Пятница, день перед субботою

               
                игра в кубики с перерывом на антракт

                «Кто грядёт – никому не понятно:
                Мы не знаем примет, и сердца
                Могут вдруг не признать пришлеца…»
                Иосиф Бродский
Действующие лица:
     – АРШАВИН-мл. (как бы);
     – ПЕТРОВ-мл. (типа того);
     – КИРКОРОВ-мл. (якобы);
     – ПРОХОРОВ-мл. (вроде как);
     – ПУТИН-мл. (понарошку, разумеется);
     – СВЕТА;
     – ЛИНОРА ГОРИЛОВНА (ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА).      

                Действие первое

     Помещение, напоминающее стандартную игровую комнату какого-то детского учреждения. Небольшие столики, стульчики, стеллажи с книжками и игрушками, цветы в кашпо на стенах, палас на полу… Сбоку – окно, забранное железными прутьями. Чуть в глубине – маленькое служебное помещение, в котором через открытую дверь мы видим воспитателя Элеонору Гавриловну – дети для краткости зовут её Линорой Гориловной. Она меланхолично наблюдает за тем, что происходит на экране установленного в её комнатке телевизора.
     На полу играют пять мальчишек. Особенно увлечён игрой Прохоров-мл., из кубиков он уже успел возвести целый город: башни, мосты, домики… За ним со стороны с интересом наблюдает Петров-мл. Наконец, Петров-мл. не выдерживает, присаживается на корточки перед Прохоровым-мл.

ПЕТРОВ-мл. Классно у тебя получается! А что это такое будет?
ПРОХОРОВ-мл. Город. Вот здесь вот небоскрёбы, дома такие высокие. Вот тут – больница, за ней магазин… Нет, даже не магазин, а торговый центр. Огромный, весь стеклянный… А между ними – улица.
ПЕТРОВ-мл. А по улице машины будут ездить?
ПРОХОРОВ-мл. Конечно! В городе по улицам всегда машины ездят.
ПЕТРОВ-мл. И даже много.
ПРОХОРОВ-мл. Да, много. Видимо-невидимо!
ПЕТРОВ-мл. Несчетное количество…
ПРОХОРОВ-мл. Тыща тысяч…
ПЕТРОВ-мл. Мильён мильёнов!

     Оба мальчика смеются. Петров-мл. пододвигается ближе к собеседнику.

ПЕТРОВ-мл. А давай знаешь что… Давай, здесь будут мои машинки гонять? По этой улице.
ПРОХОРОВ-мл. (хмурится). Вообще-то это мой город… Я его построил.
ПЕТРОВ-мл. Ну и что? А теперь будет наш общий. Мы будем вместе играть. Я принесу солдатиков, чтобы у нас в городе человечки жили – как бы. И еще машинки дам, чтобы человечки на них по улицам ездили.
                (достаёт из карманов несколько машинок)
Секи, сколько их у меня. И ещё есть!
ПРОХОРОВ-мл. Ого! Нифигасе!.. И зачем тебе столько?
ПЕТРОВ-мл. (очень серьёзно). Надо.
                (помолчав немного)
Люблю машинки. Всякие. Но особенно – гоночные… Я это… Я как папа хочу стать – автогонщиком.
ПРОХОРОВ-мл. Вот это да! Твой папа что, и вправду гонщик?
ПЕТРОВ-мл. Самый крутой! Он на Формуле-1 выступает. Ты хоть знаешь, что такое Формула-1?
ПРОХОРОВ-мл. Что, я маленький, что ли? Знаю, сколько раз по телеку видел. Там у них ещё этот… Как его… Шаму… Шма…
ПЕТРОВ-мл. Шумахер.
ПРОХОРОВ-мл. Да, да, Шумахер. Твой папа – Шумахер?
ПЕТРОВ-мл. (с пренебрежением). Ещё чего! Подумаешь, Шумахер!.. Шумахер уже отстой, он старый, давно ничего не выигрывает.
ПРОХОРОВ-мл. А твой папа? Он выигрывает?
ПЕТРОВ-мл. Только так! Недавно Гран-при выиграл, а ещё вдобавок три… Нет, четыре этапа кубка мира. Его ещё потом шампанским обливали.
ПРОХОРОВ (смеётся). Зашибись! А зачем это – шампанским?
ПЕТРОВ-мл. Если по честному, то не знаю… Но так всегда делают, когда кто-нибудь выигрывает.
ПРОХОРОВ-мл. Лучше бы – газировкой.
ПЕТРОВ-мл. (тоже улыбается). Точно! Колой.
ПРОХОРОВ. Или Фантой… Слушай, а твой папа что, и Шумахера обогнал?
ПЕТРОВ-мл. На два круга.
ПРОХОРОВ-мл. Во даёт! На два…
ПЕТРОВ-мл. Даже больше! На два с половиной. Мог бы и на три, если бы захотел… Просто он болид свой пожалел.
ПРОХОРОВ-мл. Кого-кого пожалел?
ПЕТРОВ-мл. Болид! Машину свою гоночную. Она у него знаешь, какая дорогущая! Целую кучу долларов стоит... В Формуле все гоночные машины болидами называются.
ПРОХОРОВ-мл. Да, да, я знаю… Просто забыл… Выходит, у папы твоего самый суперский этот… Ну, этот самый, как его?..
ПЕТРОВ-мл. Болид? А ты как думал! Он вот на этот немного похож…
                (извлекает из кармана ещё одну машинку)
Видишь, это моторный отсек. Вот тут место пилота – в Формуле не водители, а пилоты… А эта штучка, видишь? – это антикрыло.
                (поворачивает машинку другим боком)
Вот на этом месте на папиной машине реклама, надпись на американском языке, а тут – полоса такая желтая идёт и звёзды нарисованы…
ПРОХОРОВ-мл. Клёво! А он это… Он катал тебя на своём бал… бул?..
ПЕТРОВ-мл. На болиде? Конечно! Один раз мы с ним так разогнались!.. До тыщи километров в секунду разогнались…
ПРОХОРОВ-мл. Ого!.. А это много – тыща в секунду?
ПЕТРОВ-мл. Ещё как много! Это всё равно, что… Это как…
                (призадумался)
Это почти как самолёт самый современный, навороченный. Реактивный.
ПРОХОРОВ-мл. А-а-а… Если как самолёт, тогда да. Я знаю, как самолёт…
ПЕТРОВ-мл. Откуда? Ты летал, что ли?
ПРОХОРОВ-мл. Много раз! С папкой своим летал. Он когда в командировки отправляется, всегда меня с собой берёт.
ПЕТРОВ-мл. А на каком ты летал? Боинг? Ту-154?..
ПРОХОРОВ-мл. Да, этот… 54… Или 64… Я точно не помню. Большой такой, красный. А крылья и хвост – золотые.
ПЕТРОВ-мл. Как это золотые?
ПРОХОРОВ-мл. Очень просто. Золотой краской покрашены.
ПЕТРОВ-мл. Нафига?
ПРОХОРОВ-мл. Для красоты. Здорово же – когда золото на солнце блестит!
                (понизив голос)
А сбоку на самолёте знаешь что нарисовано? Тётька голая нарисована.
ПЕТРОВ-мл. Что, прямо совсем-совсем голая? Без всего?
ПРОХОРОВ-мл. Ага. Вообще без всего, даже без трусов!
ПЕТРОВ-мл. (хихикает). Крутой твой папка!.. И что, он вам всегда на один и тот же самолёт билеты покупает? Ну, когда вы с ним в командировку…
ПРОХОРОВ-мл. Ничего он не покупает… Зачем ему покупать? Это же его самолёт.
ПЕТРОВ-мл. Что, его собственный?
ПРОХОРОВ-мл. Конечно! Поэтому и раскрасил, как хотел, и девку нарисовал… Пускай все завидуют!
ПЕТРОВ-мл. Вот это да! Свой собственный самолёт!.. Если свой, то тогда уж точяк не Тушка… Боинг или Эйрбас!
ПРОХОРОВ-мл. Да, точно-точно… Этот самый у него… Бас… Огромадный такой.
ПЕТРОВ-мл. И что, в целом самолёте вы только двое летите? И больше никого?
ПРОХОРОВ-мл. Ну, лётчик ещё…
                (поразмыслил)
Хотя, иногда папка сам управляет. Он умеет управлять самолётами. У него права специальные самолётные есть.
ПЕТРОВ-мл. Он что у тебя, папка твой, богач, что ли?
ПРОХОРОВ-мл. Он бизнесмен, а не богач! У него заводы разные есть, магазины, офисы, заправки – по всей стране. И в других странах тоже... Он сейчас как раз в эту… Ну, в Африку улетел, чтобы проверить, как там его заводы работают.
ПЕТРОВ-мл. А тебя почему с собой не взял? Ты ж говорил, что вы всегда вместе…
ПРОХОРОВ-мл. Опасно. Папка сказал, что в Африке бандитов много. И этих, как их… Гангстеров… Что там все с ружьями и пулемётами ходят. Убить за нефиг делать могут.
ПЕТРОВ-мл. (кивает). Или похитить…
ПРОХОРОВ-мл. Что – похитить?
ПЕТРОВ-мл. Тебя похитить. Украсть. Я кино видел, там мальчика одного похитили, потому что его отец богач был. А потом выкуп просили – миллиард миллионов долларов... У твоего папки есть миллиард миллионов?
ПРОХОРОВ-мл. (пожимает плечами). Не знаю… Наверно, есть… Да, точно – есть! Я сам видел: у него целый чемодан денег. Вот такой вот чемоданище…
                (широко разводит руки)
ПЕТРОВ-мл. Ого! В такой чемодан много денег поместится…
ПРОХОРОВ-мл. Он из Африки ещё больше привезёт. Два таких чемодана привезёт. Он в пятницу прилетает.
ПЕТРОВ-мл. Что, в эту пятницу уже?
ПРОХОРОВ-мл. Да. У него же быстрый самолёт. Самый быстрый в мире!
ПЕТРОВ-мл. Прилетит и потом сразу к тебе приедет?
ПРОХОРОВ-мл. Конечно! Он ведь обещал... Папка, когда улетал, сказал: вот вернусь в пятницу и заберу тебя, сына, на все выходные. Мы с тобой, сказал, и в аквапарк сходим, и в цирк, и в Макдональдс…
ПЕТРОВ-мл. И меня мой папа тоже в пятницу заберёт! Он как раз в конце недели с соревнований вернётся. С международных.
ПРОХОРОВ-мл. И куда вы с ним пойдёте?
ПЕТРОВ-мл. Не знаю пока… Может, в кино сходим, на мультики. А может, в парк, на аттракционы. Слыхал, там картинг открыли? Погоняем с папой на картах. Я себе жёлтую машину возьму, а папа…

     В этот момент откуда-то сбоку вылетает мяч. Он опускается как раз на игрушечный город, ломает часть зданий. Тут же подбегает владелец мяча, это Аршавин-мл.

ПЕТРОВ-мл. (вскакивая на ноги и забирая мячик). Ты что, чеканулся, да? Совсем обалдел?.. Прямо в супермаркет – мячом своим. И больницу всю разгрохал…
ПРОХОРОВ-мл. (тоже встаёт). Ага, и автостоянку вдобавок! По шее давно не получал?
АРШАВИН-мл. (тянется к мячику). А ну отдай! Это мой мяч. Мне его отец подарил.
ПРОХОРОВ-мл. (к Петрову-мл.). Не отдавай ему!
ПЕТРОВ-мл. И не собираюсь!
                (к Аршавину-мл.)
Ты нам полгорода снёс. Хочешь, мы за это сейчас твой мячик разорвём?
АРШАВИН-мл. Только попробуйте!
ПЕТРОВ-мл. Очень даже просто! Ножик возьмём, и продырявим его насквозь.
АРШАВИН-мл. Не гони! Где вы ножик возьмёте?
ПЕТРОВ-мл. А мы у Линоры Гориловны попросим.
АРШАВИН-мл. (насмешливо). Ага, так она вам его и дала!
ПРОХОРОВ-мл. А мы тогда ножницами. Я знаю, где они в спальне лежат.
АРШАВИН-мл. Да они не острые. Я видел: они специально не острые, чтобы дети не поранились.
                (тянется к мячу, пытаясь вернуть его себе)
ПЕТРОВ-мл. (прячет мяч за спину). Не хватай, а то схлопочешь!.. А мы тогда это… Мы тогда вот что… Мы чашку в столовой раскокаем, и острым кусочком твой мячик порежем. Понял? Вот увидишь!
АРШАВИН-мл. (уже не так уверенно). Вам попадёт… Вам попадёт за чашку. Линора Гориловна вам голову за неё оторвёт.
ПРОХОРОВ-мл. Ну и пускай отрывает! Зато узнаешь, как наш город ломать. Он у нас такой здоровский был, а ты его разбабахал весь.
АРШАВИН-мл. Что врёшь, и не весь совсем. Три домика только… Да и не здоровский у вас город. Что в нём такого здоровского? Не похож он на настоящий.
ПЕТРОВ-мл. Почему это не похож? Вот магазин, вот аптека, вот заправка. А тут – полиция. Вот человечки ходят... Почему не похож?
АРШАВИН-мл. А стадион где? А? Нету у вас стадиона.
ПРОХОРОВ-мл. Стадион?.. Ну да, нету… А зачем он нам? Не нужен он никому в нашем городе.
АРШАВИН-мл. Ты что! Стадион обязательно надо построить. Где ваши человечки в футбол играть будут? На дороге что ли?
ПЕТРОВ-мл. (задумчиво). Нет, на дороге нельзя. На дороге опасно – машины сбить могут.
ПРОХОРОВ-мл. (с вызовом). А у нас в городе вообще никто в футбол не играет! У нас здесь только бизнесмены живут. Ясно тебе?
ПЕТРОВ-мл. И гонщики!
АРШАВИН-мл. (снисходительно). Фигню всякую несёте, пацаны… В футбол все играют. Во всём мире. А которые сами не играют – смотрят на стадионе, восхищаются.
ПЕТРОВ-мл. Кем восхищаются?
АРШАВИН-мл. Футболистами, кем же ещё! Особенно теми, которые в нападении – как мой отец.
ПРОХОРОВ-мл. Твой отец футболист, что ли?
АРШАВИН-мл. Да, футболист, а кто же ещё! Он самый лучший на планете, о нём в газетах и журналах писали. А ещё его по телевизору всё время показывают.
ПЕТРОВ-мл. По какому каналу?
АРШАВИН-мл. По разным. По всем почти.
ПРОХОРОВ-мл. Нифигасе!.. И по СТС? И по ТНТ?..
АРШАВИН-мл. Двести раз!
ПЕТРОВ-мл. И по Евроспорту? И по НТВ Плюс?..
АРШАВИН-мл. (кивает). Ага. Каждый день показывают.
ПЕТРОВ-мл. Не врёшь?
АРШАВИН-мл. Чего мне врать-то? Очень надо… Репортёры ему с утра уже звонить начинают: дай интервью, дай интервью…
ПЕТРОВ-мл. А автографы у него берут?
АРШАВИН-мл. Да постоянно! Фанаты проходу не дают.
ПРОХОРОВ-мл. А я в передаче видел, как у одного спортсмена женщина какая-то автограф просила. Он взял фломастер – и прямо на голой титьке у ней расписался, прикиньте! У неё ещё такая большая титька… Во…
                (демонстрирует размер)
АРШАВИН-мл. Прикольно… Да вообще поклонники с журналистами его достают. У стадиона даже дежурят.
ПЕТРОВ-мл. Со знаменитостями всегда так бывает. Моего вот тоже на разные передачи зовут, только ему всё некогда.
АРШАВИН-мл. И моему некогда. Он же на чемпионатах постоянно.
ПРОХОРОВ-мл. И что он там делает?
АРШАВИН-мл. Голы забивает, что же ещё! Недавно вот в матче с чехами в первом тайме три гола забил, а во втором – четыре.
ПРОХОРОВ-мл. А в третьем?
АРШАВИН-мл. Ты дикий, да? Не знаешь, что в футболе только два тайма?
ПЕТРОВ-мл. И что, твой отец во всех матчах голы забивает?
АРШАВИН-мл. На чемпионатах – во всех. Португалам он знаешь сколько наколотил? Пять! Полякам – три. А сборной Греции – вообще десять. И все головой!
ПЕТРОВ-мл. Десять? Головой?..
АРШАВИН-мл. Десять, а сколько же ещё! И это не считая голевых передач… Потом он ещё испанцам забивал, немцам, бразильянам всяким, ещё кому-то…
ПРОХОРОВ-мл. А индианцам?
АРШАВИН-мл. (на мгновение задумался). Индианцам? Да, тоже забил. Правда, один только, но зато решающий. С пенальти им забил.
                (показывает на мяч)
Вот этим самым мячом он индианцам гол забил. Отец мне потом его подарил. Там сбоку даже подпись его была, только она стёрлась… А вы дурачки его ножиком хотели!

     Петров-мл. вертит мячик в руках. Словно не знает, что с ним делать.

ПЕТРОВ-мл. Ух ты! Вот этим самым забил? С пенальти?
                (отдаёт мячик Аршавину-мл.)
АРШАВИН-мл. (берёт мяч). Этим самым, каким же ещё! Мой отец и не такие забивал. Он же звезда. Он когда на стадион на тренировку приезжает, у входа его всегда толпа народа караулит.
ПРОХОРОВ-мл. На стадион… Да… Конечно…
                (к Петрову-мл.)
Слушай, может и взаправду нам у себя в городе стадион построить? А?
ПЕТРОВ-мл. Давай построим. Везде же есть… Только где он у нас будет?
ПРОХОРОВ-мл. (опускается на колени). Вот тут место есть… Или здесь вот…

     Аршавин-мл. и Петров-мл. садятся рядом на корточки.

АРШАВИН-мл. Нет, здесь неудобно, тесно. Давайте вот тут…
                (показывает)
ПЕТРОВ-мл. Ага, точно! Места полно, ещё даже на парковку хватит.

     Мальчишки берут кубики, начинают стоить.

ПРОХОРОВ-мл. Да, да, парковку обязательно надо! Только платную.
АРШАВИН-мл. Как это – платную?
ПРОХОРОВ-мл. Маленький, что ли?.. Не знаешь?.. Ну, чтобы человечки платили за то, что машины свои рядом со стадионом ставят. Бизнес у нас такой будет. В обычные дни поменьше будут платить, а в выходные – дороже.
ПЕТРОВ-мл. А почему в выходные дороже?
ПРОХОРОВ-мл. Ну чего ты трудный такой, а? Чего тут непонятного? В выходные на стадионе соревнования разные проходят, все сюда хотят приехать. Человечков с машинами много будет – значит, и денег с них в субботу и воскресенье надо больше брать.
АРШАВИН-мл. А в пятницу?
ПРОХОРОВ-мл. (чешет затылок). В пятницу?.. Я даже не знаю, как в пятницу…
АРШАВИН-мл. А давайте в пятницу бесплатно сделаем! Пусть машины у стадиона просто так стоят, без всяких денег. Давайте?
ПРОХОРОВ-мл. (недовольно). С какого это перепуга – бесплатно? С чего это?..
АРШАВИН-мл. Просто по пятницам отец меня забирает всегда, и мы с ним сразу на стадион едем. К нему на тренировку… Пускай бесплатно в пятницу будет!
ПЕТРОВ-мл. (к Прохорову-мл.). Пускай, а?
ПРОХОРОВ-мл. Не знаю… Мы столько денег тогда потеряем…
                (пауза)
Ну, ладно, ладно, пускай. Давайте по пятницам бесплатно… Но только один день.
ПЕТРОВ-мл. (радостно). Конечно! И мы с нашими папами на стадион заедем, когда нас в пятницу заберут.
АРШАВИН-мл. А что, вас тоже в пятницу отсюда возьмут?
ПРОХОРОВ-мл. Ну. А чего нам тут париться-то? Скучно ведь… У меня папка как раз в пятницу из Африки прилетает. Из командировки.
ПЕТРОВ-мл. А мой в пятницу с международных гонок вернётся.
АРШАВИН-мл. Так это же классно! Вот и приезжайте, правда, на стадион. На тренировку позырите.
ПРОХОРОВ-мл. А это интересно?
АРШАВИН-мл. Интересно, а как же ещё! Сначала отец финты отрабатывать станет, потом будет стандарты выполнять. А под конец – одиннадцатиметровые пробьет. Ну, это уже для вратарей специально.
ПЕТРОВ-мл. А что зэкански! Приедем, спасибо… Я папу попрошу – мы вместе и приедем… Он всё делает, что я его прошу.
ПРОХОРОВ-мл. И мой тоже. И всегда что-нибудь из командировок привозит.
АРШАВИН-мл. И мой! Сладости разные… И подарки всякие, сувениры… Вот мяч этот привёз с подписью.   
                (кивает на свой мячик)
А однажды… Однажды он мне знаете, что подарил? Он мне самого себя шоколадного подарил!
ПЕТРОВ-мл. Как это?
АРШАВИН-мл. А вот так! Его на одном турнире лучшим бомбардиром признали. Дали деньги, ну, медали, кубки, как всегда… А в придачу – шоколадную статую. Представляете: отец в полный рост – и весь-превесь из шоколада!
ПРОХОРОВ-мл. И голова из шоколада? И ноги?..
АРШАВИН-мл. И руки, и весь-весь-весь… Даже бутсы из шоколада… Горький шоколад, 70-процентный.
ПЕТРОВ-мл. Фу-у, я не люблю горький. Молочный класснее.
ПРОХОРОВ-мл. Ты что! Горький – самый крутой. Потому что он дороже.
                (к Аршавину-мл.)
И что, съел ты?
АРШАВИН-мл. Кого?
ПРОХОРОВ-мл. Ну, отца своего шоколадного. Статую эту.
АРШАВИН-мл. Обалдел? Как я мог съесть… Статую эту в музей сразу же забрали.
ПЕТРОВ-мл. Какой музей?
АРШАВИН-мл. В отцовский, какой же ещё! Который в честь него открыли. Это музей его достижений: ну, когда он свой первый гол забил, в каких командах играл, какими медалями награждён… Там на витринах его форма, его фотки. Даже машина старая отцовская – и то в этом музее!.. Вот теперь ещё и статуя шоколадная там будет.
ПЕТРОВ-мл (с энтузиазмом). А давайте знаете что? Давайте в нашем городе тоже музей откроем! Пусть и у нас музей будет.
ПРОХОРОВ-мл. (пожимает плечами). Ну, давайте… Вот здесь его можно построить…
                (показывает)
Или вот тут вот… Как сделаем – сразу билеты в него продавать начнём.

     Незаметно к увлёкшейся троице приближается Киркоров-мл.

КИРКОРОВ-мл. *** с два чё у вас получится!

     Мальчишки вздрогнули, обернулись.

ПЕТРОВ-мл. Чего?.. Почему это?
КИРКОРОВ-мл. По кочану да по капусте!
АРШАВИН-мл. Фигали не получится? Построим – и будет у нас музей…
КИРКОРОВ-мл. И какой придурок в него пойдёт?
ПРОХОРОВ-мл. В наш все пойдут. Все жители города. Наш музей совсем как настоящий будет: и залы, и раздевалка, и буфет…
КИРКОРОВ-мл. Да пустой он у вас всегда будет – музей ваш!
ПРОХОРОВ-мл. Почему?
КИРКОРОВ-мл. Потому, что кончается на У! Ясно?.. Потому что когда где-нибудь музей новый открывают, ну или что-нибудь другое, всегда шоу сначала устраивают. Представление какое-нибудь, концерт, салют… Шарики надувают разноцветные, а на сцене артисты выступают.
ПЕТРОВ-мл. Подумаешь, артисты!.. Мы тоже артистов пригласим – пускай пляшут. И шарики получше твоих надуем.
КИРКОРОВ-мл. Хорошие артисты – певцы особенно – к вам не поедут.
АРШАВИН-мл. А вот и поедут!
КИРКОРОВ-мл. Не-а… Стрёмный у вас городок. И музей ваш будет – гавно на палочке.
АРШАВИН-мл. И не гавно совсем! Сам ты гавно… У нас, если хочешь знать, стадион ещё будет. Почти как настоящий. И киоски разные, и кинотеатр, и автомастерская даже!..
ПРОХОРОВ-мл. А певцов мы самых лучших пригласим. Денег заплатим – и приедут как миленькие.
КИРКОРОВ-мл. А ху-ху не хо-хо?.. Не приедут, даже не мечтайте.
ПЕТРОВ-мл. Ага! Тебя, наверно, спросят…
КИРКОРОВ-мл. Может, меня… А, может, батю моего…
АРШАВИН-мл. (насмешливо). Ты ещё скажи, что батя твой – у певцов самый главный командир.
КИРКОРОВ-мл. (напустив таинственности). Командир, не командир, но чё скажет – то и будет… Вертел он всех командиров и начальников. Он сам – главный.
                (делая шаг вперёд)
Да вы хоть знаете, кто мой батя? Он в шоу-бизе самый основной. Он король эстрады! Его там все боятся… Прикажет певцам не ехать в ваш вонючий городишко – и ни один даже не рыпнется!
ПРОХОРОВ-мл. А мой скажет, чтобы ехали, денег сто тысяч заплатит!.. Он один раз на вечеринке артисткам приказал раздеться догола, кучу долларов им за это дал. И они разделись, голышом прямо на столах танцевали… И другие за денежки примчатся, никуда не денутся. Твой батя первый прилетит.
КИРКОРОВ-мл. Из-за денег, что ли? А нахрена ему это? У него у самого денег – хоть жопой ешь. Ему каждый день звонят, предлагают на каком-нибудь концерте выступить, а он орёт в трубку: «Да пошли вы все со своими грёбаными концертами!»
ПЕТРОВ-мл. Что, никогда не соглашается?
КИРКОРОВ-мл. Почему, иногда поёт… Например, когда уважаемые люди обратятся, очень авторитетные... Или там на каком-нибудь крутом международном фестивале… Ну, или если я его сильно попрошу.
АРШАВИН-мл. Вот ты и попроси, чтобы он это… Чтобы к нам в город приехал, на открытии нашего музея выступил.
ПЕТРОВ-мл. Конечно! Ну, что, попросишь батю своего?
КИРКОРОВ-мл. Ну, даже не знаю… Трудно это…
                (присаживаясь у игрушечных домиков)
Ладно! Попробую… Когда у вас открытие-то?
ПРОХОРОВ-мл. (оглядываясь на остальных). Да, когда?
АРШАВИН-мл. Вместе со стадионом и откроем. В пятницу.
КИРКОРОВ-мл. Ну, если в пятницу, тогда, может, и получится. Он по пятницам обычно свободен. Специально все дела откладывает, чтобы со мной вечер провести. Он даже от гастролей из-за этого отказывается.
АРШАВИН-мл. Ой, ой!.. Прямо из-за тебя отказывается…
КИРКОРОВ-мл. Зуб даю! Он меня каждую пятницу забирает, и мы с ним едем на коньках кататься. Или в пиццерию, или за границу куда-нибудь отдыхать…
ПРОХОРОВ-мл. (его внезапно осеняет). Ребцы, слышите! Я вот что придумал: а давайте его батя у нас в городе всё время петь будет. Каждый день.
КИРКОРОВ-мл. С дуба рухнул? Где он у вас петь-то будет? В магазине? На заправке?..
ПРОХОРОВ-мл. Ничего не на заправке. В театре он петь будет.
КИРКОРОВ-мл. В каком театре? У вас и театра-то в городе нет. Только киоски да автостоянки.
ПЕТРОВ-мл. А мы построим! Вот тут, рядышком со стадионом и построим.
                (показывает)
АРШАВИН-мл. (ревниво). Нет, здесь нельзя! На стадионе же тренировки, а певцы будут футболистам мешать.
КИРКОРОВ-мл. Это мой-то батя – мешать? Ты, зёма, не пистанулся часом? Чё несёшь-то?.. Да у моего бати одних только Золотых патефонов – 50 штук! Он на конкурсе «Песня века» сто или двести раз выигрывал!.. Да он, если хочешь знать, в том году приз лучшего певца мира получил!
АРШАВИН-мл. Подумаешь!.. Мой отец, может, тоже…
КИРКОРОВ-мл. Может, может… Да что он может! Вот мой батя, когда он летом на гастролях в Европе был, так его там так встречали!.. Цветы, оркестр… А потом поклонники его мерс на руки подняли – и так несли до самого стадиона.
АРШАВИН-мл. Какого ещё стадиона? Ты же говорил, что он у тебя певец, а не спортсмен.
КИРКОРОВ-мл. Ну да! Певец… Только у него столько поклонников и фанатов, что ни в одном ихнем театре они поместятся. Вот и приходится ему на стадионах или аэродромах концерты давать. Да и то, даже там не всем билеты достаются.
ПРОХОРОВ-мл. (радостно). Нифигасе! Если стадион, то тогда вообще у нас всё путёво получается. Пусть батя твой у нас на стадионе и поёт.
                (указывает на место будущего стадиона)
Вот тут зрители будут, тут он. Здесь вот – самые дорогие места, здесь – подешевле… Или нет, тут тоже можно дорогие, если он у тебя популярный такой… Тогда знаете какая прибыль получится! Ого-го!.. И на театр тратиться не нужно будет.
                (с довольным видом потирает руки)
АРШАВИН-мл. Пацаны, вы того? Да?.. Стадион – он для чего? Он для соревнований. Он для спортсменов, для отца моего… Я вам рассказал про стадион, а теперь вы на него кого попало хотите?..
КИРКОРОВ-мл. (вспыхивает). Это чё, мой батя – кто попало?
АРШАВИН-мл. А что не так? Там тренировки, игры, а тут ты со своими концертами…
КИРКОРОВ-мл. Да, с концертами! Всяко лучше, чем мячик пинать…

     Градус ссоры повышается. Словесная перепалка готова перерасти в нечто большее. Обстановку разряжает Петров-мл.

ПЕТРОВ-мл. Чуваки, вы что! Сдурели, что ли – ссориться…
АРШАВИН-мл. А что он – на мой стадион?.. На наш с отцом стадион…
КИРКОРОВ-мл. А херали он на моего батю катит? Обзывается ещё, козёл…
ПЕТРОВ-мл. Да не цапайтесь вы!.. Мы с вами вот что сделаем. Мы сделаем так, чтобы они по очереди – на городском стадионе. Один в один день, другой – в другой.
ПРОХОРОВ-мл. Как это?
ПЕТРОВ-мл. Очень даже просто!
                (к Киркорову-мл.)
Например, в понедельник пускай твой с концертами выступает.   
                (к Аршавину-мл.)
А во вторник пусть твой тренируется.
ПРОХОРОВ-мл. Верно! В среду снова певец, а в четверг – футболист.
АРШАВИН-мл. (тихо). А в пятницу?
ПРОХОРОВ-мл. (тоже негромко). Получается… Вообще-то получается, что в пятницу у нас на стадионе его батя петь будет. Его очередь.
АРШАВИН-мл. (визгливо). Ага! А дулю с маком не хотите? Нетушки, в пятницу – только мой отец! Он всегда по пятницам на стадион приезжает. И меня ещё с собой берёт. Каждую пятницу, понимаете!
ПЕТРОВ-мл. Ну, если каждую пятницу, тогда…
                (оборачивается к Киркорову-мл.)
Тогда пускай твой в субботу…
КИРКОРОВ-мл. Лоха нашли, да? Чё, просохатить хотите? Пятница – такой день… Самый козырный день! Его целую неделю ждёшь... Мы с батей всегда по пятницам вместе!
                (показывает Аршавину-мл. кулак)
Залупу ему на воротник, а не пятницу!

    И вновь становится горячо, конфликт опять готов перерасти в потасовку.

ПЕТРОВ-мл. Пацики, пацики! А давайте так: пускай у нас будет два стадиона. Один для футбола, а другой это… Ну, как бы для концертов.
ПРОХОРОВ-мл. (с сомнением). Два? Целых два?
                (подумал немного)
А вообще-то… Вообще-то нормально может получиться. Если два стадиона будет, значит, возле них две платных парковки можно сделать. И денег тогда в два раза больше будет.
                (осматривает территорию игрушечного города) 
Только где же мы его построим? У нас места почти не осталось, да и кубиков мало…
АРШАВИН-мл. Может, тут, вместо вокзала?
ПРОХОРОВ-мл. Не-е, вместо вокзала нельзя. Вокзал в любом городе нужен…
КИРКОРОВ-мл. А вот место заипатое! Давайте здесь…
                (показывает)
 ПРОХОРОВ-мл. Ты чёкнулся? Это же банк! Кто тебе банк сносить разрешит?

     Прохоров-мл. ещё раз внимательно оглядывает игровую площадку. Обращает внимание на сидящего в сторонке мальчика. Тот, не принимая участия в общей игре и в разговоре, тоже возводит сооружение из кубиков.

ПРОХОРОВ-мл. Так вон же! Вон место хорошее, где пацан сидит. Там и стадион можно построить, и парковку, и дорогу…
АРШАВИН-мл. Ага! Там места – умотаться… И кубиков у него дофига. У одного – столько кубиков… Зачем ему столько?
КИРКОРОВ-мл. (с готовностью). Отобрать?
АРШАВИН-мл. Погоди, не надо… Давайте лучше его к нам позовём. Пусть тоже с нами в город играет.
ПЕТРОВ-мл. Бесполезно. Не будет он.
ПРОХОРОВ-мл. Откуда ты знаешь?
ПЕТРОВ-мл. Знаю. Он всё время один. Сидит себе в сторонке, ни с кем не разговаривает.
КИРКОРОВ-мл. Может, он воображает слишком много? Выделывается?
АРШАВИН-мл. А может, он просто немой? И мама с папой у него немые?
ПРОХОРОВ-мл. Да вы что! Какие немые… Его родители – секретные агенты!
ПЕТРОВ-мл. (подхватывая мысль). Точно! Ноль-Ноль-Семь!
ПРОХОРОВ-мл. Ну, я и говорю… Его отец – агент 007. Джеймс Бонд.
КИРКОРОВ-мл. Кто-кто?
ПРОХОРОВ-мл. (низким голосом). Бонд, Джеймс Бонд… Про него ещё кино было, где он в одиночку всех врагов мочит, всё взрывает... Не видели? Ну, там он ещё на вертолёте между гор рассекает, потом на машине – от погони… А после отбирает у злодея подводный костюм – и в море, прямо с катера… А до этого он пятерых или шестерых замочил, а ещё – с девкой в постели… Девка, прикиньте, с белыми волосами, лежит такая у него в кровати вся голая…
КИРКОРОВ-мл. Ну и хули?
ПРОХОРОВ-мл. Ну, я же говорю: Джеймс Бонд всегда один… Девка не в счёт…
                (смотрит на мальчика в сторонке)
Как вот этот.
ПЕТРОВ-мл. И Бэтмен тоже в одиночку мир спасает… Давайте лучше его папа – Бэтмен. 
АРШАВИН-мл. Не-е, Бэтмен это уже не интересно. Беспонтово – Бэтмен… Лучше знаете, кто его отец? Джек Воробей – вот кто.
КИРКОРОВ-мл. Да ну, нафиг… Тогда уж лучше – Терминатор. Шварценеггер.
                (изображает)
Ай уил би бэк, бэби!

     Мальчишки хохочут. Звучат голоса: «Прикольно», «Нет, нет, лучше – Человек-паук», «А давайте Халк, пусть будет Халк»…

ПРОХОРОВ-мл. (вдруг став серьёзным). Да ладно вам, чуваки… Харэ дурью маяться. Я точно знаю, кто его отец.

     Ожидая услышать что-то важное, все замолчали, повернулись к Прохорову-мл.

ПРОХОРОВ-мл. Да, я знаю, стопудово знаю… Я догадался…
                (пауза)
Его отец – Путин.

     В игровой комнате повисает пауза. Мальчишки не знают, как реагировать.

КИРКОРОВ-мл. Путин? Почему ты думаешь, что Путин?
ПРОХОРОВ-мл. Очень даже просто…
   (подходит к мальчику, который по-прежнему не обращает внимания на происходящее)               
Видите, какой он маленький, худенький, серьёзный… Один всегда сидит, молчит, не улыбается… Игрушками ни с кем не делится… Ну и это… Линора Гориловна за него всё время заступается, смотрит, чтобы другие ребята не обидели.

     Заинтригованные этой версией, пацаны приближаются к мальчику-одиночке, начинают медленно кружить рядом с ним.

АРШАВИН-мл. А что, похож! Вот с этой стороны особенно…
ПЕТРОВ-мл. Да, точь-в-точь… Как на портрете в кабинете Линоры Гориловны.
КИРКОРОВ-мл. И взгляд такой же… Как по телевизору показывают!

     Тем временем Путин-мл. замечает внимание к себе. С лицом, не отражающим абсолютно никаких эмоций, мальчик следит за сверстниками. И машинально подгребает свои кубики ближе к себе.

ПРОХОРОВ-мл. Да, конечно – он. Видно же! Как мы сразу не догадались?
ПЕТРОВ-мл. Ну… Только это… Если он его сын, то как он тут оказался? С нами – как?
ПРОХОРОВ-мл. А что, не понятно разве? У его отца всегда работы по горло. Так ведь? То министров ругает, то на переговоры разные ездит, то журавлей и китов спасает, медведей там всяких… Когда ему сына воспитывать? Вот и записал его сюда.
КИРКОРОВ-мл. Ага, как и мой! Ему тоже всю дорогу некогда, гастроли за гастролями, концерты за концертами…
ПЕТРОВ-мл. И мой тоже. Вечно он на соревнованиях своих…
АРШАВИН-мл. Или на сборах – как мой…
ПРОХОРОВ-мл. А у моего командировок – выше крыши… Действительно, когда нашим папам с нами заниматься? Вот они и решили: с понедельника до пятницы – сюда нас…
ПЕТРОВ-мл. Зато в пятницу они все свои дела бросают – и за нами! Чтобы выходные вместе провести.
КИРКОРОВ-мл. (кивает на Путина-мл.). А его?.. Его тоже заберут в пятницу?
ПРОХОРОВ-мл. (убеждённо). Обязательно! В пятницу его отец передаст дела своим заместителям, сядет на бронированный лимузин с мигалкой – и сюда.
                (наклоняется к Путину-мл.)
Да ведь? Правильно я говорю? Заберёт тебя твой папа в пятницу?

     Путин-мл. ничего не отвечает. Его взгляд напряжённо переходит с одного лица на другое, руки придвигают к себе кубики.

АРШАВИН-мл. Понятное дело, заберёт! Не может же так быть: всех заберут, а его одного тут оставят. Тоже на выходных сходят куда-нибудь. На футбол, например.
ПЕТРОВ-мл. Или на гонки. Можно на мотокросс, на спидвей… Но лучше, конечно, на Формулу-1. Красотища!
КИРКОРОВ-мл. А концерт чё, не красотища по-твоему? Они ведь после гонок или там после футбола могут на концерт пойти. Увидят на улице растяжку с портретом бати моего – и купят себе билеты. На самые писатые места купят. На первый ряд!
                (садится на корточки перед Путиным-мл.)
Точно же? Подойдёте к кассе и скажете: нам два билета на первый ряд. И чтобы в центре!

     Путин-мл. слушает, но даже не пытается ответить. Только кубики пододвигает всё ближе и ближе к себе.

АРШАВИН-мл. (к Путину-мл.). А после концерта ты отцу скажешь: а давай с тобой в кафе пойдём!
ПЕТРОВ-мл. И отец ответит: замечательная идея! И вы пойдёте… Нет, поедете на лимузине – в самое крутое, самое лучшее кафе в нашем городе.
КИРКОРОВ-мл. Понятно, что лучшее. Там, где официанты обслуживают, где мороженое и игровые автоматы…
ПРОХОРОВ-мл. И где сцена есть… Ну, на которой танцовщицы выступают. Им можно денег дать – и они прямо на сцене лифчик снимут. Под музыку.
ПЕТРОВ-мл. И где коктейли подают. С трубочкой! И где газировки море…
АРШАВИН-мл. Не газировки, а колы!
                (к Путину-мл.)
Вы с отцом какую колу лучше любите: простую или лайт?

     Путин-мл. нечего не отвечает, только глядит, не мигая.

КИРКОРОВ-мл. Чё за базар, ясен пень – лайт они больше любят. Мой батя говорит, что от неё не пердят и не толстеют. Он сам только лайт пьёт.
ПРОХОРОВ-мл. А после кафушки они знаете, куда поедут? Они в боулинг поедут… Вы хоть знаете, что такое боулинг?
АРШАВИН-мл. Боулинг все знают. Это когда по таким фигурам шарами кидаются.
ПРОХОРОВ-мл. Сам ты фигура! Там кегли, а не фигуры. И шар надо так покатить, чтобы он сразу все кегли сбил. Тогда получится страйк.
                (изображает, как он кидает невидимый шар)
Во, ребята! А давайте в нашем городе тоже боулинг будет!
КИРКОРОВ-мл. Боулинг, боулинг… Закатайте губу обратно со своим боулингом. Из чего вы его строить будете? У нас кубиков уже совсем не осталось.
                (переводит взгляд на Путина-мл.)
Все у него…

     Остальные мальчишки тоже глядят на Путина-мл.

ПРОХОРОВ-мл. (подсаживаясь к Путину-мл.). Слушай, а зачем тебе так много кубиков? Ты разве жадина? Жадина-говядина?.. Одному тебе – зачем?
АРШАВИН-мл. (тоже опустился рядом на корточки). Ты это… Ты один столько же заграбастал, сколько у нас у всех вместе. Отдай нам половину.
КИРКОРОВ-мл. (и он уже рядом с Путиным-мл.). Ну, поделись… А то у нас второй стадион делать не из чего... Это же для моего бати стадион – чтобы он пел там.

     Киркоров-мл. протягивает руку к кубикам, но Путин-мл. резко загребает их к себе.

КИРКОРОВ-мл. (к остальным). Во, олень! Себе всё захапал и делиться не хочет. Может, врезать ему?
ПЕТРОВ-мл. Ты что! Не надо. Линора Гориловна сразу же прискачет. Наорёт на нас, да ещё голыми перед воспитательской поставит. Как в прошлый раз, помните?
ПРОХОРОВ-мл. Ага. Когда мы манную кашу в аквариум бросили.
АРШАВИН-мл. Ну! Мы ведь только рыбок покормить хотели, а она…
КИРКОРОВ-мл. Она по щекам нахлестала, да ещё перед воспитательской всех на час выставила. Голышом.
ПЕТРОВ-мл. Из других групп идут – дразнятся…
ПРОХОРОВ-мл. И обзываются… Один даже плюнул, а потом пальцем фак показал.
ПЕТРОВ-мл. Вот-вот. Так что давайте с ним по-другому. По нормальному давайте...
                (к Путину-мл.)
Слушай, а хочешь, мы тебя к себе примем? Мы тут в город играем. Дома всякие строим, дороги, заправки, школы… По дорогам машинки разные гоняют.
                (демонстрирует ему машинку)
Хочешь вместе с нами? У нас интересно.

     Путин-мл. молчит.

ПЕТРОВ-мл. Вот ты сам что построить хочешь? Может, дворец какой-нибудь? Может, Кремль? Давай мы тебе поможем. У нас солдатики есть, дадим тебе, и ты их у самой главной башни поставишь – Кремль охранять. Хочешь?

     Путин-мл. никак не реагирует.

ПРОХОРОВ-мл. А я знаешь, что могу? Я могу тебе мост построить. Пусть из города в твой Кремль мост будет – длинный-предлинный такой, очень красивый… Его подъёмным можно сделать, чтобы в случае чего убрать – и врагов не пускать.

     У Путина-мл. на лице ноль эмоций.

АРШАВИН-мл. А я это… Дорогу могу проложить – от  Кремля до самого стадиона. Твой папа любит футбол? Вот и пусть будет специальная дорога, по которой вы с ним можете на стадион ездить. Тогда вы ни одного важного матча не пропустите.

     Путин-мл. по-прежнему безмолвствует.

КИРКОРОВ-мл. А ещё лучше – подвесная дорога. Канатная. Знаешь, по ней ещё такие вагончики ездят… Кабинки… А чё, сел в кабинку – и ***кс, ты в два счёта уже на другом конце города! Хочешь я тебе такую из Кремля проведу? Верёвочку только надо…

     Киркоров-мл. оглядывается в поисках верёвки. Взгляд его останавливается на кроссовках Аршавина-мл. Недолго думая, он вынимает шнурок.

КИРКОРОВ-мл. Во, верёвка у меня уже есть, теперь надо кабинку…
                (роется в своих карманах)
А заместо кабинки у нас знаешь, что будет? Коробок будет, ладно?
(достаёт спичечный коробок, для убедительности гремит его содержимым над ухом Путина-мл.)
Будет у тебя настоящая канатка, не какая-то там понарошечная! А ты нам – кубики…

     Путин-мл. молча глядит на него.

КИРКОРОВ-мл. Чё, канатную тоже не хочешь?
                (к остальным)
И канатку не хочет! Во утырок… Может, он глухой?
                (громко – к Путину-мл.)
А может, тебе курнуть? А? Могу махнуться: ты мне кубики, а я тебе полпримы и ещё бычок пэлмэла в придачу. Чё, реальный такой бычок, затяжек на пять.
                (показывает окурки)
Спички бесплатно – подарок от фирмы.
ПЕТРОВ-мл. (неуверенно). Наверно, он это… Не курит он, наверно…
                (к Путину-мл.)
А хочешь я тебе машинку за кубики дам? Могу вот эту, патрульную.
                (демонстрирует)
А могу вот эту – пожарку. Ты не смотри, что тут одного колеса не хватает, зато у неё все дверцы открываются и даже капот…
                (открывает у машинки капот)
АРШАВИН-мл. (к Путину-мл.). Слушай, а ты в футбол вообще играешь? Секи, какой у меня мяч есть. Это настоящий – прямо с чемпионата.
                (протягивает собеседнику свой мяч)
Мне его мой отец подарил – после того, как индианцам решающий гол забил. Хочешь, дам поиграть? Попинаешь его полчасика…
ПРОХОРОВ-мл. Нафига ему твой мяч!..
                (к Путину-мл.)
У меня тут кое-что получше есть. Ты такое когда-нибудь видал?
                (достаёт из кармана несколько фотокарточек)
Тут тётьки голые. Вообще без всего! Смотри у этой какая задница! А эта что делает, гляди!.. А тут она с мужиками, прикинь…
                (украдкой показывает карточки Путину-мл.)
Можешь позырить, а мы пока в кубики твои поиграем.

     Путин-мл. хмурится и ещё ближе придвигает к себе кубики.

КИРКОРОВ-мл. Вот чамора так чамора! Даже не отвечает… Так бы и дал с ноги!

     Резким движением Киркоров-мл. выхватывает у Путина-мл. несколько кубиков.

КИРКОРОВ-мл. (вскакивая на ноги). Ага, не успел, ибанурик! Не успел! Теперь наши будут!
ПЕТРОВ-мл. (испуганно). Ты что! А если он нажалуется? Если Линора Гориловна узнает?.. Опять голым стоять хочешь? Отдай.
КИРКОРОВ-мл. Не отдам! У него и так дохрена, а у нас на стадион не хватает. Не отдам!
АРШАВИН-мл. Верни, слышишь!.. Мы бы его и так уговорили, по нормальному бы уговорили. Поменялись бы на что-нибудь…
ПЕТРОВ-мл. Или к себе бы приняли… Отдай ему кубики!
                (тоже вскакивает, пытается отнять кубики у Киркорова-мл.)
ПРОХОРОВ-мл. (к Петрову-мл., заступаясь за Киркорова-мл.). Чего ты к нему лезешь? Чего, а? И правильно, что отнял.
                (кивок в сторону Путина-мл.)
У него одного вон сколько кубиков, а нам ещё боулинг строить, стадион… Пускай по справедливости будет!
ПЕТРОВ-мл. А вчетвером на одного – это по справедливости? Он один, а нас вон сколько…
КИРКОРОВ-мл. А чё он тут рамсит? Как пидор гнилой ведёт себя – загрёб половину игрушек и доволен… Это что, справедливо?.. Да ему, если по понятиям, вообще ни одного кубика оставлять не надо.
                (выхватывает у Путина-мл. ещё несколько штук)
АРШАВИН-мл. (бросается на Киркорова-мл.). Ты что творишь, а? Не смей! Отдай! И шнурок мой тоже отдай…

     Вокруг Путина-мл. (он по-прежнему сидит на ковре возле своих игрушек) завязывается потасовка. Мальчики галдят, толкаются, замахиваются друг на друга… Они наступают на недавно построенные здания своего городка, некоторые башни шатаются, падают.
     В самый разгар ссоры дверь в группу открывается и на пороге появляется рыжеволосая девочка в белом плате. Это Света.
     Света смело проходит в центр комнаты и по-свойски усаживается на пол – прямо среди развалин игрушечного городка.   

СВЕТА. А это что у вас такое? Вы во что играете? Вы в город играете? Ой, как интересно!

     Света поднимает упавшие кубики, восстанавливает разрушенные дома. Драка сама собой прекращается, мальчишки ошарашено смотрят на Свету.   

СВЕТА. Так, это сюда… Здесь крыша провалилась, надо починить… Так, так… А здесь магазин был, да? У него стена упала, я сейчас сделаю…
                (взгляд на притихших мальчиков)
А меня Светлана зовут. Света. Я теперь в вашей группе буду, меня к вам перевели. Мальчики, а можно я с вами тоже в город поиграю?

                Конец первого действия


                Действие второе

     То же помещение. В игровой на полу сидит Света. Вокруг неё кружочком – Прохоров-мл., Киркоров-мл., Петров-мл., Аршавин-мл. Дети заняты постройкой городка. Путин-мл. по-прежнему располагается в стороне от остальных. Правда, теперь он время от времени украдкой поглядывает на ребят.

СВЕТА. …А вот это у вас что было? Поликлиника? Верхний этаж у неё кто-то сломал, я сейчас поправлю… Вот сюда кубик, теперь сюда…
                (ставит кубики на место)
А вот тут давайте окно большое сделаем. Ладно? Надо, чтобы солнца много было…

     Мальчишки согласно кивают, подают Свете кубики, убирают лишние.

СВЕТА. А вот здесь школа, да? Красивая… Только давайте её немножко передвинем… Вот сюда, ага?.. Так, так, и вот так… Чтобы она поближе к торговому центру была. Теперь ученики на переменке смогут сюда бегать – пончики покупать, пирожки…
ПРОХОРОВ-мл. Жвачку, чупа-чупсы…
АРШАВИН-мл. Или шоколадки…
ПЕТРОВ-мл. Спрайт тоже, сникерсы, мамбу…
 КИРКОРОВ-мл. Кириешки всякие, чипсы…
СВЕТА. Да что угодно! Правда ведь так удобнее?
                (любуется сделанным)

     Пацаны энергично кивают.

АРШАВИН-мл. А вот здесь, гляди – у нас стадион. На нём самые важные матчи проходят.
СВЕТА. Здорово! Симпатичный такой стадиончик.
КИРКОРОВ-мл. А мы это… Мы, Свет, ещё один стадион хотим построить. Ну, чтобы два стадиона в городе было. На одном в футбол играют, а на другом концерты всякие проходят…
СВЕТА. Это вы, мальчики, отлично придумали. Но для концертов такой стадион построить надо, такой… Такой-претакой! Чтобы деревья вокруг, фонтаны и клумбы с цветами… Чтобы люди шли на концерт – и любовались.
ПЕТРОВ-мл. Точно! Я им так и говорил – чтобы цветы и деревья… А вот тут, смотри: тут у нас самая главная дорога города. По ней человечки гуляют и машины ездят. А иногда на этой улице автогонки устраивают, по ней болиды Формулы-1 мчатся.
СВЕТА. Как мило… А это не опасно – по главной улице гонять?
ПЕТРОВ-мл. Да у нас продумано всё. Когда гонки – жители вот сюда отходят и смотрят.
                (показывает)
А вот тут и тут полицейские стоят, следят, чтобы никто на дорогу никто не выходил.
СВЕТА. Какие вы молодцы! Только вот этот поворот…
                (очерчивает изгиб дороги)
Мне кажется, что он крутой очень. А вдруг машина на всей скорости в этот угол врежется? Давайте сделаем немножко по-другому… Помогите мне.

     Света уверенно передвигает несколько домиков. Мальчишки охотно ей помогают.

СВЕТА. Здесь мы вот так поставим, а здесь так… Этот дом подвинем, а этот… Этот вообще тут не нужен, только вид портит. Тогда и поворот будет не такой крутой... Так ведь лучше стало?
ПЕТРОВ-мл. Лучше, да… Намного лучше. Поворот не такой опасный получился. Машину уже не занесёт, даже если асфальт мокрый будет.
ПРОХОРОВ-мл. (дёргает Свету за рукав платья). Свет, а Свет! Посмотри: тут у нас развлекательный центр. Тут чего только нету: игровые автоматы, аттракционы разные, кафушки, кинозалы… Видишь? Здесь даже подземная парковка предусмотрена – платная.
СВЕТА. Неплохо, мне нравится. Совсем как настоящий получился… А где выезд с подземной парковки?
ПРОХОРОВ-мл. (показывает). Да вот он, вот выезд. Видишь?
СВЕТА. А не мало там мест? И почему выезд узенький такой? В нём две машины не разъедутся.
ПРОХОРОВ-мл. Ничего не узенький! Нормальный выезд.
                (пробует поставить на выезде сразу две машинки)
СВЕТА. А если сразу много народу в развлекательный центр приедет? В пятницу, например? Что тогда?
АРШАВИН-мл. (задумчиво). Вообще-то, если в пятницу – то да… В пятницу много может…
КИРКОРОВ-мл. (горячо). Конечно! По пятницам всегда доху…
                (осекается, смотрит на Свету)
Много народу в развлекательных центрах бывает.
СВЕТА. Вот-вот, я и говорю. Из-за этого пробка на парковке может получиться… Давайте вот что... Во-первых, выезд пошире сделаем…
                (Света решительно рушит стену и начинает воздвигать другую)
А во-вторых… Во-вторых, мы с вот этой вот стороны другой выезд сделаем. Запасной. И тогда машины смогут выехать, когда захотят.
                (переставляет кубики)
Вот это сюда, это сюда… А здесь – так… Хорошо?
ПЕТРОВ-мл. Да, так взаправду лучше… Намного лучше… А этот кубик – сюда давай…
                (тоже ставит свой  кубик)
ПРОХОРОВ-мл. Ага. Я вот эту башню подвину немного… А здесь киоск уберу, чтобы не мешался… 

     Ребята начинают увлечённо совершенствовать свой игрушечный город. Все, кроме Путина-мл. То и дело до нас доносятся возгласы:
«Ребзя, а давайте сегодня как будто бы пятница. И все человечки отдыхать поехали»
«Точно! И детей своих с собой взяли»
«Чурики я вот на этой машине в кино поеду!»
«А я вот на этой, чёрной! Только сначала в банк сгоняю»
«Зачем – в банк?»
«Деньги оттуда свои заберу. А потом – в кафе»
«А я – в зоопарк. Давайте у нас здесь как бы зоопарк!»
«Я сперва в боулинг. Там чётко!»
«Ты что! У нас же нет боулинга»
«А-а, точно… Тогда я в парк, там аттракционы»
«Нет, я лучше на игру. А давайте у нас в городе понарошку чемпионат. И в пятницу – самая важная игра!»
«Если самая важная, тогда я с тобой!»
«Ладно. А потом мы тоже – в зоопарк»
«Врёте вы всё! После игры поздно уже будет. Зоопарк вечером закрывается»
«А у нас не такой зоопарк. У нас особенный будет, который по вечерам работает. А в пятницу – даже ночью!»
«Класс! Здорово!.. Мы ночью в зоопарк пойдём. И будем там белых медведей булкой кормить»
«Дурак! Медведей булкой нельзя. Медведей рыбой надо. Или мясом. А булкой – это бегемота»
«Или верблюда. Или страуса»
«Да! А слону мы яблок дадим. По телеку показывали: слоны яблоки любят»
«А ещё – морковку»
«А я знаете что? Я целый вечер на своей машине буду по городу гонять. По всем улицам»
«А я за тобой – на моцике!»
«Клёво! Будем носиться, как на настоящих кольцевых. У-у-у-у…»
«Др-р-р… Др-р-р… Захожу в левый вираж, ускоряю движение…»
«Переключаюсь на десятую скорость. У-у-у-у… Выворачиваю руль, выхожу из заноса…»
«Фр-р-р… Обхожу тебя сбоку… Так, ещё немножко…»
«Я жму на газ по полной… Отрываюсь от тебя…»
«И я – на газ… Уже догоняю… Почти догнал…»

СВЕТА. А тюрьма у вас где?

     Мальчики резко прекращают игру. С недоумением взирают на Свету.

СВЕТА. Ребята, где в вашем городе тюрьма?

     Пацаны растерянно молчат.

СВЕТА. Нету? Да вы что! Вы разве не знаете, что тюрьма в каждом городе должна быть?
АРШАВИН-мл. А у нас это… У нас никакой тюрьмы нет. Зачем нам тюрьма?
СВЕТА. Ну ты даёшь! Да тюрьма везде, везде бывает. Да ты сам подумай…
                (берёт игрушечного человечка, подносит его к лицу Аршавина-мл.)
Ты подумай: куда ваши человечки возвращаться будут? После работы – куда? Или после матча… Или после поездки в развлекательный центр…

     Аршавин-мл. пожимает плечами.

СВЕТА (повернулась к Петрову-мл.). А спать где они у вас будут? На стадионе, что ли? На улице прямо?.. А в тюрьме – кровати нормальные, там подушки, одеяла…

     Петров-мл. отводит глаза.

СВЕТА (обращаясь уже к Киркорову-мл). А кушать ваши человечки что будут?
КИРКОРОВ-мл. Не знаю, купят что-нибудь… Кукурузные палочки какие-нибудь…
СВЕТА. Ага, палочки! А деньги на эти палочки где возьмут? А? Деньги-то начальник отряда всегда выдаёт. В тюрьме, в конце месяца. А у вас кто?

     Киркоров-мл. бурчит что-то вроде: «Дед Пихто». Но видно, что он озадачен.

СВЕТА (к Прохорову-мл). А охранять ваших человечков кто будет? В тюрьме всегда охраняют. Днём и ночью. А у вас?
ПРОХОРОВ-мл. (не слишком убеждённо). У нас в городе полицейские как бы есть… С собаками даже…
СВЕТА. Не смеши! Нашёл охрану… У полицейского какое оружие? Пистолетик только. А в тюрьме всё по серьёзному: у каждого охранника – ружьё!
ПРОХОРОВ-мл. (угрюмо). Автоматы у них… И даже пулемёты у некоторых – которые на вышках стоят.
СВЕТА. Вот видишь!
                (обращаясь сразу ко всем)
Мальчики, в вашем городе нужно срочно строить тюрьму.
                (улыбнулась)
Только очень красивую: с колоннами, с фонариками… И чтобы все колонны – разноцветные. И ещё надо, чтобы тюрьма была высокая, многоэтажная, а во дворе были клумбы, теплицы, оранжереи… Или даже сад! Представляете: возвращаются ваши человечки в тюрьму с работы, а их на каждом шагу цветочки встречают, яблони с яблоками… А ещё надо, чтобы во дворе лужайки были. Да, обыкновенные лужайки, с травкой. А на траве – кролики. Они прыгают прямо под ногами и никого не боятся.
АРШАВИН-мл. (задумчиво). Кролики, цветочки… Травка…
                (быстрый взгляд на девочку)
Слушай, Света, а может не нужна в нашем городе тюрьма? А? Зачем нам она? Да и места для неё у нас нету…
СВЕТА. Не говори глупости! Тюрьма обязательно нужна… А место мы найдём.
                (осматривает городок)
Вот здесь – хорошее ведь место.
                (указывает)
ПЕТРОВ-мл. Но тут гаражи у нас…
ПРОХОРОВ-мл. И парикмахерская. И почта ещё…
СВЕТА. Вот ещё! Зачем здесь парикмахерская, если в тюрьме и так стригут? Раз в месяц – всех. И бесплатно… А гаражи можно и подвинуть капельку. Вот этот сюда, а этот – на соседнюю улицу…
                (переставляет кубики)

     Мальчики переглядываются, пожимают плечами.

КИРКОРОВ-мл. Свет, а Свет! Мы на этом месте стадион хотели вообще-то… Второй стадион… Только кубиков у нас не было. И для тюрьмы тоже нет. Из чего её строить?

     Света прекращает перестройку гаражей, выпрямляется. Внимательно оглядывает игровую комнату. Останавливает взгляд на Путине-мл.

СВЕТА. А вон… Вон у того мальчика попросим. У него много…
КИРКОРОВ-мл. (с кривой усмешкой). У него? Ага, разбежалась...

     Света встаёт, подходит к Путину-мл.

СВЕТА (к Путину-мл.). Привет! Я Света… Мальчик, а почему ты с нами не играешь?

     Путин-мл. внимательно смотрит на Свету, на всякий случай подгребая к себе кубики.

СВЕТА (присела перед Путиным-мл. на корточки). Может, у тебя плохое настроение? Конечно, ведь одному играть скучно. Давай с нами, а? У нас тут целый город. В нём дома разные, деревья, человечки…

     Путин-мл. по-прежнему молчит.

СВЕТА. Тебе наш город разве не нравится? Погляди: вот тут машинки ездят, а тут жители гуляют… Переходи к нам, у нас интереснее.

     Путин-мл. без тени эмоций разглядывает девочку.

СВЕТА. Только это… Тюрьмы у нас пока нет. Представляешь? Рынок есть, стадион есть, почта даже… А тюрьмы нет. Мы с мальчиками тюрьму хотим в нашем городе построить.

     Путин-мл. проявляет некоторые признаки заинтересованности. Его руки уже не так крепко сжимают кубики.

СВЕТА. Ты не думай! Мы хорошую тюрьму построим. Красивую, большую, чтобы всем места хватило… Хочешь нам помочь? Будешь с нами тюрьму строить?

     Лицо Путина-мл. расплывается в улыбке.

СВЕТА. Значит, будешь? Вот и молодец… Тогда мы твои кубики возьмём, ладно?
                (к пацанам – вполголоса)
Вот видите! Он с нами захотел… Теперь у нас много кубиков будет, на тюрьму хватит.
КИРКОРОВ-мл. А на стадион хватит?
ПРОХОРОВ-мл. А на боулинг?
СВЕТА. Да. И на стадион, и на боулинг... Только сначала нам тюрьму сделать надо.
                (бросает быстрый взгляд на мальчишек)
Ну, чего же вы? Помогайте!

     Первой на помощь Свете приходит Путин-мл. Сначала он просто подаёт ей кубики. Затем начинает самостоятельно возводить элементы будущей тюрьмы. Постепенно в игру включаются остальные мальчики. Очень скоро они забывают все свои сомнения и с азартом принимаются за работу.

«Вот сюда первый отряд поместим, ладно? А сюда – второй»
«Ага! А тут клуб тюремный будет. Пусть лекции здесь читают, грамотами награждают»
«И кино пускай там показывают!»
«Да, конечно! Кино – обязательно»
«Про Джеки Чана…»
«Про звёздные войны…»
«Про черепашек-ниндзя…»
«Глупый! Про черепашек – это не кино, а мультик»
«Всё равно пусть показывают»
«Про сад, про сад не забудьте! Чтобы у нас в тюрьме деревьев много было»
«И чтобы на них всё росло»
«Ну! Яблоки, дыни и черника»
«Ты что! Черника на деревьях не растёт»
«Тогда вишня, черешня и курага»
«Давайте ещё клумбы тут сделаем? Чтобы много цветов было: ромашки, ноготки, колокольчики…»
«А охрана у нас где будет?»
«Вот тут охрана. Для неё – специальный домик»
«Для начальника нужен отдельный»
«Да, ему мы вот тут постоим. Дай вон те кубики…»
«А стену будем ставить?» 
«Конечно! Где ты тюрьму без стены видел? Высокую ставь»
«И вышки тоже?»
«Вышки – по углам. А тут и тут – колючую проволоку на столбы»
«Проволоку?.. А из чего проволоку сделаем?»
«Из шнурков твоих и сделаем. Давай их назад…»
«А где у нас солдатики?»
«Вот они. Это охранники будут?»
«Да. Ставьте их на стену и на вышки…»
«Ребзя! А про столовку-то мы забыли!»
«Ничё не забыли, она у нас в главном корпусе будет»
«Тут?»
«Ага, рядом с прачечной и парикмахерской»
«А где наши человечки спать будут?»
«Вот тут спальня»
«Общая?»
«Конечно, общая…»

АРШАВИН-мл. (надулся). А я не хочу, чтобы общая была. Я себе отдельную хочу…
СВЕТА (помолчав). Ладно… Не хочешь – как хочешь… Пускай у тебя отдельная будет…
                (подумала немного)
А давайте знаете что? Давайте у нас у всех будут отдельные камеры? Такие просторные, светлые, на окнах – занавесочки розовые... А? Классно же? Вот тут, на верхнем этаже.
                (показывает)
ПРОХОРОВ-мл. Точно! Только, чур, моя тут будет…
ПЕТРОВ-мл. А здесь – моя…
КИРКОРОВ-мл. А я себе вот с этой стороны камеру хочу…
АРШАВИН-мл. А мне вот тут, хорошо? Отсюда стадион здорово видно. А ещё – дорогу, по которой отец за мной каждую пятницу приезжать будет.
СВЕТА (прекратила играть, смотрит на Аршавина-мл.). Что? Как ты сказал?
АРШАВИН-мл. Я сказал, что отец мой будет приезжать… По пятницам – за мной…
СВЕТА. Какой ещё отец?
АРШАВИН-мл. Мой, какой же ещё! Чемпион по футболу… Ты разве не знаешь? Его вообще-то все знают… Хочешь я тебе про своего отца расскажу?
СВЕТА (негромко). Не надо… Я знаю… Я про твоего отца всё знаю… Только какой же он у тебя чемпион? Он тракторист простой… Был – трактористом… Хорошим был, только он это… Выпить любил… Его с другими трактористами поле послали пахать… Другие пашут, а ему поспать захотелось, потому что он пьяный был… Ну и прилёг в траве… А другой не заметил – и прямо по нему… По голове прямо – гусеницей… Потом смотрят – нету его, искать стали… До вечера искали…

     Света вздыхает и смотрит на притихших мальчишек. Находит глазами Петрова-мл.

СВЕТА (к Петрову-мл.). А твоего сразу нашли… А чего его искать-то было… Как зарезали его на кухне, так там и лежал… В крови весь… На нём двадцать или тридцать ран было… Это же мама твоя – его ножиком… Бил он её, так ведь? Всё время лупил, каждый день… Ногами бил, табуреткой, шлангом от стиралки… Ну и один раз свалил на пол, хотел сковородкой её, со всей силы… А у неё в рук ножик оказался, которым она картошку чистила… Ну и она… Ну и вот… 
КИРКОРОВ-мл. (отводя глаза, очень тихо). А мой? Мой батя?.. Ты о нём тоже знаешь? Чё, живой он?
СВЕТА. Да, живой. Только ты, наверное, не скоро с ним увидишься. В психушке он. Ну, в больнице, где…
КИРКОРОВ-мл. Я знаю… А почему он там?
СВЕТА. Он ведь на войне был. И там враги друга у него убили, лучшего друга… И твой батя сел тогда в танк, поехал в ту деревню, где друга нашли, и всю деревню – этим танком. Все дома – вместе с людьми… Твоего батю судили, но потом сказали, что он это… Как бы того, ненормальный… И в психушку отправили…
ПРОХОРОВ-мл. (взрываясь). Врёт она! Врёт!.. Напридумывала тут про наших пап…
                (развернулся к Свете)
Ну зачем, зачем ты всё это придумала, а? Нафига?.. Мой папка бизнесмен, он в Африке сейчас… Он туда на самолёте полетел – с золотыми крыльями… Он там проверит свои заводы – и быстренько за мной… Сюда… И ничё он не умер, ничё он не в психушке… 
СВЕТА. Это правда.. Не в психушке он. И не умер ещё… Полосатик он.
ПРОХОРОВ-мл. Что? Как это – полосатик?..
СВЕТА. А так… Срок у него пожизненный, он где-то далеко сидит, на севере, в тюрьме, где все – полосатики. У них одежда полосатая, поэтому их так называют… Там свидание раз в год, а письмо можно – раз в месяц… И по территории – только бегом…
                (после паузы)
Фуры он у тебя грабил. Со своими друзьями на дорогу ночью выходил и нападал на грузовики с разными товарами. А водителей убивал и в лесу закапывал… Пять лет его поймать не могли, но потом нашли всё-таки… Так вот…

     Мальчики примолкли, они давно уже оставили свою игру. Только Путин-мл. продолжает кропотливо и монотонно воздвигать тюремную стену.

АРШАВИН-мл. (наблюдая за его действиями). Тоже, видать, хочет себе камеру. Отдельную – чтобы из окна Кремль… Чтобы не пропустить, когда отец за ним поедет.
СВЕТА. У него нет отца.
                (отвечая на вопросительные взгляды)
У него отец ещё до его рождения умер – от наркотиков. И себе их колол, и жену заставлял. Они всё из дома продали, чтобы наркотики покупать, потом и квартиру тоже… Сначала у родственников жили, потом в приюте. А потом их и из приюта выгнали, потому что воровать там стали… Тогда они в подвале поселились – там вот он и родился.
                (кивает на Путина-мл.)
Отец его собирал металл на заводских отвалах, сдавал его… И снова наркотики покупал… Там его и нашли – на отвалах. Мёртвого. В милиции сказали, что это от передозировки…

     Путин-мл., который за минуту до этого строил стену, резко бросает своё занятие.

ПУТИН-мл. (не оборачиваясь). Нет. Никакой это не передоз был. Не наркотики это… Его местные бомжи на свалке убили. Он нашёл там какую-то трубу и на приёмку тащил, а они увидели… Это их территория была, а он залез… Они его предупреждали, несколько раз предупреждали… А потом подловили и запинали… Мне мамка так рассказывала.
                (поворачивается к остальным)
У меня хорошая мамка. Она меня любит. И когда по пятницам за мной приходит, всегда что-нибудь вкусненькое приносит. В прошлый раз банку сгущёнки приносила. А до этого – пряники. Кило или даже больше… Ей всего пять лет сидеть осталось. А потом, когда срок кончится, мы на юг поедем. В тёплые края. И там жить станем. Я в школу пойду, она – работать будет… Мамка сказала, что герыч ей больше не нужен. И кокос тоже, и крокодил… Сказала, что ненавидит их… Сказала, что в тюрьму больше не хочет…
КИРКОРОВ-мл. А кто хочет-то? Чё, думаешь, моя хочет? Она полжизни по зонам, и каждый раз говорит: всё, сыночка, это в последний раз… И обещания даёт, что воровать никогда-никогда больше не будет.
АРШАВИН-мл.  И я со своей мамы слово взял, что она перестанет… Ей уже чуть-чуть осталось, отсидит – и всё… Всё… Пусть как все живёт, пусть работает, я ей помогать буду… Я ей так и сказал: буду тебе помогать! Взаправду буду!
ПЕТРОВ-мл. А вот мою не скоро ещё не выпустят. За убийство долго сидят… Только я один раз услышал, как мамка кому-то говорила, что можно заявление написать. Такое специальное заявление – самому главному начальнику. И попросить прощения, чтобы отпустил пораньше… Я вот скоро в школу пойду, писать научусь – и напишу такое заявление. Обязательно напишу…
ПРОХОРОВ-мл. А моя не хочет, чтобы её раньше отпускали.
СВЕТА. Почему?
ПРОХОРОВ-мл. Я тоже её спросил – почему? Спросил, когда она ко мне в прошлую пятницу приходила…
СВЕТА. И что она ответила?
ПРОХОРОВ-мл. (пожимает плечами). Да так… Ерунду какую-то… Сказала, что там…
                (кивает на закрытое решёткой окно)
Что там ничего хорошего. Что там как на зоне: ты или бугор, или подстилка… А ей надоело быть подстилкой… Сказала, что если и выпустят, то она сразу что-нибудь такое сделает… Ограбит кого-нибудь, чтобы снова в тюрьму…

    Пауза. Молчание. Каждый думает о своём.

ПРОХОРОВ-мл. Она меня в эту пятницу заберёт – и опять, наверно, плакать все два дня будет. И психовать, и орать на меня… И бить, скорее всего… Но я всё равно её люблю. Всё равно, понятно!.. Я всё равно с ней на свиданке все выходные буду, и до самой последней минуточки не уйду. Потому что у меня никого, кроме неё. Никого!
АРШАВИН-мл. И моя часто ревёт, когда мы вместе. Ну и что? А я глажу её по волосам, глажу, глажу и говорю, что всё будет хорошо, замечательно будет...
КИРКОРОВ-мл. А я это… Я своей подарок приготовил. Помните, мы на занятиях выжиганием занимались?.. Так я чё сделал, я одну фанерку припрятал, а потом на ней картинку выжег. Голову лошади, а сбоку – цветок… Моя мама цветы обожает… Вот в пятницу увидимся – подарю.
ПЕТРОВ-мл. А я стихотворение ей расскажу. Ну, то самое, которое мы на прошлой неделе учили. Встану перед ней – и рассажу. С выражением…
                (к Путину-мл.)
А ты?
ПУТИН-мл. (растерянно). Я… Я в пятницу… Когда мы с моей мамой встретимся…
СВЕТА. Не встретитесь…
                (реагируя на устремлённые на неё взгляды)
И ты не встретишься, и ты… Никто… Все посещения запретили. Приказ: всю женскую зону – на особый режим… Побег.
АРШАВИН-мл. Побег? Какой побег?
СВЕТА. Не знаешь, какой побег бывает? Обыкновенный… Из четвёртого отряда побег… Поэтому и охрану усилили, поэтому и ОМОН ввели… Свидания отменили, переписку… А женщинам, у которых дети в специнтернате, посещения запретили. Всем до одной.
ПРОХОРОВ-мл. (аж присвистнул). Нифигасе!.. А надолго? Надолго отменили?
СВЕТА. Пока не найдут ту, которая сбежала.
ПЕТРОВ-мл. (с надеждой). Так её мигом поймают! Сколько раз сбегали – всех быстро ловили.
АРШАВИН-мл. Ага. Махом отыщут.
КИРКОРОВ-мл. Только так! Овчарку по следу – и завтра же в отряд вернут.
СВЕТА (качает головой). Нет, не вернут они её… Не найдут никогда…
ПУТИН-мл. Почему это?
СВЕТА (почти на крике). Потому что это моя мама!.. Моя сбежала… Понятно вам?
                (отвернувшись)
Она давно хотела… Она мне давно говорила, что собирается… Что хочет… И когда по пятницам забирала меня, мы в комнате для свиданий только об этом и говорили… Она всё прощения у меня просила, даже на коленях… Разрешения у меня спрашивала… Говорила, что не может больше здесь, что задыхается, что у неё иначе сердце лопнет… И я ей разрешила… Раз не может, раз ей надо – то пускай… Пускай… А я подожду, всё равно ведь когда-нибудь встретимся… Она там устроится где-нибудь на работу и заберёт меня к себе… Нескоро, потом – когда всё успокоится… Я дождусь… А сейчас она уже далеко… Не догонят её!

     В комнате повисает молчание.

АРШАВИН-мл. Значит… Выходит, мы это из-за тебя… Из-за твоей… Из-за вас мы мамок своих теперь не увидим?
                (с силой запускает в Свету кубиком)
КИРКОРОВ-мл. Да, из-за неё всё! Из-за неё в эту пятницу нас к мамам не отпустят!.. И я картинку свою не подарю…
                (тоже бросает в неё кубик)
ПЕТРОВ-мл. И в следующую, наверно, тоже… И потом, может…
                (в Свету летит очередной кубик)
ПРОХОРОВ-мл. Они там будут, а мы здесь… Как же так?.. Из-за неё! И из-за матери её…
                (со злостью швыряет в девочку кубик)
ПУТИН-мл. Конечно, из-за них это! Всё – из-за них… А если её мать никогда не найдут, то наших к нам не пустят больше? Да? Да? Да?..
      
     В ярости Путин-мл. кидает в Свету несколько кубиков – один за другим. Света сжимается в комок, плачет, прячет голову в плечи, пытается закрываться руками. Но в неё летят всё новые и новые кубики.
     Вдруг один из них, запущенный неловкой рукой, отлетает в комнату Элеоноры Гавриловны. Кубик бьёт в экран телевизора. Телеприёмник гаснет.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА (поднявшись со своего места и подойдя к ребятам). Кто?

     Молчание.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА. Я спрашиваю: кто это сделал?

     Молчание.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА (схватила Путина-мл. за воротник рубашки). Ну! Кто?
ПУТИН-мл. Она… Это она…
                (показал на Свету)
ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА. Она? Точно – она?..

     Элеонора Гавриловна по очереди смотрит мальчикам в глаза. Те отворачиваются и кивают.

«Да, это она…»
«Она, она это сделала…»
«Это она кинула…»
«Её работа…»

     Элеонора Гавриловна подходит к Свете, рывком поднимает девочку с пола, ставит перед собой.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА. Ты? Так это ты сделала? Да?..

     Девочка ничего не отвечает. По её щекам бегут слёзы.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА. Ты? Скажи – ты?..

     Света продолжает молчать. Тогда Элеонора Гавриловна наотмашь хлещет её ладонью по лицу. Раз, другой, третий… Потом начинает срывать с девочки платье.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА. Отродье!.. Зечье племя, ублюдки барачные!.. Мразь, все как на подбор! Наплодили вас на мою голову… Всех бы вас… Всех!..
                (к голой Свете)
На три часа – перед воспитательской! И чтобы ни-ни у меня… Чтобы как штык!..

     Элеонора Гавриловна выталкивает Свету из помещения. Затем возвращается к игрушечному городу и начинает яростно крушить его ногами.

ЭЛЕОНОРА ГАВРИЛОВНА (тяжело дыша – остальным). И вы – ни-ни! Ясно? Попробуйте только ещё, уркаганы херовы!.. Выродки!..

     С силой хлопнув дверью, Элеонора Гавриловна скрывается в своей комнате. Некоторое время мальчики сидят тихие, словно пришибленные. Даже не разговаривают. Но постепенно они начинают поднимать разбросанные кубики, заново складывать из руин стены, мосты, дома…

ПЕТРОВ-мл. (к Прохорову-мл.). Ты что строишь?
ПРОХОРОВ-мл. Кафе. Там будут пиццу продавать. И ещё газировку.
ПЕТРОВ-мл. Клёвенько… А можно я тебе помогу?
ПРОХОРОВ-мл. Давай.
КИРКОРОВ-мл. А я это… Я детскую площадку рядом сделаю. Зашибательскую такую – с качелями и лабиринтом. Ладно?
ПЕТРОВ. Ладно, ладно… Делай.
ПУТИН-мл. Вы в город играть будете? Тогда я вот здесь автобусную остановку построю. С крышей построю – чтобы дождь на человечков не капал.
АРШАВИН-мл. Ага! И от солнца крыша тоже в случае чего поможет… А у нас в городе есть автобусы?
ПЕТРОВ-мл. Есть, конечно. Вот…
                (достаёт игрушечный автобус, показывает всем)
ПРОХОРОВ-мл. А рядом с кафушкой я ещё гостиницу поставлю. Вот вернётся папка из Африки, в эту гостиницу и поселится.
АРШАВИН-мл. Пускай это будет не гостиница, а шикарный отель! Хорошо? Мой отец во время чемпионатов всегда в самых шикарных-прешикарных отелях живёт. Он мне сам рассказывал.
ПЕТРОВ-мл. И мой тоже… Только в тех, которые пять… Нет, десять звёзд.
КИРКОРОВ-мл. А мой батя знаете чё? Он хочет сам отель построить. Вернее, сразу несколько отелей в разных городах, в разных странах… Вот закончатся его гастроли – и всё, писец. Сразу начнёт строить.
ПЕТРОВ-мл. А когда он вернётся?
КИРКОРОВ-мл. Когда, когда… Скоро… В пятницу обещал вернуться.
ПРОХОРОВ-мл. В пятницу? Уже в эту пятницу?.. Нифигасе!.. Так это скоро очень! Пятница – она же вот уже… Пятница – это же день перед субботой.
ПУТИН-мл. Пацаны, а у нас кубиков хватит? Для отеля нужно много кубиков…
АРШАВИН-мл. Не боись, хватит! У нас теперь дополна кубиков. Много…
ПРОХОРОВ-мл. Видимо-невидимо…
ПЕТРОВ-мл. Тыща миллионов!
КИРКОРОВ-мл. Миллиард миллионов!
АРШАВИН-мл. Триллион миллиардов!
ПРОХОРОВ-мл. Нет, не три – четыреллион миллиардов!
ПУТИН-мл. Пятиллион!..
               
     Общий смех.
     Мальчики вновь приступают к игре. Они с азартом строят маленькие домики, между которыми петляют узенькие симпатичные улочки. А по этим улочкам на красивых машинках разъезжают крошечные человечки – такие беспечные и такие счастливые.


                Конец




г. Челябинск               


Рецензии