Врах не дремлет!

Петька Либидоев был вёсёлым циником, молодым специалистом в успешно развивающейся кампании, а ещё - блогером. Ещё курсе на втором или третьем он "подсел" на Живой Журнал, и с тех пор - ни дня без строчки! Даже во время сдачи сессий умудрялся выкраивать минут пять-десять для того, чтобы оповестить Прогрессивную Интернет-Общественность о том, что завтра у него зачёт или экзамен. Благодарная живо-журнальная Общественность откликалась ободряющими каментами, желала ни пуха, ни пера, держала за Петьку кулаки и даже обещала заказать молебны об успешной сдаче им, Петькой, сессии. Любили его в этом вашем Живом Журнале.

Кстати, и со своим будущим работодателем Либидоев тоже через ЖеЖешечку познакомился: парень оказался всего на несколько лет его старше - а пересеклись они во время совместных троллинг-набегов на одного местного фрика. Фрик этот, писавший под ником patriot_cccp, судя по его постам, тоже жил в их городе, и всякий раз разговор с ним заканчивался тем, что он, фрик, обещал и клялся разыскать своих обидчиков и "серьёзно поговорить с ними по-мужски" - но так до сих пор и не разыскал: дурак, что ли, Петька, чтобы так дёшево "засвечиваться" и "палиться"?... Ну, а работодатель - с ним как-то само получилось: разговорились как-то на почве общих интересов два юзера о том, кто чем дышит, потом собеседник написал Петьке в л/с - Петька ответил. Созвонились, встретились, поговорили - и вот уже четвёртый год весельчак Либидоев делал успешную карьеру в небольшой криэйторской конторе, владельцем которой был его ЖЖ-френд. На работе, кстати, они с шефом ни от кого не скрывали того, что шеф нашёл Петьку именно в ЖеЖе, да и блоггерство работе не мешало: где, как не в любимом Живом Журнале можно нарыть такого креатива, какой и не снился никому?... Вот и креативили.

Пару лет назат к ним в агентство пришла очередная заказчица - симпатичная девушка Юля, работавшая главным менеджером в какой-то крупной кампании, которая недавно пришла на рынок их города, и которой - кампании, а не Юле - требовался грамотный промоут, ориентированный на среднестатистического жителя данного города. Петька, как раз, маялся дурью - троллил "патриота" на его страничке: заказов, как раз, не было - так отчего бы и не поразвлечься? Шеф, уже успевший переговорить с Юлей, подвёл её к Петьке, объяснил тому суть задания, и уже собирался, было, уходить, как вдруг Петька и говорит:

- Михалыч, значит, если я правильно понял, нам нужно разработать целую рекламную кампанию, ориентированную на таких, как этот наш... - он хитро подмигнул патрону, - как этот наш друг, "патриот ысэсысэр"?

- Вот именно! - просиял шеф, - на лету тему схватываешь! - и, повернувшись к Юле, добавил: - Пётр Либидоев - наш лучший сотрудник! Знает потребителя, и знает, как его заинтересовать! Он сделает всё в лучшем виде!

...Через неделю заказ, который принесла Юля, был выполнен. Никогда ещё Петька не работал на таком подъёме: думаю, нет никакой надобности уточнять, что в качестве испытательного "болвана" он использовал втёмную того самого фрика из Живого Журнала, "патриота эсэсысэр": обкатывал на нём некоторые приёмчики будущей рекламной кампании, "прощупывая" потенциального потребителя с помощью комментариев, которые оставлял тому на страницахего бложка. "Патриот" реагировал оперативно и очень бурно: складывалось такое впечатление, что "болван" сутками не отходит от компьютера... Но это - не главное: дело в том... дело в том, что Петьке Либидоеву очень понравилась девушка-менеджер Юля, которая принесла им этот заказ. Понравилась настолько, что Петька... да-да! - весёлый и циничный блогер Петька Либидоев, кажется, влюбился! А что такого-то? - как говорил незабвенный Полиграф Полиграфович из книжки одного тролля-литератора, "...Профессор! Дело молодое!..." Вот Петька и старался.

Старания его были не напрасны: рекламная кампания была разработана на совесть, и сразу же после запуска имела бешенный успех, что принесло фирме, в которой работала Юля, солидную финансовую прибыль, а Юле, которая нашла для неё столь удачных разработчиков - денежную премию и подъём по карьерной лестнице пусть на одну маленькую ступеньку, но вверх. А когда Юля, желая поделиться своей радостью, позвонила Петьке, тот сначала оробел, зато потом осмелел настолько, что пригласил девушку в одно продвинутое антикафе, в котором его друзья по пятницам читали свои стихи (не всегда пристойные, но вполне талантливые) и исполняли свои песни и баллады под гитару...

Так состоялось их знакомство, которое к тому моменту, к которому относится наше повествование, уже вылилось во взаимное чувство. Чувство было настолько глубоким и серьёзным, что наши герои уже тысячу раз обо всём договорились, и через месяц у них была намечена регистрация. Свадебное застолье, на которое были приглашены, кстати, и некоторые Петькины ЖивоЖурнальные френды - в том числе, разумеется, и его шеф - было решено организовать в том самом, продвинутом антикафе, с которого всё и началось.

Но до регистрации и до свадебного застолья оставался ещё целый месяц - а сегодня Петьке предстояло совсем другое застолье: сегодня ему предстояло визитировать родного дядю, Валерия Филипповича Мортидонова, у которого в аккурат, в этот день отмечался юбилей со дня рождения. И Петька, и его родители были приглашены дядей заранее - причём, прослышав о том, что через месяц племяш собирается жениться, дядя изъявил желание лицезреть его в обществе его избранницы: " - Пусть твоя подружка не стесняется, - говорил дядя по телефону, приглашая племянника - у нас всё будет по-свойски, по-домашнему! Мы же -не буржуи какие-нибудь, чтобы по кабакам гулять: соберёмся у нас - тётя Кланя будет, и тётя Люся с девочками, и баба Катя приедет... Посидим по-семейному, познакомимся: как-никак, мы же - одна семья!..."

Лукавил дядя. Бывший Второй секретарь горкома комсомола, вовремя пересевший в кресло проректора по АХЧ в том самом институте, который когда-то заканчивал, Валерий Филиппович Мортидонов, если бы хотел, вполне мог позволить себе отметить собственный юбилей и в самом лучшем ресторане - ну, да не Петьке же, в конце концов, указывать дяде, где тот должен праздновать собственный юбилей. Вообще же, бывать у дяди на семейных праздниках Петька не любил с детства: хоть стол у Валерия Филипповича всегда и ломился от закусок, но атмосфера за этим столом была, скажем так, не самая приятная. Начать с того, что дядя почему-то напоминал Петьке... петуха в курятнике. Когда-то, давным-давно, в детстве, приехав в деревню к бабе Кате, видел Петька эту самодовольную птицу, вокруг которой суетились куры-несушки - вот с тех пор и воспринимал он своего дядю именно в роли такого "Хозяина курятника", а многочисленные дядины родственницы - сёстры, племянницы,  сёстры дядиной жены, какие-то двоюродные тётки и троюродные своячницы, слетавшиеся каждый год к обильному праздничному столу в квартире Мортидоновых, были похожи именно, что на курочек, во всём угождавших раскукарекавшемуся петушку, и искавших его благорасположения.

Это бы ещё ничего, но ещё с детства Петька помнил, что за этим столом постоянным объектом подколок и подковырок со стороны дяди был Петькин отец: ни Валерий Филиппович, ни его жена не упускали ни одной возможности сказать какую-нибудь гадость по адресу шурина: всё произносилось, вроде бы, и участливым тоном, и даже было облечено в форму предложения бескорыстной помощи и протекции - "по-родственному" - но, как ни мал тогда был Петька, а уже и тогда прекрасно понимал, что отца унижают. Отец, правда, за словом в карман не лез, отшучивался, сыпал остротами, да и мама - сестра дяди - старалась погасить конфликт в зародыше - но это ещё больше распаляло и дядю, и его "вторую половину", и замаскированная под дружелюбную родственную беседу пикировка не прекращалась, пока отец с матерью не вставали из-за стола, не забирали Петьку, и не откланивались. А по дороге домой отец начинал психовать, и клялся - в который уже раз! - что больше он никогда! никогда!!! не переступит порога мортидоновского дома!... Правда, через год их снова очень радушно приглашали по телефону на день рождения Валерия Филипповича, и... всё повторялось снова. Играть на  нервах своего шурина дядя перестал - да и то, не до конца - лишь несколько лет назад, когда Петькин отец вдруг, неожиданно для всех, уволился из своего треста, раскрутил собственное дело - и оно пошло в гору. Но до сих пор ещё, нет-нет, да и позволял себе дядя пустить по адресу шурина очередную "парфянскую стрелу" - и тогда глаза многочисленных дядиных родственниц загорались азартом: эта травля была для них многолетним и самым любимым развлечением...

Так что, можете себе представить, насколько в восторге был Петька от предстоящего визита к дядюшке на юбилей, да ещё и от перспективы вести с собой Юлю... Он и дома сразу же заявил, что ни за что не пойдёт "в этот курятник" - но упросили родители: мать намекнула, что успела уже переговорить с братом, и что всесильный проректор по АХЧ и бывший комсомольский функционер В. Ф. Мортидонов, узнав о предстоящей свадьбе племянника, обещал сделать поистине царский подарок - в день свадьбы вручить молодожёнам ключи от собственной квартиры в жилом комплексе, который строит их институт.  Петька лишь вздохнул: после свадьбы им с Юлей предстояло жить в её квартире, вместе с Юлиной матерью - и, хотя отношения с будущей тёщей у Петьки были великолепные, всё же, своя квартира - это своя квартира... Да... Придётся идти...

- ...Ты на него сильно внимания не обращай, - говорил он Юле, когда они в назначенный день ехали в гости к Валерию Филипповичу, - он - такой: всю жизнь командовал, ничего не умеет, кроме, как речи толкать. В молодости комсомольцев на ударные подвиги вдохновлял - ну, и сейчас тоже... туда же... Выкати ему трибуну, дай микрофон - весь вечер выступать будет! Но мы там недолго пробудем: поздравим, часок посидим - и пойдём: сегодня, кстати, в антикафе Юрка будет свою пьесу новую читать, про какую-то Чёрную Даму... Как раз, к началу успеем!...

Юля улыбалась и кивала.

...Того разговора, который случился у дяди за столом, Петька никак не мог ожидать. Он-то думал, что всё пойдёт по накатанному сценарию: что они поздравят дядю - и Валерий Филиппович скажет Юле какой-нибудь грубоватый комплимент, поздравит племянника с удачным выбором - а потом его, дядю, понесёт на воспоминания о комсомольской юности. Затем, захмелев, дядя ударится в сферы высокой политики: будет крыть президента Ельцина и "проклятых дерьмократов", которые "такую страну прос**ли!...", помянет недобрым словом Аллена Даллеса, сионистов, жидов, хохлов, пиндосов... похвалит нынешнего президента за то, что "зато Крым теперь наш!"... вспомнит, как в далёком одна тысяча девятьсот семьдесят пятом в этом самом Крыму... - но, скосив глаза на супругу, вдруг поймёт, что несёт его на скользкую тропку - и, спохватившись, закатит что-нибудь про "нынешнюю безыдейную молодёжь, у которой "вообще нет никаких идеалов"... На этом месте, может быть, докопается до Петьки, спросив его: "Вот у тебя, племяш, есть идеалы?" - а он, Петька, чтобы не провоцировать скандала, отшутится: мол, да, конечно - Павка Корчагин, да герои-молодогвардейцы... - и дядя, конечно же, не поверит ему, но сделает вид, что поверит, и раздобреет, и разомлеет... и вот тогда можно будет смыться с Юлей из-за щедрого дядиного стола, и успеть на читку Юркиной пьесы про Чёрную Даму в их любимое антикафе... Петька ожидал, что всё будет именно так - но всё получилось совсем-совсем иначе.

Едва войдя в гостинную дядиной квартиры, где за накрытым столом уже сидели и сам проректор Мортидонов с супругой, и их дочки-вредины (двери им открыла средняя, сразу же зыркнувшая на Юлю полным неприязни взглядом), и его, Петькины, родители, и тётя Кланя, и тётя Муся, и тётя Люся, и тётя Нюся, и баба Дуся, все остальные многочисленные тёти, бабы и бабки из дядиного курятника, Петька тут же попал под прицельный огонь дядиных вопросов:

- А-а, племяш пришёл! - воскликнул дядя, - садись, Петро, садись, и девушку свою усаживай!... Вот скажи мне, Петро, - дядя вытянул вперёд руку с зажатой в ней недопитой водочной рюмкой, в которой плескался, однако, коньяк, - скажи мне: ты вот в этой... как её? - в компьютерной сфере работаешь, да? - Петька кивнул, - А вот такой сайт - Живой Журнал - наверное, тоже знаешь?...

Видимо, существуют в Тонком Мире какие-то особые, Сетевые Ангелы, которые иной раз, в самый последний миг удерживают юзера от роковых ошибок: Петька уже и кивнул утвердительно в ответ на дядин вопрос - да, мол, знаю такой ресурс - и едва не назвал свой никнейм, под которым он широко известен в не слишком-то уже и узких ЖеЖешных кругах - но в самый-самый последний момент персональный Петькин Сетевой Ангел, оставаясь невидимым, подлетел к нему, и зажал Петьке рот ладошкой.

- Живой Журнал, - объяснил дядя сидевшей за столом общественности, - это что-то типа "Одноклассников", только интереснее: если в "Одноклассниках" можно только фотографии выставлять, да коротенькие заметки, то в Живом Журнале можно размещать целые статьи: там это называется - "посты постить". Меня на это дело года три или четыре назад один мой старый друг вывел. Это - вроде, как дневник: помните, наверное, как при царе девушки и гимназисты всякие дневники вели? - сидевшая за столом тётя Люся прыснула, но дядя это дело сразу же пресёк: - Между прочим, дневники вели не только курсистки-гимназистки всякие, но и вполне серьёзные люди - писатели, например. Записывали туда всякие умные мысли и изречения, которые затем использовали в своих трудах. Даже сам Владимир Ильич Ленин дневник вёл! - дядя воздел вверх руку, в которой, на этот раз, была уже надкусанная ножка цыплёнка.

- Так вот, - продолжал он, - стал и я дневник вести. В чём, так сказать, приимущество такого дневника? Вот если ты, положим, свои мысли в тетрадь записываешь, то видишь их только ты, да те, кому ты свои записи прочёл - а в Интернете по-другому: то, что ты написал, люди видят сразу! И не только видят, но и оставляют тебе под твоей записью отзывы: согласны они с тобой, или, предположим, нет... Ну, и ты, в свою очередь, можешь зайти к ним на страничку, прочесть, что они там у себя написали, и тоже им отзыв оставить. Понятно излагаю?

Всем, кроме, пожалуй, совсем древних бабы Кати да бабы Дуси, всё было более-менее понятно - и дядя продолжал:

- И вот, когда я стал вести свой виртуальный - это слово дядя особо просмаковал, - дневник, тут-то и понял я, что наше общество больно, очень больно! Вы даже не представляете, сколько всякой сволочи на просторах Интернета обитает - самые настоящие фашисты всех мастей: антисоветчики, сионисты, жыды, бэндэровцы, диссиденты всякие, сволочь всякая белогвардейская повылезла изо всех углов!... И ведь, главное, ничего не боятся! Понятно, что американский Госдеп им платит за это - но не всем же? - ни у какого Госдепа не хватило бы денег платить каждой сволочи, которая добровольно, по собственной тупости и глупости, плюёт в наше великое прошлое!... Вы не поверите: генерала Власова - предателя, подстилку гитлеровскую - уже в герои возвели! А товарища Сталина знаете, как называют?... Я извиняюсь, не за столом будет сказано - "сРалин"!... А уж что они про Владимира Владимировича нашего пишут, какие карикатуры на него публикуют, я уж и говорить не буду...

- Вот ведь гады какие, а?! - подала голос тётя Муся, оставив в покое винигрет, в котором ковыряла вилкой, - вот я Сталина уважаю! Даже не смотря на то, что он дядю Мотю расстрелял, а тётю Гутю на Север сослал - всё равно, уважаю! - на последних словах тётя Муся непроизвольно брызнула слюной на огненно-рыхее платье тёти Люси, - а этих всех... про которых ты, Валерочка, говоришь - их, что, нельзя привлечь к ответственности?!  Если, как ты говоришь, они даже не скрываются - взять, да и выслать, гадов, на северА!...

- Смеёшься, Муся, - осклабился проректор, -они ведь потому такие смелые, что настоящих-то своих имён не указывают! Там, в Живом Журнале, у всех - не имена, а ники: это, вроде, как кличка собачья... Вот и выдумывают, кто во что горазд: иногда ещё ничего - например, какой-нибудь "Игорь-68" - это его имя и год рождения, а иногда... Вот как тебе такой ник - "Мойша-засранец?" или какой-нибудь "Наци-88"?... Или - вообще, "Жидобандеровец"?

- Ужас! - отозвалась сидевшая рядом с тётей Мусей тётя Люся, - Просто ужас! И как только Владимир Владимирович всё это терпит?! Почему порядок не наведёт?!...

- А я вот в одной газете читала, - подала голос тётя Нюся, - что Владимир Владимирович и рад бы навести порядок, как при Сталине, да не может: его со всех сторон враги обложили - агенты всякие, которые ещё при Ельцине в Кремль просочились. Уж и так, и этак наш Владимир Владимирович с ними борется - а они, гады, никак не уходят: то какой-нибудь закон подлый примут, то указ сочинят - чтобы, значит, русских-то людей уничтожить! Действуют по планну Аллен-Деллона или ещё кого, не помню точно...

- Да никакого ни Алена Делона, это актёр такой - Ален Делон - влезла опять тётя Люся, - а по Протоколам сионистских мудрецов! Эти мудрецы - это самые главные сионисты, из жыдов, само собою... Они ещё в девятнадцатом веке план составили, как уничтожить Россию, разрушить наши традиции, царя убить, а русских людей споить... Они и Гитлера на нас натравили потом, жыды! Только товарищ Сталин им помешал!...

- Тихо! - проректор не любил, когда глупые бабы его перебивали и перехватывали инициативу застольного разговора: подавать реплики за этим столом разрешалось, но тянуть одеяло на себя, не давать говорить Валерию Филипповичу здесь считалось мовентоном, - не Алена Делона, а Алена Даллеса, директора ЦРУ! Он же и написал, что для борьбы с совецкой властью нужно использовать жыдов, потому что жыды всегда всем недовольны! И он же придумал план расчленения сначала Совецкого Союза, а потом и России на сто девяносто девять государств. А главной ударной силой он определил нашу молодёжь, которую нужно растлить джинсами, жвачкой, сексом и рок-музыкой! Что и было сделано предателями внутри КПСС: Ельциным и Горбачёвым. Но наш Владимир Владимирович всех переиграл...

Смутные догадки относительно того, под каким именно ником его дядя зарегился три года назад в ЖеЖе, у Петьки возникли сразу же, как только Валерий Филиппович поднял за столом эту "блогерскую" тему. Теперь же Петька был почти уверен в том, что перед ним во главе стола восседает и витийствует ни кто иной, как lj-юзер patriot_cccp: сомнения, конечно же, ещё оставались - но стиль... но ники его френдов, с которыми они совершали регулярные набеги в бложок "патриота" и весело гадили ему в каментах... Всё же, Петька решил расставить все точки над "ё", и, едва дождавшись, пока дядя сделает передышку, спросил:

- Дядя Валера! А вы-то сами под каким ником там, в Живом Журнале зарегистрировались? Просто, я иногда его просматриваю, думаю сам зарегистрироваться там - вот и задружимся там!...

- Ник у меня простой, - дядя одобрительно повернулся в сторону Петьки, - прошлым своей страны я горжусь, и, хоть в армии и не служил, но защищаю свою родину до конца! В Живом Журнале найдёшь меня под ником "патриот СССР": слово "патриот" латинскими буквами написано, затем - нижнее подчёркивание, ну а "ссср" я написал латинскими буквами, но читается по-нашему...

- Да, и вот ещё что! - спохватился Валерий Филиппович, повернувшись к племяннику, - ты там, как зарегистрируешься, с шашкой наголо покуда никуда не лезь! Там - знаешь, какие тролли сидят?! Тролль, - повернулся он к остальным, - это такая мразь мразотная, которая специально приходит затем, чтобы издеваться и гадости тебе писать! Вот им-то, этим троллям, ЦРУ и платит! Валютой! - чувствовалось, что одно лишь упоминание о троллях приводит дядю в ярость, - особо свирепствует там такой begemotik777 - такая мразь, такая мразь!... Что бы я ни написал, он - тут, как тут! Пишет мне комментарии - и всё с подковырочкой, всё - со злой иронией! Умный, чёрт: историю знает - ну это, понятно, их там на спецкурсах в ЦРУ инструктировали, мозги им Солженицыным промывали, всяким грязным политтехнологиям обучали - как, значит, уважаемого человека дураком, извините, выставить!... Это они мо-огут!... - дядя гневно сверкнул глазами, после чего налил себе коньяка до самых краёв в изящную водочную рюмочку, и залпом выпил, - А главное - живёт эта гнида, эта мразь антисовецкая в нашем городе! Найти бы его, этого Бегемотика - я бы с ним поговорил по-мужски, без свидетелей! Так ведь, не найдёшь, зар-раза!...

...На следующий день после дядиного юбилея lj-юзер begemotik777 сидел перед монитором, и в душе его боролись противоречивые чувства: с одной стороны, едва прочитав очередной патриотический высер "патриота эсэсэсэр" на тему "Крым - наш, Владимир Владимирович восстанавливает совецкий союз, а всех жыдобандэровских сионофошыстов мы призовём к ответу!...", лапки Бегемотика Петьки сами потянулись к клавиатуре с тем, чтобы как следует оттроллить свою давнюю жертву. С другой стороны... С другой стороны, что-то тёплое вдруг шевельнулось в Петькиной душе: как-никак, родная кровь, старший брат матери... Петька даже готов был забыть все те придирочки и подколки, которыми когда-то изводил  дядя его отца. "Оставить его, что ли, уже совсем в покое? - раздумывал Петька, - вроде, неудобно как-то: пусть себе живёт в мире своих грёз, пусть тоскует по своему Совку... Что поделать? - их такими воспитывали..."

А ещё через месяц проректор Валерий Филиппович Мортидонов с супругой гуляли на свадьбе у своего племянника, Петра Либидоева, поздравляли Петьку и Юлю с вступлением в законный брак. Дядя произнёс пространный тост, в котором не только поздравил молодожёнов, но и выразил твёрдую надежду в том, что они, молодожёны будут честно трудиться на благо своей великой родины, которая благодаря неустанной работе Владимира Владимировича медленно, но уверенно встаёт с колен - вон, и Крым уже наш! - что не смотря на все происки иностранных агентов, сионистов и фошыстов всех мастей, новая ячейка общества будет неуклонно следовать и бережно хранить, развивать и внедрять, жертволвать собой на благо, и если родина позовёт, и гордо нести, и строго следовать, и т. д., и т. п. - а в конце этой замечательной речи дядя и тётя подарили молодожёнам мультиварку. А все вопросы своей сестры - Петькиной матери - насчёт отдельной квартиры для молодожёнов дядя успешно игнорировал, делая вид, что совсем-совсем не понимает, о чём, собственно, идёт речь...

А на следующий день после свадьбы племянника, не беспокоивший дядю в течении последнего месяца интернет-тролль Бегемотик777 вдруг, словно таившаяся до времени NATOвская подводная лодка, вдруг всплыл в его блоге и оставил комментарий:

Ну чего ты раскудахтался, старый импотент? Привык на комсомольских собраниях речи толкать, и до сих пор отвыкнуть не можешь? Да ты хоть раз в жизни хоть кому-нибудь реально помог? Хоть близким своим? Ты хоть раз слово сдержал, комсюк? Ты хоть в армии служил, сука?

За этими двумя строчками хамского комментария проректор по АХЧ и бывший Второй секретарь горкома комсомола Валерий Филиппович Мортидонов увидел нечто большее, чем просто хамство. Он вдруг осознал, что попал под колпак ЦРУ. Понял, что врагу известно о нём если не всё, то - очень, очень многое...


Рецензии
Занимательный сюжет из нашей современности. Успехов в творчестве.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   08.01.2017 18:32     Заявить о нарушении
Благодарю Вас :)

Роман Днепровский   19.01.2017 12:05   Заявить о нарушении