Странный сон. Амелия. Глава 33

      Снова улёгся на мягкую солому, закрыл глаза и задумался. Он вспомнил, когда был без сознания, видел странный сон: снова та девушка, похожая на облако. Её белые волнистые волосы развевались на ветру, её лицо….. безумно красивое, большие голубые глаза, как ясное небо, и какое-то украшение в волосах, из камней синего цвета. А у него в руках откуда-то синий цветок и он протягивал его ей. Но странно то, что в это время все его мысли и чувства были в ней, и  казалось, ничто не существует кроме неё в целом мире. Сердце сразу защемило, и тоска наполнила его. Ощущение такое, словно часть его самого не с ним, а с ней. Так вот откуда эта боль в сердце!…
          В это время послышался голос отца и Треи из большой комнаты. Кар невольно прислушался к их разговору.
-Отец наш, ваш сын сегодня меня удивил, … он попросил прощения.
--Серьезно?! Как он? - в голосе отца послышалось удивление.
-Уже нормально, снадобье старухи к обеду вернёт его в норму.
-Отлично! Ну что ж, детка, будем надеяться, что всё произошедшее на пользу.
        Затем послышались тяжелые шаги отца, он вошел в комнату Кара. Все это время Эстакарос  лежал с закрытыми глазами, не спал, просто думал о чём-то.
-Сынок, я вижу тебе лучше. Прости, конечно, за то, что  ...прилюдно наказал….
-Да ладно, не парься, я уже привык, что родной отец публично унижает своего сына в глазах соплеменников… - Кар произнес это усталым голосом, и снова закрыл глаза, всем своим  видом давая понять, что не желает больше разговаривать.
       Кентор не ожидал услышать такое от сына. В последнее время его ребенок только дерзил  и молчал.  Для вождя это было похлеще  ледяной воды. Постояв в задумчивости, на его лице было всегда спокойствие - никаких эмоций, развернулся и вышел из комнаты.  Было слышно, по топоту копыт, как его мощное тело удаляется от дома.
        У  Кара же, наоборот, желваки ходили ходуном, вспоминая утреннее наказание. Он не умел плакать, но обида захлестнула его с ног до головы.  Заложив руки в замок,  он зажмурил глаза и отвернулся к стене,  чтобы никто не видел его слабость. Он вспомнил, как, в детстве, его отец всегда отчитывал  за малейшую шалость, даже бил палкой, а мать пыталась защищать. В те времена любовь и ласку он получал только от неё. Отец же, наоборот, был холоден и не доступен для него, он не мог вспомнить, когда вообще они разговаривали по душам. Если бы ни верный друг Сарос, то некому было бы рассказывать про свои душевные страдания. Ему сейчас вспомнились все обиды детства и то, что единственный человек, кого он по настоящему любил, ушёл из жизни …из ЕГО жизни. Наверное, Кару так и не удалось смириться со смертью матери, ему не хватало её ласки, тёплых любящих глаз и милой улыбки.  Той самой, от которой весь мир становился светлей. Он и не заметил, как слёзы уже давно смочили его лицо.
 -Кар, ты спишь?- тихо позвала Трея, приоткрыв дверь его комнаты.
-Нет, - буркнул он в ответ, всё так же грубо, не поворачиваясь. 
-Я хотела сказать, что принимаю твои извинения. Тебе ещё что-то нужно?
-Нет.
      Она ещё немного постояла в  дверях, её грациозные ножки тихо переступали с ноги на ногу. Наверно, она что-то хотела спросить, но не решалась. Вздохнув, вышла, осторожно прикрыв за собой дверь.
     Кар понимал - его поведение отвратительно.  И когда он стал таким? Каким его все считали, он даже и не помнил. С какого момента его характер испортился? Наверно, ему просто нравилось, когда на его хамство не отвечали или не могли, не позволял его статус.
      Полежав ещё немного, отметил про себя - нога уже его не беспокоила. Попытался подняться и встать, действительно ничего. Жаль, что осмотреть рану было трудно из-за мощного крупа, второго тела. Попробовал пройтись – ничего, и он отправился в лагерь. Надо было выяснить - то ли мести улицу, то ли заступить на дозор.


Рецензии