Фридрих Хоутерманс

Глава из неопубликованной монографии И.И.Гарина "Ангелы библиотек. Моя жизнь в науке и литературе", 660 с. Цитирования и примечания указаны в тексте книги.

Ученик великого Генриха Герца Фридрих Георг Хоутерманс (1903–1966) работал в нашем институте с 1935 по 1938 год. За себя говорит занимаемая им должность научного руководителя УФТИ. (Ныне Национальный научный центр "Харьковский физико-технический институт). Ф. Хоутерманс был немецким коммунистом, питал ненависть к фашизму, определенное впечатление на него оказало пребывание в СССР в 1930–32 годах и поэтому он без колебаний принял приглашение директора УФТИ А. И. Лейпунского переехать на работу в Харьков. Тогда это был один из ведущих мировых центров по исследованию ядерных проблем.
В 1928–1929 Хоутерманс и Аткинсон впервые высказали мысль о термоядерном происхождении энергии звезд, а вместе с Георгием Гамовым Хоутерманс опубликовал ставшую затем классической работу о квантовомеханических аспектах радиоактивного распада атомных ядер. Я хочу подчеркнуть, что гамовская идея «туннельного» квантовомеханического взаимодействия альфа-частиц и протонов с ядром, открывшая путь к искусственному расщеплению стабильных ядер в лабораториях Резерфорда (май 1932) и Лейпунского (октябрь 1932), была использована также при анализе природы ядерной энергии на Солнце и звездах: используя формулу Гамова, они впервые чисто теоретически оценили скорости термоядерных реакций внутри звезд, подтвердив идею термоядерного происхождения энергии звезд *. Говорят, что Хоутерманс вплотную приблизился к открытию лазера. Работая в лаборатории в Лихтерфельде, руководимой Манфредом фон Арденне, Фридрих Хоутерманс доказал, что изотопы трансурановых элементов, такие как нептуний и плутоний, могут быть использованы как ядерное топливо вместо урана.
Его харьковские работы посвящены физике нейтронов, в частности влиянию температуры на их торможение и поглощение.  Две из семи работ харьковского периода выполнены им в соавторстве с Курчатовым, который уже тогда тяготел к ядерно-физическим исследованиям и часто наезжал в УФТИ из Ленинграда для проведения ядерных экспериментов.
Возможно, именно в Харькове у Хоутерманса возникли идеи цепной реакции и возможности использования плутония в качестве ядерного топлива. Именно после депортации из СССР он, возможно, впервые, детально обосновал возможность использования плутония для осуществления цепной ядерной реакции. В конце тридцатых — начале сороковых Хоутерманс лучше всех своих коллег знал, как изготовить атомную бомбу.   
Некоторые историки науки считают Хоутерманса одним из учителей Курчатова. Даже если это преувеличение, не вызывает сомнений тот факт, что многие идеи харьковских работ Игоря Васильевича принадлежали выдающемуся немцу **.
И вот этого выдающегося физика арестовали, три года пытали в тюрьмах, а затем депортировали в Германию, выдав гестапо как презент Гитлеру по случаю подписания позорного пакта Молотова-Риббентропа.
Подумать только, выдающиеся физики, бежавшие от европейского фашизма в США, принимали участие в разработке атомного оружия (Ферми, Теллер, Сцилард), а наши идиоты выдавали физика-ядерщика № 1 самому опасному своему врагу…
Во время оккупации Харькова Хоутерманс был уполномочен германскими властями вывезти из УФТИ оставшихся специалистов-ядерщиков и всё ценное оборудование.    По другим данным, заслуживающим меньшего доверия,  Хоутерманса направили реанимировать работу УФТИ, директором которого он якобы был назначен в конце 1941 года. Именно этот визит инкриминировался затем Хоутермансу как доказательство его шпионской деятельности в тридцатые годы и для оправдания репрессий, направленных против Шубникова, Лейпунского, Ландау и других.
Сохранились свидетельства, что свое задание «шпион» выполнил «спустя рукава» — специалистов не нашли, увезли малоценку, а «Ван-Граф» и другое капитальное оборудование так и не тронули, их разграбило местное население.
Ни в одной западной работе о Хоутермансе, некоторые из которых написаны крупными физиками *, вы не обнаружите следов шпионской шизофрении, зато узнаете о многочисленных заслугах выдающегося немецкого физика. Его пребывание в УФТИ должно было бы украсить историю института значительно больше, чем некоторых ученых, чьи портреты украшают ныне зал заседаний Ученого Совета УФТИ. Но, увы, позором является то, что нет не только портрета, но обвинения в шпионской деятельности с Хоутерманса официально не сняты и ныне, в 2011 году… Журналистской уткой является и часто цитируемая информация, что Хоутермансу буквально в самом конце войны все-таки удалось создать атомную бомбу для Гитлера и что после ее окончания бомбу "доводили" плененные германские физики в Сухуми.
После ареста и депортации из СССР Хоутерманс плодотворно работал в Геттингене и Берне, где он организовал Центр физических исследований при местном университете. Хоутерманса считают выдающимся организатором швейцарской физики и создателем «швейцарской школы физиков», что особенно почетно, если вспомнить, что другим ее творцом был Альберт Эйнштейн. Хоутермансом предложена идея бридерного реактора и предсказана возможность делящихся элементов, близких по свойствам к U-235.
Перу Хоутерманса принадлежит изданная в Лондоне книга о советских концлагерях «Чистка в России…» (1951), предварившая солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ» **.
Не по причине ли существования этой книги директор УФТИ академик К. Д. Синельников, давая «Объяснения» по реабилитационному запросу «органов», в годы хрущевской «оттепели» продолжал причислять к «бесспорным шпионам» выдающегося коллегу с мировым именем, антифашиста и гуманиста, спасенного от расстрела благодаря усилиям Альберта Эйнштейна, Жана Перрена, Ирен и Фредерико Жолио-Кюри, многих других выдающихся ученых и лауреатов Нобелевской премии?..
На последней детали стоит остановиться более подробно. Когда Ф. Хоутерманс попал в большевистские застенки, на защиту репрессированных иностранцев из УФТИ единым строем встали многие выдающиеся физики того времени, буквально завалившие посольства СССР и Генеральную прокуратуру страны гневными письмами протеста. Обескураженным властям пришлось выпустить из своих когтей Ф. Хоутерманса и А. Вайсберга.
Здесь нужен еще один комментарий: авторитетно заявляю, что в 1937-ом самыми выдающимися физиками-ядерщиками в стране были два человека — репрессированный Александр Лейпунский и выдворенный властями Фридрих Хоутерманс. Нет сомнений в том, что если бы эти выдающиеся ученые возглавили атомный проект в СССР, то вполне возможно, атомная бомба появилась в России одновременно с США.
Это — к вопросу о «плодах» большевистской «прополки». Русские — талантливый народ, но причина того, что Россия всегда опаздывала к пиршественному столу науки и культуры, заключается в извечном «противоестественном отборе» и в такого рода «прополках» лучших из лучших… Потому-то Сахаровых здесь неизменно давят, а у власти — Путины и Медведевы…


Рецензии
"Его пребывание в УФТИ должно было бы украсить историю института значительно больше, чем некоторых ученых, чьи портреты украшают ныне зал заседаний Ученого Совета УФТИ. Но, увы, позором является то, что нет не только портрета, но обвинения в шпионской деятельности с Хоутерманса официально не сняты и ныне..."
Теперь понятно, почему я не слышала о Хоутермансе ничего. Хорошо пропололи.
Спасибо, Игорь, что поведали историю жизни этого ученого.
С уважением

Любовь Павлова 3   08.07.2015 20:17     Заявить о нарушении