Им бы табу

   Героиня не находила себе места: ей не звонили. Она бесцельно ходила по квартире. А по однокомнатной то вдоволь не находишься. Зверь в клетке - непременная ассоциация. Пробовала читать, но смысл строчек не постигался. Телефон молчал.
 Пробовала писать, но ахинею. Позвонили! Она взъерошила и без того лохматую игрушку.
-Да, я слушаю!
-Танечка, поверь, я сделал все, что мог. Ты не расстраивайся, не получилось сейчас, получится потом…. я в тебя верю, ты талант… ты все в отпуске? Танечка, не отчаивайся, пиши…
 За сочувствие, извинение и ненужное подбадривание героиня поблагодарила. Прошептала лохматой игрушке: прошло.
 Хватит витать в иллюзиях, тебе уже тридцать (один, два, три, четыре, пять, шесть) лет!

Любимая, роди мне ребенка.
 Раньше это непроизнесенное мучило Татьяну. Жизнь показала, мучения не вечны. Вечны последствия. 
 Одинока, не удачлива, бедна. Десять лет.
-Я измотан. Совершенно измотан. Возможно, нужно уехать. Я больше не люблю нашу страну.
-Ты так говоришь из-за дефолта? Ты молод, моложе меня. Тебе со мной плохо? - В последнее время Татьяна и Тимур говорили о своем, упрямо игнорируя чужое.   
 Они изначально смотрелись вместе чудно: классический он и вся такая не от мира сего она.
 
 Противоречия Татьяны многообразны: одни явственны, другие кроились за простыми вещами. Например, по вторникам и субботам она скрупулезно протирала пыль. А в воскресение, предвкушая огромное удовольствие, отправлялась на барахолку, за хламом.
 Раз в два месяца у нее в квартире происходили бои. Сестра приезжала избавлять Татьяну от хлама. Без боя та не сдавалась!
-Нет, Ася, это же картина, произведение искусства, не выкидывай! – жалко висла героиня на сестре, чей рост под два метра.
-Как же произведение, мазня! И она у тебя повсюду! Зачем тебе эта голая баба? Или юбка, в которую можно втиснуть нас двоих? У куклы вообще отваливается рука! – сестра неумолимо наполняла мешок.
 Раньше Татьяне удалось бы убедить ее пощадить произведение. Но после сокращения мужа сестра стала дерганее, усталее, и злее.
-Не выкидывай, подари кому-нибудь – жалостливо попросила героиня и незаметно вытащила из мешка первое, что попалось под руку. – Помочь тебе донести?
 Сестра сердито развернулась. Поморщившись, перехватила поудобнее тяжелый мешок.
-И чего я переживала, когда ты была с Колей? Играет в Москве, не пьет. Признан великим мастером. Ошибалась я насчет него.
 Десять лет назад за такие слова Татьяна расцеловала бы боготворимую сестру.
-У меня есть Тимур – хорошо, героиня не расплакалась.
-Надолго ли? Уж очень ты своеобразна – сомнения сестры небезосновательны. Хотя ее основания и ошибочны. Какой среднестатистической женщине понравится мужчина, сводящий любой разговор к политике?
-Наивная, прячь ни прячь, я все равно ее нахожу. Выкинь. Выкинь его игрушку!
 Героиня ответила с той же черствостью:
-Ты зациклилась на том, чтобы ее выбросить.
-Это ты! Не понимаешь будто. Может, начнется новая жизнь – ради этого сестра выкинула бы что угодно.
  Коля подарил игрушку на следующий день, как узнал о беременности.
– Я не выкину свою игрушку в угоду пресловутой «новой жизни»!

  На временной работе Татьяна уже десять лет. Она давала ей деньги на привычную жизнь. Постоянную. Работа не хлопотная. С противоречивой рутиной.

  Героиня не спала, не подходила принципиально. Неистовство телефона продолжалось минут двадцать.
 Ровно в двенадцать часов ночи героиня подумала: а вдруг? Вдруг они передумали? И это тот самый, один на миллион, счастливый звонок?
-Да, я слушаю!
-Вы все прекрасны по разному…(женский смех) Танечка, мне приехать? – язык Тимура заплетался, героине это ой как не понравилось!
-Ты пьян. Езжай домой.
   Из героини хлынул поток, эмоциональный, сильный. В поиске верной направленности трудный.

 Часа в три ночи героиня остановилась:


                БЫТЬ НЕ БЕЗЛИКИМ

Секунда жизни пролетела великая,
Когда я дома вроде безликая,
Стрела с грушей зависла под облаком.
Заберусь на великаншу-стремянку,
Выпью груши сок, кину ответ,
В соседнее облако, к счастью билет.

Я буду преданно ждать,
Пока тебя не признают великим,
А я устану верить и врать,
Мучаясь чем-то безликим

Иногда мечты на жизнь вдохновляют,
А иногда жестоко её разрушают,
Билет к счастью – юности бред,
Но испортить, не верить – непоправимый вред,
Думать, верить, с совестью жить,
Плакать от чужой боли – значит быть.

Я буду преданно ждать,
Пока тебя не признают великим,
А я устану верить и врать,
Мучаясь чем-то безликим

  Хоть что-то героине понравилось в жизни Татьяны! Ее жгла досада: позови она Тимура, они могли бы попытаться сблизиться духовно. А она не позвала. Не справилась. И так еще две недели до конца месяца?!
 Дать бы людям табу….
 Табуретка и веревка – не самый хлам у Татьяны. Героиня глотнула вина, лежащего в холодильнике с зимы. Оно ей не понравилось. Жалко, на улице темно, перегорел фонарь. Героиня выключила свет и в квартире. За стеной хрипло закашлял сосед.
 Хлам в полумраке – будто сокровищница. В обветшалом комоде спрятаны драгоценные камни. Картины написаны средневековым художником, непризнанным гением. Мелочь – из антикварной коллекции. Татьяна раньше о-го-го фантазировала!
Возможно, будет фантазировать и дальше. И у нее настанет то «потом». А героине - конец.


Рецензии
Читала, читала и банальное заключение пришло на ум, что у каждого
в голове свои тараканы (лг имею ввиду).
Вообще с интересом читалось. Спасибо!
Творческих успехов Вам!
С теплом,

Тамара Полухина   04.11.2017 21:05     Заявить о нарушении
Это точно! Говорят, что абсолютно нормальных людей нет)) В этой трилогии я поставила жанр фантастика, потому что все главные роли примеряет на себя одна сущность. Которая не является человеком. И сочувствует нам, человекам))
Спасибо Вам за отзыв, Тамара!

С уважением и теплом,

Надежда Свиридова   06.11.2017 23:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.