Мозаика. Собери свое счастье. Глава 19

Дверь в номер осторожно приоткрылась. Александр заглянул и тихо спросил:
- Можно войти? Это Саша, - но ответом ему было лишь сладкое посапывание.
Сунув ключ, который оставила ему сестра, в карман, мужчина вошел и, прикрыв за собой дверь, оказался в темноте. Тихо подойдя к кровати, на которой безмятежно спала девушка, он сел рядом на пол и с нежностью посмотрел на нее.
Простыня, укрывавшая девушку, слегка сползла. Свет фонаря мягко освещал ее тело, и молодой человек, сам от себя того не ожидая, протянул руку. Его пальцы коснулись прохладной кожи и нежно пробежались по оголенному плечу девушки. Она заворочалась во сне и, повернув голову, причмокнула губами. Мужчина едва не задохнулся от нахлынувших на него эмоций. Он и не подозревал, что способен испытывать к этой девочке, которую знал с самого детства, такие сильные чувства. Чувства, которые еще несколько лет назад пугали его. Чувства, в которые он, по своей упертости, не хотел верить. Сейчас же, сидя рядом с ней и слыша ее дыхание, он вдруг понял, что хочет любить ее так, чтобы она забыла все эти годы боли и тоски.
Убрав прядь с ее лица, он медленно наклонился к ней и слегка коснулся губами ее щеки. Девушка вздрогнула и открыла глаза. Не понимая спросонья, кто перед ней, она испуганно вскрикнула и села, прижимая простыню к обнаженному телу.
- Эй, ты чего? Это же я, Саша.
Она тряхнула головой, сгоняя остатки сна и, как ей казалось, наваждения. Потом опять посмотрела на Сашу своими огромными серыми глазами. Он все так же сидел рядом с кроватью и улыбался.
- Думаешь, я тебе приснился?
- Дурак, я испугалась, - возмущенно выпалила она, еще крепче прижимая к себе простыню. - Ты что здесь делаешь?
- Пришел по просьбе любимой сестры, чтобы разбудить тебя. А то весь Новый год проспишь.
- А который час?
- Девятый.
- Я чё, больше трех часов дрыхну?
- Ага, - ухмыльнулся Саша и вдруг пересел с пола на кровать, оказавшись совсем рядом с ней. Смутившись, Тина отползла в угол. Сашин взгляд и его близость выбивали ее из колеи. А он будто и не замечал напряжения девушки.
- Устала я за последние дни, вот меня и выключило, - сказала Тина, пытаясь отвлечься от мыслей о близости Саши. – А Мила сама-то где?
- Они с Фаем и Олегом ушли на массаж.
- А ты чего не пошел с ними?
- Я, - Саша прищурился и еще ближе пододвинулся к девушке, - не хотел идти без тебя.
Окончательно растерявшись, Тина замерла, сжимая в руках простыню. Таким она Сашу еще не видела. От него исходила такая волна страсти, что Тине казалось, будто она физически ощущает ее. Ей захотелось раствориться в ней, забыв обо всем на свете, но она не рискнула, боясь, что все это плод ее воспаленной фантазии. Стараясь не касаться Саши, Тина сползла с кровати и попятилась в сторону ванной комнаты, волоча за собой кусок белой материи.
Но Саша не дал ей уйти. Вскочив с кровати, он буквально подлетел к ней и с силой прижал к себе.
- Прости, - прошептал он, прижимаясь губами к ее волосам. – Прости меня. Я был таким болваном.
Тина тяжело дышала. Она с трудом держала себя в сознании. Она так долго ждала этого.
- За что простить? – выдавила она, чувствуя, как воздух дерет пересохшее горло.
- За то, что испугался тогда, - его губы скользнули и замерли на ее шее.
«Дыши, дыши», - мысленно напоминала себе Тина. А Саша, тем временем, продолжал шептать:
- За то, что так долго шел к тебе.
Тина была на грани обморока, сердце с болью стучало о грудную клетку.
- Саша... - прохрипела она, чувствуя, как его губы прикасаются к ее губам.
Он прервал поцелуй и посмотрел на нее с высоты своего роста. Она казалась маленьким взъерошенным воробушком.
- Я люблю тебя, Снегурочка Тина, - сказал он и потянул за край простыни.
Сопротивляться ему, а главное своим чувствам, Тина больше не хотела. Она опустила руки, и белая ткань оказалась в руках Саши. Намотав простыню на руку, он отбросил ее в сторону и, подхватив девушку на руки, понес к кровати.
Последнее, о чем подумала Тина: «Только бы не умереть от счастья».

***
« Мамочка, с Новым годом вас!» – где-то за дверью раздался веселый голос.
Саша с Тиной, лежащие совершенно обессиленные, переглянулись и резко сели.
- Черт! – эмоционально прошипела Тина. – Одевайся! – она кинула Саше его шорты, а сама схватила сарафан. – Который час? Долго мы так?
Саша глянул на мобильный телефон.
- Уже почти десять. А уж долго или нет, - он подошел к девушке и, целуя, обнял ее, - решай сама. По мне так мы только начали.
Тина прислушалась к голосу Милы, которая по всей вероятности уже стояла на крыльце их номера.
- Санька? Да кто ж его знает, где его носит. Может с Тинкой пошел прогуляться. У нас в домике темно, - продолжала Мила разговор с мамой. – Не, мам, мы на море поехали. Будем Новый год под пальмой встречать.
- Саш, - опять зашипела Тина, - давай телек включим.
Молодой мужчина улыбнулся, но послушно наклонился за пультом, хотя выпускать девушку из своих объятий ему совершенно не хотелось.
Телевизор моргнул и посветлел. Натянув футболку, Саша достал из холодильника пиво и сел в кресло, вытянув ноги.
- Слушай, а чего мы так шифруемся? Я себя прям школьником почувствовал, который боится, что его родители вот-вот застукают целующимся с девочкой, - хихикнул Саша и отхлебнул пива. – Мне кажется, Мила будет только рада.
- Да я знаю, что она только «за», но не хочется вот так чтобы узнала, - ответила Тина, поправляя постель.
В дверь постучали:
- Ау, есть кто живой? – поинтересовалась Барсукова.
Чувствуя, что краснеет, Чайкина пошла к двери.
- Ты что, до сих пор дрыхнешь? – спросила Мила, заходя в комнату. – Я ведь Сашку прос...- осеклась Мила, удивленно глядя на брата. – О, ты тут!
- Ага, - ответил брат. – Мы тут кино решили посмотреть.
- На тайском? – рассмеялась девушка.
- Почему на тайском? – Саша кивнул в сторону телевизора. – По-русски.
Мила посмотрела на экран и не поверила своим глазам.
- О! «Карнавальная ночь», - опять удивилась Мила.
- Она самая.
Тина наконец-то справилась со смущением и подошла к подруге.
- Я смотрю, ты себе образ поменяла, - она взъерошила короткие волосы Милы.
- Нравится? – Барсукова тряхнула головой.
- Непривычно. У тебя ж всегда длинные волосы были. А тут коротенькие, да еще и ассиметрия. Саша, а тебе как твоя обновленная сестрица?
- Я ее всякой люблю, даже лысой или розовенькой в крапинку.
Девушки рассмеялись, а потом Мила воскликнула:
- Вы еще не все видели, - она подбежала к выключателю и нажала клавишу.
- Барсучок, я в шоке! – Тина с изумлением смотрела на нее. – Ты еще и пряди зеленые сделала! Как ты решилась на такое?
- Да вот лежала я на массаже и решила, что раз начинается новый год, надо и в своей жизни что-то поменять. Начала с прически. Может, поможет.
- Будем надеяться, - Чайкина подошла к холодильнику. - Кому что выпить?
- Мне еще пива, - сказал Саша.
- А мне просто водички. Так жарко, что ничего больше не хочется. Да и на пустой желудок.
- Лови, - Тина кинула бутылку воды подруге и подошла к Саше, протягивая пиво. Он, недолго думая, взял девушку за руку и потянул к себе. Не удержавшись, она плюхнулась ему на колени.
- Не пущу, - прошептал он ей на ухо и крепко прижал к себе, улыбаясь, как мартовский кот.
Мила, увидев это, поперхнулась водой и закашлялась.
- Я что-то пропустила? – с трудом произнесла она.
Тина смущенно опустила глаза, а Саша лишь пожал плечами.
- Эй, вы чего молчите? – она села напротив них. – Я ж лопну, если вы сейчас же мне не расскажите что происходит!
- Заяц, ну что ты как маленькая? Сама что ли не понимаешь?
- Я глазам своим с трудом верю. Вы не разыгрываете меня? Это то, что я подумала?
- Ну, ты пока привыкай к мысли, что я старый глупый болван, который наконец-то понял, что ему нужно в этой жизни, - молодой мужчина поднялся на ноги, продолжая держать Тину на руках.
Аккуратно посадив ее в кресло, потрепал сестру по волосам и пошел к выходу.
- Любимые мои девочки, одевайтесь, а я за вами зайду через полчаса. И поторопитесь, а то всю веселуху пропустим.
Послав каждой по воздушному поцелую, он вышел. Проводив его взглядом, Мила повернулась к подруге, с любопытством ожидая объяснений.
- Не смотри на меня так, мне стыдно! – покраснела Тина.
- Чего это вдруг?
- Мне неудобно, что ты нас застукала.
- И что? Вы ж вроде как кино смотрели и ничего не делали, - Мила хитро посмотрела на подругу и рассмеялась. – Или делали?
- Да ну тебя, - Тина готова была провалиться сквозь землю.
- Тинусь, - Барсукова села рядом, - глупая ты моя, я ж так рада за вас! Любите друг друга на здоровье!
-  Я столько лет ждала, когда Санька одумается!
- Ты заслужила счастье!
- Ты не думаешь, что все слишком быстро? Он ведь только приехал.
- Я думаю, годы ожидания все компенсировали, - Мила крепко обняла подругу.
- Спасибо, Барсучок. Я знала, что ты меня поймешь.
- Кто ж, если не я.
Тина, уткнувшись носом в плечо Милы, вдруг расплакалась.
- Эй, Тинусь, ты чего? - погладила ее по голове Барсукова.
- Я... Я от счастья…

***

Мила первой вышла из домика.
- Иди на пляж, - крикнула ей вслед из ванной комнаты подруга. – Мне буквально пару минуточек, и я готова!
- Ок! – отозвалась Мила и закрыла дверь.

Легкий ветерок приятно ласкал разгоряченную кожу девушки.
Вспоминая про Тину с Сашей, она тихо напевала: «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала...» Ее радовала и грела эта мысль. А в том, что в ближайшее время их ждет это грандиозное событие, она даже не сомневалась. Ее брат был из тех людей, которые если уж что-то для себя решили, то незамедлительно приступают к действиям.
Барсукова шла к морю, мимо пальм и плумерий, украшенных новогодними гирляндами. Иногда на лужайках попадались светящиеся олени и снежинки, что совершенно не вязалось у нее с Таиландом. В ее голове никак не укладывалось, что всего через пару часов наступит Новый год. Этот праздник для нее всегда был праздником зимы с запахом хвои и мандаринов. Но Таиланд сломал все. Теперь же этот праздник приобрел запах моря, франжипанов и тайских масел. «Вот уж и правда, волшебная сказка».

Выйдя на пляж, она подошла ближе к воде и села на песок. Задумавшись, она смотрела вдаль, где на горизонте светили своими прожекторами краболовы. Вокруг витало спокойствие и едва уловимое счастье.
«Вот он, сабай», - мелькнуло в голове у Милы. За эти месяцы она поняла значение этого слова. Казалось, в Таиланде воздух пропитан этим сабаем. Но только вот девушке с трудом удавалось «нырнуть» в него и оставаться там. Она никак не могла отпустить прошлое и расслабиться. Всего лишь через пару часов Мила шагнет в новый год, навстречу новому счастью вместе с дорогими ей людьми. Но боль все еще жила в ее душе. Почему-то именно в минуты, когда радость и веселье заполняло собой все вокруг, боль выползала из самого дальнего уголка, заставляя сжиматься сердце.
Она изо дня в день пыталась забыть. Но легче сказать, чем сделать. Когда она приехала, думала, что все грустные мысли остались там, в Москве. Новые эмоции, долгожданная встреча с Тиной на какой-то момент отодвинули ту невыносимую боль, которая терзала ее в последнее время. Но сейчас все возвращалось. Может не так остро, как это было раньше, но все же.
« Прав Олег, надо было расставить все точки над i... А я... Я трусливо сбежала», - она взъерошила свои короткие волосы и поежилась. Она вдруг вспомнила молоденькую девушку у окна Роминой квартиры, и ее сердце неприятно заныло. На глаза навернулись слезы.
Кто-то прикоснулся к ее шее. Она вздрогнула и почувствовала, как прохладная цепочка легла на ее кожу. Оглянувшись назад, Мила увидела Фая. Он сидел сзади нее на корточках, пытаясь справиться с застежкой. Девушка поднесла руку и коснулась подвески, которая теперь висела у нее на груди.
- Фай, - выдохнула Мила.
- Сорри. Я сильно пугать тебя?
- Немного, - Мила качнула головой.
- Сюрпрайз. Хэппи Нью Ие, Мила.
- Спасибо. Очень красиво, - она посмотрела опять на подвеску. – А что за камушек?
- Уот?
- Как называется камень? – она ткнула пальцем в камень, поблескивающий в свете фонарей.
- Момент, - сказал Фай, делая ударение на первый слог. – Тина писать мне, - он достал телефон, открыл программку и показал экран Миле.
«Барсучок, это сапфир, - прочитала Мила и улыбнулась. – Принимай подарок и поцелуй Фая. Он очень старался для тебя».
- Фай, спасибо еще раз за подарок, - девушка коснулась губами его щеки. Таец закрыл глаза от удовольствия и, сев на песок, обнял ее сзади за талию. Прижавшись к молодому человеку спиной, Мила положила голову ему на плечо и прикрыла глаза. Сквозь ресницы она смотрела на звездное небо и пыталась представить, что ее ждет в следующем году. Хотелось спокойствия. Любовь... Об этом она старалась не думать.
Мила почувствовала, как губы молодого человека прижались к ее щеке. Легко, почти невесомо. Она открыла глаза и, повернув голову, посмотрела на Фая. Его лицо было совсем близко. Мила порывисто вздохнула. Она попыталась сесть, но он удержал ее, продолжая пристально смотреть в глаза. И Мила потянулась к нему.
Поцелуй... Очень страстный и решительный, будто молодой человек пытался закрепить то, что вдруг промелькнуло между ними. Удержать ту искру, которая вдруг вспыхнула, даря надежду на нечто большее...

- Да тут она должна быть, - покрутила головой Тина, вглядываясь в темноту. - Я сказала ей ждать на пляже.
- Ни черта не вижу, - Саша тоже пытался разглядеть хоть что-нибудь. Но свет от фонарей освещал не всю территорию пляжа. Часть берега пропадала в темноте. - И чего она телефон не взяла, - продолжал волноваться молодой мужчина.
Тина пожала плечами.
- Найдем их, не переживайте, - сказал подошедший Олег, доставая телефон. – Фай с ней, я даже не сомневаюсь. Сейчас позвоню ему.
- Стой! Не звони! Я ж не знала, что Фай с ней, – не дала договорить ему Тина. – Может у них романтическая минутка, а мы тут со своим телефоном. И будет как в кино - обломаем поцелуй на самом интересном месте.
- Тогда что нам делать? – молодые люди посмотрели на Чайкину.
- А идемте-ка в ресторан, - она взяла их под руки. – Если потеряются, сами позвонят, - она подмигнула им и счастливо улыбнулась. – Ох и люблю я любовные истории. Особенно с хэппи эндом.
- Да уж... – Саша бросил еще один взгляд на берег. – Знать бы, что это тот самый, правильный хэппи энд.
Обнявшись, молодые люди пошли к ресторану, где им предстояло встретить Новый год.

Через полчаса, вынырнувшие из темноты, появились Мила с Фаем. Они шли у самой кромки воды, держась за руки. Чайкина с интересом наблюдала за ними. Таец был совершенно счастлив. Было ощущение, что он сейчас кинется обнимать весь мир. Чего нельзя было сказать о Миле. На ее лице застыло задумчивое выражение лица, словно она пыталась решить самую сложную задачу в своей жизни. И судя по растерянному взгляду, у нее это пока не очень-то получалось.

***
Недалеко от берега стояла сцена. Судя по количеству подпевающих зрителей, группа была достаточно популярной. Музыка Миле понравилась. Она тоже пыталась подпевать музыкантам, чем вызывала счастливую улыбку на губах Фая.
- Я смотрю, у вас все хорошо? – сказала на ухо подруге Тина, пытаясь перекричать весь этот шум.
Мила неопределенно пожала плечами.
- Возможно. Я пока плохо понимаю, что происходит.
- А я-то уж подумала... – Чайкина опечаленно вздохнула. Сказать еще что-то она не успела, к ним подскочил Саша и обнял ее.
Барсукова улыбнулась им, а потом посмотрела на Фая.
«Блин, но почему ж на душе так неспокойно?» - стучала в голове мысль, не давая полностью насладиться праздником. И как бы это ни было грустно, но девушка знала ответ на этот вопрос - Роман Германов. Она чувствовала, что история с ним еще не закончена.
На девушку внезапно навалилась усталость. Она сделала шаг назад, потом еще один. Увлеченные музыкой друзья не заметили ее отступления, и Мила, развернувшись, начала продвигаться к краю толпы. От жары и выпитого алкоголя было не по себе. Хотелось уйти подальше, побродить в тишине и попытаться успокить ноющее сердце. Выбравшись из толпы, она медленно пошла по аллее в сторону своего отеля.

- Sorry, - выпалила девушка, налетев в темноте на какую-то парочку.
- Все ок, - отозвался нетрезвый мужской голос. - Мы тут сами с курса сбились.
Девушка отошла в сторону, пропуская двух подвыпивших мужчин, ни капли не удивившись, что они ответили ей на русском. Посмотрев им вслед, Мила свернула на пляж.
Голова кружилась, а к горлу периодически подступала тошнота.
Девушка подошла к воде. Сняв босоножки, она зашла в воду по колено. Юбка тут же намокла и потяжелела. Но Мила не обратила на это внимания. Она с головой ушла в воспоминания, которые опять утащили ее назад в прошлое.
Перед глазами стоял тот злаполучный Новый год, когда она впервые увидела Рому. Все неприятности давно забылись. В памяти остались лишь первая встреча, игра в снежки, глинтвейн и снежинки в волосах. Мила тряхнула головой, будто пытаясь стряхнуть те самые снежинки, и зябко поежилась.
"А ведь я влюбилась в него именно тогда, - вдруг пришло осознание тех событий. – Просто не поняла этого. Или не захотела понять. А то, что случилось с нами потом, это логическое продолжение".
Зачерпнув воду руками, девушка плеснула ее себе в лицо. Глаза защипало.
«Отставить думать о прошлом!» - в очередной раз мысленно дала команду себе Барсукова и ударила ладонью по поверхности воды. Брызги тут же разлетелись в разные стороны.
Девушка попыталась представить, что ждет ее впереди. И перед глазами тут же всплыл образ Фая с его заботой и любовью, которой он окружил ее. Но было одно «но». Она не любила его, хотя и пустила все на самотек.
"Я все-таки сволочь... Он такой замечательный, а я его использую...» - ругала себя Мила.
- Аааааааааа, - закричала она, не в силах сдержать эмоции. Сделав несколько шагов дальше в море, девушка взмахнула руками и нырнула. Вода успокоила и слегка отрезвила ее. Гребок, еще один. Если б не длинная юбка, Мила бы отплыла гораздо дальше от берега. Но мокрая юбка путала ноги и тянула ко дну. Решив не испытывать судьбу, девушка вынырнула и посмотрела на берег, светящийся разноцветными огнями. Со всех сторон раздавалась музыка. Воздух был пропитан весельем. Мила позавидовала всем этим людям, которые смогли откинуть все проблемы хотя бы на время и окунуться в эту волшебную атмосферу праздника.
Она вздохнула и, еще раз нырнув, поплыла к берегу. Достав из сумочки, брошенной на берегу, ключ, пошла в номер. Несмотря на теплую ночь, ее тело тряслось мелкой дрожью.
Стянув мокрую одежду, девушка залезла под горячую воду смыть соль и попытаться хоть немного согреться. Из душа ее выдернул поющий на всю комнату телефон.

Прижимая полотенце к мокрому телу, Мила выскочила из душевой. Не глядя на экран, но понимая, что друзья определенно потеряли ее, она ответила на звонок.
- Простите меня, мои дорогие! Я жива, здорова. Если что, я в номере, - затараторила она, пока Саша или Тина не начали ее отчитывать.
- Привет, Барсучок, - раздался низкий бархатный голос. Голос, от которого по телу девушки побежали мурашки.
- Рома... - выдохнула Мила и рухнула на кровать. Ноги отказывались ее держать.
- Я люблю тебя и очень хочу тебя увидеть... Мы встр...
Дальше Мила уже не слушала. Она с ужасом посмотрела на экран, а потом нажала отбой, бросив телефон на кровать. Ее трясло так, будто она внезапно оказалась на северном полюсе. Через несколько секунд экран опять ожил. Схватив подушку, девушка накрыла телефон и разрыдалась.
- Не хочу... Не хочу... Не хочу... – повторяла она, захлебываясь слезами.
Когда первая волна истерики прошла, она выхватила надрывающийся телефон из-под подушки и полностью отключила. В комнате повисла тишина.
Медленно поднявшись, девушка обмотала себя полотенцем и подошла к холодильнику. Достала бутылку джина и, открутив пробку, глотнула прямо из горла. Ее зубы стучали о стекло, но Мила этого не замечала. Глоток, еще один. Алкоголь медленно растекался по телу, принося с собой временное успокоение.
«Зачем? Зачем он опять?..»
Звонок Ромы выбил у нее землю из-под ног. Силы окончательно покинули ее, и она села прямо на пол у холодильника, продолжая отхлебывать из бутылки крепкий напиток. Постепенно пьяный дурман навалился на нее. Устало прикрыв глаза, девушка уснула, выронив бутылку из рук.

***
- Барсучок, слышишь меня? – откуда-то из тумана послышался голос подруги.
- Ти-на, я лю... - Мила икнула, - ...блю те...бя, - глупо улыбаясь, пробормотала Мила и опустила голову.
- Что с тобой? – голос Тины казался взволнованным. – Тебе плохо?
- Мне плоооохо... Д-д-да... Мне плоооохо... Я хоч-ч-чу умереть от любвииии... – она рассмеялась, продолжая икать.
- Тинусь, оставь ее. Она сейчас пьяная, - услышав голос брата, Мила подняла голову и попыталась открыть глаза. – Давай ее уложим, а завтра устроим разборки.
- Сааанеччч-ка, - Мила протянула к нему руку и наконец-то разлепила глаза. Но Сашу она не увидела. Она сначала почувствовала чьи-то руки, которые подхватили ее и понесли. – Кт-т-то ты? – Мила с трудом сфокусировалась и увидела темные, почти черные глаза Романа. – Ты п-п-пришел ко мне, - она прижалась к его груди. – Я б-б-больше не бу-ду уб-б-бегать, - теплые любящие руки опустили ее на постель. – Хочу, - прошептала Мила
От нахлынувших чувств прошла и дрожь и икота. Протянув руки к тому, когда так ждала, она выдохнула:
- Я люблю тебя. Так тебя люблю...
- Санька, пошли, - сказал издалека голос Тины.
- Но... Как же... Он... – растерянно сказал голос Саши.
- Он любит ее. И он ей сейчас нужен...
Захлопнулась дверь, и молодые люди остались одни.
Он взял ее за руку и осторожно присел рядом. Прижавшись к его ладони щекой, Мила всхлипнула. Он коснулся ее лица, вытер слезинку. Секунду помедлив, лег рядом и прижал девушку к себе. Чувствуя его рядом, Мила начала успокаиваться, хотя алкоголь все еще не давал четко осознавать реальность. Но ей это сейчас было неважно. Главное, он здесь, он пришел и он любит.
- Ты пришел, - она закрыла глаза. – Ты мой, - выдохнула девушка и потянулась к его губам за поцелуем, одновременно запуская свои руки ему под одежду. Молодой человек напрягся, а потом, уложив девушку на спину, стянул с нее полотенце. Вслед за полотенцем полетела его футболка и джинсы. На несколько секунд он завис над ней, любуясь ее обнаженным телом.
- Люблю… Хочу… - с трудом ворочая языком, сказала Мила. Ее тело горело от желания, нахлынувшего на нее так внезапно. Она так долго убегала от него. И вот теперь он здесь, с ней. И она совершенно счастлива...


Рецензии