Между водой и сушей

По причалу ходила какая-то печальная девушка, вернее сказать, сердитая, но молодой капитан говорил своим матросам именно так.
- Там какая-то печальная девушка.
Матросы мыли палубу акварелью и ворчливо отвечали ему.
- Медная цепь в ее руках говорит нам обратное.
Девушка тем временем привинтила к цепи огромный булыжник и попыталась раскрутить цепь над головой, чтобы затем опустить булыжник прямо на корму. Но у нее ничего не получалось. Капитан смотрел на причал и каждые восемь минут переживал, когда ее попытки забросить цепь грозили вывихом руки.
- Снять якорь! Поднять паруса! - Прогремел ее голос на весь причал.
Матросы вздрогнули и кинулись к борту узнать, что происходит.
- Чертеныш, - процедил капитан, - каждый месяц, когда мы здесь стоим - она тут как тут.
- Может пора сообщить в береговую полицию? - Посоветовал неспешно подошедший шкипер, - не ожидал, что мое плавание с вами начнется с такого.
- На самом деле я ее знаю, - неохотно признался капитан, - она когда-то была юнгой на этом корабле. Остриженные волосы, обычная мальчишеская одежда - никто ничего не подозревал. А когда я узнал - ей пришлось уйти.
- А как вы узнали?
- Она очень своеобразно вела себя, когда только едва освоилась на судне. Начала поправлять меня, не слушалась указаний, отдавала приказы команде вместо меня; наши дискуссии доходили до того, что я гонялся за ней по вантам, а когда ночью она все еще сидела там, укутавшись снастями, я раскаивался, что я, капитан и взрослый мужчина, так несерьезно себя вел, и приходил забирать ее оттуда. Она насторожено осматривалась, но видела, что я приходил один и намерения наказывать за проступки на моем спокойном лице не было. Были ночи и в этой части палубы находился только я, и море волновалось, разбивая борт волнами. Я простирал руки вперед и с удивляющим меня самого добродушием показывал, что если она оступится - то я сумею ее поймать. Потом, вместо того чтобы идти к себе в каюту и набираться сил перед новым трудным днем - я оставался там и замечал, что она тоже любит свежий ночной ветер, и тоже не уходит. Мы пили ром, непонятно как взявшийся в ее сундуке, и судя по тому, что ее взгляд оставался ясным и острым - она была хорошо знакома с этим крепким напитком. И в какой-то момент я заметил, что она уж очень изысканно держит склянку в руке. Поворот головы, взмах отросших волос, легкая походка, певучие ноты в голосе… Всё составило в уме понимание того, о чем я и раньше догадывался.
   Тогда-то я ей терпеливо объяснил, что она не сможет быть капитаном, потому что на корабле не может быть два капитана. Сказал ей, что я догадался, кто она, и что она больше не сможет остаться здесь.
- И каков был ответ?
- Она сказала, чтобы я ушел вместе с ней… В тот день она была на удивление задумчива, и печальна. Хотя потом, когда налетели высокие волны и я чуть не оказался за бортом, она не подала мне канат, а только пристально посмотрела и произнесла: «Давайте прямо сейчас уйдем. Вы первый плывите.» И она приготовилась прыгать. Я, кое-как выбравшись сам, конечно остановил её.
- Вы спросили ее, почему она посчитала, что вы, капитан, должны покинуть корабль вместе с ней? Как ей вообще такое могло прийти в голову? - Пожал плечами шкипер.
- Нет, не спросил. Мне и так известно.
- Поделитесь?
Капитан пробормотал.
- Она сказала тогда: «Зачем нам делить с вами корабль, давай поделим… с тобой сушу. А если тебя на суше не будет, то… как же так?» И умолкла. Прочитала в моем взгляде ответ, и днем ее уже на корабле не было.
Шкипер как-то неопределенно хмыкнул и несмело начал.
- Вы так молоды. Да, многого достигли, но неужели хотите провести здесь всю жизнь?
- Я сам думал об этом достаточно! Не нужно повторять мне. Я знаю, знаю! Когда она пришла - я сам только недавно стал капитаном, и думал, что являюсь им, и буду им всегда. Но с ней я был… Два капитана или два юнги. На суше нет этих определений. Вы не представляете, как мне ее не хватает.
Капитан заметил, что уже давно как возле него никого нет. Он посмотрел на причал. Девушка, которая в то время как раз угрюмо сидела на земле, подобрав полы парусинового платья - вдруг поднялась, словно поняла что-то. И булыжник на длинной медной цепи упал на корму, образовав шаткий мост.


Рецензии
Сильно "Алые паруса" наоборот.

Юджин Дайгон   25.09.2016 23:17     Заявить о нарушении
Может удалить это произведение... а то уже начинают надоедать сравнения.
Плюс я кажется вспомнила один момент из-за которого сравнивают, и это ещё больше бесит, потому что я не хочу ничего менять в своих словах. Речь о "простирающихся руках". В моём случае это благоразумный жест человека которому в случае чего придётся отвечать за разбившуюся или переломавшую себе все кости девушку, плюс намекает на то что он уже знает кто она.
Ну а в Алых парусах гл. героиня побежала прямо к лодке, направляющейся к берегу и почти не могла справиться с волнами, в итоге гл. герой подхватил её как тряпичную куклу. Причём она побежала к лодке ни разу не видев гл. героя, и не зная кто он такой, то есть к незнакомцу.
Люди справедливо называют эту тупость романтикой.

Но где в моём произведении романтика?!) Единственный раз было упомянуто слово " волнение" в отношении бушующего моря, чтобы показать что гл. герои не испытывают романтического волнения. Другие бы наоборот написали что-то вроде того что море спокойно, а гл. герои волнуются, и увидев что начинается буря убегают в более удобное место.
Так же нет никакого романтического настроения когда капитан видит её на причале, не говоря уже о самой девушке. Причём в её действиях нет какой-то мести), ведь я упомянула что в начале пребывания на корабле она вела себя точно так же.
Обычно романтично настроенные люди не являются друг с другом полностью настоящими, и многое скрывают, приспосабливаются, уступают, пытаются сохранить то что уже есть, так как знают что эта искусственная конструкция может рассыпаться в любой момент и ничего не останется.

Анила Емпл   26.09.2016 12:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 63 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.