Призёр

ПРИЗЁР


Радость от третьего места вопреки ожиданиям Тимура оказалась жиденькой и, что особенно неприятно сковывало  грудь, — гаденькой. А ведь думал, что обойдут его муки совести. Не из тщеславия ведь он карабкался на пьедестал, не ради минутной славы, а лишь хотел хоть в чём-то доказать отцу свою состоятельность, тыкнуть медалькой в его насмешливое лицо и остаться в покое и собственном понимании того, что и как нужно делать в уже почти взрослой жизни. Но вот нет, что-то мучило, не совсем ещё, значит, он законченная сволочь. Осознание этого факта хоть и не оправдывало Тимура, но успокаивало и придавало уверенности в кругу всеобщего внимания.

— А этот как тут оказался? Ему что, в два раза больше патронов дали? — Отец, чьё отделение полиции обеспечивало в старом заводском тире межвузовские стрельбы, отошёл от пьедестала, на который вскочил Тимур, и удивлённо посмотрел на судей. Затем, разыгрывая сценку нежданной отцовской гордости, в лёгком замешательстве прошёлся вдоль строя стрелков. — Чудеса, да и только! Диплом и медаль я ему, конечно, вручаю, можете аплодировать, но знайте, что я здесь ни при чём. Кроме того, что породил его.

Сержант Малютин, стоявший в момент награждения за спиной отца, улыбнулся и подмигнул Тимуру. Вот того, похоже, совесть никогда не мучила. После финальной стрельбы Тимур смотрел в его спину, когда тот, судивший на линии, быстрым шагом пошёл снимать мишени. Ни скованности, ни волнения, ни даже заминки Малютин не выдал своими движениями, меняя мишень на подложную. Всё сделал профессионально. Некоторое беспокойство вызывал как раз непрофессионализм самого Тимура: заметят ли судьи, что его призовые семьдесят четыре очка выбиты гвоздём, а не пулями? Но пронесло. Правда, едва не пронесло и мимо пьедестала.

Хороших стрелков из малокалиберного оружия среди студентов города не было. Они даже стреляли из положения «лёжа» по десять выстрелов в одну мишень. За предварительный этап Тимур не переживал, а вот в финале подстраховался. Особо не жадничал, выцеливая гвоздём заветные очки, но финалисты стреляли на редкость кучно. Первый вообще под девяносто очков набрал. Герой, что тут скажешь. Ему и приз дорогущий вручили: дорожный чемодан на колёсиках.

Ни зависти, ни удовлетворения не было. Но в целом, как отметил про себя Тимур, операция по укреплению его имиджа прошла успешно. И этого достаточно.

— Слава призёрам! — окликнул его на выходе из тира Малютин. — Поздравляю, желаю, верю. Но прежде чем слава начнёт работать на тебя, нужно хорошенько потратиться на неё. Это закон и его лучше не нарушать, согласен?

Тимур, ухмыльнувшись, передал ему обещанную копейку 1797 года времён императора Павла I. Малютин, страстный любитель и собиратель старины, покачал монету в ладони.

— Красавица! Жаль, что медная. Но для начала твоей спортивной карьеры годится. Благодарствую. Что же, копи силёнки или просто копи, и будем брать новые вершины. — Малютин убрал монету в нагрудный карман и, порывшись, вытащил оттуда скомканную мишень. — Вот, кстати, улика. Посмотри и уничтожь. И живи дальше, как говорят у нас на службе, с чистой совестью и с чистого листа. Давай, удачи!

В свою настоящую трудовую мишень Тимур глянул на лавке в заводском сквере. Глянул и тут же закрыл глаза от ударившей в тело горячей волны. Дыхнуло как от раскалённой духовки!  С мишенью было что-то невероятно не так! Он прикрыл её от прохожих дипломом и закурил, со свистом втягивая в себя дым. Потом несколько раз попытался заценить выпотрошенное яблочко, но от неровного дыхания взгляд прыгал по листу, как кот с фантиком. Лишь на второй сигарете Тимур смог подсчитать результат: девяносто пять очков! Это было не просто фантастикой, это было потрясение, которое он должен был выдержать молча и в одиночку. Такая вот жестокая гримаса фортуны. Помахала и спряталась под одеялом, будто ничего и не было.

Но ведь было — вот оно! И никаких тебе гвоздей! Сам!

Тимур курил и между затяжками, слезливо щурясь от едкого дыма, палил сигаретой диплом, выжигая на нём рожицу с глубоко упавшим ртом. В ушах сквозь нервный кашель и шелест осенней листвы гремел бодрый и ироничный голос отца: «И помните, дорогие участники, девиз африканских лыжников: главное не победа, главное — участие! А удача будет на стороне тех, кто не сдаётся и больше других верит в себя».

В чём-то отец был прав, конечно, мысленно соглашался Тимур. Надо, наверное, как-то более энергично проявлять интерес к жизни, надо уже выходить из тени и делом что-то там и кому-то доказывать. Надо, да.

Мимо него, гремя по асфальту пустым чемоданом, прошёл в окружении весёлых девчонок победитель соревнований.

Может даже, отец во всём и всегда прав. Но только, блин, не сейчас. Потом, всё потом. А сейчас очень хочется пива.

Тимур бросил в урну дымящийся диплом. Потом достал из кармана медаль, швырнул её туда же и пошёл прочь, разбивая ногами кучки собранных листьев.


Написано для школы Конкурса Копирайта-К2 «Чувствительно».
Сентябрь 2015 г.

 


Рецензии
Драматично описано.
Удачи.

Александр Гнатюк   28.05.2017 00:36     Заявить о нарушении
Очень!
Спасибо за проникновение, Александр!

Анн Диа   28.05.2017 00:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.