Мозаика. Собери свое счастье. Глава 18

Мила не виделась с Фаем больше месяца с того самого утра после Хэллоуина. Он сам не звонил, а она никак не могла набраться смелости, чтобы первой набрать его номер. И вот однажды вечером вдруг раздался звонок. Мила с удивлением посмотрела на фото улыбающегося Фая на экране мобильного телефона и ответила. Он звал ее в зоопарк. Девушка поняла, что соскучилась по нему, поэтому с радостью приняла приглашение. Прогулка получилась очень легкой и веселой. Никакой натянутости не было, и она расслабилась. Как оказалось, зря. Недалеко от дома, когда они возвращались, он вдруг остановил машину и пристально посмотрел на девушку.
«Rak khun», - тихо произнес молодой человек. Мила не знала этих слов, но по его глазам поняла, что это значит. Смутившись, она растерянно смотрела на него, хлопая глазами. Фай быстро наклонился к ней и, прошептав ей прямо в губы «Khwam rak», поцеловал. Чувствуя, как приятное блаженство растекается по всему телу, девушка ответила на поцелуй. Она уже готова была потерять голову, но все вдруг прекратилось.
Мила открыла глаза. Нависнув над ней и тяжело дыша, Фай взволнованно спросил: «Ты любить меня?» Под его пристальным взглядом Мила поняла, что не готова ответить ему.
Молодой таец, все еще ожидая ответа, повторил: «Ты любить меня?»
Мила смотрела на него и не знала, что ей делать дальше. Да, он ей нравился, ей приятно было его внимание. И возможно, когда-нибудь она сможет полюбить его. Но сейчас... Ее душа все еще рвалась к тому, кто остался за несколько тысяч километров от нее. Кто отравил ее своей любовью.
- Sorry, - выдавила из себя Мила. Нащупав ручку, она вывалилась из машины прямо на асфальт. Тут же намокнув, она посмотрела сквозь лобовое стекло на Фая.
Дождь хлестал по машине, по стоящей на обочине девушке. Казалось, сама погода не выдержала такого количества эмоций и теперь плачет вместе с людьми. Молодой человек вдруг распахнул дверцу и, выйдя под дождь, сделал шаг ей навстречу. Покачав головой, Мила резко развернулась и побежала к дому, с трудом различая дорогу в темноте.

***
Промокшая насквозь Барсукова медленно вошла в квартиру. Не включая свет, она прислонилась спиной к двери, а потом устало сползла на пол. Обняла согнутые колени и, уткнувшись в них лбом, заплакала. Не так, совершенно не так ей бы хотелось, чтобы закончился этот день. Но, увы... Она осторожно провела языком по губам, которые еще ныли от безумного поцелуя. А голова готова была взорваться от переполнявших ее мыслей.

- Ну, говорю тебе, что нет еще нашей красавицы, - веселый голос подруги оторвал Барсукову от грустных мыслей. Сидя в кромешной темноте, она увидела, как Тина прошла на кухню. Хлопнула дверца холодильника. – Ну, где, где? Гуляет. Они, кажись, в зоопарк сегодня поехали, - прислушиваясь к голосу в телефоне, Тина прошла в обратном направлении. – Саш, друг у нее появился, - услышав имя брата, Мила на секундочку забыла о произошедшем. – Слушай, а давай ты меня по скайпу наберешь? – это было последнее, что услышала Барсукова, и дверь в спальню захлопнулась.
«Она сказала Саша? Я не сплю?» - удивилась Мила и подошла к лестнице наверх. Звякнул мобильник, сообщив об смске. Девушка посмотрела на экран.
«Sorry», - прочитала Мила сообщение от Фая.
«Господи... Он еще и прощение просит. Какая я все ж таки сволочь», - ругала себя девушка.
Она чувствовала себя виноватой перед молодым человеком. В который раз уже она повела себя неправильно и все испортила.
«No, I am sorry», - написала она в ответ, искренне надеясь, что он простит ей сегодняшнюю растерянность и бегство.
«Never mine», - пришло в ответ.
«Не обижается», - выдохнула Мила, понимая, что сейчас ей еще более стыдно перед молодым человеком. Но изменить уже ничего нельзя.
Тяжело вздохнув, девушка пошла наверх. Как минимум нужно снять мокрую одежду. Но больше всего ей хотелось застукать Тину с Сашей.
Притормозив у двери в спальню подруги, она услышала веселые голоса и облегченно выдохнула. Решив дать им еще пару минуток «наедине», она заскочила к себе в комнату.
«Ну, хоть у кого-то все хорошо» - подумала она.

***
Спустя пять минут Барсукова влетела в спальню подруги и плюхнулась рядом с ней на кровать. Заглянув в камеру, она закричала, стараясь изображать радость:
- Санька, привет!!!
- Привет, заяц. Нагулялась?
- Ага. Мы в зоопарк ездили, жирафов кормили.
- А там только одни жирафы? – брат сделал вид, что удивился.
- Нееет, - хихикнула Мила. – Там много кто живет. Я вам с родителями потом фотографии скину, когда мне их отдаст Фай.
- Фай? А кто такой Фай? – Саша сделал заинтересованное лицо.
- Это мой друг. Он таец. Нас Тинка познакомила.
- Таец значит. Ну, и на каком языке ты с ним разговариваешь?
- Сразу на трех – английский, тайский, русский, - улыбнулась Мила. – Какое слово первое на ум придет, такое и говорю.
- Ясно. Ну, и как твой друг? Имеет шансы стать кавалером?
- Не знаю... Пока это не очень получается.
- Ничего, время лечит. Кстати, девушки, вы не забыли, что перед новым годом надо отметить одно важное событие – днюху моей любимой сестренки? На моря рванете?
- Да мы не думали еще, - пожала плечами Мила.
- Что, совсем?
- Угу. Здесь вообще плохо думается. Жара мозг плавит. Не понимаю, как здесь народ работает? – Мила посмотрела на Тину и подмигнула.
- Сама удивляюсь, - весело подмигнула в ответ Чайкина, а потом посмотрела на Сашу. – Днюху Барсучка по-любому отметим, даже если она сопротивляться будет. Но тусить бум в городе, а на острова рванем прямо на Новый год.
- Эх, завидую вам, девчонки. Тепло у вас, солнышко... А у нас тут такая отвратная погода. Днем снег мокрый, ночью все замерзает. Скользко ужасно. Мама сегодня упала, к счастью отделалась ушибом.
- Сань, с мамой точно все хорошо? – заволновалась Мила.
- Все нормально! Небольшой синячок.
- Вы там поаккуратнее. А то я еще не готова бросать вечное лето и Тину.
- Я тоже не согласная отпускать любимого Барсучка, - Тина прижалась к подруге. Саша, глядя на них, улыбнулся, а потом спросил:
- Слушай, все хотел спросить. Снегурочка, ты совсем по снегу не скучаешь? – Мила заметила, как Тина покраснела. Это прозвище видимо ей напомнило прошлое.
- Совершенно. Мне тут некогда скучать. Скажи, Барсучок, - Тина повернулась к подруге. – У нас тут столько дел.
- Ага, целый вагон дел, - поддержала подругу Мила. – Куда пойти - прогуляться или поесть, плавать на верхнем бассейне или на нижнем. Но самое важное - ехать на море или нет. Тут, прям, паника начинается.
- Я так понимаю, с таким плотным графиком и до переутомления недалеко. Смотрите не перенапрягитесь, - веселился Саша.
Девушки опять переглянулись и прыснули от смеха.
- Блин, Санька, с тобой невозможно спокойно разговаривать, - сказала Мила, вытирая слезы.
- Чё это? Вот с Тиной у нас все отлично получается. Мы можем часами говорить и смехом не захлебываться.
- И часто у вас такое случается? – Мила перевела взгляд с брата на подругу, которая тут же отвела взгляд, мол «не понимаю, что ты хочешь этим сказать».
- Заяц, не приставай к человеку. Сколько надо, столько и разговариваем, - Саша подмигнул сестре. Его взгляд упал на часы. – Ой, девчонки, у меня поезд в три ночи, а я тут с вами хихикаю. Пойду-ка я, посплю.
- Маме привет передавай. И скажи, чтобы не падала больше. Спокойной ночи, Санька.
Тина лишь помахала рукой.
- Сладких снов, - сказал Саша и отключился.
Повернувшись к Тине, Мила заинтересовано спросила:
- Колись, подруга, часто у вас такие пресс-конференции?
- Достаточно часто. Он мне сам вдруг начал звонить, а я не могу ему отказать. Ты ж знаешь.
- И чего ты смущаешься? Это ж так здорово! Я будто в детство вернулась, когда у нас все было замечательно.
- Милкин, а у тебя-то как? Как прогулялась с Фаем?
- Да что тебе сказать. Все было замечательно, пока он вдруг не поцеловал меня. К счастью это случилось около дома.
- И что?
- А ничего. Я сбежала.
- Все так плохо?
- Ну, почему сразу плохо? Все как раз наоборот – слишком хорошо. Мечта, а не парень. Любит, понимает, готов на руках носить. Только вот я, дура такая, все никак своего Ромку забыть не могу.
- Понимаю... – Тина вдруг прищурилась и спросила:
- Слушай, а целуется хоть он классно?
- Тин!
- Что? Мне ж любопытно. Может тебе не понравилось именно это?
- Вот же любопытная Варвара! Вкусно он целуется, - Мила задумалась, вспоминая. – А еще, я сегодня, как в глаза ему посмотрела, так Рому в нем увидела. Тот вот так же на меня смотрел своими черными глазами. Мне даже показалось, что брежу. У них реально есть похожие черты. И эти губы... Иногда на сердечко похожие...
- Так, может, это судьба? - Тина внимательно посмотрела на подругу. - А вдруг Фай – это твой тайский Рома?
- Да ну тебя... Скажешь тоже.
- Ну, а чё?
- Нет, Тинусь. Он – не Ромка.. От Фая мне крышу не сносит. Даже поцелуй не помог.
- Жаль. Вы так классно смотритесь. И, на мой взгляд, «химичите» друг с другом.
- Сама расстраиваюсь. Но, увы.
- Ну, ты хоть не гони его от себя. Вдруг еще одумаешься.
- Да мне его жалко. Чувствую себя стервой, которая морочит парню голову.
- Не такая уж и стерва. Видать, как в мозаике – пазлик не из той коробки.
- Возможно, - девушки замолчали.
Уставшая от прогулки и всех душевных переживаний, Мила почувствовала, как начинает проваливаться в сон. Натянув на себя одеяло, она повернулась на бочок и пробормотала, причмокнув губами:
- Тинусь, можно я тут у тебя посплю? Нет сил в свою комнату ползти.
- Спи, Барсучок, спи. Сладких снов тебе...

***
Декабрь принес с собой прохладу, если, конечно, это слово можно применить к погоде в Таиланде. Но все познается в сравнении. Дышать стало намного легче. И хотя солнце днем продолжало нещадно палить, после заката стало намного комфортнее. Тайцы начали утепляться, покупая теплые колготки, сапоги и кофты с меховыми воротниками. Мила, глядя на них, веселилась. Погода ей казалась более чем приятной.
А еще декабрь наполнился предпраздничной атмосферой. Гуляя по городу, девушка наблюдала, как устанавливаются ёлки всевозможных форм и невероятных цветов. Ее заразило это предновогоднее настроение. Она покупала елочные украшения и подарки для друзей. Дни пролетали один за другим. Мила и не заметила, как боль, терзавшая ее сердце, ушла на второй план. Появилась легкость и желание жить дальше без оглядки на прошлое.
Накануне дня рождения Мила, помогая Кейк готовить, поймала себя на мысли, что декабрь пролетел слишком быстро. И также незаметно подкрался и день рождения. Обычно в Москве подготовка к любому празднику занимала почти неделю. Заранее закупались продукты и напитки. Потом еще несколько дней все эти продукты жарились, парились, и в знаменательный день все это съедалось. Праздник быстро заканчивался, оставляя за собой кучу грязной посуды. Но в Таиланде все произошло, как по мановению волшебной палочки, благодаря Кейк. Холодильник наполнился продуктами и вкусняшками. У тайки это получалось легко и быстро. Мила, находясь в каком-то расслабленном состоянии, не успевала за ней. Но очень старательно помогала. Единственное, что Мила делала сама – это торт. Провозившись с ним несколько часов, она осталась довольна результатом, надеясь, что на вкус он такой же замечательный, как и на вид. Оставалось лишь дождаться завтрашнего дня, чтобы полностью насладиться своим праздником, который она так любила с детства.

***
Она не видела, как он вошел в душевую, она это почувствовала. Его руки скользнули по ее обнаженной спине вниз и, обняв за талию, крепко прижали к горячему мужскому телу. Она почувствовала, как его губы, собиравшие капельки, добрались до ее шеи. Застонала и, повернув голову, посмотрела на своего «мучителя». В его глазах бушевала страсть, которая готова была вырваться наружу в любой момент.
- Останови меня, если хочешь, - прошептал он.
Но останавливать его у нее не было ни желания, ни сил. Чувствуя его губы на своем теле, она становилась податливой, словно пластилин. А он, понимая это, заставлял ее «плавиться» и стонать в его руках.
- Ааааа, - закричала она, когда терпеть эту сладкую пытку стало невыносимо. Реальность растворялась вокруг, превращаясь в белый туман. А где-то там, вдалеке, играла музыка, которая звала за собой...

***
Барсукова вынырнула из сна, села. Музыка в голове не прекращала играть. Но глаза отказывались просыпаться. Девушка потерла их, с трудом разлепила и повернулась на звук. На тумбочке надрывался телефон, с которого на нее смотрела мама.
- Алё, - еще хриплым со сна голосом ответила девушка.
- Людочка… Ой, - осеклась Наталья Константиновна, – прости. Милочка, с днем рождения тебя.
- Спасибо, мамуль, - Мила рухнула опять на кровать и закрыла глаза. Мамин голос убаюкивал ее.
- Мы с папой хотим пожелать счастья. Чтобы больше никакой грусти. Только радость и солнечное настроение.
- Ммм, - улыбнулась Мила.
- Ты меня слышишь? – забеспокоилась мама.
- Слышу, мамуль, слышу. Просто я, кажется, еще сплю. Допоздна вчера на кухне возилась.
- Ну, ты уж прости, что я тебя разбудила. Хотелось тебя первой поздравить.
- Это так приятно, мам. Спасибо тебе, - девушка наконец-то смогла заставить один глаз открыться и бросила взгляд на часы. - У вас ведь утро раннее, а ты подскочила.
- Как я могу пропустить день рождение доченьки? Вы с Сашей - самое родное, что у меня есть.
Мила услышала, как мама всхлипнула, и решила ее отвлечь.
- Кстати, о Саньке. Надеюсь, он вечером выйдет на связь по скайпу? Очень хочется с ним выпить за мой день рождения.
- Даже не сомневайся! Он с тобой обязательно поговорит. Вы ж друг без дружки жить не можете! – с любовью в голосе сказала Наталья Константиновна.
- Не можем, не можем, - подтвердила девушка. – Мам, вы с папой тоже к нам в скайп приходите. Я ноут на стол поставлю, сделаем эффект присутствия.
- Хорошо, Милочка, вечером созвонимся.
- Буду ждать. До вечера.
- Пока, моя хорошая.
Девушка, взглянув на часы, отбросила телефон и опять закопалась в одеяла и подушки. Сладко зевнув, она опять уснула. Рано вставать, да еще и в свой день рождения, ей совершенно не хотелось.

В полдень Милу опять разбудил телефон. На этот раз это была Тина.
- Барсучок, подъем! – весело затараторила в трубку подруга. – А то весь подарок проспишь!
- Чего?
- Просыпайся и вниз спускайся, все поймешь!
- Ладно, ладно, не шуми. Бегу уже.
Спускаясь вниз, Мила замерла на ступеньках, восхищенно глядя на ковер из надувных шариков.
- Ну, Тинка! Ну, выдумщица! - наконец воскликнула она и осторожно спустилась с лестницы. Рассекая разноцветное «море» она шла к кухне, над входом в которую висел плакат: «Подарок ТУТ». Шарики, поскрипывая, нехотя разлетались в разные стороны.
«Вот жеж, куда мне их девать вечером, когда гости придут? – она задумчиво посмотрела в сторону балкона. - Надо будет выпустить их на волю».
На кухонном столе стояла ваза с огромным букетом орхидей и коробка с пазлами. В коробке лежала записка и сертификат в спа-салон.
«Барсучок! Собери остров своей мечты, - Мила взглянула на картинку, а потом продолжила читать. – Но прежде чем заняться островом, сходи в салон и получи свою порцию удовольствия. Люблю, целую, поздравляю. Твоя Тинка. – девушка улыбнулась. – PS: И поторапливайся! »
Девушка посмотрела на часы. Через полтора часа ей надо было быть на месте. Включив чайник, девушка взяла подарки и пошла собираться. Начало дня рождения ей определенно нравилось.

***
Бангкок медленно тонул в закатном солнце. Там вдалеке, где город сливался с горизонтом, солнце смотрело на мир своим оранжевым глазом, пробиваясь через облака. Девушка восхищенно наблюдала за закатом и медленно потягивала из бокала белое вино. За несколько месяцев в Таиланде она перестала бояться высоты. И за это она была благодарна подруге, которая настойчиво выводила ее почти каждый вечер посмотреть на мир сверху вниз. Первое время Мила боролась с тошнотой, которая комом подступала к горлу. А потом... Потом ее заворожило небо. Оно притягивало ее своими фантастическими «картинками». Каждый раз, любуясь невероятными оттенками заката или причудливыми контурами облаков, она забывала о том, что город далеко внизу, а она стоит там, где мимо пролетают птицы.

Барсукова посмотрела на экран мобильного телефона.
« Ну и где их носит? Я есть хочу».
Налив еще вина и взяв дольку помело, Мила села в кресло. Солнце уже полностью закатилось за горизонт. Стало совершенно темно, только лишь город мерцал внизу миллионами огней. Включать свет совершенно не хотелось, и девушка продолжала сидеть в темноте, дожидаясь, когда приедет Тина с Олегом. Вино, музыка в наушниках и приятное послевкусие от спа-процедур убаюкали девушку. Она прикрыла глаза и задремала.
Разбудило ее чье-то легкое прикосновение. Мила вздрогнула и открыла глаза. Перед ней кто-то сидел на корточках и гладил по волосам. Но лица она разглядеть не могла.
- Привет, Милкин. Прости, что задержались, - раздался мужской голос. Барсуковой показалось, что она все еще спит. Голос, такой родной. Она растерянно замотала головой. Но сон не уходил.
«Или это не сон?»
- Сюрприз! – закричала Тина, стоя на пороге балкона. В комнате зажегся свет, и Мила с удивлением разглядела того, кто был рядом. Ущипнув себя за руку, она окончательно поняла, что это не сон.
- Санька!!! – закричала она и бросилась брату на шею. Тот не удержался на ногах, и они оба рухнули на пол, под дружный хохот Тины и Олега.
- Эй, сумасшедшая, ты меня задушишь! – Саша усердно старался сделать возмущенный вид. Но получалось у него плохо. Он и сам был очень счастлив, что снова может обнять сестру.
- Поднимайтесь, родственнички, - продолжала веселиться Тина. – Нам тоже хочется поздравить именинницу.
- Тинка, ты и так уже сегодня мне столько подарков устроила! Но этот самый замечательный!
- Сегодня все только для тебя! Только ты и про нас не забудь. Вон Олежа в очереди стоит, - Тина кивнула в сторону парня. – А Саша никуда от тебя не денется. Я его на несколько недель в плен взяла.
- Ладно, ладно, - брат с сестрой поднялись и подошли к Тине, продолжая обнимать друг друга. Мила опять посмотрела на брата и вдруг из ее глаз брызнули слезы. – Я так счастлива! Вы себе даже представить не можете. Кому пришла в голову эта замечательная идея?
- Это все Тина, - сказал Саша с нежностью в голосе. – Я соскучился, поэтому идея мне очень понравилась. И вот я здесь. Только мы припозднились. Рейс задержали.
- Главное, что ты здесь, а все остальное мелочи жизни, - Мила встала на цыпочки и чмокнула брата в щеку.
- А еще я привез тебе твоего друга, - Саша наклонился к сумке, которую он бросил на пол, когда увидел дремавшую сестру, и достал плюшевого кота.
- Ой, мой любимый Кузик. Прости, что я тебя оставила, - Мила схватила игрушку и прижала к груди. А потом опять обняла брата, будто боясь, что он возьмет и исчезнет, как волшебный сон.
- Я могу уже поздравить? – спросил Олег.
- Прости, Олежка. Просто я так рада, что Санька приехал! - она взяла Сашу за руку и потащила за собой. – Давайте все в комнату.

***

Праздничный ужин был в самом разгаре. В комнате было шумно и очень весело. Единственный, у кого в глазах проскальзывала грусть – был Олег. Приезд Саши означал, что все шансы на любовь Тины полностью пропали. Он видел, как она была счастлива. Радовался за нее. Но сердце, хоть он и знал обо всем, болело.
- Санька, - Мила посмотрела на брата, продолжая сиять от счастья, - я как чувствовала, что ты приедешь. Сделала твой любимый тортинг.
- «Прагу»?
- Ага! – она утвердительно кивнула.
- Ну, так тащи его скорее! Надо его срочно съесть!
Саша потер руки. Мила улыбнулась, взъерошила ему волосы.
- Тогда наливай, а я пока грязную посуду соберу.
В этот момент раздался звонок в дверь. Барсукова замерла и удивленно посмотрела на подругу.
- Тинусь, это твой очередной сюрприз? Неужто родителей тоже сюда вытащила? – она побежала к входной двери и рывком распахнула ее.
На пороге стоял Фай с огромным букетом красных роз.
- Happy Birthday, khun Mila.
- Kapun kaa, - на автомате ответила девушка.
Она взяла протянутые цветы и сделала шаг в сторону, приглашая парня войти. Фай прошел в комнату, поздоровался и представился. Саша пригласил парня за стол и перевел взгляд на Милу, которая все еще растерянно передвигалась по комнате. Тина, подхватив подругу вместе с розами, утащила ее на кухню.
- Эй, ты чего зависла? – зашипела на нее Чайкина.
- Я... Я не знаю как мне себя с ним вести.
- Забудь все, что было. Мальчик пришел поздравить. И все! Расслабься. Глядишь, у вас все и наладится, - Тина отобрала у Милы цветы. – Бери торт и топай в комнату. Я сама чайник принесу и цветы пристрою.
Ослушаться подругу Барсукова не рискнула, уж слишком решительно выглядела Тина. Взяв поднос с тортом, она поплелась в комнату, где брат ее встретил восторженными возгласами.

***
Спустя пару часов слегка захмелевшая Мила зашла на кухню и, достав из холодильника бутылку воды, жадно приложила ее к губам.
- Я хотеть говорить, - раздался голос Фая.
Девушка от неожиданности поперхнулась, вода изо рта брызнула во все стороны.
- Я не хотеть пугать, сорри, - молодой человек, закрыл за собой дверь. Он подошел к Миле, пристально посмотрел ей в глаза, а вдруг провел рукой по ее шее, собирая капельки воды.
- Фай... Не надо... – прохрипела Мила. Она изо всех пыталась сопротивляться ему, хотя чувствовала, что он нравится ей. Но она боялась, что не сможет дать ему ту любовь, которую он заслуживает.
- Why not? – тихо спросил он и вдруг обнял ее. Девушка попыталась отстраниться, но он не пустил, крепко прижимая к себе. И она сдалась. Положив голову ему на плечо, Мила закрыла глаза. Ей стало легко и спокойно, будто с плеч вдруг сбросили тяжелый груз. Она устала страдать. Хотелось, чтобы любили и ничего не требовали взамен.
Фай почувствовал, что девушка расслабилась. Продолжая одной рукой обнимать ее, второй он осторожно коснулся волос. Медленно, боясь спугнуть, он запустил пальцы в волосы девушки.
- Rak khun, - прошептал Фай, прижавшись губами к ее волосам.
Не открывая глаз, Мила пробормотала.
- Ты мне нравишься, Фай, но я пока не могу сказать, что люблю.
- Я ждать. Ок?
- Хорошо. Только не торопи меня, - она посмотрела ему в глаза. В ответ молодой человек нежно ее поцеловал.
Она обвила Фая руками, решив, что обязательно будет счастлива...
----
Rak khun, Khwam rak (тайск) -люблю тебя, люблю .


Рецензии