Паромщиков пара или Случай в квадрате 20-12

                мультивариантная пьеса с элементами конструирования *

                «А волны бегут от винта за кормой, и след их вдали пропадает»
                Из народной песни

Действующие лица:
    – ШКИПЕР
    – ПРАКТИКАНТ
    – ФИГУРА СТАРПОМА
    – ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО
    – ФИГУРА РАДИСТА
    – ФИГУРА МЕХАНИКА

     На сцене – многоярусная конструкция, отдалённо напоминающая надстройки большого корабля. Центральное место (чуть выше остального пространства) отведено командному мостику. Здесь находится штурвал, здесь располагаются приборы, здесь происходит основное действие.  По бокам мостика и ниже его – места, где несут вахту ФИГУРЫ. Значительную часть сценического времени они неподвижны и находятся в тени.

                Действие первое

                У воды есть занятное свойство: гул её туго вздувшихся вен наши трусость,      притворство, геройство превращает в коросту и тлен. Обратится в пыль старая склока, а обида – в болотную хлябь… Ты молчишь, отдаваясь потоку, а вокруг только рябь. Только рябь.      Смотришь: бездна без дна под тобою, сверху – ломоть угрюмых небес. Все победы вдруг станут трухою, когда плеск за бортом. Тихий плеск.
     И выходит: что ныне – не всуе, а что было – мираж и обман?.. Кто ответит и кто растолкует? Ведь туман впереди. Лишь туман.

     С полутемной сцены звучит долгий тоскливый гудок. За ним – ещё один. И ещё… Постепенно света становится больше, и мы уже различаем очертания Парома, прокладывающего путь сквозь туман. Этот туман густыми клубами струится по конструкциям судна, частично скрывает статичные ФИГУРЫ и порой даже достигает мостика.
     Пространство вокруг парома нервно чертит тугой луч прожектора. Он мечется, словно пытаясь нащупать хоть какой-нибудь ориентир, хотя бы малый клочок земли, хоть бакен. Наконец, луч упирается в мостик. Высветив ШКИПЕРА, луч замирает.

ШКИПЕР (пытаясь что-то разглядеть сквозь окуляры бинокля). Ну что это такое, а! Туман, опять сплошной туман… Молоко, сметана… Видимость почти нулевая, так и до беды недалеко. Тут и на скалу запросто наскочить можно, триста тысяч морских ежей мне в печёнку!


*     Перед началом спектакля зрители получают программку с кратким описанием заключительной его части. Точнее, с изложением фабулы нескольких вариантов финала. К программке прилагаются листки для голосования. По ходу спектакля аудитория решает, какой из вариантов ей хочется увидеть, и в перерыве с помощью листочков-бюллетеней голосует за ту или иную версию. Её актёры и играют. 
       Вот такая блажь драматурга. Просто он подумал: с каждым годом выборов у нас всё меньше и меньше.  Так почему бы Театру не попробовать стать одним из последних островков, где ещё хоть что-то или хоть кого-то реально выбирают?

     Шкипер вздыхает, вешает бинокль на грудь, берёт рупор.

ШКИПЕР (в рупор). Эй, на носу! Доложить обстановку.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Пока всё спокойно, господин Шкипер. Прямо по курсу в пределах прямой видимости – чистая вода.
ШКИПЕР. Всё равно, повнимательней там, повнимательней…
                (в рупор)
В машинном! Слышишь меня? Тихий ход.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Ясно… Тихий.
ШКИПЕР. Не понял… Это что за доклад, а, Механик? Ну-ка, доложи, как положено, по всей форме.
ФИГУРА МЕХАНИКА (испуганно). Извините… Виноват, господин Шкипер… Ваш приказ понял, выполняю. Есть тихий ход.
ШКИПЕР. Другое дело! Разболтались вы у меня за время рейса… Погода установится – надо будет дисциплиной заняться.
                (после паузы)
Нам что сейчас главное? Нам главное – эту полосу тумана проскочить. На большую воду выйти, а там… Там снова полный вперёд дадим!
                (в рупор)
Старший помощник, как с промером глубины? И что радар показывает?
ФИГУРА СТАРПОМА. Докладываю: глубины  в допустимых пределах, идём по намеченному фарватеру. На экране радара посторонних объектов не наблюдаю. 
ШКИПЕР. Это хорошо, хорошо, Старпом… Только не отвлекайся, начеку будь. В такой туманище что угодно приключиться может, фок-мачта мне в глотку. Каждые пять минут показания эхолота снимай. Ясно?
ФИГУРА СТАРПОМА. Есть снимать, господин Шкипер.

     Некоторое время Шкипер расхаживает по мостику. Затем достаёт трубку, раскуривает её. Пыхтя трубкой, подходит к рабочему столу.

ШКИПЕР (изучает карту). Тут ухо востро надо… Тут на каждой миле можно подвоха ждать. Шутка ли – такой Паром ведём! А карты – так себе: масштаб приблизительный, фарватер – на глазок… Вот тут что?
                (тычет мундштуком трубки в карту)
Отмель? Рифы? Банка?.. А здесь?
                (снова тычет)
Какая глубина? Миля или метров десять?... А береговая линия – где она? Вот и ползём как будто вслепую, как будто на ощупь… Да ещё туман этот… А ответственность, ответственность какая? Столько пассажиров на борту, плюс экипаж. И за всё ты один отвечай. Ты один…

     Шкипер с трубкой в зубах задумчиво прохаживается по мостику. При этом он не забывает следить за приборами, поворачивать штурвал и подавать гудки.

ШКИПЕР (в рупор). Вызываю радиорубку. Вызываю радиорубку. Радист, ты на связи?
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно, господин Шкипер, на связи.
ШКИПЕР. Прошла моя радиограмма по поводу судового кока?
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно. Берег получение подтвердил. Все принятые меры и санкции одобрены.
ШКИПЕР (ухмыляется). Ну, ещё бы… Будь моя воля, я бы таких вообще – за борт, крабам на десерт… А мы миндальничаем: расследование, протокол, свидетели… Если этот ворюга-кок вместо сливочного масла в кашу маргарин кладёт, если тушёнку просроченную использует… Какие тут ещё свидетели нужны?! За борт!
ФИГУРА РАДИСТА. Точно так, господин Шкипер.
ШКИПЕР. Что – точно так?
ФИГУРА РАДИСТА. Полностью с вами согласен – за борт его.
ШКИПЕР. Ну, ты это… Ты, Радист, не в своё не встревай… Вообще-то шучу я… Шуток не понимаешь?
                (пауза)
Хотя… Сэкономить он хотел, подешевле, видите ли, тушёнку купил. Он что, забыл, на каком судне находится, три  канатных бухты ему в очко! Он забыл, что на моём судне на пассажирах и экипаже не экономят? Это что, буксир дешёвый?.. Сейнер рыбацкий?.. Он забыл, что на трансокеанском Пароме имеет честь состоять? Самом крупном в своём классе, между прочим… С традициями, с авторитетом… Ух, моя бы воля!.. Не догляди – растащат корабль по болтикам. А мы и так не в родном порту. Рифов вдоль фарватера до чёрта, пираты шныряют, старые мины, бывает, со дна всплывают… Случись что – сразу недоброжелатели, конкуренты захихикают. Руки потирать будут…

     Шкипер резким движение вынимает изо рта трубку, раздражённо выбивает из неё пепел, кладёт трубку на стол.

ШКИПЕР (в рупор). Старпом, арестованный кок где содержится?
ФИГУРА СТАРПОМА. В своей каюте, господин Шкипер. Под замком.
ШКИПЕР. Либеральничаешь, Старпом? Курортные условия ворам и мздоимцам создаёшь?.. Сегодня же перевести на бак – в подсобку аккумуляторной мастерской.
ФИГУРА СТАРПОМА. Господин Шкипер, но там же никаких условий. Сыро, тесно… Да и крысы там, говорят…
ШКИПЕР. А никто и не утверждал, что у нас тут Куршавель! Проворовался – путь сидит, размышляет. Перевести в подсобное помещение  и посадить на хлеб и воду. А в порт придём – там с ним окончательно решим. Всё ясно?
ФИГУРА СТАРПОМА (после заминки). Так точно, господин Шкипер. Есть – на хлеб и на воду.
ШКИПЕР. Только ты… Я хочу сказать: не переусердствуй, Старпом. А то я тебя знаю… Без самодеятельности, прошу. Я требую, чтобы всё было в точном соответствии с уставом корабельной службы. Мы ни на йоту не должны от закона откланяться.
ФИГУРА СТАРПОМА. Будет исполнено, господин Шкипер.

     Шкипер делает несколько шагов по мостику. Снова поднимает бинокль к глазам.

ШКИПЕР. На ледовое поле сдуру не налететь бы... В это время года в здешних широтах вполне могут оставаться… Сядешь на льдину форштевнем – и считай, что приехали.
                (в рупор)
Алё, на носу! Вперёдсмотрящий! Доложить текущую обстановку.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ничего нового, господин Шкипер. Всё то же… Видимость ноль, густой туман прямо по курсу.
ШТУРМАН (вполголоса). Туман, туман… Сам вижу, что туман.
                (в рупор)
Ты там это… Ты там в оба гляди. Айсберги могут появиться, льдины… И землю мне не проворонь!
                (вполголоса)
Вот дела… Только нормальный ход набрали, только в график вошли… На таком Пароме – лететь бы и лететь по волнам до самого Берега. Судно – сказка!
                (задуывается)
Но это оно сейчас – сказка. А в каком состоянии оно мне досталось после предыдущего капитана-алкаша… Заклёпки проржавели, машины все регламентные сроки давно  выработали, на честном слове тянули, экипаж – банда головорезов…  Но ничего, отремонтировал, силовые установки заменил,  палубу покрасил, новую команду набрал… Ласточка, а не судно! На таком бы жать узлов под сорок, а мы еле телёпаемся, дюжину трепангов мне в прямую кишку!  А всё туман этот…
                (в рупор)
Радист!
ФИГУРА РАДИСТА. Радист на связи, господин Шкипер.
ШКИПЕР. Что у нас в эфире, Радист?
ФИГУРА РАДИСТА.  Пока без изменений, господин Шкипер. Идёт интенсивный радиообмен на средних частотах. Сводки погоды – по графику.
ШКИПЕР. Ну и как с погодой? Дают улучшение?
ФИГУРА РАДИСТА. Облачность обещают. И ветер слабый – зюйд-зюйд-вест. Временами осадки. Волнение на море – от трех до четырёх баллов с возможным усилением.
ШКИПЕР. Насчёт тумана что говорят?
ФИГУРА РАДИСТА. Пока ничего утешительного. Ослабление если и будет, то незначительное. Что касается температуры…
ШКИПЕР. Да дьявол с ней – с температурой! Мне из тумана выскочить надо…

    Шкипер возвращается к карте, делает на ней какие-то замеры.

ШКИПЕР. Может, он полосой – туман-то этот? Может, обойти его – и все дела?..
                (прикладывает к карте линейку)
И, главное, посоветоваться не с кем. Экипаж хоть из своих, а… Ловишь иной раз взгляд какого-нибудь матроса и понимаешь: каждый, каждый только и ждёт твоей ошибки, проявления слабости, робости… Дай осечку – и не простят. Размажут, растопчут… А пассажиры? Чуть что не по нутру – мигом жалобу настрочат, разбирайся потом, оправдывайся… Кстати, что у нас на пассажирских палубах творится?
                (в рупор)
Старший помощник, ты со службой стюардов давно связывался? Как там у пассажиров дела?
ФИГУРА СТАРПОМА. На пассажирских палубах всё спокойно, господин Шкипер. Все мероприятия – согласно расписанию. Третьему классу сразу после ужина показан художественный фильм. Затем – поверка и отбой.  Второй класс – прогулка по верхней палубе с кормлением чаек. После прогулки – эстрадный концерт и личное время. Пассажиры первого класса развлекаются в ресторанном зале. Замечаний и происшествий нет.
ШКИПЕР. Это хорошо, что у тебя замечаний нет… Хорошо… Зато они у меня, Старпом, есть. Мне вот доложили, что в столовой третьего класса снова из железных мисок кормить стали. А куда в таком случае фаянсовые тарелки подевались?
ФИГУРА СТАРПОМА. Разрешите доложить, господин Шкипер! Во время последнего шторма…
ШКИПЕР. Меня не интересует, что было во время шторма, Старпом. Мы с вами людей везём, а не скотину. На кого они потом будут пенять? На меня. И правильно сделают. На судне я первое лицо, с меня и спрос. Шкипер, скажут, о нас не думает совсем, сам, скажут, у себя на мостике на фарфоре обедает… И тому подобное… Чтобы завтра же народ у меня не из мисок кашу ел, а из нормальных тарелок!
ФИГУРА СТАРПОМА. Господин Шкипер! Где же я в открытом море…
ШКИПЕР.  Ты меня что, плохо слышишь, Старпом? Завтра же! Лично проверю.
                (убирает рупор)
Вот распоясались, архаровцы, фор-брам-штаг им на шею! Вспомнили, небось, прежнюю вольницу… Да знаю, знаю, судачат меж собой: как, мол, раньше было хорошо, никто ни за что не спрашивал. Свобода, мол…  И не думают черти, что при старом-то до сих пор в порту приписки торчали бы. Запасы гнилой картошки на камбузе перебирали да тухлую воду из дырявых трюмов откачивали… Смех смехом, а судно-то я без флага, даже без корабельной рынды принимал. Всё сняли, всё пропили… И сейчас…
                (вновь набивает трубку, закуривает)
Любо-дорого посмотреть! Всё блестит, всё надраено и сверкает, как у кота... По утрам – подъём гюйса, гимн, гимнастика. Питание – строго по рациону и согласно санитарным нормам. И со стороны глянуть не стыдно. Корабль иностранный в море встретится – сразу честь отдаёт, гудками приветствует. Зауважали,  хвост ската им в зубы!
                (попыхивая трубочкой, устало присаживается на поручни)
Только разве оценит кто? Тут хоть все жилы вытяни, а спасибо никто не скажет… Устал, как раб на галере устал…

     Шкипер тяжело встаёт, вновь  обходит приборы. Поправляет колесо штурвала. Даёт очередной протяжный гудок.

ШКИПЕР (в рупор). В машинном!.. Машинное отделение, доложите ситуацию.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть в машинном, господин Шкипер... Механизмы функционируют в штанном режиме. Первая и третья энергоустановки переведены на холостой ход. Давление пара, масла и рабочих жидкостей в норме.
ШКИПЕР. Так держать, не расслабляться. В каждую минуту нужно быть готовым к подключению всех машин.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть не расслабляться и быть готовым!
ШКИПЕР (зажав в зубах дымящуюся трубку – в рупор).  Радист, что передают с ближайших судов?
ФИГУРА РАДИСТА. Ничего внятного, господин Шкипер. Все ждут, когда туман рассеется. Многие вообще на якорь встали.
ШКИПЕР (снисходительно). Тоже мне мореплаватели! Тумана напугались… Нет, нам прохлаждаться некогда. Нам пассажиров на Берег доставить нужно – и желательно точно по расписанию.
                (в рупор)
Вперёдсмотрящий, что новенького прямо по курсу? Эй, слышишь меня?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так точно, господин Шкипер. Обстановка без существенных изменений. Туман не рассеивается, признаков земли не наблюдаю.
ШКИПЕР. А ты внимательнее смотри. Во все гляделки. Понял?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Понял, господин Шкипер. Есть внимательнее!
ШКИПЕР (в рупор). Старший помощник, на связь.
ФИГУРА СТАРПОМА. Я на связи.
ШКИПЕР. Вахта без замечаний, Старпом?
ФИГУРА СТАРПОМА. Так точно, господин Шкипер. Без особых замечаний.
ШКИПЕР (пыхтя трубкой). Меня вот что, Старпом, беспокоит. Какое у пассажиров настроение? Паники из-за этого тумана нет?
ФИГУРА СТАРПОМА. Ни малейшей, господин Шкипер. Некогда им паниковать, все при деле, все заняты.  Работают кружки самодеятельности, клубы по интересам, игровые залы. Всё по минутам расписано.
ШКИПЕР. Замечательно, замечательно… А экипаж что?
ФИГУРА СТАРПОМА. Вахтенные на постах. Свободная смена только что поужинала.
ШКИПЕР. Как ужин прошёл?
ФИГУРА СТАРПОМА (после секундной запинки). Нормально, господин Шкипер. Почти без замечаний прошёл.
ШКИПЕР. Что? Как прикажешь понимать – почти?
ФИГУРА СТАРПОМА. Да так… Мелочи, в общем-то… Одной порции экипажу за ужином не хватило.
ШКИПЕР. Быть такого не может! Меню и раскладку я лично утверждал.
ФИГУРА СТАРПОМА. Так оно… Только Практиканта мы почем-то  учесть забыли… Да это пустяки, господин Шкипер, не берите в голову. Я с ним своей порцией поделился.
ШКИПЕР. Практикант?.. Что за Практикант такой? Ты это о чём?
ФИГУРА СТАРПОМА. Практикант – из мореходного училища. Взять-то мы его на борт взяли, а на довольствие определить забыли. Аттестат он вовремя не подал.
ШКИПЕР. Из мореходного… Чё-ё-ёрт… У меня из головы совсем… Почему вовремя не напомнил?
ФИГУРА СТАРПОМА. Виноват, господин Шкипер. Только с этими салагами-практикантами из мореходки вечно так. В последний момент как снег на голову падают. У них там производственная практика горит, а нам отдуваться. Нет, чтобы загодя согласовать…
ШКИПЕР. Да нет, они мне звонили… Был, был звонок, припоминаю… А тут завертелось – в рейс выходить, с погодой непонятки, то да сё… Точно, звонили насчёт Практиканта… Где он сейчас?
ФИГУРА СТАРПОМА. В кают-компании. Боевой такой парнишка, господин Шкипер. Зелёный, а шустрый, всё на мостик рвётся. А я осаждаю его. Стой, говорю, куда лезешь, не до тебя сейчас господину Шкиперу…
ШКИПЕР. Боевой, говоришь? Шустрый? Ладно… Ну, давай его сюда.

     Шкипер меряет рубку шагами. Он сосредоточен и серьёзен. Взгляд его кажется немного усталым, но, конечно, это обманчивое впечатление. Наконец Штурман замирает над картой – спиной к двери.
     Спустя полминуты на мостик через две ступеньки бойко взбегает Практикант. Практикант открывает дверь в командную рубку, но тут же осекается и робко замирает у порога.
     Так проходит несколько секунд – Штурман изучает карту и не замечает гостя. Или делает вид, что не замечает.

ПРАКТИКАНТ (кашляя в кулак). Разрешите доложить! Практикант высшего мореходно-командного училища по вашему приказанию прибыл. Прикомандирован к вашему судну для прохождения ежегодной производственной практики.

     В конце доклада Практикант срывается на фальцет.

ШКИПЕР (оборачиваясь). Прибыл, говоришь? Молодцом, рак-отшельник тебе в гланды… Докладываешь хорошо – внятно, громко, чётко… Орёл, орёл, альбатрос просто… Ну, проходи, Практикант, осваивайся. Раз прибыл, значит, тебе мой Паром отныне – дом родной.

     Шкипер по-отечески приобнимает Практиканта за плечи и проводит того вглубь помещения. Они останавливаются перед рабочим столом.

ШКИПЕР (внимательно вглядываясь в лицо Практиканта). Вот вы, значит, какие нынешние… Бравые, подтянутые, румяные… Уверенности бы ещё в глазах побольше, твёрдости в руках – и совсем бы… Впрочем, это, сынок, дело наживное. Я тебя на своём Пароме в два счёта морским волком сделаю. Настоящим! Что это за судно – знаешь хоть? А-а, то-то…
ПРАКТИКАНТ. Знаю, так точно. Все характеристики назубок: трансокеанский грузопассажирский Паром повышенной устойчивости. Сконструирован по специальному заказу для эксплуатации в особо сложных климатических условиях. Водоизмещение, количество палуб, запас хода… Всё знаю, господин Шкипер!
ШКИПЕР (кривая усмешка). Запас хода, водоизмещение… Всё это, конечно, так, сынок. Так… Только не всё водоизмещением определяется. И даже устойчивость – не главная характеристика корабля… Паром этот – необычное судно. Уникальное, я бы сказал. Таких больше нет и не будет. И это большая честь – служить на нём. Или, к примеру, практику проходить.
ПРАКТИКАНТ (громко). Да, господин Шкипер, я это понимаю. И осознаю ответственность… Я оправдаю, господин Шкипер! Я постараюсь оправдать…
ШКИПЕР. Не сомневаюсь, сынок, не сомневаюсь. Да и как иначе? У моего Парома такая история!.. Он знаешь, сколько всего повидал, сколько капитанов сменил, сколько экипажей!.. А в какие циклоны попадал, в какие льды вмерзал!.. Все уж думают: он ко дну вот-вот пойдёт, а Паром пожалуйста – черпнул воды, но выпрямился. Нырнул в волну – но снова на гребень взлетел… И на торпеды он нарывался, и в сетях винты терял, и без капли топлива в открытом море месяцами дрейфовал… Так что, сынок, тебе крупно повезло. Давай сюда свою практикантскую книжку.

     Практикант протягивает Шкиперу книжку. Тот, дымя трубкой, её перелистывает.

ШКИПЕР. Тэк-тэк… Значит, капитан будущий? Дальнего плаванья?.. Тэк-тэк… Трансокеанские суда водить собираешься? Профессия сложная, но – одобряю …
                (вынимает трубку изо рта. Кладёт её на стол)
И что тебе на эту навигацию понаписали? Ага, вот. Задание: знакомство с практикой организации грузопассажирских перевозок на трансокеанских маршрутах. Так, ясно… Изучение механизма взаимодействия экипажа в условиях плавания в открытом море. Понятненько… А это что? Исполнение вахтенных обязанностей капитана, в скобках – «1 см». Что это за «1 см» такой? Сантиметр, что ли?
ПРАКТИКАНТ. Одна смена.
                (словно оправдываясь)
Это, господин Шкипер, у нас новое положение, его с нынешнего года ввели. Требуют, чтобы каждый практикант вахту по-настоящему отстоял. Ну, прямо на капитанском мостике. Вот…
ШКИПЕР. Хм-м… Вахту? На мостике?.. Это вместо меня, что ли?
ПРАКТИКАНТ. Да… То есть, не вместо вас конкретно, а… Короче, нам сказали, что это очень важно… Для будущей профессии.
ШКИПЕР. А ты-то сам как считаешь?
ПРАКТИКАНТ. Что – я?
ШКИПЕР. Ты как считаешь: это важно или не очень?
ПРАКТИКАНТ. Да вы что! Я же и мечтать не мог… Мне такое не снилось даже!.. Только…
ШКИПЕР. Что – только?
ПРАКТИКАНТ. Только я… Только мы сразу своему начальнику курса сказали, что это вряд ли… Вряд ли нам доверят… Это ж ответственность такая… Не каждый Шкипер согласится.
ШКИПЕР. Ещё бы! Это тебе не на ялике на пляж за пивком слетать. Это Паром трансокеанский.
                (молчит, что-то обдумывает)
А сможешь, сынок? Не сдуешься в ответственный момент? Не скиснешь?
ПРАКТИКАНТ (с воодушевлением). Господин Шкипер! Да у меня по высшей математике – отлично. И по штурманскому делу – тоже.  И по физподготовке, и по истории судоходства… Пожалуйста, господин Шкипер!.. Если можно…
ШКИПЕР (смеётся). Отличник, значит? Это неплохо… Ну, считай, что уговорил, сынок, сто креветок тебе под левую лопатку! Одну вахту так и быть – доверю.
                (за плечи разворачивает Практиканта лицом к приборам)
Если отличник, то с этим хозяйством должен быть знаком.

     Практикант уверенно кивает.

ШКИПЕР. Ты, главное, сам ничего не крути. Тут кругом автоматика, она ведёт Паром установленным курсом. Твоё дело по сторонам посматривать да следить, чтобы вахтенные исправно службу несли. А если уж ситуация какая нештатная, если случится чего – к ним обращайся. Помогут.

     Шкипер кивает на четыре Фигуры, безмолвно стоящие чуть ниже мостика. Фигуры делают шаг по направлению к рубке управления, словно выражая согласие помогать Практиканту.
   
ШКИПЕР. Ребята проверенные, не одну тысячу миль вместе с ними разменял. Но у каждого, как говорится, свои медузы в извилинах. Так что имей в виду.

     Шкипер за плечи разворачивает Практиканта в сторону той Фигуры, о которой говорит.

ШКИПЕР. Это Старпом. Мы, сынок, с ним столько хлебнули… Мы давно вместе, с самого выпуска академии. Мужик надёжный, но слишком уж… Как бы тебе сказать… Слишком несгибаемый, что ли... Упёртый, узконаправленный. Что в голову возьмёт – гарпуном не вышибить. Ну и требовательный до мелочности… За это, если честно, экипаж его недолюбливает.
     Вон тот – Радист. Спец отличный, но себе на уме. В радиорубке он король и бог, а что за ней – и знать не хочет. Передатчик с закрытыми глазами разберёт, а потом из него другой соберёт – только лучше. Но есть сведения, что мухлюет с комплектующими. У них там в электронике, сам знаешь, – и золотишко, и платина водится… Пока присматриваюсь к пареньку.
     Это Механик. Образование – фазанка плюс спецкурсы, зато апломба… На всю команду хватит. Сдаётся мне, он считает, что недооценивают его тут, зажимают. Но прямо пока не высказывается, а в душу человеку не заглянешь…
     А это вот Вперёдсмотрящий. Видишь, лоб какой здоровенный. Разрядник, гюйс-рей ему в хребтину. Этот из породы правдолюбцев – тех, которые эту самую правду только для себя ищут. Вечно бухтит, вечно всем недоволен. Будет ныть – не обращай внимания.

     Шкипер медленно обходит рубку по периметру, словно прощаясь с ней и в то же время не решаясь покинуть её.

ШКИПЕР. Ну, вроде, всё. Хоть и боязно одного тебя оставлять, а… Раз надо, значит надо. Самое главное – рвение у тебя, вижу, есть. И огонёк в глазах. Это уже немало. Одна вахта… Ничего, справишься… А я хоть отдохну, высплюсь в кои-то веки.
ПРАКТИКАНТ. Господин Шкипер, если бы вы знали, как я вам благодарен! Это такая удача, такой счастливый билет!.. Я когда узнал, что на ваш Паром распределяюсь, чуть не сдурел от радости, честное слово. Я же знал, что вы здесь главный. Я столько о вас слышал, столько читал!.. Да вас, если хотите знать, уже на лекциях проходят, о вас рефераты пишут!
ШКИПЕР (хмыкает). Правда, что ли? Неужто рефераты, бизань-стеньга мне в копчик?
ПРАКТИКАНТ. Да, да, да! Нам преподы так и говорили: из всех Шкиперов  вы – самый удачный.
                (поочерёдно загибает пальцы)
Несгибаемая воля – раз. Колоссальный опыт – два. Профессиональная интуиция – три…
ШКИПЕР (смеясь, берёт его за ладонь, прерывая перечисление своих достоинств). Ну, хватит, хватит…  Что-то ты раздухарился, как баклан у чужой кладки. Сделал из меня легенду ходячую… Ничего особенного во мне, сынок, нету. Просто я всегда считал, что дело своё нужно честно делать. И всё. А потомки оценят, если заслужил.
                (подзывает Практиканта к карте)
Вот делом с тобой сейчас и займёмся. Красную линию видишь?
ПРАКТИКАНТ. Вижу. То есть, так точно.
ШКИПЕР. Это наш маршрут. Его Паром и должен придерживаться. Влево, вправо – ни-ни. Уяснил?
ПРАКТИКАНТ. Да.
ШКИПЕР. Вахта тебе достанется не сахар. Сам видишь – погода… Туман, ветер обещают… Поэтому не форсируй, иди тихим ходом. Вперёд почаще поглядывай, гудки давать не забывай.

     Шкипер берёт ладонь Практиканта в свою, кладёт её на рычаг сирены и вместе они дают длинный гудок.

ПРАКТИКАНТ. Господин Шкипер. А это… Ну, если вы говорите, что опасно, что туман… Отмели опять же… Может, тогда лучше в дрейф лечь?.. Ну, до улучшения погодных условий?
ШКИПЕР. Что я слышу, сынок? Как это – в дрейф? Вас этому, что ли, в мореходках обучают? Паром – если только это настоящий трансокеанский Паром – должен всегда вперёд идти. В этом его предназначение. У нас пассажиры на борту, всем им нужно в Порт назначения, у всех дела. Они, сынок, не для того на мой Паром билеты брали, чтобы по туману бесцельно дрейфовать. А желание пассажиров для команды что? Правильно – закон.

    Шкипер пытается в бинокль разглядеть что-то впереди. Потом передаёт бинокль Практиканту.

ШКИПЕР. Отнесись к этому серьёзно, сынок. Это я тебе не для красного словца говорю. Пассажиры для нас с тобой – это самое дорогое, что есть, что нам доверено. Любую волну на себя прими, а пассажира сбереги. Раз ты тут основной – изволь доставить всех на Берег. Всех до последнего, в полной сохранности. И пусть ты тут на мостике не спишь сутками, пожрать иной раз забываешь, пусть тебя швыряет качка и продувает ледяной ветер… Терпи. Стисни зубы. Потому что под тобой на нижних палубах они – твои пассажиры. Не подведи их.
ПРАКТИКАНТ. Я понял, господин Шкипер. Я не подведу. Ни вас не подведу, ни пассажиров.
ШКИПЕР. Радостно это слышать, сынок. Ну а теперь – к штурвалу.

     Практикант встаёт к штурвальному колесу, осторожно берётся за него. Шкипер встаёт за его спиной и кладёт свои ладони поверх ладоней Практиканта.

ШКИПЕР. Постоянно сверяйся с гирокомпасом… На карту поглядывать не забывай, все опасные места помечены кружочком… Вот бинокль, он для капитана – первейший инструмент… С машинным отделением связь поддерживай, с радиорубкой… Вперёдсмотрящего окликай, чтобы дельфинов там на носу не считал… Со Старпомом советуйся, если что.

     Спустя некоторое время, Шкипер отпускает руки и наблюдает, как Практикант самостоятельно управляет судном. Сдержанно улыбается.

ШКИПЕР. Так, так, сынок… Вижу, получается, десять тысяч бушпритов тебе в селезёнку… Молодцом… Теперь вижу, что не только изюм из компота вылавливать вас в мореходке учат.
                (покрепче натягивает фуражку на голову, передаёт Практиканту рупор) 
Ну, всё. Оставляю тебя. Хорошей вахты и семь футов, как говорится… А я – отдыхать. Нужно выспаться,  с силёнками собраться… Мне ведь Паром вон ещё сколько вести. До самого Берега. Прикорну, а потом тебя у штурвала сменю. Удачи, сынок!

     Шкипер хлопает Практиканта по плечу и направляется к выходу.

ПРАКТИКАНТ (вслед ему). Спасибо, господин Шкипер! Я не подведу. Правда, не подведу…

     Шкипер уходит. Практикант некоторое время неподвижно стоит у штурвала. Затем берётся за ручку сирены, тянет её.
     Следуют гудки – частые, бодрые.
 
                Действие второе

     Может, это лишь повод для баек, но и юнга, и боцман-старик, и механик клянутся: у чаек перед бурей особенный крик. Птичья тень промелькнула по мачте и на рею взметнулась опять. Кто ответит: о чём она плачет? Что желает она рассказать? Вдруг ей на море воли – не вволю? Или помощь иная нужна? Про свою про пернатую долю нам желает поведать она.
      Гонит ветер прочь белые стайки, птиц язык непонятен и дик… Но одно достоверно: у чайки перед штормом особенный крик.

     На мостике остаётся один Практикант. Впрочем, это лишь кажется, что он здесь один. Наполовину затянутые туманом Фигуры по-прежнему безмолвно дежурят по периметру командной рубки. Они – на своих постах. Они – совсем рядом.  Фигуры внимательно следят за Практикантом, они словно контролируют его действия.
     Правда, сам Практикант этого пока не замечает. Он упивается полученной свободой, той властью, которая ему доверена. Но и немного побаивается её.
     Практикант делает несколько шагов к приборам. Вытянув шею, долго изучает их показатели. Потом он переходит к карте, что-то на ней измеряет циркулем. Берёт бинокль, вглядывается в горизонт, затем осторожно прикасается к штурвалу.

ПРАКТИКАНТ. Как тихо!  Даже не верится, что на таком громадном судне может быть так тихо. Ни гула моторов, ни шума винтов… Словно какая-то фантастическая башня стоит посреди тумана… Нет, не тумана, а среди облаков. А облака эти плывут, плывут себе мимо. Бесшумно обтекают все её грани и выступы, и остаются капельками на поручнях, на такелаже, на стеклах рубки…

     Практикант подходит к запотевшему стеклу иллюминатора рубки и медленно выводит на нём пальцем смайлик. Через несколько секунд, спохватившись, стирает его рукавом. Воровато оглядывается вокруг – не заметил ли кто?
     Он снова направляется к своему рабочему месту. Теперь действия Практиканта более осмысленные, уверенные. Заметно, что он быстро осваивается в новом качестве. Взявшись за штурвал, Практикант чуть-чуть поворачивает колесо.

ПРАКТИКАНТ (в рупор – негромко). На носу… Извините, эй, там, на носу, Вперёдсмотрящий!..

     На его зов никто не откликается.

ПРАКТИКАНТ (уже громче). На носу! Вы меня слышите?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (он отзывается не сразу). Да, конечно… Слышу вас хорошо, господин Практикант.
ПРАКТИКАНТ (откашливаясь). Я вот о чём… Это… Если вам не трудно, уточните, что там у нас – прямо по курсу?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да не трудно… Чего тут трудного… Туман у нас по курсу, господин Практикант. Сплошной туман… Ни зги не видать.
ПРАКТИКАНТ. Очень вам признателен. Убедительно прошу быть внимательным. Хорошо?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. О’кей, господин Практикант. Вопросов нет, буду бдеть, как часовой у порохового склада.

     Практикант взволнованно расхаживает по мостику. Поглядывает на приборы.

ПРАКТИКАНТ (в рупор). В машинном отделении! Прошу минутку внимания.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть в машинном.
ПРАКТИКАНТ. Знаете, что… Мне бы хотелось услышать от вас доклад о текущем состоянии рабочих механизмов.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Ну, какое у них состояние, господин Практикант… Нормальное состояние. Всё в порядке… Температура подшипников главного вала стабильная, люфт – в допустимых пределах, давление масла и пара – в норме…
ПРАКТИКАНТ. А с топливом? Хочу уточнить: с топливом у нас как? Хватает?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Согласно всем расчётам, до Берега хватит. И ещё останется, господин Практикант. Так что не волнуйтесь сильно.
ПРАКТИКАНТ. Отлично! Спасибо большое.

     Потирая ладони, Практикант шагает по рубке. В очередной раз проходя мимо стола, он замечает забытую Шкипером трубку. Останавливается, раздумывает: брать-не брать? Потом поднимает, разглядывает. Спохватившись, тут же кладёт трубку на место.

ПРАКТИКАНТ (в рупор). Господин Старший помощник! Вы на связи? Старший помощник, ответьте, пожалуйста, мостику.
ФИГУРА СТАРПОМА. Здесь Старший помощник. Слушаю вас, господин Практикант.
ПРАКТИКАНТ. Добрый вечер, господин… Или ночи уже… Не важно… Не могли бы вы поставить меня в известность относительно пассажиров?
ФИГУРА СТАРПОМА. А что вас конкретно интересует?
ПРАКТИКАНТ. Как это что? Сами знаете что… Нет ли больных, не зарегистрированы ли ЧП какие? Распорядок дня, питание и так далее…
ФИГУРА СТАРПОМА. А-а, это… На пассажирских палубах всё в порядке, господин Практикант. В полном. Пассажиры уже, наверное, десятый сон досматривают.
ПРАКТИКАНТ. Значит, ужин и отбой по расписанию?
ФИГУРА СТАРПОМА. И ужин, и отбой, и подвижные игры на свежем воздухе… Всё строго по графику.
ПРАКТИКАНТ. Ну, тогда… Тогда это хорошо. Я рад, что по графику. Благодарю вас.

     Практикант снова начинает вышагивать по мостику. Но теперь ёго шаги тверже и чётче. В движениях Практиканта уже совсем не ощущается прежней робости, неуверенности. Практикант подходит к барометру. Недовольный его показаниями, снимает барометр со стены, энергично встряхивает его. Затем делает несколько отметок на карте, крутит штурвал.

ПРАКТИКАНТ (в рупор). Радиорубка, радиорубка, вызывает мостик. Приём. Радиорубка…
ФИГУРА РАДИСТА (сонно). Здесь радиорубка. Что такое?
ПРАКТИКАНТ. То есть, как это – что такое? Вы, вообще-то, Радист, позвольте заметить, не по форме на связь выходите, так что в следующий раз… Прошу доложить оперативную обстановку.
ФИГУРА РАДИСТА. Есть доложить… В эфире – без особых изменений, господин Практикант. Идёт радиообмен средней интенсивности в диапазоне УКВ и средних частот.
ПРАКТИКАНТ. Да? УКВ и средних?.. А что-то новое сообщают?
ФИГУРА РАДИСТА. Да не сказать, чтобы… Так, шелуха обычная, эфирный мусор… Траулеры по объёмам вылова треплются, танкеры координаты передают, сухогруз насчёт погоды порт приписки запрашивает…
ПРАКТИКАНТ. А-а, вот-вот-вот… Я ведь тоже о погоде хотел спросить. Что обещают?
ФИГУРА РАДИСТА. Ничего конкретного, господин Практикант. Гонят шнягу всякую: усиление ветра, волнение, туман… Общие слова… Это мы и без них знаем.
ПРАКТИКАНТ. Туман? Да, насчёт тумана знаем…
                (убирает рупор)
Ещё как знаем… Сколько уже через него идём, а конца края не видно… Того и гляди – напоремся на какой-нибудь буксир шальной или того хуже – на круизный лайнер… А если на отмель налетим?.. Говорил же Шкиперу – в дрейф надо, в дрейф... А он…
                (Практикант машет рукой)
Все они такие – капитаны старой школы. Маршрут начертит – и прёт по нему, забыв обо всём. А что туман стеной, что ночь, что фарватер не проверенный – это дело десятое… Все они…

     Практикант берётся за рычаг сирены и подаёт сигнал. Потом ещё один. Затем прикладывает к глазам бинокль, всматривается в молочную темноту океана.

     ПРАКТИКАНТ. Ни черта же не видно… Даже собственные габаритные огни еле-еле различаю… Вон что там, слева по борту? Очертания, вроде, какие-то… Скала? Может, айсберг? Клубы тумана?.. Ни фига не разобрать…
                (подходит вплотную к иллюминатору, вглядывается в ночь)
Нет, это точно айсберг! Вон там – прямо по курсу. И ведь приближается, приближается… А если мы сейчас – в него?.. Если – на всём скаку, а?
                (крутит колёсико настройки  бинокля)
Или не айсберг? Что, если почудилось? Засмеют ведь…
                (всматривается)
Блин, да это айсберг – как пить дать! Точно такой же, как у нас в учебнике по гидрографии нарисован… Я же помню… Я сдавал… Я тогда на пятёрку сдал… Нет, всё-таки скала это! И мы – прямиком на неё! Ещё пара минут – и в лепёшку, всмятку, вдребезги…

     Запаниковавший Практикант начинает беспорядочно дёргать за всякие ручки, нажимать кнопки, крутить штурвал. На пульте загораются лампочки, включается сирена. Кажется: ещё мгновение – и наступит полный хаос.
     Но в этот момент оживают Фигуры. Как-то незаметно для зрителя и для Практиканта они перемещаются на капитанский мостик. И Старпом, который занял место за спиной Практиканта, выключает взбесившиеся приборы. А потом он кладёт свои ладони поверх ладоней Практиканта. И лёгким уверенным движением выправляет курс, выравнивает корабль.

ФИГУРА СТАРПОМА. Спокойнее, господин Практикант, спокойнее… Без суеты давайте… И без шума лишнего тоже, а то разбудите всех. Не нужно нам ни шума, ни резких поворотов. Никто этого не любит – ни  пассажиры, ни Шкипер…

     Практикант не замечает, что Фигуры стоят рядом, почти вплотную к нему. Он продолжает разговаривать с ними с помощью рупора.

ПРАКТИКАНТ. Как? Что? А?.. Вы что, не понимаете всей серьёзности момента? Там айсберг впереди. Огромный – как дом десятиэтажный… Поворачивать срочно надо! Машины на полный назад надо!..
ФИГУРА СТАРПОМА. Не волнуйтесь, господин Практикант. Не айсберг это. И не скала никакая… Туман там клубится – вот и всё. Поэтому и кажется, что айсберг. Так часто ночью бывает.
ПРАКТИКАНТ. А если?.. А если там что-то всё-таки есть? И мы – в него, в это самое… На всём ходу… Поворачиваем, Старпом!
ФИГУРА СТАРПОМА. Нет, господин Практикант. Никуда мы не поворачиваем. Шкипер этого не одобрит. Идём тем же темпом по прежнему маршруту.
ПРАКТИКАНТ. Но мы ведь можем… Того… Мы же рискуем! Почему это он не одобрит?
ФИГУРА СТАРПОМА. Потому что это Шкипер. Ни при каких обстоятельствах он на смену курса добро не даст. Потому что… Потому что наш Шкипер – мужик! Настоящий мужик… Если он решение принял, то от него не отступит. Понятно?
ФИГУРА РАДИСТА. Наш Шкипер – истинный морской ас. Сейчас таких мало осталось. Может, он последний даже… Он такие моря-океаны прошёл, в таких передрягах побывал… Вы про такое даже в книжках не читали, господин Практикант!
ФИГУРА МЕХАНИКА. Нам иногда кажется, что он из чистой корабельной стали вырезан. Нержавеющей. Легированной. Из цельного куска. Попробуй, переубеди такого, если он что-то в голову вбил. Чёрта с два!
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да мы, если честно, не сильно с ним и спорим. Знаем, что с его опытом, с его чутьём и мастерством Шкипер всё равно примет самое верное решение. Сколько раз такое бывало. Вот с кого начинающим мореходам пример брать надо.
ПРАКТИКАНТ. А я и беру… Думаете, не беру? Нам знаете, сколько про него на лекциях рассказывали!.. С кого тогда пример брать, если не с таких моряков…

     Практикант снова берёт в руки трубку Шкипера. Вертит её, возвращает на место. Затем опять изучает в бинокль горизонт.

ПРАКТИКАНТ. Слушайте… А ведь и вправду… Вы правы – не скала это и не айсберг никакой. Туман, обыкновенный туман.
                (смущённо хихикает)
Ветерок подул – и нету скалы…

     Между тем Фигуры незаметно заняли свои прежние места. На мостике остался только Практикант. Он прогуливается вдоль приборного пульта и ёжится от прохлады – в командную рубку начинает проникать усилившийся ночной ветер.

ПРАКТИКАНТ. Вот же... Не наврали синоптики. Ветер и в самом деле крепчает… И волны вон уже какие… Шторм идёт, похоже…

     Практикант надевает длинный дождевик, кутается в него, пытаясь согреться. Нарастающая качка заставляет его вцепиться в штурвал.

ПРАКТИКАНТ. Ого! Вот это волны!.. Бури только в мою вахту не хватало. Балов пять уже – не меньше… Или все шесть… А для Парома допустимая нагрузка… Сколько – допустимая для Парома такого класса?.. И что в случае шторма надо предпринимать?.. Ведь проходили…

     С трудом оторвавшись от штурвала, Практикант хватает с полки первые попавшиеся справочники, лихорадочно роется в них.

ПРАКТИКАНТ. Буря – это на «Б»… Где-то здесь… Бакен… Баржа… Бригантина… Хотя, при чём тут буря? Шторм – это на «Ш»… Или на «К» искать – качка?..

     Ударившая в Паром волна валит Практиканта с ног, он летит к противоположной стенке командной рубки.

ПРАКТИКАНТ (вскакивая на ноги и путаясь в мешковатом дождевике). Вот это хлестануло, так хлестануло! Это уж точно на все шесть баллов тянет. Или на семь…
                (хватает другой справочник)
Лучше в кратком руководстве по судовождению посмотреть. Здесь должно быть… Вот… «При резкой смене погоды и угрозе шторма команда предпринимает следующие действия: первое – надёжно закрепляется весь бегущий такелаж. Второе…»

     Очередная волна заставляет Практиканта отлететь к другой стенке. При этом он роняет книгу и едва успевает ухватиться за косяк. Фигуры, наблюдавшие это со стороны, вновь незаметно придвинулись к мостику. Однако пока в происходящее не вмешиваются.

ПРАКТИКАНТ (с трудом поднимаясь). Мамочки!.. Что это? Цунами какое-то… Ещё парочка таких волн – и паром пополам расколется… В таких случаях… Нас же учили… Вон про такелаж, да… Ещё про аварийные огни – помню…

    Пытается выполнить хотя бы те действия, которые помнит. Но толком ничего не выходит – Практиканта валит с ног следующая волна.

ПРАКТИКАНТ (сидит в углу, скулит). Чёрт! Чёрт! Чёрт!.. Я же точно помню – про аварийные… И ещё про эти… Про кормовые шпангоуты нам что-то говорили… Про их усиление…

     В этот момент вновь вступают в действие появившиеся на мостике Фигуры. Кто-то из них корректирует штурвалом курс, кто-то включает аварийные огни, кто-то собирает разбросанный инструмент и справочники…

ФИГУРА СТАРПОМА (подаёт Практиканту потерянный рупор).  При резкой смене погоды и угрозе шторма команда предпринимает следующие действия: первое – надёжно закрепляется весь бегущий такелаж. Осуществляются меры по предотвращению самопроизвольного перемещения перевозимых грузов.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Второе – включаются предусмотренные регламентом и наставлениями по навигации судовые аварийные огни. Кроме того – вахтенный матрос с интервалом в пять минут производит выстрелы из ракетницы в воздух.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Третье – выход на палубу не занятых в работах лиц из числа команды, а также пассажиров – категорически запрещается. Все резервные системы жизнеобеспечения судна приводятся в состояние повышенной готовности.
ФИГУРА РАДИСТА. Четвёртое – радиопередающие устройства судна настраиваются на аварийную частоту и в автоматическом режиме передают в эфир координаты корабля. Регулярно производится сканирование эфира с целью поиска сигнала от находящихся поблизости судов...

     Старпом помогает Практиканту подняться на ноги, подводит его к пульту управления.

ФИГУРА СТАРПОМА. И ещё… Так, на всякий случай… Необходимо отдать распоряжение, чтобы команда спасжилеты приготовила. И плоты надула. Конечно, вряд ли это пригодятся, но… На море всякое бывает… Шкипер всегда так делает.
ПРАКТИКАНТ.  Да, да, разумеется… Я это знаю… Мы проходили…
                (в рупор)
Эй… Вы меня слышите?.. Внимание вахтенным и аварийным командам... Занять посты по готовности номер один. Разблокировать запасные выходы на верхнюю палубу. Надуть плоты, приготовить шлюпки. Трюмным командам проследовать к резервным помпам. В машинном – включить реверс главного вала…
ФИГУРА СТАРПОМА. Шкипер ещё во время шторма всегда якорные клюзы задраивать велел.
ПРАКТИКАНТ. Да? Не знаю, не знаю… Про клюзы нам на лекциях ничего не говорили… Зачем их задраивать? А если вдруг возникнет необходимость якорями воспользоваться? Насколько я помню, ни в инструкции, ни в наставлении ни о каких клюзах не сказано.
ФИГУРА СТАРПОМА. Шкипер всегда задраивал – чтобы забортная вода не захлёстывала. И дренажные окна тоже.
ПРАКТИКАНТ. Насчёт дренажных – да, могу согласиться… Но по поводу клюзов… В первый раз слышу.
ФИГУРА СТАРПОМА.  И окна задраивал, и клюзы. Обязательно.
ПРАКТИКАНТ. Возможно… С его-то опытом… Наверное, в этом есть определённый резон…
                (в рупор)
Внимание вахтенным! Немедленно задраить якорные клюзы и перекрыть все дренажные окна!

     Отдав приказ, Практикант берётся за штурвал, энергично его крутит. Вдруг его взгляд останавливается на одном из приборов. Показания прибора приводят Практиканта в смятение.

ПРАКТИКАНТ. А это что такое?.. Почему – крен? Откуда?
                (колотит по стеклу прибора)
Врёт? Сломался?.. Или в самом деле на бок валимся?.. Показывает крен в четыре градуса… Ничего себе – уже в пять…  Неужели воды черпанули?.. Или пробоина?..
                (в рупор)
Внимание на нижней палубе!.. Аврал! Трюмной аварийной команде занять свои места. Немедленно включить все имеющиеся помпы.   
ФИГУРА СТАРПОМА (он мягко отводит рупор в сторону). Зря вы это, господин Практикант. Не нужно включать все помпы. Одной центральной вполне достаточно. Крен небольшой, справимся.
ПРАКТИКАНТ. Что вы такое говорите? Пять градусов – это небольшой?.. Вы хотите, чтобы Паром перевернулся?.. Нам нужно срочно избавиться от воды, срочно!.. Иначе нас с такой осадкой и с таким креном просто опрокинет.
ФИГУРА СТАРПОМА. Едва ли, господин Практикант. У нашего Парома отменная остойчивость. Скорее всего, это сверху через вентиляционные шахты захлестнуло. Такое в шторм частенько бывает. В подобных случаях Шкипер никогда все помпы на полную мощность не включал.
ПРАКТИКАНТ. Почему это? Нам ведь быстрее воду эту выкачать надо.
ФИГУРА СТАРПОМА. Так-то оно так… Однако есть риск короткого замыкания. Если сразу всё оборудование включить – нагрузка на силовой кабель повышенная.
ПРАКТИКАНТ. Бросьте – повышенная… С чего бы это?  Чтобы кабель замкнуло, знаете, какая нагрузка нужна!..
                (снова стучит пальцем по стеклу прибора)
Впрочем… Крен и в самом деле стабилизировался. Включать все помпы действительно смысла нет. Но и одной маловато… Маловато…
                (в рупор)
Трюмным командам слушать меня. Включить центральную и носовую помпы. Избавиться от забортной воды и выяснить причину ее попадания. Исполнить и доложить!

     Шторм слабеет. Качка уже не швыряет Практиканта из стороны в сторону. Фигуры вновь незаметно покидают мостик и занимают свои привычные места. Практикант, вытирая с лица пот и солёные брызги, устало садится прямо на стол с картами.

ПРАКТИКАНТ. Уф-ф… Вот это ночка, вот это вахточка… Это надо же… Пацанам из группы после расскажу – не поверят ведь. Оборжут… В первый раз на мостике – и на тебе: и туман, и шторм, и аварийная ситуация… В одном флаконе.
                (смеётся)
Это ж надо было суметь так угадать!.. И всё-таки я сделал это. Ес!
                (характерный жест)
И со штормом справился, и по опасному фарватеру в густом тумане паром провёл… Нет, ты молодец, парень, ты молодец, семь бешеных кальмаров тебе в брюхо!

     Практикант начинает ёрзать на столе, ему неудобно сидеть. Что-то мешает. Он начинает шарить под собой и достаёт трубку Шкипера. Некоторое время Практикант её разглядывает, потом набивает табаком, раскуривает. Делает одну затяжку, другую… Кашляет… Снова затягивается…

ПРАКТИКАНТ. Если бы мне в мореходке такое рассказали – я бы точно не поверил. Волны – во! Как небоскрёбы… Раз – в левый борт, раз – в правый… Потом поднимет на гребень – и хрясь вниз… Американские горки, блин!.. В трюме вода, компас как бешеный скачет, винты вхолостую молотят… А ты – на мостике. Как говорится, один на один со стихией. Нет, ты молодец, чувак. Ты умница. Ты справился, рыба-меч тебе в поясницу!
    
     Практикант спрыгивает со стола, идёт к штурвалу. Не выпуская трубки изо рта, управляет движение судна. Мельтешат не выключенные сигнальные огни, клочья тумана то и дело влетают в открытый иллюминатор, изредка на лицо Практиканта падают капли океанских брызг.

ФИГУРА МЕХАНИКА. С крещением вас, господин Практикант!
ПРАКТИКАНТ. Чего? Как вы сказали?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Говорю – с крещением вас! Первый настоящий шторм – это для моряка, как обряд крещения. Так что примите поздравления.
ПРАКТИКАНТ. Спасибо. Да-а… Помотало – будь здоров! Думал: в кино только такое бывает. Но прорвался.
ФИГУРА СТАРПОМА. Ещё бы! На нашем Пароме никакая буря не страшна. Со Шкипером и не такое проходили. Помню, зажало нас льдами в одной шхере…
ПРАКТИКАНТ. Ясно, ясно… Потом расскажите. Сейчас не время воспоминаниям предаваться. Выясните, пожалуйста, нет ли на судне повреждений.
ФИГУРА МЕХАНИКА. Это вы, господин Практикант, верно сказали. Не время вспоминать о былых заслугах. Сколько впереди ещё всякого…
ПРАКТИКАНТ. Вот именно. Вахта только началась. Так что, повнимательней там, повнимательней…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть внимательней, господин Практикант!

     Паром безмолвно скользит по успокоившемуся ночному морю.

ФИГУРА СТАРПОМА. Разрешите доложить, господин Практикант. Судно осмотрено, серьёзных повреждений не обнаружено. Правда, вследствие крена и резкого маневра сорвано крепление левого якоря. Деформирована якорная лебёдка. Ремонт требуется.
ПРАКТИКАНТ.  Ну так ремонтируйте.
ФИГУРА СТАРПОМА. Есть ремонтировать… Только, господин Практикант… Я что хочу сказать… Лебёдку полностью демонтировать придётся, это процесс трудоёмкий. Тут рембригаду создавать надо, людей с других постов снимать придётся.
ПРАКТИКАНТ. С других? Вы мне все службы оголить хотите? Да вы в своём?.. Паром только-только упущенное время навёрстывать начал. Все при деле. Откуда я людей сниму?.. Ничего, с одним, с якорем до Берега дойдём. А там всё сделаем.
ФИГУРА СТАРПОМА. С одним не положено, господин Практикант. Это очень опасно – с одним. А если нештатная ситуация? Если понадобится встать?.. Один якорь Паром не удержит.
ПРАКТИКАНТ. Удержит! Некогда нам сейчас на второстепенность отвлекаться. Главная и единственная наша задача – нагнать упущенное.
                (в рупор)
Эй, в машинном! Полный вперёд!
ФИГУРА СТАРПОМА. Уверяю вас, господин Практикант! Нельзя нам с одним якорем дальше идти. Хотя положение по судоходству в некоторых случаях и допускает, но Шкипер в подобных ситуациях…
ПРАКТИКАНТ (резко). Всё! Хватит!.. Не желаю больше ваших причитаний слушать. Заладили: Шкипер, Шкипер… Вы не забыли, что я, а не Шкипер в настоящее время на вахте? Значит, я несу полную ответственность за всё, что происходит на судне. Ясно? Вот вернётся ваш любезный Шкипер – тогда и ставьте вопрос о якоре. А сейчас – полный вперёд!
                (в рупор)
Экипажу – на местах стоять. Занять посты согласно штатному расписанию. Вперёд, ребята. Остальное – в порту. В том числе и премиальные за своевременную проводку Парома.
ФИГУРА СТАРПОМА (в его голосе появилась твёрдость). И всё-таки, господин Практикант… Я остаюсь при своём мнении. И ставлю вас в известность, что буду вынужден подать рапорт.
ПРАКТИКАНТ. Да хоть миллион рапортов, электрический скат вам под кожу! Хоть сто миллионов!.. Из-за шторма мы из графика выбились. Это вы понимаете? Поэтому надо идти полным ходом вперёд. И точка! А с якорем успеется…
ФИГУРА СТАРПОМА. Не успеется! В любой момент может возникнуть непредвиденная ситуация. Не забывайте, что мы в открытом море, господин Практикант.
ПРАКТИКАНТ (сухо). Я в курсе, Старпом. И я вижу, что у меня на судне уже такая ситуация зреет. Непредвиденная. Прекратите перечить и выполняйте распоряжения.
ФИГУРА СТАРПОМА (после паузы). Есть… Разумеется… Но я оставляю за собой право…
ПРАКТИКАНТ. Что? Вы – оставляете?.. Это мне здесь доверено решать, какое за кем оставлять право. Ясно?.. Я спрашиваю: вам ясно, Старпом?
ФИГУРА СТАРПОМА. Господин Практикант, не нужно так ставить вопрос…
ПРАКТИКАНТ. Всё, Старпом, мне надоело. Вы меня вынудили…
                (в рупор)
Механик!
ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть Механик, господин Практикант!
ПРАКТИКАНТ. Слушайте внимательно. С этого момента вы назначаетесь исполняющим обязанности Старшего помощника капитана парома. Вам всё понятно?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Да… То есть, так точно… Только, господин Практикант… Я же это… Ну, это самое… Я же Механик. Боюсь – не справлюсь…
ПРАКТИКАНТ. Справитесь, уверен. Вы очень достойно зарекомендовали себя во время шторма. Занимайте место Старпома. Всё будет хорошо.

     Фигуры Старпома и Механика меняются местами. Заметно, что Механик назначением очень доволен, хотя и пытается  этого не показывать.

ПРАКТИКАНТ. Так, Исполняющий обязанности Старпома, вы заняли свой пост?
               
     Молчание.

ПРАКТИКАНТ. И. о. Старпома, я вас спрашиваю!
ФИГУРА МЕХАНИКА. Что? Вы меня?.. А-а, да… Так точно, господин Практикант. Простите, ещё не привык…
ПРАКТИКАНТ. Привыкайте. Так, а сейчас прошу вас доложить обстановку по судну.
ФИГУРА МЕХАНИКА (громко и отчётливо). Есть! Всё в полном порядке, господин Практикант. Никаких нареканий нет. Абсолютно. Паром готов к продолжению рейса.
ПРАКТИКАНТ. Рад это слышать. Как пассажиры?.. Экипаж?..
ФИГУРА МЕХАНИКА. Пассажиры в настоящее время отдыхают, господин Практикант. Экипаж находится в полной готовности и ждёт ваших распоряжений.
ПРАКТИКАНТ. Замечательно, замечательно… Вот это ответ профессионала. Не то что… Давайте курс уточним.

     Практикант и вновь назначенный Старпом изучают морскую карту.

ПРАКТИКАНТ (водит по карте чубуком трубки). Судя по предварительным исчислениям, мы сейчас где-то здесь. Или здесь… Как видите, нас довольно далеко от фарватера отнесло…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Да, буря…
ПРАКТИКАНТ. Дело не только в буре, и. о. Старпома. Изначально маршрут выбран не очень удачный. Если бы мы пошли здесь…
                (показывает)
Или здесь…
                (показывает)
…То всё могло бы сложиться по-другому. Вот тут за островом мы бы укрылись от ветра. А вот здесь могли бы воспользоваться попутным течением.
                (показывает)
…И сейчас находились бы уже на подходе к Берегу, а не болтались в открытом океане без якоря и ориентиров. Согласны?

     Механик кивает.

ПРАКТИКАНТ. Но что делать… Будем исходить из того, что имеем.
                (оглядывает горизонт в бинокль)       
А имеем мы, и. о. Старпома,  вот что… Похоже, что опять  тумана нам натягивает. И прилично…
                (в рупор)
Вперёдсмотрящий!
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да, господин Шкипер.
ПРАКТИКАНТ. Не да, а так точно! До сих пор к порядку не привыкли? Первый день на море?.. Гляжу, распустились при либеральном-то отношении.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Виноват, господин Практикант! Так точно, господин Практикант!
ПРАКТИКАНТ. Извольте доложить визуальную обстановку прямо по курсу.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Есть доложить! Видимость около полукабельтова, но быстро ухудшается. С норд-оста туман ползёт. Прямо по курсу – уже лежит полосами. Посторонних сигнальных огней и береговой кромки не наблюдаю.
ПРАКТИКАНТ (посасывая трубку). Понятно… Какие уж тут огни… Занесло к чёрту на рога, коралловый риф мне под копчик!.. В таких метеоусловиях все по бухтам сидят, по портам. Хвосты поджали – и ждут погоды. Так что одни мы здесь, Вперёдсмотрящий. И до Берега ещё ого-го сколько…
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (вздыхает). Так точно, господин Практикант. Далеко до Берега. 
ПРАКТИКАНТ. Далеко… А чего так тяжело вздыхаете, Вперёдсмотрящий?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да нет, господин Практикант, ничего… Показалось вам… Всё нормально. Всё хорошо…
ПРАКТИКАНТ. Так не вздыхают, когда хорошо… И всё-таки? Признавайтесь: семья? жильё? условия службы?..

     Вперёдсмотрящий снова вздыхает.

ПРАКТИКАНТ. Значит, условия… Так?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да… Так точно, господин Практикант. Сил уже никаких нету. У нас в контрактах чёрным по белому прописано: компания обязана обеспечить членов экипажа специальной одеждой. А для нас, для вперёдсмотрящих спецодежда это что? Это куртка тёплая, дождевик, сапоги, термобельё… Мы же на открытом воздухе круглыми сутками, на ветру, под брызгами… Спорить не буду – плащ выдали, сапоги тоже. А куртка где? А бельё? А шапка утеплённая?.. Попростывали мы все как собаки, чирьями покрылись… Сколько ещё терпеть?
ПРАКТИКАНТ. Вижу – накипело… Ну что ж, важное замечание, спасибо за сигнал. Но всё поправимо, Вперёдсмотрящий, всё в этом мире поправимо.
                (в рупор)
Старший помощник!
ФИГУРА МЕХАНИКА. Здесь Старший помощник, господин Практикант!
ПРАКТИКАНТ. Старпом, ну-ка гляньте раздаточную ведомость на вещевое имущество. Есть у нас на складе меховые куртки и тёплое бельё?
ФИГУРА МЕХАНИКА (сверяется с бумагами). Одну минуту, господин Практикант… Вот нашёл… Да, есть на остатке. И куртки, и термобельё, и перчатки, и шапки… Только тут приписка сбоку…
ПРАКТИКАНТ. Что за приписка?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Зачитываю: «Не выдавать до особого распоряжения». И подпись.
ПРАКТИКАНТ. Чья подпись?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Шкипера. Его личный автограф.
ПРАКТИКАНТ. Вот как!..
                (в волнении ходит по рубке)         
Вот оно что!.. До особого… Дожили… Люди день и ночь на постах гниют. На морозе, на ледяном ветру здоровьем, жизнью своей рискуют… А мы – до особого… Нормально!.. Мы, значит, – белая кость, а они кто? Рабсила второго сорта? А?..
                (в рупор)
Вот что, Старпом. Утром… Нет – сейчас же выдайте всей смене вперёдсмотрящих меховые куртки, тёплое бельё, шапки и всё, что полагается. Ясно?
ФИГУРА МЕХАНИКА. Так точно, господин  Практикант! Всё будет исполнено.
ПРАКТИКАНТ. Отлично. По исполнении – доложить.

     Практикант подходит к столу и делает пометы в вахтенном журнале.

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Вот уж спасибо так спасибо, господин Практикант! От всей смены нашей – земной поклон… А мы грешным делом думали, что и не получим никогда обещанного… А вы вот раз-два – и распорядились… Спасибо!.. А то ведь что получается? Стоишь мокрый день-деньской, зуб на зуб не попадает. А в кубрик вернёшься – даже переодеться не во что… Зато сейчас, а!.. Вот это забота – я понимаю! Куртка… Бельё… Спасибо, господин Прак… А можно, я Капитаном буду вас величать? Господин Капитан? Можно?..
ПРАКТИКАНТ. Ну что вы, Вперёдсмотрящий, в самом деле!.. Зачем столько эмоций? Ничего сверхъестественного я не совершил. Просто выдал вам то, что положено. И всё – ни больше, ни меньше… Вы мне лучше вот что скажите… У вас такая служба… Можно сказать, на передовом рубеже – первыми со всеми трудностями сталкиваетесь, первыми обстановку докладываете… Как думаете, лучше было бы, если б наш Паром иным маршрутом к Берегу прошёл?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Каким другим?
ПРАКТИКАНТ. Ну, с небольшим отклонением от курса. Временным отклонением. Чтобы, например, рифовую отмель стороной обойти и от ветра за косой укрыться.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ну, если отмель в стороне оставить… Наверное, лучше… Зачем они нам – эти рифы? Совсем они нам ни к чему, господин Капитан…
ПРАКТИКАНТ. Вот и я думаю, что лучше так будет. Не нужны нам эти отмели, рифы, старые минные поля и прочие факторы риска. Что, разве обойти их нельзя? Да, маршрут при этом на пару градусов отклонится, фарватер заново пролагать придётся. Но цель-то всё равно той же останется. К ней, в конце концов, и придём – только исключив из нашего маршрута ненужные опасности.
                (добавив к голосу сдержанной командирской строгости)
Это хорошо, Вперёдсмотрящий, что вы меня понимаете. А сейчас – на пост и прошу вас удвоить внимание.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Есть удвоить, господин Капитан!

     Практикант отмахивается рукой. Шагает по рубке, поправляет штурвальное колесо.

ПРАКТИКАНТ (в рупор). В радиорубке! Радиорубка – на связь с мостиком! Слышите меня?
ФИГУРА РАДИСТА. Радиорубка на связи. Слышу вас отлично, господин Практикант.
ПРАКТИКАНТ. Так… Вот что… Доложите обстановку в эфире.
ФИГУРА РАДИСТА. Ничего нового, господин Практикант. Китобои плавбазу насчет пресной воды запрашивают, военные какие-то учения в западном секторе замутили, контейнеровоз неподалёку мачту потерял, теперь дрейфует, чинится…
ПРАКТИКАНТ. Что-нибудь ещё?
ФИГУРА РАДИСТА. Больше ничего. Тишина.
ПРАКТИКАНТ. Ну и ладно. А как с аппаратурой вашей? Вся в порядке?
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно. В полной исправности, господин Практикант. А что?
ПРАКТИКАНТ (повышая голос). Давайте-ка без этих вот «а что?»! Хорошо, Радист? «Что» или «не что» – это мне решать, а вам – исполнять. Ясно?
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно, господин Практикант.
ПРАКТИКАНТ. Ну и прекрасно. Кстати, можете называть меня просто «господин Капитан». Это будет логично, ведь до конца вахты на мне вся ответственность. Согласны?
      
     Молчание.

ПРАКТИКАНТ. Я не слышу, Радист. Вы согласны, что так будет разумнее?
ФИГУРА РАДИСТА. Да… Так точно… Я вас понял… Господин Ка… Капитан.
ПРАКТИКАНТ. Ну, тогда будем считать, что поняли друг друга. Готовы передать радиограмму?
ФИГУРА РАДИСТА. Конечно… Что за радиограмма? Кому?
ПРАКТИКАНТ. В центральную диспетчерскую главной Береговой службы. Надо их в известность поставить, что курс меняем. Пусть внесут коррективы в график прохождения контрольных точек. Записываете, Радист?

     Молчание.

ПРАКТИКАНТ. Радист, вы случайно не уснули? Вы готовы записать?
ФИГУРА РАДИСТА (после паузы). Я это… Даже не знаю, господин Прак… Капитан… Мне задание не совсем понятно.
ПРАКТИКАНТ. А чего тут непонятного?
ФИГУРА РАДИСТА. Про курс непонятно. Мы что, курс собрались менять?
ПРАКТИКАНТ. Не менять, а  оптимизировать. Улавливаете разницу? Я нашёл способ сделать наш маршрут более безопасным и соответствующим современным условиям международного судоходства.
ФИГУРА РАДИСТА. Да, я понимаю… Но… Даже не знаю, как сказать…На этот счёт у меня существует инструкция. Она Шкипером утверждена.
ПРАКТИКАНТ. Это вы о том, что без ведома Шкипера запрещается вносить поправки в маршрут? Знаю я об этой инструкции. Вот она у меня в рубке на стенке в рамочке висит. Под стеклом. Я, Радист, эту инструкцию вдоль и поперёк выучил. Наизусть. И с её положениями, в целом, согласен. Тем более что конечную цель никто не отменял, она остаётся прежней. А вот маршрут движения на отдельных участках чуток подкорректируем. Настраивайтесь на частоту.

     Тишина.

ПРАКТИКАНТ. Ну что там у вас? Вы часом не оглохли, а, Радист?
ФИГУРА РАДИСТА. Не могу, господин… Не имею права.
ПРАКТИКАНТ. Это почему же?
ФИГУРА РАДИСТА. Курс и схема маршрута утверждаются персонально Шкипером. Под картой стоит его подпись, только Шкипер вправе вносить в схему какие-то изменения. Это тоже в инструкции написано.
ПРАКТИКАНТ. Не нужно повторяться, Радист. Об инструкции я от вас уже слышал… Это не более чем слова, демагогия… Вы своё малодушие, нежелание брать на себя ответственность пунктами давно устаревшего документа прикрыть пытаетесь. Вот и всё…
                (берёт в руки текст радиограммы)
А теперь извольте записывать текст. Диктую: «Ставлю вас в известность, что с 8.00 по Гринвичу Паром начинает манёвр по оптимизации маршрута следования. После прохождения контрольной точки 20-12 судно отклонится на три градуса в направлении…» Вы пишите?
ФИГУРА РАДИСТА. Нет.
ПРАКТИКАНТ (пауза). И как это называется?.. Это прямое неповиновение, Радист. Объявляю вам выговор. Вы отдаёте себе отчёт о последствиях?
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно… Отдаю…
ПРАКТИКАНТ (на повышенных). В таком случае доложите по форме!
ФИГУРА РАДИСТА. Есть доложить. Так точно! Я отдаю себе полный отчёт. Абсолютно полный.
ПРАКТИКАНТ. Нет, я вижу, что вы о последствиях не задумываетесь, Радист. И вы не понимаете, что по прибытии на Берег вами не только дисциплинарная комиссия займётся, но и государственная транспортная прокуратура тоже.
ФИГУРА РАДИСТА. Что? Почему – прокуратура? О чём это вы?
ПРАКТИКАНТ. А я вот о чём, Радист. Вы думаете, на судне ничего не знают о ваших махинациях со списанной радиоаппаратурой? Пару минут назад вы мне очень красиво рассказывали о незыблемости параграфов некой инструкции. Но умолчали, что согласно другой инструкции отработанную аппаратуру, лампы и батареи вы обязаны по описи сдавать на склад. Так? Молчите? Тогда я скажу, как вы, Радист, поступаете. Вы на склад сдаёте только корпуса раций и батарей, а всё содержащее драгметаллы нутро пускаете в оборот. А это сотни граммов, Радист, сотни граммов… И ещё – серьёзная статья.
ФИГУРА РАДИСТА. Погодите, господин Прак… Господин Капитан… Это ведь не совсем так…
ПРАКТИКАНТ. Это так, Радист. И, что б вам было понятнее, это до семи лет лишения свободы с конфискацией. Теперь-то всё ясно?
ФИГУРА РАДИСТА. Господин… Это… Позвольте сказать… Во-первых всё обстоит немного по-другому. Во-вторых, я докладывал Шкиперу…
ПРАКТИКАНТ. Шкиперу, говорите? Между прочим, Шкипер отлично осведомлён об этих ваших фокусах с платиной и золотом. И давно за вами следит. Последствия понятны или вам расшифровать?
ФИГУРА РАДИСТА (длинная пауза). Да… Мне всё понятно…
ПРАКТИКАНТ. Не слышу. Доложить, как положено!
ФИГУРА РАДИСТА. Так точно. Мне теперь всё понятно.
ПРАКТИКАНТ. Опять не слышу вас, Радист. Требую доклада по полной форме!
ФИГУРА РАДИСТА (орёт). Так точно, господин Капитан! Мне всё предельно ясно. Готов предать радиограмму.
ПРАКТИКАНТ (ровным тоном). Вот теперь другое дело, Радист. Берите карандаш, записывайте. Итак: «Ставлю вас в известность, что с 8.00 по Гринвичу Паром начинает манёвр по оптимизации маршрута следования. После прохождения контрольной точки в квадрате 20-12 судно отклонится на три градуса в направлении…»

     В этот момент дверь командной рубки распахивается и на пороге появляется Шкипер. Он в тельняшке, босиком, штанины его брюк подвёрнуты, фуражка лихо сдвинута набекрень. В руке у шкипера спиннинг, сачок и ведро.

ШКИПЕР. Доброе утро, сменщик! Как жизнь молодая, как вахта? Всё хоккей? Ну и молоток.
                (ставит ведро и снасти в угол)
А я хоть выспался. Впервые за всё плаванье выспался. А на зорьке поднялся – и на бак с удочкой. Когда ещё такой случай подвернётся? Не каждый день мне практикантов-то присылают.
                (смеётся)
Не поверишь, вот такого окуня подсёк!
                (широко разводит руки)
Мотал он меня, мотал… Зверь, а не окунь! Рысь натуральная! Кабан! Сохатый!.. Чуть удилище мне не сломал. Но я его всё-таки подтянул к борту, начал вытаскивать… Он, гад, трепыхается, лупит хвостом по леске… Я к нему уже сачок подвожу, подвожу… И тут он ка-а-ак даст! Леска – дзинь! Хорошая такая леска, японская… Словно бритвой её, словно скальпелем, ты понял!.. И – в воду. Знаешь, как жалко…
                (оглядывается)
Слушай, сынок. А я тут трубку свою не оставлял? Обыскался везде – нету трубки. Неужели потерял? А?
 
                Перерыв на буфет и голосование 



                Варианты продолжения

     По бурлящей реке что есть мочи плот вслепую летит, наугад. Брось работу, натруженный кормчий, не греби – впереди водопад.
     Парни вёслами машут, им жарко. Над водой неприятный парок. Пожалейте, спортсмены, байдарку, ведь по курсу – опасный порог.
     Самый полный назад! Эй, на шхуне! Где-то отмель опасная тут… Только всё бесполезно, всё втуне. И летят. И плывут. И гребут.

                Вариант «А»

     Дверь командной рубки распахивается. На пороге вырастает фигура Шкипера.

ШКИПЕР. Не-е… В самом деле – звероящер, а не окунь, грот-брам-штаг ему в пасть! Так меня ухайдакал! И водил, и водил… Главное – чуть-чуть я его не вытащил. Но сорвался, зараза, ушёл… Жалко так!..
                (осматривается по сторонам)
Ты трубку мою не видал? Обыскался везде, всю каюту обшарил – нету. Потерял, наверное.
                (проходит к рабочему столу)
Ну а ты молоток, молоток! Я ночью просыпаюсь: буря, ветер, качка… Первая мысль: как он там, на мостике? Хотел уже к тебе срываться. Но что-то остановило. Подумал: не надо парня по рукам вязать. Коль решил вахту от и до отстоять – пускай стоит. Чтобы всё по-настоящему было. Так? Правильно я говорю, сынок?
ПРАКТИКАНТ. Да, конечно… Так точно, господин Шкипер. Знаете, какая у нас в мореходке присказка? Бури бояться – в море не ходить.
ШКИПЕР. Правильно у вас там говорят. Разделяю целиком и полностью… Трудно было? Устал?
ПРАКТИКАНТ. Да как сказать… Непривычно… Подёргаться пришлось.
ШКИПЕР. Ну, это зря. В нашем деле нервы под контролем держать надо. Это как струны: внатяг, но не перетянуть, чтоб не оборвались в ответственный момент. Или, положим, как леска на удочке…
                (взгляд на снасти и ведёрко)
В море, сынок, холодная голова нужна… Но, в общем и целом, ты молодец, с заданием справился. Причём – в сугубо неблагоприятных погодных условиях… Так что можешь вахту со спокойной совестью сдавать.
ПРАКТИКАНТ. Как – сдавать? У меня же она это… У меня, господин Шкипер, вахта не окончилась ещё. Два часа ещё я отстоять должен.
ШКИПЕР (взгляд на часы). Два? С чего это ты взял, сынок, что два?
ПРАКТИКАНТ (листает вахтенный журнал). Ну вот, сами взгляните. Это – я заступил… А сейчас сколько?
ШКИПЕР. Да, действительно… Но это формальности, Практикант, ты же понимаешь… Пара часов туда, пара обратно… Что это такое в масштабах всего рейса! Ты же свою задачу выполнил, отстоял вахту на твёрдую четвёрку. Так я в твоей практикантской книжке и отмечу.

     Шкипер одобрительно треплет Практиканта по щеке. Затем склоняется над картой.

ШКИПЕР. Тэк-тэк… Что мы имеем? Отставание от графика большое?
ПРАКТИКАНТ. Никак нет… То есть, отставание, конечно, имеется… Как бы отстаём немного из-за бури… Но я уже отдал соответствующие распоряжения.
ШКИПЕР (быстрый взгляд на Практиканта). Как ты сказал, сынок? Распоряжения отдал?.. Интересно узнать, что это за распоряжения?..
ПРАКТИКАНТ. Всё, что в подобных случаях полагается, господин Шкипер. В машинное отделение отдан приказ работать на полный вперёд, отменены промежуточные остановки для купания пассажиров… Кроме того, я попытался оптимизировать маршрут судна.
ШКИПЕР. Стоп, машина!.. Ну-ка, Практикант, с этого места – поподробнее. Как ты сказал? Ты оптимизировал маршрут Парома?.. Это что значит? Ты что, курс сменил?
ПРАКТИКАНТ. Ну, я бы не стал так говорить, господин Шкипер… Что значит – курс сменил?.. Не менял я курса, курс прежний. Просто я тут произвёл некоторые исчисления… Компьютер задействовал, современные методику… И у меня получилось, что если мы на полном ходу обогнём опасные участки, то до Берега даже быстрее дойдём. Судите сами.
                (водит по карте трубкой)
Вот если здесь или чуть подальше мы поворачиваем на зюйд-зюйд-вест, то попадаем в попутное течение, которое…
ШКИПЕР. А вот и трубочка моя нашлась.
                (забирает у Практиканта трубку)
Да ты продолжай, продолжай, сынок.
ПРАКТИКАНТ (чуть смущённо). А вот здесь, если ориентироваться на маяк, можно обойти стороной отмеченную на карте отмель. Тем более что в этом районе сильное течение и крайне нестабильная роза ветров. И ещё… Тут крестиками я пометил затопленные корабли. Насколько я знаю, все они столкнулись со старыми минами. Поэтому лучше проложить фарватер мористее – это гораздо безопаснее… Мне кажется это не лишено оснований, господин Шкипер.
ШКИПЕР (задумчиво). Что? А-а, да, не лишено, не лишено… И про течение ты правильно подметил, и крестики на нужных метах нарисовал… Но знаешь, что я тебе скажу, сынок… В море не всё и не всегда законам логики подчиняется. Вот ты говоришь – отмель. А ведь как раз над этой отмелью – самый короткий отрезок до Берега. И минимальный риск встречи с другими судами.
                (набивает трубку, раскуривает её)
Теперь – по минным полям. Да, лет 20 в этих местах мины были не редкость. До чёрта их с войны пооставалось. Случалось, да, подрывались корабли. Только тральщики эти поля вычистили давно. А если какая из мин и осталась, то это так – плавающая ржавая жестянка, не больше. Она старого бакена не опаснее. И из-за подобной дряни ты предлагаешь нам такой крюк делать?
                (показывает на карте)
Ты меня разочаровываешь, сынок…
ПРАКТИКАНТ. А про ветры забыли, господин Шкипер? Здесь же ветры жуткие – и все встречные.
ШКИПЕР. И что из того? Подумаешь – ветры, сто гарпунов им в рыло! С каких это пор, сынок, на моём Пароме о встречных ветрах с таким уважением говорят? Когда мы их боялись – ветров этих?.. Да ты знаешь, сквозь какие ветра этот Паром проходил!.. Ты ещё у мамки овсяной каши добавки просил, а мы со Старпомом – против ветра, навстречу айсбергам, по заминированным проливам… Кстати, где он, Старпом-то? Что-то докладов его не слышно…
ПРАКТИКАНТ (смотрит на часы). Скоро он выйдет на связь. Точнее, не он… Механик выйдет.
ШКИПЕР. А на кой ляд мне Механик? Мне доклад Старшего помощника нужен. Каждое утро он рапортует, так заведено…
ПРАКТИКАНТ. Знаете, господин Шкипер… Сегодня Механик вместо него рапорт подаст. А Старшего помощника я от должности отстранил. Временно.
ШКИПЕР. Вот это новость, морской конёк мне в бронхи! За какие такие грехи?
ПРАКТИКАНТ. Пререкался. Спорил вместо того, чтобы выполнять распоряжения старшего по вахте.
ШКИПЕР (прищурился) Что, курс, небось, менять не соглашался?
ПРАКТИКАНТ. И это тоже.

     Шкипер отходит от стола. Шагает по мостику, попыхивая трубкой.

ШКИПЕР. Так… А ещё какие распоряжения ты отдавал?
ПРАКТИКАНТ. Ещё… Одно только… Вперёдсмотрящим приказал тёплые бушлаты выдать. Им они по штатному расписанию положены. А Радисту выговор влепил...

     Шкипер кивает. Снова молча расхаживает по мостику. Берёт рупор.

ШКИПЕР (в рупор). В машинном! Как меня слышите?
ФИГУРА СТАРПОМА. Есть в машинном, господин Шкипер!
ШКИПЕР. Слушай, Старпом! Приказываю сдать вахту Механику и возвращаться на свой пост. И приступать к исполнению прямых своих обязанностей…
                (Шкипер делает упор на слове «прямых». Оглядывается на Практиканта)
Как меня понял?
ФИГУРА СТАРПОМА. Вас понял, господин Шкипер. Есть сдать и приступать!..
ШКИПЕР (в рупор). Эй, Вперёдсмотрящий! Не спишь?

     Тишина.

ШКИПЕР. Вперёдсмотрящий! Или оглох на радостях?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так точно, господин Шкипер!.. Точнее – никак нет, не оглох… Слышу вас отлично.
ШКИПЕР. Что там, по курсу? Всё нормально?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да, нормально. Обстановка прежняя: ограниченная видимость, ветер умеренный, туман – полосами…
ШКИПЕР. А как бушлат новый? Тёплый? В плечах не жмёт?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (после паузы). Не жмёт, нет… В самый раз, господин Шкипер. И тёплый очень. Бельё тоже…
ШКИПЕР. Душевно рад за тебя, Вперёдсмотрящий. А теперь слушай меня внимательно. Сразу после вахты отправляешься в каптёрку и сдаёшь бушлат по ведомости. Понял? Кальсоны и прочую мутотень можешь оставить себе. А бушлат сдать сегодня же. Ясно?

     Молчание.

ШКИПЕР. Я спрашиваю: ясно?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ясно… Есть сдать бушлат в каптёрку…

     Шкипер некоторое время ходит по рубке, выполняет какие-то действия с приборами, поворачивает штурвал, вносит поправки в карту. Подавленный Практикант стоит у стенки. Молчит.

ШКИПЕР (оборачивается к Практиканту). Удивлён, сынок? Вижу, что удивлён, растерян. А может даже и возмущён распоряжениями деспота-Шкипера. Садист, а не Шкипер, тиран – дальше некуда. Да?.. Но тут такой момент важно усвоить. Сегодня ты по доброте душевной широкий жест сделал – куртку тёплую выдал. Молодец. Красиво поступил. А дальше-то что? А дальше, сынок, вот что…
                (выколачивает потухшую трубку о край стола)
Нарядилась вахта в твои меховые куртки. Заступила на пост. И через час-другой пригрелась, закимарила… Всё! Паром слеп. Если повезёт – проскочим. А если нет?.. Тогда мы сходу врубимся в каменную гряду или идущий встречным курсом сейнер. Устраивает тебя такой вариант? А?

     Заложив руки за спину, Шкипер энергично прохаживается по мостику.

ШКИПЕР. Теперь – что касаемо Старпома. Такого Старпома, сынок, ещё поискать. Знаешь, сколько лет мы с ним вот так?..
                (тесно скрепляет кулаки)
Вместе с ним – знаешь сколько вместе?.. И почему вместе – догадываешься?
ПРАКТИКАНТ. Нет… Никак нет…
ШКИПЕР. Ну а ты пораскинь мозгами. Подумай…
ПРАКТИКАНТ. Профессионализм?
ШКИПЕР. Есть такое. Профи он действительно неплохой. Дело своё знает. Но специалистов много. Нет, не это.
ПРАКТИКАНТ. Умный?
ШКИПЕР. И этого не отнять. Головастый, соображает быстро. Но таких тоже хватает. Не то, сынок.
ПРАКТИКАНТ. Наверное, вы ему обязаны чем-то? Да?
ШКИПЕР. Ну, как сказать… Не скрою, было дело, выручал он меня. Даже от верной смерти пару раз спасал… Впрочем, я его – не меньше… Нет, не то, не то…
ПРАКТИКАНТ. Тогда не знаю…
ШКИПЕР. А если ещё подумать?.. В капитаны он не лезет – вот в чём главное достоинство моего Старпома. Не нужно это ему. Ему и так удобно. А это достоинство, скажу тебе, все остальные перевесит – и ум, и профессионализм, и преданность… Мой Старпом сразу сообразил: быть вторым номером гораздо выгоднее. И безопаснее. Поэтому с ним я за свои тылы не опасаюсь. Такие люди, Практикант, на вес золота. И ты возьми эту мысль себе на заметку.
                (добродушно хлопает Практиканта по спине)
А теперь ступай.
ПРАКТИКАНТ. Куда?
ШКИПЕР. Как куда? В кают-компанию ступай. Подкрепиться после вахты надо? Надо. Граммов пятьдесят с устатку тяпнуть надо? Надо. А потом к себе в каюту. В порядок себя приведёшь…
ПРАКТИКАНТ. А потом?
ШКИПЕР. А потом вот что, сынок. Потом ты сменишь на носовом посту Вперёдсмотрящего. И до самого Берега будешь нести вахту там. Без бушлата. И без термосберегающего белья, извини… Ты на мой Паром на практику прибыл. Так? Чтобы опыта набраться. Так? Чтобы потом когда-нибудь капитаном стать. Так? Вот и набирайся. На этом судне, сынок, мы из тебя настоящего морехода сделаем. Помяни моё слово.
ПРАКТИКАНТ. Есть… Понял, господин Шкипер… Разрешите идти, господин Шкипер?

     Практикант разворачивается, идёт к выходу. У двери останавливается, смотрит на Шкипера.

ПРАКТИКАНТ. А Радист?..
ШКИПЕР. Что – Радист?
ПРАКТИКАНТ. Я же его… Я же ему… Это… Выговор объявил.
ШКИПЕР (усмехаясь). А леший с ним – с выговором. Раз объявил – пусть остаётся…
                (машет рукой)
Это же такой народ, бизань-штаг им в утробу. Его в ежовых рукавицах держать надо. Если выговор – значит, за дело. А если даже и не так, то авансом тоже не помешает. Чтоб не расслаблялись.
                (кивает Практиканту на ведёрко и спиннинг)
Отнеси это добро в кают-компанию. Теперь мне долго не пригодится…
                (помолчав)
Ах, какой окунище ушёл, а, бушприт ему под хвост! Совсем рядом был, я уже сачок подводил… Сорвался... Жаль, жаль…          

                Вариант «Б»

     Дверь мостика распахивается. На пороге – Шкипер с рыболовными снастями в руках.

ШКИПНР. Не-е, Практикант, ты понял? Я его уже измотал, я его уже к борту подтягивал, а он возьми да сорвись! Обидно, гадство…
ПРАКТИКАНТ. Вы о чём, господин Шкипер? Кто – сорвался?
ШКИПЕР. О чём, о чём… Об окуне, четыреста кнехтов ему в жабры! Вот такой вот на блесну клюнул, представляешь?..
                (разводит руки)
И только я его того… Подтянул… А он плюх за борт – и поминай как звали…
ПРАКТИКАНТ (пожимает плечами). Сочувствую, господин Шкипер. Только не рыбак я, так что…
ШКИПЕР. Ну и что из того, что не рыбак! Понимать-то должен… Я, может, тоже не особо… Но тут в принципе дело. Раз подсёк – надо вытаскивать.
                (некоторое время растерянно бродит по рубке)
Вот трубка чёртова… Куда задевалась, а?
ПРАКТИКАНТ. Ничего. Один сорвался – другого вытянете. Идите на бак, господин Шкипер, ещё разок удочки закиньте. Время позволяет.
ШКИПЕР. Это кому как, сынок. Кому позволяет, а кому… Сейчас самый ответственный момент наступает. Скоро мы мимо Гнилой банки проходить будем. А там знаешь, какие водовороты… Опять же – водоросли. На винты намотаться могут. Только маневрировать успевай…  Да и честь знать пора. Отдохнул – хватит. И так тебе спасибо, дал старику выспаться, молодцом вахту отстоял.
ПРАКТИКАНТ. Да что вы, господин Шкипер. Мне не трудно совсем. Отстою ещё несколько часов, ничего со мной не будет. А вы отдыхайте, расслабляйтесь…
ШКИПЕР. Мда-а… Хорошее слово ты, сынок, сказал… Расслабляйтесь… Знаешь, как иногда хочется на всё плюнуть, действительно забыть обо всём, расслабиться… Но нельзя. Не дождутся. Расслабляться на Берегу будем. Когда свою работу сделаем, когда сами доберёмся, пассажиров доставим, грузы… Вот тогда мы с тобой, сынок, и расслабимся…
               
     Шкипер прохаживается по рубке, посматривает на показания приборов.

ШКИПЕР. А ты вообще-то герой. Через такой циклон прорваться! Тут и опытному моряку непросто было бы… До Берега доберёмся – напишу благодарственное письмо в мореходку. Чтоб поощрили.
ПРАКТИКАНТ. Зачем – письмо, господин Шкипер? Не стоит… Подумаешь, буря… так себе буря, и волны не очень… Мне не тяжело... Так что порыбачьте ещё пару часиков, господин Шкипер.
ШКИПЕР (взгляд на часы). Какая там рыбалка!.. Всё, моя смена. Давай, сдавай дела.
ПРАКТИКАНТ. Ничего не понимаю. Я время начала вахты по типовому корабельному наставлению засекал. Вот запись.
                (демонстрирует запись в судовом журнале)
Если брать по нему – моя смена через час сорок семь заканчивается.
ШКИПЕР (морщится). Это вас в мореходке такому научили? Да они там от жизни отстали, сынок. Сейчас на каждом уважающем себя судне собственное наставление. Ты вот на эту стенку взгляни.
                (показывает на пришпиленные к стенке рубки листочки)
Вот – чёрным по белому. Выдержка из наставления по внутренней службе на моём Пароме. Читай. Время пересменки мы сдвинули. Так удобнее.
ПРАКТИКАНТ (недружелюбно). Кому удобнее?
ШКИПЕР. Да всем. И пассажирам в первую очередь, потому что вахтенный заступает как раз перед командой «подъём». И сразу все накопившиеся  у них вопросы решает. Мы ведь здесь на мостике, сынок, не для собственного удовольствия упираемся. Всё, что мы делаем – для них, для пассажиров, брашпиль им в селезёнку… Или ты не согласен?
ПРАКТИКАНТ. Насчёт пассажиров? Или брашпиля?
ШКИПЕР. Нет, по поводу обновлённого графика пересменки.
ПРАКТИКАНТ. Не знаю… Мне кажется, что прежний лучше был, понятнее… Нас по нему учили.
ШКИПЕР (притворно вздыхает). Что делать, сынок, что делать… Время-то не стоит на месте…
                (подходит к рабочему столу)
Дьявол, где же трубка-то?.. Ну, покалякали, а теперь к делу. Итак, господин Практикант, сдавай свою вахту. Не тяни.
                (словно в предвкушении чего-то интересного потирает ладони)
Не поверишь, сынок, соскучился. Ещё несколько часов назад был готов всё послать к перематери, а теперь вот руки чешутся… Давай с машинного отделения, что ли, начнём…
ПРАКТИКАНТ. Там полный порядок, господин Шкипер. Топливо в норме, перерасхода нет. Главная машина работает на самый полный, гребные валы с винтами регулируемого шага выставлены на экономичный режим.
ШКИПЕР. Так… Пассажиры?
ПРАКТИКАНТ. Без происшествий. Подъём планируется по расписанию, зарядка, завтрак тоже. Утреннее меню я подписал, пробы снял. Во время второго завтрака планируется раздача кислородного коктейля.
ШКИПЕР (кивает). Толково… Кислородный – это хорошо… После такой болтанки кислородный коктейль – вещь нужная. Помогает восстановиться… А по радиосвязи что?
ПРАКТИКАНТ.  Связь очень неустойчивая, господин Шкипер. Временами вообще пропадает. Сказывается удалённость от Берега. Плюс – последствия грозы.
ШКИПЕР (с прищуром). От грозы? Какой ещё грозы, Практикант? Не было ведь никакой грозы.
ПРАКТИКАНТ. Как же не было… Ночью вон какие молнии сверкали…
ШКИПЕР. Что-то не слышал я никакой грозы, сынок. И молний ночью не заметил. Ни одной…
ПРАКТИКАНТ. Не удивительно… Вы же отдыхали… Спали вы ночью, господин Шкипер.

     Шкипер с силой захлопывает судовой журнал, швыряет его на стол.

ШКИПЕР. Заснёшь тут с вами!.. Как только буря началась, хотел к тебе на мостик рвануть. Едва себя пересилил. Ладно, подумал, пускай паренёк сам побарахтается. Выберется из передряги – хвала ему и слава, что-то в морском деле соображать начнёт… А потом… Под утро уже… Старпом из машинного по внутренней связи позвонил…
ПРАКТИКАНТ (запинаясь). Так вы, значит… Выходит, вы в курсе?..
ШКИПЕР. Я всегда в курсе, сынок. Это же моё судно, моя работа… Я обязан знать, что в каждом закутке моего Парома происходит. И в кубриках, и на камбузе, и в пассажирских каютах, и даже в гальюнах… А уж что на мостике творится – сам бог велел…
                (роется в бумагах на столе, извлекает черновик радиограммы)
Вот это сообщение Радист передавать отказался?
ПРАКТИКАНТ (опускает голову). Так точно… Это…
ШКИПЕР (вчитывается в текст). И правильно сделал. Менять курс по ходу такого ответственного рейса – последнее дело.
                (поднимает глаза на Практиканта)
 Это равносильно предательству, Практикант.

     Шкипер рвёт записку на мелкие части. О чём-то размышляя, вышагивает по мостику.

ШКИПЕР (останавливается перед Практикантом). И что мне делать теперь, сынок? А?

     За спиной Шкипера мы видим фигуру Старпома.

ФИГУРА СТАРПОМА. Мешок ему на голову, господин Шкипер. И за борт. Там этому салажонку самое место.
ШКИПЕР (усмехается). Всё шутишь, Старпом? Злые у тебя шуточки… Хотя… В этом предложении что-то есть…
                (кладёт руку на плечо Практиканту. Тот вздрагивает)
У-у-у… Какие мы нервные… И нежные… И ещё – упрямые… Ты что, и в самом деле решил, что твой маршрут лучше моего?
ПРАКТИКАНТ. Да… Я просто убеждён… Во-первых, мы обходим стороной ледовое поле. Во-вторых, минуем район активного рыболовства, где есть шансы напороться на чужие сети...
                (увлёкшись, показывает всё это на карте мундштуком трубки)
А в-третьих…
ШКИПЕР. А в третьих, трубочка моя, наконец-то, нашлась… Давай-ка её сюда…

     Практикант бледнеет, прячет трубку за спиной. Медленно отступает к штурвалу. Шкипер и Старший помощник надвигаются на него.

ШКИПЕР (Старпому). Слушай, а он тот ещё орешек… Понравилось, видать, пареньку рулить… Я с ним сейчас разберусь, а ты, Старпом, встань пока за штурвал. Ложимся на прежний курс.

     Старший помощник делает несколько шагов по направлению к штурвалу. Однако путь ему преграждает Практикант.

ПРАКТИКАНТ. Не надо!.. Вы не смеете!.. Мы не имеем права возвращать паром на старый фарватер. Это опасно, понимаете?.. Там мелководье, там ледовые торосы…

     Не слушая Практиканта, Старпом отшвыривает его в сторону. Но в этот момент перед Старпомом вырастает фигура Вперёдсмотрящего.

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ну-ка, ты!.. Не очень-то… Ты чего это пихаешься?.. Отойди от штурвала!
ШКИПЕР. Отставить, Вперёдсмотрящий! Ты что вообще на мостике делаешь?.. Где твоё место? Марш на свой пост!
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (набычившись). А повежливее нельзя, господин Шкипер? Мы ведь тоже вроде как люди… Не только вы одни со Старпомом…
ШКИПЕР. Молчать! Забываешься, Вперёдсмотрящий, леер тебе в душу! Это… Это бунт!
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Это всего лишь восстановление справедливости, господин Шкипер. Экипаж парома долго терпел. И унижения от вас терпел, и ругань, и самоуправство… Но сейчас… Надоело! Вот где это всё уже…
                (ребром ладони – себе по шее)
Сейчас его вахта.
                (кивок в сторону Практиканта)
И пусть он её до конца отстоит.
ШКИПЕР. Его вахта закончилась давно. К тому же, это была учебная вахта, Вперёдсмотрящий. Ненастоящая… Мальчик поиграл в капитана несколько часов – и хватит… А главный здесь я. Я! Я! Я!.. Был и буду. Ясно?..

     Штурман со Старпомом делают ещё одну попытку прорваться к штурвалу. Но Практикант и Вперёдсмотрящий им успешно противостоят. Исход схватки решает Механик. Он появляется на мостике и выступает на стороне Практиканта и Вперёдсмотрящего.

ФИГУРА МЕХАНИКА (выкрикивает в процессе борьбы). Нам теперь ясно всё стало, господин Шкипер… Раньше, может, и не всё понимали, а теперь… Хватит нас по туману непонятными галсами водить… По минным полям да по рифам… Баста!.. И обещаниями о скором Береге кормить – тоже хорош…  Наелись… Сыты по горло… Мы хотим кратчайшим, самым безопасным маршрутом до него добраться… И Практикант нам этот маршрут показал… С ним мы до Берега быстрей доберёмся… Он теперь наш Капитан. Капитан Парома.

     Старпом и Шкипер начинают проигрывать схватку. Но у них ещё есть надежда на Радиста.

ШКИПЕР (в рупор). Радист! Мостик срочно вызывает радиорубку!.. Приказываю немедленно прибыть на командный пункт… Радист!
ФИГУРА РАДИСТА (его голос едва пробивается сквозь жуткие помехи). Радиорубка на связи… Радиорубка на связи… Вас слышу очень плохо… Эфир забит посторонними шумами…
ШКИПЕР. Радист, быстро сюда, на мостик!.. Срочно нужна помощь…
ФИГУРА РАДИСТА. Повторите… Повторите приказ… Ничего не слышу, очень сильные помехи…
ШКИПЕР (теряя силы). В командную рубку – мухой!.. Быстрее, Радист!.. Немедленно!..
ФИГУРА РАДИСТА. Что?.. Не слышу вас совсем… Радиопомехи на всех частотах… Повторите…
ШКИПЕР (с отчаянием в голосе). Радист, сука!.. Бегом на мостик, раненая барракуда тебе под кожу! Ты мне здесь нужен!..

     Но вместо ответа Радиста мы слышим только треск помех. Сторонники Практиканта вытесняют Старпома и Шкипера из рубки. Захлопывают за ними дверь.
     На мостике становится непривычно тихо. Механик и Вперёдсмотрящий немедленно застывают в статичных позах, как бы охраняя нового Капитана. Практикант деловито расхаживает по рубке, сверяется с приборами, вносит изменения в записи, трогает штурвал.
     Наконец он останавливается у рабочего стола. Достаёт трубку, набивает её табаком, раскуривает. И тут Практикант замечает оставленные Шкипером рыболовные снасти.

ПРАКТИКАНТ (пуская густые клубы дыма). А это что? А это нам зачем?.. Не нужно нам этого…

     Практикант кивает головой, после чего Вперёдсмотрящий собирает удочки, сачок, ведро и выбрасывает всё за дверь.

ПРАКТИКАНТ. Окунь у него сорвался!.. Тоже мне рыболов-самоучка… Хотя, если подумать: чем ему на старости-то лет ещё заниматься?
                (в рупор)
Старпом, распорядитесь, чтобы этого… Ну, который бывший, грот-стеньга-стаксель ему на макушку… Чтобы его на камбуз определили. Чего ему без дела прохлаждаться?.. А так хоть рыбу свежую будет коку таскать. Всё экипажу и пассажирам добавка к рациону…

     Практикант встаёт к штурвалу, уверенно правит рулевым колесом. Затем рука его тянется к рычагу сигнала.
     Летящий вперёд паром подаёт короткие энергичные гудки.

                Вариант «В»

     На мостике появляется Шкипер. В одной руке у него спиннинг, в другой – ведёрко.

ШКИПЕР. Молодёжи – морской привет! Ну, как справляешься, сынок?
ПРАКТИКАНТ. Здравия желаю, господин Шкипер! Всё нормально, всё в штатном режиме… Как отдохнули? Наверное, не выспались из-за этой бури?
ШКИПЕР. О чём ты говоришь? Да разве ж это буря? Тьфу это, а не буря… Мне б в такую бурю часиков …адцать дали – я бы их за милую душу придавил и на другой бок даже не перевернулся…

     Оставив снасти в уголке, Шкипер бродит по рубке.

ШКИПЕР. А я это… Представляешь, Практикант, я на зорьке ещё и порыбачить успел. Встал, значит, пораньше – и на бак… Когда ещё другой такой случай подвернётся…
ПРАКТИКАНТ. И правильно. Поймали что-нибудь?..
ШКИПЕР. Хрена лысого, морские водоросли мне в кишки! Окуня, правда, поддел, вот такого…
                (разводит руки)
Он меня так водил, душу вымотал… И сорвался в последний момент!.. Не столько окуня жалко, сколько леску, крючки… Импортное ведь всё, дорогое… Где я теперь такие крючки возьму? А блесну?.. Ещё трубка эта…
ПРАКТИКАНТ. Что – трубка?
ШКИПЕР. Да всё одно к одному. Трубку свою посеял где-то… Если карта не ляжет – то, считай, всё…
                (останавливается у рабочего стола)
Кстати о карте, Практикант. Ну-ка давай глянем на наши нынешние координаты.

     Практикант мешкает, не решается подойти к столу.

ШКИПЕР. Ну чего стушевался, сынок? Давай, демонстрируй свои успехи. Ты ж вон какой шторм прошёл, с крещением тебя!..
ПРАКТИКАНТ. Спасибо, господин Шкипер.
                (подходит к рабочему столу, показывает на карте)
Мы где-то здесь… Или вот здесь… Плюс-минус…
ШКИПЕР (он поражён). Это как понять, сынок – плюс-минус?..Ты что, в парк культуры в культпоход выбрался, да в кустах заплутал?.. Ну-ка, доложи точное месторасположение Парома.
ПРАКТИКАНТ. Я делал замеры, господин Шкипер… И по секстану пробовал… Погрешность большая… Ветер, течения…

     Незаметно для остальных на мостике появляется Старпом. Он направляется к рабочему столу.

ФИГУРА СТАРПОМА. Мы вот здесь сейчас находимся, господин Шкипер.
                (стучит карандашом по карте)
Вот в этом квадрате.
ПРАКТИКАНТ. Спасибо… Благодарю вас, и.о. Механика… Вы как здесь оказались?.. Можете быть свободны, ступайте на пост.
ШКИПЕР (от удивления не знает, как реагировать). Ого-го! Да тут, гляжу, у вас крутые изменения…
                (к Практиканту)
Ты чего, моего Старпома в Механики отрядил?
ПРАКТИКАНТ. Так точно… За систематические пререкания и неисполнение приказов.
ШКИПЕР (с усмешкой). Что ж, проступок нешуточный… Ладушки, разберёмся… И всё-таки, что у нас с координатами, с курсом?..
ПРАКТИКАНТ. Разрешите доложить, господин Шкипер…
ФИГУРА СТАРПОМА. Он мне приказал курс сменить. А я возражал.
ШКИПЕР (смотрит на карту). И ведь сменил, похоже… Вон на сколько миль от главного фарватера отклонились. И как это назвать, а, Практикант?
ПРАКТИКАНТ (с вызовом). Если хотите, назовите это корректировкой маршрута. Курс я не менял, он остаётся прежним. Просто маршрут проложил наиболее оптимальный.
                (водит пальцем по карте)
Взгляните сюда. Мы пройдём в обход этого мелководья, минуя затопленные в этом районе суда. А то как бы винтами не задеть...
ФИГУРА СТАРПОМА. Я возражал ему, господин Шкипер, долго возражал… Он ещё и бушлат Вперёдсмотрящему выдал…
ШКИПЕР (осаждая Старпома). Погоди, не горячись. Ты возражал, теперь мне позволь…
                (к Практиканту)
Значит, по дуге идти решил? По безопасному маршруту?..  А о том, что нам в график уложиться надо – об этом забыл? Мы не шарашкина контора, сынок, мы – трансокеанский Паром. Наша задача – всех пассажиров на Берег точно в срок доставить. В тот самый день и час, что у них в билетах означены. Разбиться в лепёшку, но доставить. В срок. Я понятно излагаю, Практикант?
                (Практикант кивает)
Теперь конкретней. По этой отмели я уже не первый год Ппаром вожу. Да, на карте она обозначена как слабоизученная, но на деле… На самом деле пройти тут можно, глубины вполне позволяют… На то ты и мореход, чтобы суметь по краешку судно провести, по ниточке… И без ошибки… Потому как права на ошибку нам с тобой никто не давал.
                (постукивает ногтем по столу)
Что касается кладбища кораблей, бешеный кашалот им в селезёнку, то его уже, считай, нет. Подняли давно всю рухлядь затопленную, на лом разделали. А отметки с карты не убрали.
ФИГУРА СТАРПОМА. Подлодку, говорят, пока не достали. Леера всё не могут подвести.
ШКИПЕР (неодобрительный взгляд на Старпома). Это тебе кто сообщил? Бабки с портового рынка?.. Ну, не подняли лодку, ну ещё пару-тройку калош старых… Так что, теперь из-за этого весь район для судоходства закрывать? А ведь здесь кратчайший маршрут, между прочим…

     Для наглядности Шкипер берёт линейку и чертит по ней на карте прямую линию.

ШКИПЕР. Теперь ясно тебе?.. Так что давай, сынок, вноси коррективы. Исправляй ошибки, перечерчивай маршрут. Ложимся на прежний курс.
                (шарит по своим карманам)
Морской дьявол мне в копчик! Ну где, где я трубку потерял? Где?..
СТАРПОМ (находит трубку на рабочем столе). Да вот же она, господин Шкипер. Вот – трубка ваша знаменитая.
ШКИПЕР (радостно). О-о, благодарю… А то я как без рук…
                (хочет раскурить трубку, но потом меняет своё решение)
Я уж подумал, что за борт выронил…
                (вплотную подходит к Практиканту)
Ну а что касается Вперёдсмотрящего…
                (Старпому)
Ну-ка, свистни его сюда по-быстрому…

     Старпом выполняет распоряжение. На мостике появляется Вперёдсмотрящий.

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Разрешите доложить, господин Шкипер. По вашему при…
ШКИПЕР. Ну, здорово, здорово, солёная душа! Как служба?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (настороженно).  Да ничего, господин Шкипер. Спасибо. Помаленьку.
ШКИПЕР. Скромничаешь? А я вот гляжу, что не помаленьку, а очень даже ничего. Форма у тебя красивая. Новая.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так точно… Со склада… Выдали.
ШКИПЕР. Ну и как в ней? Удобно? Тепло?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да, господин Шкипер… Очень тепло.
ШКИПЕР. И сколько ты в ней щеголять собираешься? День? Два? Неделю?.. Сам ещё не решил?
                (оборачивается к Практиканту)
Есть слово «добрый», сынок. А есть слово «добренький». Между ними разница. Вот ты – добренький. Хорошим для всех стать хочешь? А ты хоть поинтересовался, какая у него по счёту эта куртка? А?
ПРАКТИКАНТ. В смысле?
ШКИПЕР. В прямом, Практикант. Третья это у него куртка. Первую ему ещё в начале навигации выдали. Продал, пропил… Вторую я ему лично, со склада… Вошёл в положение: холодно по ночам на посту… Только в порт на дозаправку зашли – загнал он куртку… Так что эта третья у него будет.
                (подходит к Практиканту почти вплотную)
Теперь уяснил?.. Вот так-то, сынок… А маршрут ты всё-таки поправь, поправь… Как было сделай.

     Практикант покорно начинает перечерчивать маршрут.

ШКИПЕР (присматривается). Слушай, а у тебя неплохо получается. Сечёшь в этом деле…  А ты не хочешь после мореходки ко мне помштурмана пойти? Мне такие башковитые нужны…

     Практикант неопределённо пожимает плечами, продолжает работать с картой. Шкипер тем временем встаёт к штурвалу, крутит его.
     Внезапно на пульте загораются лампочки. Они наперебой мигают, уши режет сирена тревоги.

ШКИПЕР. Что это? Старпом, что происходит?
ФИГУРА СТАРПОМА. Тревога, господин Шкипер. И, похоже, что не учебная…
ШКИПЕР. С радиорубкой связаться надо… Уточнить… И сигнал SOS в эфир выдать.
                (в рупор)
Я мостик, я мостик… Радиорубка – срочно на связь…

     В ответ раздаётся только сухой треск сильных помех.

ШКИПЕР. Ничего не получается… Нету связи…
                (присматривается к всполохам лампочек)
Это в машинном, вроде… Видишь – этот сигнал… Да, в машинном отделении – точно… Возгорание силового кабеля… Сбой в работе главного агрегата…
                (явно решился на что-то)
Так, слушать меня. Старпом, остаёшься здесь на мостике. Мы с Практикантом – в машинное, надо обстановку на месте выяснить. Остальные – по местам!

     Практикант и Шкипер бросаются к выходу и исчезают в хитросплетениях нижней части конструкции.
     Старший помощник встаёт к штурвалу, однако работает рулевым колесом как-то не очень уверенно. Вперёдсмотрящий пытается вызвать Радиста, но безуспешно.
     На мостике появляется Механик. Он взволнован, всклокочен.

ФИГУРА СТАРПОМА. А ты ещё откуда? Ты Шкипера с Практикантом видел? Они в машинное побежали…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Видел, видел… Они в электрощитовую проскочили. Я тоже за ними сунулся было… Только там… Это… Там такое…
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Что там? Да не мямли ты…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Пожар там – по всему отсеку. Понял? Пламя – во!.. И система пожаротушения накрылась… Я хотел за ними, а в коридоре огонь… Не смог я за ними… Не успел…Там всё полыхает… Кранты, братцы!..
ФИГУРА СТАРПОМА. Парни, это… Решать надо… Там пассажирские палубы рядом, там топливные цистерны… Если огонь туда дойдёт – финиш…
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так решай! Решай, мать твою!.. Ты здесь за старшего, тебя Шкипер оставил.
ФИГУРА СТАРПОМА. А ты чё на меня орёшь?.. Чё разоряешься? Крайнего нашёл, да? Мне за штурвалом стоять надо, курс держать… Может, Берег запросить, а?
(мечется)
Вон же у нас огнетушитель, вон же он стоит…
                (бросается к огнетушителю, но тут же отшвыривает его в сторону)
Парни, надо что-то делать! Надо решать что-то!.. Ко дну пойдём к едрене-фене!

     Механик выпрямляет спину, застёгивает воротничок. Видно, что он принял какое-то важное решение. Механик подходит к штурвалу, встаёт рядом со Старпомом.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Мужики, я вижу только одно решение. Надо задраивать горящие трюмные отсеки и затапливать их. Иначе пожар не потушить.
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Да ты что!.. Там же они… Там Шкипер, там Практикант…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Других вариантов нет, ребята. Если воду в отсеки не пустим – всему Парому крышка. Пламя минут через десять до пассажирских палуб доберётся. И до баков с горючкой. Взлетим вместе со Шкипером, и с пассажирами, и с Практикантом… Все взлетим.
                (кивает Старпому)
Видишь эту рукоятку? Красную – видишь?.. Это аварийное затопление машинного отделения. Давай, тяни…
ФИГУРА СТАРПОМА. Охренел? Тебе же сказали – он там… Они там – оба!..
ФИГУРА МЕХАНИКА. Да нельзя по-другому, пойми… У нас пассажиров полный Паром. Дети, старики, женщины… Хренова уймища людей… Ты их всех угробить хочешь?.. Тяни!
ФИГУРА СТАРПОМА. Нет… Надо подумать, подумать… Должны быть другие варианты…
ФИГУРА МЕХАНИКА. Вариант только один – всем вместе сначала на воздух, потом на дно… Неужели тебе не ясно, придурок?.. А потом поставят нам обелиск на берегу. Один на всех. И раз в году вот на этом самом месте венок на воду спускать будут… Вот вариант. Устраивает?..
                (орёт)
Тяни за ручку, козёл!
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО (орёт). Тяни, падла!

     Старпом берётся за красную рукоятку, пытается тянуть, но у него ничего не получается. Тогда за рукоятку берётся Механик. Рывок – и противный вой замолкает. Лампочки гаснут.
     Старпом обессилено опускается на корточки. Сидит, привалившись спиной к стене. Вперёдсмотрящий прильнул к иллюминатору, он пытается разглядеть, что там, внизу.
     Механик не без труда отпускает красную ручку. Потом начинает вытирать ладонь о свою одежду. Долго вытирает. Отходит от пульта, встаёт к штурвалу.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Вот так, ребята… Вот так… По-другому – никак…

     Тишина.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Мы спасли Паром… Мы его спасли…

     Молчание.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Мы всех спасли, парни. Пассажиров – всех… Этого мало, да? Это пустяки?.. Столько людей… И старики, и дети, и инвалиды… Это вам фигня, да?         

     Тишина.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Оглохли, да? Чего молчите? Мне с вами их ещё на Берег доставлять. Над отмелями, по старым минным полям маршрут прокладывать… Между льдинами... Нам их всех, всех доставить нужно… Каждого… Ясно?
                (трясёт за шкирку то Старпома, то Вперёдсмотрящего)
Ясно, я спрашиваю?
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ясно, да…
ФИГУРА СТАРПОМА. Понятно…
ФИГУРА МЕХАНИКА (кричит). Не слышу, экипаж! Доложить, как положено, барракуда вам за пазуху!.. По форме!..
ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так точно… Всё ясно… Господин Капитан…
ФИГУРА СТАРПОМА. Вас понял, господин Капитан… Разрешите приступать?..

     Механик отпускает Старпома и Механика. Подходит к рабочему столу, берёт шкиперскую трубку. Набивает её табаком, раскуривает. Не выпуская трубки изо рта, снова встаёт к штурвалу, уверенно кладёт ладони на колесо.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Ну а если ясно, то по местам! В трюме полно забортной воды, так что двигаться будем медленно. Очень осторожно будем двигаться. Впереди туман, встречный ветер, шторм – и не один, наверное… Но мы дойдём, парни! По-другому и быть не может. Нам нельзя не дойти, ведь пассажиры на палубах… Столько пассажиров…  Нам их на Берег доставить надо. Согласно купленным билетам.

     Механик пыхтит трубкой. Одной рукой он шевелит штурвал, другой берётся за ручку сирены. Механик подаёт гудки.
     Паром продолжает идти к незримому Берегу.


     Вариант «Г»,
             вариант «Д»,
                вариант «Е»…











г. Челябинск               


Рецензии