Девушка из высшего общества - часть 1

Девушка из высшего общества


- Зачем я пойду к ненормальным? – пролепетала Алиса. – Я их… Я лучше к ним не пойду.
- Видишь ли, этого всё равно не избежать, - сказал Кот, - ведь мы все тут ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная.
- А почему вы знаете, что я ненормальная? – спросила Алиса.
- Потому что ты тут, - просто ответил Кот, - иначе ты сюда бы не попала.

Льюис Кэрролл, «Алиса в стране чудес»

Глава 1

Я сидела на террасе отеля «Карлтон» в Каннах, смотрела сквозь толстые стволы деревьев на набережную, вдоль которой проезжали эксцентричные машины сиреневых, лимонных, алых, ультрамариновых цветов, любовалась морем, проплывающими по небу облаками, разглядывала прогуливающуюся модно одетую публику, и довольно, как кошка, согретая полуденным  солнцем (нынче вредным), улыбалась. Ах, много ли надо для счастья замужней девушке тридцати девяти лет с двумя детьми, внезапно, волею благосклонной судьбы, оказавшейся одной в дивном пятидневном отпуске на берегу Лазурного моря?!

Я пила шампанское Moet&Chandon на террасе лучшей гостиницы,  щурилась на солнце и с наслаждением подставляла под его лучи свое бледное после долгой зимы лицо. Хотелось мурлыкать и лениво-вальяжно подергивать кончиком хвоста, если бы он был у меня. Тончайшие свекольные и картофельные чипсы ручной работы, поданные в качестве комплимента к шампанскому, были восхитительно вкусны и  хотелось лопать их пригоршнями без остановки, но … обстановка обязывала неспешно вкушать каждый чипс… и ощущать во рту раскрывающийся букет вкусов и их дивных сочетаний: от терпкой горчинки и солоноватости до вяжущей сладости.

Впервые оказавшись в этом маленьком курортном городке, я сразу поняла: чтобы не выделяться из толпы, мне надо срочно попасть на бутиковую улицу и прикупить пару нарядов, потому что то, что я привезла с собой, выглядело по-московски статусно, а не по-каннски просто, элегантно и качественно.  И вот теперь я сидела в  шифоновом платье Lora Piano, невесомых босоножках Louis Vuitton, на руке позвякивали браслеты дорогой бижутерии, а на подставке для сумок стояла бежевая сумочка  Christian Dior, цепочка которой изящной змейкой струилась к мощёному полу террасы.  Знаете, иногда очень, очень приятно и интересно хоть ненадолго почувствовать себя составной частью публики, ведущей роскошный и праздный образ жизни.

Я  покручивала в руке не успевающий пустеть усилиями внимательного официанта бокал с шампанским, рассматривала в солнечном свете его искрящиеся пузырьки и с удовольствием наблюдала за публикой в ресторане и прохожими.

Посетители ресторана, сидящие за столами с накрахмаленными белыми скатертями под массивными бежевыми зонтами, неспешно ели, неспешно беседовали и лениво наблюдали за прохожими, которые, проходя мимо террасы ресторана, с не меньшим любопытством разглядывали сидящую, как на сцене театра, дорого одетую публику, негромко звенящую столовыми приборами и бокалами под мягкие звуки аккомпанирующего на рояле пианиста. Нет, все-таки определенно хочется мурлыкать! Я оглянулась на пустующий соседний столик и, не удержавшись, тихонько, не раскрывая рта, намурлыкала «Этот мир придуман не нами, этот мир придуман не мной».

В ресторан в сопровождении метрдотеля вошла очень пожилая пара, явно проживающая в гостинице. Мужчина был одет в светлые льняные брюки, голубую рубашку и синие мокасины. Шею украшал ярко-синий в тонкую желтую полоску шейный платок. На женщине была надета темно-синяя плиссированная юбка, слоновой кости блуза и такого же цвета балетки Chanel. Декольте украшали бусы из крупного жемчуга, а запястье левой руки - массивный золотой браслет. Правая рука опиралась на трость с эргономичной ручкой из слоновой кости. Волосы дамы были окрашены в светло-пепельный тон и аккуратно уложены завитками. На двоих этой паре можно было дать около ста восьмидесяти лет. Метрдотель почтительно помог сесть даме, и только после этого ее муж, наблюдавший за посадкой жены, с достоинством занял свое место за столом.  Интересно, когда мы в нашей стране сможем увидеть таких  пенсионеров? Видимо, сначала их нужно вырастить. Или в стране что-то поменять… «Ой, Катя, не начинай!» - приказала я себе и послушалась саму себя. Сегодня я хорошая девочка!

Перед гостиницей, привлекая всеобщее внимание,  остановился обтекаемый Lamborghini цвета голубого металлика. Из открывшейся вверх к небу геометрической двери выпорхнуло тонкое создание на длинных ножках с копной длинных рыжих волос.
- Ciao, gattina! – раздался из автомобиля мужской голос.
- Сiao, козленок! – ответило создание вслед уплывающему автомобилю.

Оно (создание) задорно развернулось, демонстрируя зевакам, вроде меня, вечернее платье глубокого изумрудного цвета, легким движением небрежно перекинуло вечернюю сумочку через плечо и под многочисленные взгляды посетителей ресторана и прохожих беззаботно и триумфально зашагало на высоченных каблуках ко входу в гостиницу. «Дааа, у кого-то вечер заканчивается (я взглянула на циферблат мобильного телефона) в половине первого дня». 

Я неспешно пила шампанское и раздумывала, чем бы занять себя до ужина. Собственно, в Каннах я оказалась случайно. Еще два дня назад я и не мечтала сидеть на Лазурном берегу. Накормив семью ужином, я спокойно работала за компьютером, когда по скайпу раздался звонок моей подруги Ольги. Несколько лет назад они с мужем купили апартаменты в Каннах и с тех пор жили то в Каннах, то в Москве. На экране появилось озабоченное лицо Ольги.

- Привет! – сказала она – Ты можешь отпроситься на работе на пять дней и приехать ко мне в Канны посидеть с Ритой?
 Вот за что я люблю подругу, так это за то, что она всегда экономит мое время. Ольга терпеть не может болтать по телефону и другим средствам связи, поэтому разговор с ней всегда исключительно лаконичен.
- С какого числа? – также кратко спросила я.
- Чем скорее тем лучше, но желательно послезавтра! - она замолчала в нетерпеливом ожидании.
- Что-то случилось?
- Ничего страшного, на работе решаемая неприятность, но нам надо быть в Москве обоим. Так ты сможешь, у тебя вроде бы открытый Шенген?
- Шенген открытый, - подтвердила я. - Дай-ка я подумаю и перезвоню тебе.
- Давай думай, только, пожалуйста, побыстрее! Обещаю затарить холодильник сырами, тапинадами, вином и шампанским! – крикнула она мне вдогонку, чтобы я оптимистично мыслила в правильном направлении.

Я задумалась. Предложение было, конечно, заманчивым и с работой не будет никаких проблем: я могу работать удаленно. Единственной проблемой была сама Рита –  причина приглашения меня в качестве «сиделки». Рита - это Олькин любимый мопс. А я мопсов … не очень, а слюнявую, вечно хрюкающую и пукающую Ритку – особенно.  Но дело в том, что Рита из всех посторонних людей признавала и нежно любила именно меня, что еще раз доказывало ее несостоятельность в качестве умной собаки. При виде меня она приходила в восторг, делала короткий разгон и галопом скакала навстречу мне, подпрыгивая тучным телом и накручивая поросячьим хвостом немыслимые круги. Приходилось брать ее на руки, доставляя удовольствие хозяйке и собаке. Рита лезла целоваться, крутилась и пыхтела, а, угомонившись, засыпала у меня на коленях, нежно уткнувшись в изгиб локтя, громко храпя и тихо пуская ветры мне под нос.

В общем, несмотря на то, что любовь с Ритой не была взаимной, я согласилась приехать и вот теперь, совершив недолгую прогулку с этой кубышкой, помыв ей лапы, вычесав игольчатую шёрстку и накормив  оставленным кормом, я заслуженно наслаждалась жизнью на террасе лучшей гостиницы в Каннах и любовалась набережной Круазетт. Я сделала глоток шампанского, откинулась на спинку кресла и блаженно прикрыла глаза: «Как же хорошо! Как же красиво! Как же тепло! Ну что за чудесная жизнь бывает у людей! Вау!»

- Привет! Ты русская?! – выдернул меня из блаженного состояния женский голос.
Я открыла глаза, выпрямилась и посмотрела в сторону раздавшегося голоса. За соседним столиком сидело то самое тонкое создание, полчаса назад выпорхнувшее из Lamborghini, и, приветливо улыбаясь мне, вопрошало:

– Ты не выпьешь со мной еще шампанского? А то твое заканчивается и я боюсь, что ты скоро уйдешь. Ну так как: ты ко мне сядешь или я к тебе?! – спросила она с задорной непосредственностью и, видя мое недоумение, примирительно закончила, не оставляя мне выбора - Ладно, ладно, я к тебе! Ты уже давно здесь сидишь!

Она подозвала официанта, на красивом французском распорядилась перенести заказанные  шампанское и закуску на мой столик, изящно опустилась в кресло рядом со мной и, пластично протянув руку для знакомства, искренне просияла:
- Рита! А тебя как зовут?
- Катя, - настороженно ответила я. «Везет же мне в Каннах на Рит!» - мелькнуло в голове.
- Давай выпьем, Катя, за знакомство! – бодро протянула она свой бокал, и мне подумалось, что сейчас она звонко стукнет им о стенку моего,  залпом выпьет бокал шампанского, опьянеет на старые-то дрожжи, и что я буду делать с этой пьяной девочкой? Свалилась же она мне на голову! Но вместо этого Рита аккуратно прикоснулась к моему бокалу, издавшему в ответ изящное «тыынннь», и, сменив свой задорный тон на задушевный, сказала мне, как старой знакомой: «Я рада, что встретила тебя и рада нашему знакомству!»

Я молча кивнула, отпила шампанское и стала приглядываться к ней - уж больно необычная девушка сидела передо мной.

На вид ей можно дать лет двадцать пять. Еще тридцать минут назад она выскочила из машины в ярком изумрудном платье, вечернем макияже и, гордо потрясая копной распущенных волос, эффектно перекинув через плечо искрящуюся  в солнечном свете пайетками сумочку, вошла в гостиницу, привлекая внимание всех окружающих.

А сейчас передо мной сидела девушка, которая даже отдаленно не напоминала ту профурсетку, которую я созерцала полчаса назад. Ее элегантный вид мог бы служить рекламой любого престижного бренда. Светло-серые укороченные бриджи открывали изящную щиколотку; мокасины подобраны в тон бриджам;  белая блуза с аккуратным жабо деликатным вырезом обнажала шею, придавая её обладательнице вид скромной барышни из прошлого века; из украшений - только часы Patek Philippe на бежевом ремешке из кожи аллигатора (по моим подсчетам они стоят как моя пятилетняя Volvo). Красивая она? В привычном понимании этого слова - нет: голубые глаза чуть раскосые, брови слишком светлые, аккуратный носик чуть коротковат, скулы широковатые; вот губы – очень красивые, натуральные: не пухлые и не узкие, в самый раз и хорошо очерчены. Лицо чистое, без макияжа. Загоревшая кожа светится здоровьем. Рыжие волосы собраны в аккуратный пучок и отражают солнце. И есть в ней такая особенность: чем больше смотришь на нее, тем лучше понимаешь, что она красивая! Может быть, потому что она ухоженная и светится  чистотой, здоровьем и богатством, как ухоженные лица наших политиков из верхнего эшелона власти? А, может быть, в ней есть то, что называется «изюминкой»? Я в «изюминках» не разбираюсь, но смотреть на нее приятно и хочется – человек излучает здоровье и благополучие.

Что еще можно сказать о ней? Эта девушка умеет по-военному быстро переодеться и сменить образ. Хорошо знает французский язык. О знании итальянского судить по «чао, козленок», конечно, затруднительно. Манеры – на грани шокирующих, но по каким-то мелочам - интонациям, движениям, взглядам - понимаешь, что она хорошо воспитана. В общем, она определенно странная девушка.

- Нравлюсь?! – с подковыркой спросила она, заметив мои наблюдения.
- Не знаю, - ответила я.

Я вдруг решила быть откровенной с ней и не стесняться говорить то, что думаю. Она ведь не стесняется, ведет себя, как хочет! Говорят, такие встречи случаются в поезде с соседями по купе. Расскажет один из них всю правду о себе, вывернет душу наизнанку, а потом выйдет на станции и, как ни в чем не бывало, пойдет своей дорогой, а тайна его поедет с изумленным попутчиком дальше. Кажется, эта девушка хотела найти такого попутчика в моем лице – а иначе для чего она подсела ко мне?

- А ты мне сразу понравилась! – заявила она.
- Когда же я успела понравиться тебе, Рита? – поинтересовалась я с сомнением и отметила про себя, что ее «тыканье» коробит меня. Пожалуй, выводы относительно ее воспитанности преждевременны. 
- А когда я разворачивалась от «Ламборджини», я краем глаза заметила тебя. Ты ведь тоже видела меня, да?
- Да, твой выход трудно было не заметить.
- Я знаю. Специально так выходила, поэтому и на производимый эффект  смотрела. И тебя заметила. Вот, думаю, надо скорее снять с себя всю эту вечернюю чешую, и познакомиться с нормальной девушкой, поговорить с ней и отдохнуть душой!  Так что я быстро приняла душ и бегом сюда, знакомиться с тобой! А ты, кажется, совсем не рада этому, да?! Я тебе помешала?

Я не знала, что ответить. Рада я – не рада? Как она успела заметить меня и с чего это я ей так понравилась за десять секунд?! Сумасшедшая она какая-то.
Вдруг Рита рассмеялась:
- Оооо, какое у тебя лицо стало! Думаешь, наверное, не сумасшедшая ли я, да?!
- Ну не без этого, - ответила я, вспомнив свое намерение быть откровенной, и удивилась легкости, с которой она прочитала мои мысли и поделилась ими.
- Знаешь, чем ты понравилась мне?
- Чем?
- Тем, что ты спокойная, умиротворенная женщина из нормальной жизни. Ты отличаешься от всей этой публики, ты не из «нас». И это очень хорошо.

Её разъяснение покоробило меня. Что это значит «я не из них», чем это я отличаюсь?
- Ты экстрасенс, чтобы за полминуты своего прохода от машины до входа в гостиницу  увидеть мою умиротворенность и разглядеть, что я «не из вас»?! – с издевкой спросила я.
- Нет, я не экстрасенс, но «сенс»  у меня есть – это поверь мне!
- А ты всем русским женщинам «не из вас» тыкаешь и сколько тебе лет? – спросила я с некоторым вызовом и нарочито строго.
- Нет, конечно, не всем. Я вообще никогда не «тыкаю» незнакомым людям, а тебе «тыкнула» от неловкости – не знала, как с тобой познакомиться. Не буду же я говорить: «Девушка, давайте с Вами познакомимся?» или спрашивать который сейчас час?
- То есть ты хамишь из-за своей врожденной стеснительности, да?! – не без удовольствия подковырнула я.
- Я не хамлю, я эпатирую. За эпатажем удается скрыть свои комплексы и неловкость,  -ответила она просто и искренне.
- А  у тебя есть комплексы?! – не поверила я.
- Да, начинают появляться, - ответила она после короткого раздумья. – Ты спросила сколько мне лет - Мне тридцать три. А тебе? Тридцать семь?
- Тебе тридцать три?!! – изумилась я.
- Да-да, мне тридцать три, но все думают, что мне двадцать пять, потому что я  вся такая тонкая и звонкая. Я знаю! – усталой скороговоркой произнесла она. – Так сколько тебе лет?
- Мне тридцать девять.
- Молодец, хорошо выглядишь! Замужем, дети, вилла, прислуга?
- Замужем, двое детей, работа, квартира. Я же «не из вас», - не упустила я случая поддеть ее. - А ты?
- Не замужем, бездетна, бездомна, безработна.
- Путана что ли?  - легко пошутила я, сказав первое, что пришло в голову.
Она взглянула на меня так, будто я причинила ей внезапную боль, и я пожалела о сказанном. «Какая ранимая!», - подумалось мне.
- А что, похожа? – спросила она с  горькой усмешкой.
- Да нет, ну просто незамужем, безработна, бездомна, а ведешь такой образ жизни, - оправдалась я. – Что еще можно подумать?
- Да, наверное, ты права. Так тоже можно подумать, – ответила она и тяжко вздохнула. - Давай выпьем по глоточку?!

Мы выпили по глоточку. Я почувствовала резкую перемену в ней – она поникла и погрустнела. «Такие перепады настроения. А вдруг она сумасшедшая? Или наркоманка?» - пронеслась у меня беспокойная мысль. Я никак не могла взять в толк ее странную манеру общения.

- Ты не думай обо мне плохо. - Она снова прочитала мои мысли. – Я просто смертельно устала. Давай еще выпьем, а то мне сегодня вечером ехать в Монако, а я расклеилась. Я когда выпиваю, у меня появляется бодрость и хорошее настроение. Хочешь поехать вместе со мной в Монако на вечеринку?!  Она будет роскошной! Я тебя приглашаю!
- Нет, спасибо, у меня свои дела.
- А какие у тебя дела?
- Я сижу с собакой подруги, - ответила я.
- Ты работаешь собачьей прислугой?!! – она в изумлении откинулась на спинку кресла, настроение снова вернулось к ней – И можешь позволить себе хорошо одеваться и пить здесь шампанское?!!

Я не стала оправдываться и, поддавшись ее настроению, весело ответила:
- Да!
- О, господи, - воскликнула она и, вознеся руки к небу, шутливо, на восточный манер, сказала: «Куда ты смотрел, когда раздавал эту работу?! Почему она досталась этой женщине, а не мне?!!»
- Это мопс,  – сказала я в свое оправдание и засмеялась несуразности происходящего.
- О, господи, это еще и божественное создание на кривых лапах! Бери это чудо с собой и поехали! А что?! Всего два часа на машине и мы в Монако! Я же не на Луну тебя приглашаю! Поехали?!! Будет здорово!
- Нет, спасибо. Мы как-нибудь дома переночуем.
- Ну и дурочка! Вечеринка будет классная! Ну когда тебе еще представится возможность посетить такую вечеринку?! Знаешь, кто ее устраивает?! – и она назвала фамилию известного голливудского актера, снимающегося в фильмах категории «В».
- Мне по фиг! – беззаботно сказала я и тут же укорила себя: кто тут еще пять минут назад собирался быть честной?! – А кто еще там будет? –полюбопытствовала я, не устояв перед соблазном.
- С собачьей прислуги и одного Робертса хватит! – рассмеялась она, дружески похлопав меня по плечу. -  Нет, ну правда, поехали! Тебе понравится!

Сомнения охватили меня. С одной стороны, конечно, хотелось посетить такую вечеринку, а с другой стороны, было боязно: Рита по-прежнему не вызывала у меня доверия. От этой особы можно ожидать чего угодно. Общение с ней походило на прогулку по минному полю. Зачем она подсела ко мне? Зачем приглашает на эту вечеринку? Странно всё это. И я спросила:

- Рита, скажи, а почему ты хочешь, чтобы я поехала с тобой? Разве у тебя нет подруги или молодого человека, с которым ты могла бы провести время? Почему со мной, с первой встречной?!
- Отвечаю, - спокойно ответила она. – Потому что ты производишь впечатление порядочной, разумной женщины, а мне сейчас очень не хватает общения с такими женщинами.
- А тебе не кажется, что, если я соглашусь на твое предложение, то перестану подходить под описание такой женщины? - поддела я.
- Конечно кажется! Но ведь об этом, кроме нас двоих, никто  не будет знать! – заговорщически ответила она, наклонившись ко мне, и рассмеялась.
- Допустим, - согласилась я с ее доводом. – Но зачем тебе нужно, чтобы рядом с тобой была разумная женщина?! За тобой что, нужно приглядывать? Ты наркоманка? Алкоголичка? Пристаешь к мужчинам, когда выпьешь? Танцуешь голой на столе? Купаешься пьяная в бассейне? Что я должна буду делать?! – по мере задавания вопросов во мне вырастало возмущение. Все эти картинки внезапно сложились в моей голове в короткометражный фильм, и я твердо решила, что никуда не поеду, никакие приключения мне нужны. В конце концов, разумная я женщина или нет?!
 
- Да нет, я вроде бы нормальная, - ответила она, нисколько не обидевшись. – Я же говорю тебе: мне не хватает общения с нормальными людьми, понимаешь? Вот я и пристала к тебе. Ну не к мужчинами же мне приставать! У меня сейчас в жизни чёрно-пречёрная полоса, а мои подружки - гламурные светские львицы - годятся только для приятного времяпрепровождения. Как только появляются трудности, они испаряются, чтобы не создавать себе проблем. А мужчины…. Для того, чтобы встречаться с мужчиной нужно желание или хотя бы настроение, а у меня сейчас  ни того, ни другого нет.  А врать и использовать людей я так и не научилась. Не в моей это натуре.
- Зачем же ты едешь на эту вечеринку в Монако?
- Для меня это не просто вечеринка. Для меня это работа – в смысле показать, что я в порядке, «на коне». Я должна быть там. А если ты все-таки согласишься поехать со мной, то они увидят еще, что я общаюсь с нормальными людьми.
- У тебя такая плохая репутация в обществе, что тебе нужны нормальные люди в качестве подтверждения твоего нормального образа жизни? – спросила я.
- Репутация у меня всегда была хорошая, но в последнее время мне упорно создают плохую репутацию.
- Ну знаешь, позволь тебе не поверить! Разве ты не сама создаешь ее?! Кто сегодня в полдень выскочил из машины в вечернем платье? И кто сейчас, в час дня, начинает пить шампанское, зная, что сегодня вечером у него важная вечеринка? Ты туда пьяной приедешь?! Я с тобой час знакома, а уже понимаю, что ты живешь от вечеринки до вечеринки! – во мне внезапно проснулась гневная моралистка.

Рита усмехнулась, внимательно посмотрела на меня и уставшим, спокойным и холодным тоном задала вопрос:
- А девица, которая подсела к тебе полчаса назад, была пьяная? Или с похмелья?

Я обескураженно замолчала. А ведь действительно, выскочившая из машины шалава, воплотившаяся потом за моим столом в Риту, была абсолютно трезвой и источала дорогой запах сандалового дерева с примесью розы.  С чего я взяла, что она была выпившая или с похмелья?! Какое стереотипное мышление у меня!
- Да, действительно, ты была трезвая, но сейчас-то ты пьешь! – защитилась я.
- Я заказала шампанское только для того, чтобы познакомиться с тобой,  – снова спокойно ответила она. – Это ты у нас, дорогая, пьешь шампанское в полдень! А я к спиртному равнодушна, и вообще выпиваю редко.

Рита замолчала, сделала глоток шампанского, положила в рот лепесток чипса и отрешенно уставилась сквозь стволы пальм на море. Я пристыженно молчала. С чего это я подозреваю её во всех грехах? Уж не из-за её ли богатства?!

Продолжение - ч.2: http://www.proza.ru/2015/10/06/2050


Рецензии
Здравствуйте, Лика!
Прочитала первую часть с большим интересом, захватило. Понравились обе героини рассказа, хотя они очень разные.
С уважением,

Валентина Петряева   23.05.2017 09:09     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Валентина!
Спасибо:) Мне тоже нравятся обе девчонки:)
С уважением,

Лика Шергилова   26.05.2017 01:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.