Девушка из высшего общества - часть 2

Рита отрешенно смотрела вдаль. Она, может быть, даже забыла, где и с кем сидит сейчас. Лицо её выражало усталость, и в ярком дневном свете она уже не выглядела на двадцать пять лет. Какая она переменчивая! Как погода ранней весной: греет солнце, весело стучит капель и на душе светло, но вот зашло солнце за облако и сразу стало холодно, сыро и на душе тоскливо. Мне было жаль ее, как бывает жаль человека, который из здорового вдруг сделался больным – хочется помочь ему, словом ли, делом ли или просто дружеским прикосновением, сочувственным взглядом.

- Рит, не обижайся! Если хочешь, расскажи, что у тебя случилось, ведь зачем-то ты подсела ко мне? Может быть, я смогу помочь тебе советом? - спросила я и тронула ее за руку, возвращая в действительность.

Она благодарно взглянула на меня, грустно улыбнулась и махнула рукой:
- Да ладно, забудь! Рассказать мою историю трудно. Может, когда-нибудь ты прочитаешь её в желтой прессе или, типун мне на язык, в криминальной хронике - вот тогда-то и узнаешь всю правду обо мне! Только, скорее всего, неправдивую правду - такая ведь тоже бывает, – она невесело усмехнулась. -  Ладно, надеюсь, всё когда-нибудь образуется. Расскажи лучше про себя. Расскажи, как живут простые люди?

- Что для тебя «простые люди»? А ты какая, «сложная»? – спросила я, с досадой подумав: «Зачем она так? Ведь вроде бы нормальная девчонка!»
- Да, я сложная, к сожалению. - Она печально вздохнула. -  Простые люди – это люди, которые…, - начала было она.

Мне стало смешно: ну прям преподаватель в институте диктует под запись: «Архитектура – это наука, которая учит строить здания и сооружения… ». Я хмыкнула:
- Извините, тетенька, я не успеваю записывать, повторите, пожалуйста: «простые люди – это лююдии, котооорые..? - я дурашливо посмотрела на Риту.

Рита приняла мою шутку, улыбнулась и подыграла учительским тоном:
- Да, пожалуйста, я повторю. Простые люди – это лююдиии, котооорые ходят по землеее, ездят на машииинах, носят вееещи, едят едууу, пьют винооо, воооду, заводят живооотных и делают много других полезных и бесполезных вещей. – Рита сделала паузу, вновь став серьёзной. - А сложные – это  люди, которые вроде бы делают всё тоже самое, что и простые, но только всё у них люксовое. Понятно я излагаю?
- Понятно, но тебе не кажется, что делить людей на простых и сложных - это, мягко говоря, некрасиво?
- Кажется. А что от этого меняется? Ты веришь в равенство? – задала она риторический вопрос. - Простые и сложные - звучит некрасиво, но существует веками. Так устроен мир. А знаешь, в чём ещё отличие простых людей от сложных?
- Да у тебя целая теория по этому поводу? – подначила я ее.

- Нет, теории нет, я просто рассуждаю вслух. Ну так как ты думаешь, в чем еще отличие простых от сложных?
- В чем?
- А ты подумай!
- Подумала, не знаю, - ответила я, не задумываясь.
- Воооот! – она подняла наманикюренный палец вверх, назидательно покачала им в воздухе и изрекла: «А отличий, Катя, еще, как минимум, два. Первое отличие состоит в том, что простые люди существуют для того, чтобы сложные жили на своем люксовом уровне. А сложные люди существуют для того, чтобы использовать простых для поддержания своего топ-уровня. – Она сделала паузу и шутливо спросила: «Поняла?»
- Да, учительница! – подыграла я ей.

- Тогда я продолжаю. Второе отличие состоит в том, что если ломается простой человек, то его починить можно. А если ломается сложный, его починить нельзя. Под «ломается» я имею ввиду не болезнь, а крупные жизненные неудачи, столкновения с препятствиями. А знаешь, почему сложного починить невозможно? – она вопросительно посмотрела на меня, ожидая ответа.
- Нет, не знаю, - ответила я и насмешливо уточнила - И почему сложного починить невозможно?

- Потому что желающих починить сложного нет. Понимаешь? Их нет: ни среди простых, ни среди сложных. - Рита горько засмеялась и стало очевидно, что она рассказывает про себя.  -  А знаешь, почему нет желающих чинить сложного?  - Слёзы блестнули в её глазах и, превратившись в увеличительные линзы, выдали боль, которую она пыталась скрыть. Сделав короткую паузу, Рита справилась со своими чувствами и закончила: - Потому что починить сложного человека – это риск и большая ответственность, а люди это не любят. Поэтому если сложный человек ломается, то как с ним поступают? – снова задала она риторический вопрос: – Пра-а-а-а-вильно! –  продолжила она протяжным голосом кота Матроскина и, вновь подняв указательный палец, назидательно покачала им в воздухе и ответила сама себе - Ему подбирают замену и выбрасывают на помойку.

Рита выдохнула и отпила шампанское. Было понятно, что она говорит о наболевшем. Но её рассуждения были сносбисткими и мне было неприятно слушать, как примитивно и легко она делит людей на касты. Кроме того, задевало ещё и то, что меня она явно относила к «простым человекам».

- А ты, Рита, сразу родилась сложным человеком или выбилась в сложные из нас, «из простых»?
- А я, Катя, как кузнечик: удачно перепрыгнула через пропасть от простых к сложным.
- А меня ты к какой категории относишь? – с интересом спросила я и тут же пожалела: не дай бог начнёт сейчас разбирать меня, простую, по косточкам.
- В нашей стране есть ещё один класс людей: балансирующих в пропасти между простыми и сложными. Они, как воздушные гимнасты: пока не потеряли гибкость и чувствуют баланс, могут долго висеть на подвесном канате и даже продвигаться в сторону сложных.

- А ты, будучи кузнечиком, можешь обратно перепрыгнуть через пропасть и вернуться к простым?
- Нет, - Рита усмехнулась, - перед обратным прыжком кузнечику сначала или ноги, или крылья оборвут.
- А сложный может починить сложного? – не отставала я.
- Нееет, – она отрицательно покачала головой.
- Почему же "нееет"?
- Не знаю почему. Так сложные эволюционировали. Или деградировали. Не чинят они друг друга.

Рита замолчала. Я снова спросила:
- Это ты мне сейчас типа эзоповым языком рассказала историю про олигархов и остальной народ?
- Нет, это я тебе сейчас рассказала так свою историю, чтобы не грузить тебя «техническими подробностями». - Она устало вздохнула, взглянула на меня и с горькой усмешкой призналась: -  Я и есть тот самый сложный человек, которому подобрали замену и хотят выбросить на помойку. И перепрыгнуть через пропасть мне не дадут.
- Рита, может, ты расскажешь мне всё по-нормальному, без иносказаний?
- Я не могу рассказать. Честно говоря,  сама до конца не верю, что в жизни может быть то, что происходит сейчас со мной. И ещё, что люди могут быть такими…, - не подобрав нужного слова, она замолчала.

Я тоже молчала. Что я могла ей сказать? Странно: знаем друг друга меньше часа, говорим загадками, а ощущение доверия, понимания и родства есть. Чисто женская бредятина, да?

- А то, что ты не хочешь ехать на вечеринку, так это правильно.  – Вдруг сказала она. - В конце концов это не  Bal des Fleurs  на вилле Ротшильдов, который стоит посетить хотя бы из-за роскошных интерьеров самой виллы, но уж точно никак не из-за публики.

Рита взяла бокал за ножку, подняла его и посмотрела шампанское на свет: пузырьки гейзером поднимались к поверхности, беспечно щёлкали и распылялись в воздухе едва уловимым цветочным ароматом.   

- Как же мне не хочется ехать на эту чёртову вечеринку! – с горечью выралось у неё. – Снова видеть это сборище людей, объединенных властью, славой, деньгами,  на которые они могут покупать другие свои ценности – заводы, звания, острова, женщин, замки, бриллианты и всякую другую ерунду! Слушать пустую болтавню подвыпившей публики, наблюдать за появлением очередных жеманных «золушек», пытающихся освоить манеры девушек из высшего общества, видеть оценивающие взгляды избалованных мужчин, опытных светских лиц, плетущих интриги и интрижки. Так хочется захлопнуть эту музыкальную шкатулку с движущимися по кругу фигурками и крикнуть: «Люди, посмотрите на себя со стороны! Для чего вы живёте?». Нет, конечно, среди этого бомонда встречаются и люди умные, но они редко посещают подобные вечеринки, им кисло и неинтересно находиться в этой среде. Просто иногда необходимо. И мне сегодня просто необходимо там быть.

- Да ты, Рита, похоже, маргинал?
- Не знаю, не думала. Может быть. А ты разве нет? Давай лучше выпьем!
- Давай! – согласилась я.  В голове моей царил хаос. Что творилось в голове Риты – лучше и не знать, наверное. - А за что выпьем?

- Давай за то, чтобы нас никогда не покидали вера и надежда!
- А как же любовь? – подначила я.
- Ты все ёрничаешь! Поверь мне, есть периоды, когда самым важным оказываются вера и надежда. – Она замолчала, обдумывая какую-то мысль. -  Хотя, нет! Ты права: если человек любит в этой жизни хоть что-то, пусть даже самую малую кроху и вдруг лишается её, ему сразу становятся нужны и вера, и надежда, что он сможет вернуть эту кроху. Так что ты права - давай выпьем за любовь. С нее все начинается.

Она приглашающе поднесла свой бокал к моему и легко коснулась его тонкого бока. «Тыыынннь» - хрустально раздалось в ответ. Мы выпили по глоточку. Повисла пауза - она была естественной. Каждая задумалась о своём.

Продолжение - ч.3: http://www.proza.ru/2015/10/08/2407

=========
  Bal des Fleurs (фр.) – Бал цветов проводится на вилле Эфрусси-де-Ротшильд на Лазурном берегу. В нем принимают участие политики, бизнесмены, члены монархических домов, знаменитости и другие важные персоны современности.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.