  главою колена Иудина  и  за тем,  когда приближённые Иевосфея,
последнего  сына  Саула,   низложили  и  убили  его,   провозглашён  единодушно
царём  надо всем объединённым Израилем,  в 1000 году до Р.Х.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Готовясь к решительному сражению,  Давид объявил  тотальную мобилизацию,
и армия Филистимлян  заняла растянутую с запада на восток позицию,  надеясь
помешать соединению  войск Иудеи  и северных колен.

Это оказалось их просчётом,  ибо легковооружённые подвижные формирования
сумели соединиться  и нанесли им  серию крупных поражений  по всему фронту.

К тому времени фараон,  обеспокоен  внутренними  проблемами,  утратил  интерес
к упрочению своего положения в Ханаане,  перестав платить Филистимлянам,  и те
предпочли  мир  войне  с полным  сил  и харизмы  тридцатилетним  лидером евреев.
~~~~~~~~~~~~~~~~
Давид,  ограничив  их  территорию  средиземноморским  берегом,   выделил  им
для  проживания  четыре  города,  один  из  которых  окружали  со  всех  сторон
еврейские  поселения,  а  в качестве  репарации  мудро  потребовал  выдачи ему
технологии производства железа;  лишённые  поддержки Египта,  Филистимляне
больше  уже  никогда  не  покажутся  на  ближневосточной  политической  арене.

Устранив  угрозу  извне,  царь Давид  продолжил  консолидацию  государства,
ликвидировав  оставшиеся в нём  анклавы  язычников,  и взяв  главный из них,
основанный « Королями-пастухами »  и превосходно укреплённый  Иерусалим, 
занимавший  стратегически  важное положение,  сделал его столицей Империи,
а  также  духовным  центром  Израиля,  перенеся туда  Ковчег и Скинию Завета.

Обладая  незаурядным  поэтическим даром,  царь-пастух  написал около сотни
хвалебных и покаянных псалмов  по образцу шумерских,  и собрав музыкантов
и певцов из числа священников-левитов,  впервые  установил  перед Ковчегом
непрерывное  литургическое богослужение  в сопровождении  цитр,  кимвалов,
десятиструнных псалтирей  и труб.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Впоследствии  он  планировал  возвести в Иерусалиме  величественный  Храм,
где бы Бог Израилев мог обитать незримо - идея,  заимствованная  у язычников
и  находившаяся  в противоречии  с  представлениями  ортодоксальных  евреев,
считавших свод небес  местопребыванием Яхве,  Того,  Кто  действует на земле
через Ангела  и лишь в исключительных  случаях обозначает  Своё присутствие
с помощью туманно-сверкающей Ипостаси,  именуемой  на  иврите  « Шехина ».

Царь Давид  начал  запасать  камень, золото, медь и кедровое дерево  для Храма,
пользуясь  потоком товаров,  хлынувшим  по новым  торговым  путям,  которые,
охраняемы теперь  гарнизонами Империи,  протянулись от Финикийских портов
на юго-восток  до самого Красного моря,  а оттуда дальше,  в Эфиопию и Индию.

Всё же военные заботы Давида  не позволили ему  приступить к строительству,
и на смертном одре  царь  завещал  сделать  это  своему  наследнику  Соломону.

При царе Соломоне,  благодаря  его  мудрой  политике  и династическим  бракам,
держава пребывала  в мире и покое,  и Соломон,  подрядив мастеров из Финикии,
славной  на Ближнем Востоке  искуснейшими  архитекторами,  воздвиг в столице
впечатляющий  храмовый  комплекс,   щедро  украшенный   уже  знакомыми  нам
египетскими крылатыми  сфинксами-Херувимами.

Парадокс,  но именно  сотворение земного дома  Единому Пастырю Израилеву
способствовало дестабилизации Империи Соломона,  и сразу после его смерти
десять колен  Севера,  возмутясь  повинностями и данью,  налагаемыми на них
Иерусалимом  ради содержания Храма,  отделились  от Иудеи  и  восстановили
когда-то усвоенный  их предками-рабами  культ поклонения  богу-тельцу Хапи.

Однако,  что уже происходило  не раз,  богоборчество  большей части Израиля 
дало возможность  его « святому остатку »  продолжить свою мировую миссию,
сохраняя  чудом  искорку веры,  аккумулирующую  мощнейшие эманации духа,
не изменяясь  по сути.

Ибо лишь сепаратисты  успели укрепить  свою столицу Самарию,  как  над ними
и надо  всей Палестиной  нависла  грозная  тень  Ассирии,  и  Северное  Царство
оказалось вдруг  на целых два века  в незавидной роли буфера,  оградив невольно
маленькую Иудею  от новой имперской силы,  одержавшей верх в регионе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Национальная политика Ассирии  состояла  в ассимиляции  народов Империи,
и  мигранты  наполнили города долин Ханаана,  селясь  между  израильтянами,
вера которых уже не препятствовала межнациональным бракам,  и очень скоро
молодёжь Северного Царства  стала  стыдиться  своего родового имени  "евреи",
предпочитая ему самоназвание  "самаритяне".

Гористая Иудея,  где пришлец,  не  знакомый  с местностью,  не  мог  надеяться
прокормить  себя,  не то  чтоб  разбогатеть,  избежала  нашествия чужестранцев,
и хотя как вассал Ассирии формально должна была ввести поклонение её богам,
фактически  сохранила автономию  и,  управляема  прямыми потомками Давида,
в основном  оставалась верной  единому пастушескому Богу отцов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Десять же северных колен,  отвратившихся  от единобожия  сразу по отделении,
погружались всё глубже в пучину паганизма,  вновь практикуя  храмовые оргии
и даже  жертвоприношения  детей.

Падение религиозных устоев  привело  к полной деградации  морали и нравов:
чиновничество погрязло во взяточничестве,  царский двор сотрясали заговоры,
лжепророки-демагоги  вовлекали народ  в кровавые междоусобицы.

В 722 году до Р.Х.  воцарившийся над Ассирией  Саргон II  решил  раз и навсегда
положить  конец хаосу,  и его войска  осадили и взяли Самарию.
Саргон II оккупировал Северное Царство,  и,  не давши ему и крох независимости,
сослал  всю  его  разложившуюся элиту,  согласно ассирийским архивным записям,
27 900 человек,  на  поселение  к  берегам  Каспийского  моря,  в  далёкую  Мидию.

Следующим  его  шагом,  естественно,    должно  было  стать   завоевание  Иудеи,
консолидирующее  уже  формируемую  на северо-западе  из  Финикии  и Израиля
новую провинцию Империи,  и,  казалось,  ничто не могло предотвратить падения
маленькой и одинокой автономии.

В то время  на  троне  Давида  пребывал  Езекия,   сын  идолопоклонника  Ахаза,
кто,  как нередко  в жизни случается,  показал себя,  в противоположность  отцу,
самым  богобоязненным  из монархов Иуды,  прислушиваясь,  хотя  и  не  всегда,
к словам Пророка Исайи ( Первого),  и перед лицом опасности царь и подданные
наверняка  взывали к небу  об избавлении.

Вмешались Небеса или нет,  но иудейская кампания  не состоялась,  поскольку
в Месопотамии вдруг вспыхнуло  первое крупное восстание вассалов Империи,
возглавленное Вавилоном в союзе с Эламом  и поддержанное Урарту и Ираном,
и Саргон II  отправился наводить порядок.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вавилония,  где в 625 г. до Р.Х.  воцарилась Халдейская Династия,  переживала
своё  второе  рождение  после  тысячелетнего упадка,  и теперь  заявляла  права
на одну  из ведущих ролей  в ближневосточной драме.

Её притязания  поддержала XXV   (  Эфиопская  )  Династия  фараонов Египта,
и складывающаяся коалиция государств  имела все шансы низложить Ассирию.

Близкий по культуре Ханаану  и космополитично-либеральный Египет  был бы
несравненно лучшим  сюзереном для Иудеи,  чем железная Ассирия,  и в стране
приобрела влияние  мощная  про-египетская партия.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Царь Езекия  также склонялся к мысли  о необходимости  немедленно вступить
в альянс потенциальных победителей,  однако же против того,  вопреки логике,
неожиданно  и очень резко  выступил Пророк Исайя.

Божий человек  три года  ежедневно  бродил по стогнам Иерусалима,  бос и наг,
страстно заклиная  царя и народ  не опираться  на руку  бывших  поработителей
и предрекая  возмездие Яхве  в случае,  если они сделают это.

События вскоре  доказали  его правоту,  опровергнув  прогнозы  политиков,  ибо
Саргон II усмирил Вавилонию  и двинулся на юг,  беспощадно карая мятежников.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сохранив  лояльность Ассирии,  Иудея  получила  передышку,  однако  ситуация
повторилась  почти  буквально,   когда  после  смерти  его отца,  павшего  в бою,
на трон  в Ниневии  взошёл  сын Саргона II  Сеннахирим,  выглядевший  мягким
и неопытным,  и его вассалы,  испытывая силу  молодого монарха,  объединились
для  нового  восстания.

На  сей  раз  Езекия  пренебрёг  советом  Исайи,  войдя  в союз,  и в 701 г. до Р.Х.
остался  один  на  один  со всей  мощью  военной  машины  Империи,  методично
и жестоко  сокрушившей  раньше  других участников  антиассирийской коалиции.

И опять озадачивая всех,  вопреки  очевидной  бессмысленности  сопротивления
Пророк Исайя призвал царя  не  соглашаться  ни  на какие  условия капитуляции
и уповать  на чудо.

Армия Сеннахирима  обложила  Иерусалим  и  приготовилась  к штурму  города,
как вдруг  в одну ночь  без боя  потеряла большую часть своего состава.
Библия  пишет  об  Ангеле Господнем,  поразившем осаждавших ( 4 Цар. 19, 35 ),
ассирийские источники - о вспышке  бубонной чумы  небывалой  скоротечности;
спешно схоронив 185 000 трупов,  остатки грозного войска ушли в Месопотамию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Благодаря  предвидению  Исайи,  Иудея,  лавируя между имперскими силами,
оставалась независимой  до тех самых пор,  когда упорное  сражение гигантов
наконец  точно  выявило победителя.

В  663 г.  до  Р.Х.  Асурбанипал  захватил  и  разрушил  столицу  Египта  Фивы,
однако это была  Пиррова победа,  истощившая ресурсы одряхлевшей Империи,
и в 612 г. до Р.Х. войска неуклонно возвышавшегося Вавилона  взяли Ниневию,
полагая тем начало  владычества Халдейской Династии в регионе.

Культура  Халдеев,  несомненно,   превосходила  всякую   на  Ближнем  Востоке;
религия,  реформировавшая  пантеон   древних  шумерских  богов,  подчинив  их
создателю мира и людей  Мардуку,  не имела  отвратительных обрядов  и по сути
приближалась  к монотеизму,  и  в сравнении  с ассирийцами  и даже египтянами,
новые покорители народов прославились  либеральной  национальной политикой
и веротерпимостью,  так  что  царь Иудеи Иоаким  в 604 г. до Р.Х.  почёл за благо
склониться к подножию Вавилона  без промедления.

И тут,  встав мумией  из погребённого саркофага,  на  подмостках  опять  возник,
да,  неустранимый участник ближневосточной мистерии - Египет,  вернувшийся
из  царства  мёртвых,  куда  был  ввергнут  Ассирией,   как  ежегодно  воскресает 
его  убитый бог  Озирис,  тело которого Изида  собирает  по кусочкам,  заимствуя
пенис для него  у оскопляющего себя жреца.

Обделённый и преданный  Египет  выступил  против своего  бывшего союзника,
и в 601 г. до Р.Х.  фараон XXVI  Династии Нехао  нанёс мощный удар Вавилону,
принудив царя Навуходоносора  ретироваться  и скрыться в Месопотамии.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Иоаким,  по стопам предшественников,  посудил  извлечь  выгоду  из  конфликта
и покамест выйти  из-под руки сюзерена,  ожидая исхода битвы титанов,  и снова,
через век после Исайи Первого,  в Иудее  возвысил голос Пророк,  левит Иеремия,
заклинавший давидида  не  связывать  судьбы  богоизбранного  народа  с Египтом.

Неверующий царь  не внял пророчеству  и,  провозгласив  независимость Иудеи,
сохранял её,  воюя  с малыми  вассалами Вавилона,  три  года,  до  своей  смерти.

После чего  сам  Навуходоносор,  занявши  без боя  Иерусалим,  легко  низложил
восемнадцатилетнего царя Иехонию  и отдал приказ  о первой депортации евреев.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Депортации народов,  устраиваемые,  по  необходимости  в притоке  свежих сил,
властями Вавилонской Империи,  ни в коей мере  не  были  суровыми ссылками,
практикуемыми прежде Ассирией,  напротив,  переселенцы  тут же  становились
натурализованными  гражданами Вавилонии,  с правом  поселиться  в её столице,
пригородах  или где угодно.

Также они могли пробовать себя на любом поле деятельности,  и впоследствии
дошли  до командных высот  в политике,  бизнесе,  медицине,  юриспруденции.

Империя обладала  развитой  банковской системой,  и иудеи,  кому,  вообще-то,
Тора  не разрешает  заниматься ростовщичеством ( Исх.22,25 ),  быстро освоили
новую для них  область  интереса, заклада, залога,  кредита,  гарантийных писем,
и династии  еврейских банкиров,  основанные  пленниками Вавилона,  с тех пор
твёрдо держат под контролем  финансы мира.

Предвосхищая  открывающиеся  пред  ними  возможности,  которых  не  имелось
в их маленьком изолированном отечестве,  евреи,  особенно молодые,  наверняка
испытали радостное волнение,  через четырнадцать веков  после Авраама  увидев
стометровую  ступенчатую  пирамиду  зиккурата  со  сверкающим  над  равниной
и отражающимся в реке  лазурным храмом.

Город окружали  достигавшие в основании 150-ти метров двойные зубчатые стены,
вознесённые над Ефратом,  текшим  под  ними  в облицованных  гранитом  берегах,
связанных многими широкими мостами; по водам караванами  проплывали корабли
и сновали  юркие  лодки,  представлявшие собой  основное  транспортное  средство
в сплошь покрытой сетью  судоходных каналов  Месопотамии.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Удивляли пришельцев  и многоэтажные здания  вдоль оживлённых магистралей,
впадающих  в просторные площади,  фонтаны  и знаменитые сады Семирамиды,
разбитые  на  сорокаметровых  террасах   и  орошаемые   сложными  акведуками.

Заходили  они  и  в огромные  храмы,  наполненные  терракотовыми  фигурами
львино-, собако-, змеиноголовых  существ,  где  в сумраке  непрерывно звучали
исполняемые  невидимыми певцами  протяжные шумерские гимны.

Иногда жрецы  устанавливали скульптуры  на носилки  и в торжественном ходе
с пением спускались к реке и,  погрузившись в лодки,  плыли  к храму Мардука,
обозначая  тем  символически   подчинённость  остальных  богов  их  Создателю.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Никто  не вынуждал иноземцев  поклоняться богам Вавилона,  но они  не могли
не  заметить  разительного  сходства  веры  покорителей  со своею  собственной,
ибо такие её положения,  как сотворение всего « Мумму »,  изречённым Словом,
в том числе  и человека из глины  в его  первоначальном  блаженном  состоянии,
грехопадение,  спровоцированное  злым  духом,  сказание  о  Всемирном  Потопе
и другие  мифологические сюжеты  были заимствованны евреями  у Халдеев Ура
ещё во времена  Фарры и Авраама.

Второстепенные  божества  укладывались  в представление  иудеев  об ангелах,
демоны - в концепцию восставших против Творца сил Сатаны,  и эти аналогии
неизбежно приводили многих  к религиозному  релятивизму,  убеждая их в том,
что Праотцы  искони почитали  Мардука,  но только под именем Яхве - Сущего.

И теперь,  не отметая  канонизированной  вековой традиции,  евреи кардинально
расширили её,  пополнив  обрядовостью,  почерпнутой  из  вавилонской  службы,
адаптируя  и теологию к оной,  и,  как в случае учреждения  пророческой гильдии,
распространивши  иудаизм  далеко  за границы,  очерченные  Моисеевым Законом.

Ангелология и демонология  наполняли все сферы  обыденной жизни Вавилона,
ибо,  по понятиям Халдеев,  светлые и тёмные эфирные создания  ни на минуту
не прекращают борьбы  за обладание душой человека.

Оттого  любое  важное дело,  и особенно,  медицинские  процедуры,  в которых
местные  врачи  не знали  себе равных,  обладая  богатейшим в мире  арсеналом
эффективных растительных и минеральных средств,  непременно  сопровождало
пение священных гимнов,  рассеивающее тьмы злых и созывающее благих духов,
и такой обряд  скоро был включён  в еврейскую литургию.

Евреи усвоили  применение амулетов и буквенно-числовой магии,  породив тем
эзотерическое  учение Каббалы,  как  сдаётся автору,  живое  и поныне,  а также
ввели  в обиход  практикуемый  Халдеями  ритуал  водного  очищения  от  греха,
шесть веков спустя  Предтечей Иоанном  преображённый  в Таинство Крещения.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сблизившись весьма  по мировоззрению и обычаям  с большинством населения,
депортированные  успешно диффундировали  в социум Империи.
Хотя  они  оседали  в  компактных  колониях,  обеспечивающих  взаимовыручку,
но,  не замыкаясь в своей среде,  упорно двигались вверх  по ступеням общества,
используя к тому  многообразные  возможности,  предоставляемые  мегаполисом,
в совокупности  с протекцией государственных лиц,  ибо власть имущие открыто
поощряли  далеко идущие  амбиции переселенцев.

И только  один  из них,  тридцатилетний  мужчина,  полный сил,  не  участвовал
в благотворном для всех  процессе интеграции  и совершал вместо того публично 
гражданское  самоубийство,  обращая  на  себя  внимание  и гнев  соплеменников
актами безнадёжно-дерзкого эпатажа;  имя нетипичному еврею  было - Иезекииль.

Впрочем,  начинал он обосновываться  в новых местах  так же,  как  и остальные,
построив себе дом в городке Тель-Авив,  расположенном неподалёку от столицы 
и  удобно  связанном с ней  водным  путём,  там он поселился  с женой  и детьми
и первые пять лет  вёл  обычную  жизнь  доброго  главы  и кормильца  семейства.
Внезапно  трезвомыслящий муж  впал  на  неделю  в молчание,  а  затем  объявил
о бывшем ему  небесном видении,  которое он  описал детально.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Пред ним предстали  два существа,  названные им  Херувимами,  за неимением
другого термина,  поскольку не напоминая  четырехлапых египетских сфинксов,
они,  в соответствии с представлениями вавилонского искусства о небожителях,
обладали  человеческими торсами  и стояли вертикально  на задних  ногах  быка.

Каждый из Херувимов  имел  четыре лика  тех  созданий,  кои в далёком будущем
послужат  инсигниями  канонических Евангелистов - человека, льва, орла  и быка -
и четыре крыла  по бокам тела.  Провидец  отметил  особую  пластику  Херувимов, 
её шарнирно-механическую  угловатую точность,  ибо они  никогда  не уклонялись
от прямых путей,  смотрели только вперёд  и поворачивались  всем корпусом сразу.

По земле под Херувимами и синхронизированно с ними  двигались таинственные
биологическо-технические конструкты - колесо,  левитирующее  в другом  колесе,
чьи ободья  во множестве  покрывали живые глаза.

Все части системы,  не подчинённой  закону гравитации  и,  по описанию похоже,
связанные  в  целое  какими-то  внутренними  силами,  но  не  абсолютно  жёстко,
непрестанно  совершали    быстрые  колебания    вокруг  некоторых   точек  покоя.

Осеняем кристаллическим куполом,  в зените небес  парил  сапфирный Престол
и на нём восседал  антропоморфный Огонь,  Он же Глаголющий,  Чьё сверкание
ослабляло  милосердно окружавшее Его  радужное облако-Шехина.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Яхве ( это был,  конечно,  Он Сам,  верней,  Его  частичное Присутствие,  согласно
раввинистическому  толкованию )  поведал  Иезекиилю  о  крайне  жестоких  карах,
уготованных  Им  в  будущем  Дому  Израилеву,  приказав  новопризванному  Наби
предостеречь Народ Завета  с помощью серии символических действий.

Бог не скрыл,  что люди  не поверят  прорицателю несчастий,  которого ожидают
презрение и угрозы толпы;  тем не менее,  миссию  необходимо довести до конца,
невзирая  на её немедленные результаты.

Первый подвиг,  предстоявший  избраннику,  требовал  незаурядной  силы  воли,
ибо ему  предписывалось  лежать  на  одном  левом  боку  триста девяносто дней
по  числу  лет  отпадения  от  Бога  десяти  северных  колен,  а  затем  сорок дней
на правом боку,  соответственно годам  идолопоклонничества южан.

Во время такого лежания,  вызывавшего  страшные  боли  в суставах и мышцах,
он должен был ещё  разыгрывать  осаду Иерусалима  на его игрушечной модели,
вылепив для того  кукольных солдатиков  из глины.

В пищу ему определялись только лепёшки грубого помола,  печёные на навозе
и оттого  некошерные  с точки зрения ортодоксальной религии.
Дневной  рацион  лепёшек  и воды  вменялось  ему  в обязанность  отвешивать
по исключительно скудной мере,  предрекая такие же лишения жителям Иудеи.

Завершивши  самую трудную часть предприятия  и,  вполне вероятно,  завоевав
некоторое  уважение соплеменников  своим  упорством,  Иезекииль  продолжил
эпатирующие акции  и прилюдно  обезобразил себя,  выбривая клочьями волосы 
и пуская их  по ветру  в знак будущего рассеяния  сынов Израилевых.

После этого  он  разрушил  стену  своего  дома  и  покинул  его  через  пролом,
закутан  в дорожный плащ,  с посохом  и мешком за плечами,  предуказав  тем
вечные скитания  племени неисправимых богоборцев.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Междуречье славилось  рыбой, курами, утками, гусями, фруктами и овощами,
однако  любимая иудеями  баранина  доставлялась издалёка  и потому  стоила
не в пример  дороже  другого мяса.

Но Иезекииль,  придерживаясь  прежней аскетической диеты,  по указанию Бога
приобрёл  отборные части бараньей туши  и,  наполнив ими  необъятный  котёл,
на виду у всех  выварил его содержимое  до превращения  в несъедобное месиво,
а затем  и в обугленный  чёрный осадок на стенках,  предрекая,  что  именно  так
Пастырь Израилев  поступит  с дурными овцами Его стада.

Во время того у Иезекииля  умерла жена,  и хотя Пророк  любил её  всей душой,
он  не  оплакал  умершую  положенные по Закону  семь дней,  сокрушаясь лишь
о печальной судьбе  Соломонова Храма  и Иерусалима.

Когда Иезекииль  был призван  к своему  тяжкому  служению,  ничто  на  свете
не предвещало надвигающейся трагедии,  напротив,  евреи смотрели в будущее,
впервые за многие годы,  очень  оптимистично,  ибо царь Вавилонский проявил
глубокую  личную  симпатию  к пленённому  им  юному  Иехонии,  возведя  его
в достоинство  принца  при своём дворе.

Ожидалось,  что  Навуходоносор  вскоре  воцарит  возмужавшего  под  его  рукой
и  преданного  ему  давидида  вместо его дяди Седекии,  временно  исполнявшего
обязанности  регента  в Иерусалиме,  дав  своему  любимцу  всю  полноту  власти,
причём  не только в Иудее,  но и в Северном Царстве,  осуществив таким образом
вековые чаяния  о едином  и обновлённом Израиле.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Постепенно  Иезекииль  приобрёл  широкую  известность  среди  переселенцев,
и  многие  приходили  послушать его речи  и посмотреть  на странные  выходки,
впрочем,  воспринимая  их  лишь  как  некий  новый  вид  нон-конформистского
театрального  искусства.

И  вдруг  однажды  полные  гипертрофированно-красочных  описаний  бедствий
преизбыточно  экзальтированные  пророчества чудака-актёра  начали  сбываться,
причём  с пугающей  аккуратностью,  и до слуха депортированных  дошли  вести
о грозных событиях,  сотрясших  покинутую ими  и Богом  родину.

Коварно  и вероломно  замышляя  воспрепятствовать  возвращению  Иехонии,
Седекия  организовал  гораздо  более серьёзный  заговор,  чем прежде Иоаким,
заручившись обещанием Египта  поддержать восстание  всеми своими силами.

Старец  Иеремия  опять  принялся  урезонивать  безоглядно  рвущихся  к власти,
предрёкая плачевный финал авантюры  и крах богопротивного альянса,  и снова
опьянённый надеждами двор  не внял  его мрачной риторике,  и бунт разгорелся.

Реакция Навуходоносора последовала молниеносно: армия Вавилона на марше
вторглась в Иудею  и,  обложив Иерусалим,  успела  насыпать вал  вокруг него,
пока египтяне  занимали боевые позиции  и группировали полки.

Инсургенты  оказались  отрезаны  от  союзников,  и хотя  фараон  вступил  в бой,
соблюдая слово,  данное Седекии,  войска Империи,  доминируя по всему фронту,
малой кровью  оттеснили неприятеля в Дельту.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Развязав  себе  руки,  Навуходоносор  вернулся  под  Иерусалим  и  продолжил
осаду гнезда мятежа,  превратив её  в медленную пытку обречённых.

Не торопясь  вавилоняне  подвозили  стенобитные машины,  штурмовые башни
и вели подкопы,  дожидаясь,  когда  в городе  иссякнут  запасы  продовольствия,
и евреи диаспоры наблюдали в ужасе  неотвратимое приближение  кары Божией.

Наконец,  почти  через  два года  после  начала  кампании,  доведя  осаждённых
до последней степени деморализации  и даже людоедства,  в июле 587 г. до Р.Х.
несметные войска Халдеев  ринулись на приступ  и Иерусалим пал.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Навуходоносор  в первый  раз  показал  когти,  устроив  публичное  судилище
над захваченным живым Седекией - перед ним  казнили  его сыновей,  а затем
ему выкололи глаза,  и победители увели преступника в цепях в Месопотамию,
где он сгнил  в наихудшей из тюрем Империи.

Однако Навуходоносор  велел позаботиться  о нуждах престарелого Иеремии
и предложил Пророку  занять почётную должность  при его дворе.
Но старец  предпочёл оставаться в Иерусалиме  до конца  развязки  трагедии,
описав судьбу Града Давидова  в знаменитом своём  « Плаче ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  августе  из  Вавилона  прибыл   особый  карательный  отряд,  возглавляемый
начальником охраны царя Навузарданом,  который  с имперской методичностью
разрушил стены  и все строения Иерусалима,  включая Храм,  и предал всё огню.

Знать  подверглась  принудительной  депортации  в  Месопотамию,   после  чего
в стране была объявлена  земельная реформа  и крупные  латифундии  ссыльных
были экспроприированы  и безвозмездно  розданы бедным семействам общества.
~~~~~~~~~~~~~~~
Узнав о том,  при нашествии халдеев  бежавшие в сопредельные области евреи
вернулись  и получили  положенные им наделы.
Правителем Иудеи  Навузардан поставил  мудрого  и богобоязненного Годолию,
поселившего Иеремию  при своём дворе.

Новые  землевладельцы  собрали  неплохой  урожай,  и народ  некоторое время
вкушал плоды мирных трудов,  пока опять не взошли  драконьи  зубы  заговора.

Демократичный  Годолия  мало  заботился  о своей  безопасности,  и  хотя  его
загодя предупреждали о готовящемся на него покушении,  не принял контрмер
и был заколот на пиру  группой националистов.

Верные Вавилону  военачальники  Годолии  подавили  восстание  в  зародыше,
но тем не менее  опасались  репрессий  центральной власти,  ибо  заговорщики
ускользнули от них  и укрылись на территории Аммонитов,  и  они  обратились
к Пророку Иеремии  с вопросом,  что им дальше следует предпринять.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
На протяжение десяти дней  старец пребывал  в строжайшем  посте  и молитве,
а по истечении их  объявил вопрошавшим  волю Божию.
« Если  останетесь  на земле сей,  то Я  устрою вас  и  не  разорю,  насажду  вас
и не искореню;  яко Я  сожалею  о том бедствии,  кое  навлёк Я  на вас.

Не бойтесь  царя вавилонского,  которого вы страшитесь;  не дрожите  пред ним,
сказал Господь,   ибо  Я  с вами,  дабы  спасать вас  и  избавлять вас  от руки его.
К вам,  остаток Иуды,  изрёк Господь:   не  ходите  в Египет;  знайте,  что Я ныне
предостерегал вас. »

И снова, в который раз,  Пророка  никто  не  послушал,  и придворные Годолии,
убоявшись гнева Навуходоносора,  ушли-таки в Египет,  уводя Иеремию с собой.

Бегство двора  окончательно убедило Навуходоносора  в неспособности  евреев
установить  стабильное правительство  в своей стране,  и в 582 году до Р.Х.  он
подчинил Иудею  вавилонскому губернатору в Самарии.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Большая часть евреев,  и особенно  процветающая диаспора,  совсем  неплохо
чувствовали себя под скиптром Империи,  не вменявшей в вину всему народу
действия  кучки  безответственных экстремистов  и продолжавшей  оказывать
всяческое содействие  лояльным переселенцам.

Им,  уже  практически  неотличимым  в толпе  от  местных  жителей,  и прежде
приходили в голову мысли  о тождественности Мардука и Яхве,  по их мнению,
заимствованного Патриархами,  скитавшимися возле Ура,  из пантеона Халдеев.

Теперь же  падение трона Давидова  и разрушение Храма  воспринимались ими
как знак того,  что Господь Бог  желает  их  возвращения  к истокам  веры отцов
и поклонения Ему  по  обычаям  Вавилона,  этого  новообретённого  сада  Эдема.

Кризис  иудаизма  был  весьма глубок,  и спасло его лишь  резкое  выступление
Иезекииля,  после настолько ужасного доказательства своего пророческого дара,
занявшего по праву  место духовного вождя месопотамской колонии,  и он имел
собственную версию  и толкование  произошедших событий.

Бог,  неизменно  претворяющий  зло  в добро,  и на сей  раз  усмотрел  обратить
наказание Израиля  в благословение  для него  и для всех народов.
Ибо  разрушение Храма  покажет миру,  что Господь  не  обитает  в Иерусалиме
или другом каком-либо месте,  но  присутствует  одновременно всюду,  на земле
и на небе,  в противоположность  иным богам,  не всесильным  и не вездесущим,
поскольку  оные  суть лишь  падшие  ангелы,  твари,  притворяющиеся творцами.
    
Евреи  должны  научиться  чувствовать  присутствие  Адоная  и поклоняться Ему
там,  где сейчас находятся,  и когда они будут в состоянии ощущать Бога духовно,
Господь  восстановит  Храм  и Иерусалим  и соберёт  из  рассеяния  Народ Завета,
проповедовал Иезекииль,  сопроводив пророчество впечатляющим  образом  поля,
до линии  окоёма  усеянного  сухими  костями  мёртвых Дома Израилева,  которые
по слову Пророка  сочленяются,  обрастают живою плотью  и воскресают.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Не  теряя  времени,  Иезекииль  приступил  к организации  синагог  и  созданию
литургии,  подходящей  для  нового  вида богослужения,  внося  в неё  элементы,
заимствованные из вавилонской обрядовости,  в частности,  призывания ангелов,
впоследствии  развившиеся  в молитву  Малого  Входа  и в  Херувимскую  Песнь;
во главе синагоги стоял  не священник-ааронит,  исполняющий ритуал по канону,
а раввин - духовный учитель  и толкователь традиции.

Так иудаизм  перешёл  на следующую ступень  Иаковлевой Лествицы,  обретя
великую гибкость  и утерянный им  в наши дни  универсализм,  который тогда,
после смерти Иезекииля,  ещё более усилил в нём  Второй Исайя.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Всё же одно это  не позволило бы  ему выжить,  если бы поколение,  начавшее
тяжёлую радикальную перестройку религии,  вступивши на путь установления
личного контакта  с ужасным Богом  и воспринимая  страдание как искупление,
не  пожало  никаких плодов  упорного труда  на каменистой  ниве  реформации.

К счастью,  наследники Навуходоносора  не обладали его энергией и харизмой,
и под их  неэффективным управлением  Империя хирела  и клонилась к упадку.
 
Офицер персидской армии Кир,  взошедший на трон  в результате дерзкого путча
и одержавший  серию блестящих побед,  завоевав территорию  от Эгейского моря
до  закаспийских  степей  и Индии,  в 538 г. до Р.Х.   наголову  разбил  вавилонян
в решающем  открытом сражении,  и его  курдская  конница  мирно  проследовала
через Евфрат  в не запертые перед нею  жителями Вавилона  ворота,  не  причиняя
ни малейшего урона  бесподобному древнему городу.

Персидская  Империя,   по  сути  своей,   представляла  собой  союз  государств,
полностью независимых  во всех,  включая  религиозные,  внутренних вопросах,
чьи правители  не были подотчётны  сатрапам-наместникам,  следившим только
за сбором  необременительного  налога  на  содержание  центрального  аппарата
и мобильной высокопрофессиональной армии,  предназначенной,  прежде всего,
служить  инструментом  геополитики;  стабильности  же  колоссальной державы
способствовала,  лучше силы страха,  её  единая  финансово-монетарная система,
обеспечивающая прочную  торговую  и экономическую  межнациональную  связь.

Потому  евреи  беспрепятственно  получили  разрешение  вернутся  на  родину,
более того,  Кир возвратил им увезённые Халдеями драгоценные сосуды Храма,
приказав проводить  его восстановление,  полностью  за счёт  имперской казны.

Светским  начальником  общины  репатриантов  стал  Шешбацар,  аристократ,
потомок царя Давида,  а духовным главой - священник  Иисус, сын Иоседеков.

Но за ними последовала  горстка  людей,  42 360,  остальные  предпочли  остаться
там,  где укоренились,  в процветающих во всех странах мира  еврейских колониях.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Святая Земля  лежала в развалинах и запустении,  жители её теперь утратили
всякое чувство этнической принадлежности  и единобожие,  вступая в браки
с иноплеменниками,  и встретили новоприбывших  крайне враждебно.
Всё  же  строительство  Второго Храма  было  завершено  в 515 году  до  Р.Х.,
и евреи диаспоры  увидели исполнение  пророчества Иезекииля.

В середине V в. до Р.Х.  Неемия,  евнух  царя Артаксеркса I,   возложил на себя
титаническую миссию восстановления стен Иерусалима,  обезопасив тем самым
крошечный остаток Народа  от постоянной угрозы  со стороны сильных соседей,
а законник Ездра  убедил  мужей  иудеев  дать  развод  инородкам-политеисткам.

Раввинистический иудаизм  получил новый импульс  и продолжал впитывать
все живые соки  других религий,  готовя синагогу  к тому моменту,  когда она
донесёт слово  Бога маленького Израиля  до любого уха земли.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
 
                ВЕРШИНА

                Скалы, как бабки гигантов, стары.
                Млечные пряди на гребне горы.
                Клонит луна свой мерцающий лик.
                « Слушай, Израиль, Бог один, Бог велик !»

                ПСАЛОМ  LIX

                Слава Богу и слава в веках
                Крепкой мышце бойца Иоава !
                Идумея повержена в прах
                И сапог наш на шее Моава.

                Меру он им принёс в каждый дом.
                Не достигших полроста мужчины
                Он щадил, да отныне Эдом
                Гнёт в Израиле чёрные спины.

                ...Только царь возвышает свой глас
                Посреди всенародного пения:
                « Боже, Боже, отринувый нас !
                Кто введет мя во град ограждения ?»

                ТРАГЕДИЯ

                Иесеев сын скакал пред Богом,
                А жена кривила рот: « Пастух !».
                Мир певцу, тому, кто чудным слогом
                Некогда пленил принцессы слух.

                Скиния мертвей, чем пирамида.
                Верного вокруг ни одного.
                Боже, помяни царя Давида
                По великой кротости его.

                ПРИТЧИ

                Вот, погляжу, что у вас там внизу,
                Как суеты вашей коло вратится.
                Северный ветр пораждает грозу,
                Тайный язык - недовольные лица.

                Мудрых владык, возлюбивших добро,
                Я уподоблю великим пророкам.
                Сонм их, как вложенный в серебро
                Спелый гранат, истекающий соком.

                Птиц перелёт и повадки зверья
                И не вневременны, и неслучайны.
                Тайны открытие - слава царя.
                Божия слава - сокрытие тайны.


Рецензии