Мозаика. Собери свое счастье. Эпилог

Его руки гладили ее прохладную кожу, выискивая самые чувствительные участки. Ее руки перебирали его длинные волосы, то зарываясь в них, то приглаживая, то собирая в хвостик...
Их губы встретились в долгожданном поцелуе и дарили друг другу нежность и любовь.
Они любили друг друга, забыв обо всем. Здесь, на этом маленьком острове, были только они.
Она застонала, чувствуя, как волна за волной на нее накатывает наслаждение.
И вот уже их стоны сплетаются в один...

Женщина внезапно открыла глаза. Ее сердце колотилось, а на лбу выступила испарина. Она тяжело выдохнула и села.
Сон был слишком реальным. Будто и не было этих долгих лет.
Она взъерошила свои короткие рыжие волосы, встала с кровати и сладко потянулась. Сон оставил приятное послевкусие. Было даже немного жаль, что он прервался на самом интересном месте.
Ухмыльнувшись, она подошла к окну и посмотрела на заснеженный двор, в центре которого стояла украшенная гирляндами елка. Вокруг бегали дети и их родители, играя в снежки.
Двадцать восьмое декабря. Ее день. Ей стукнуло сорок. Хотя она совсем этого не ощущала. Внутри нее сидела все та же романтичная девушка, которая жаждала любви и счастья. Несмотря на то, что прошло много лет, она все еще ясно помнила все то, что случилось с ней тогда, чуть больше пятнадцати лет назад, и те чувства, которые бурлили в ней. И возможно, она наделала много ошибок, но она старалась ни о чем не жалеть.
Звякнул телефон. Женщина оторвалась от своих размышлений.
- Алло.
- Привет, сеструха, - раздался в трубке все такой же задорный голос брата. – С хэппи бездником тебя.
- Спасибо, Санька.
- Ну, как оно? Чувствуешь, что ты уже сороколетняя тетка?
- Да ну тебя, - рассмеялась Мила. – Какая из меня тетка? Дури в голове столько, что на десятерых хватит.
- Да дури у нас у всех много. Как и детства сама знаешь где. А живя в Таиланде мне кажется, что я вообще никогда не постарею. И буду я всегда, как Карлсон – мужчиной в самом расцвете сил.
- Ну, или вечно молодой, вечно пьяный, - рассмеялась женщина. - Слышь, Карлсончик, ты уже вкусняшек накупил к нашему приезду?
- А как же! Два холодильника под завязку забито.
Мила улыбнулась, представив, как Саша скупает полмагазина, чтобы встретить любимую сестру.
- Ты чего притихла?.. Ауууу…
- Да так, задумалась.
- Ну, в сорок лет оно, конечно же, пора уже начинать думать, - Саша захохотал в голос.
- Весело ему. А я, между прочим, трясусь вся перед самолетом.
- Ты столько раз уже летала, должна была привыкнуть.
- Увы…
- Главное, родителей не потеряй в аэропорту.
- Не боись. Я маме ЦУ дала, где встречаемся, если вдруг потеряемся, - Мила на секунду задумалась, предвкушая встречу с Саней, Тиной и своими любимыми племяшками. Только эта мысль успокаивала и грела ее, отвлекая от перелета. Потом, вдруг что-то вспомнив, она встрепенулась:
- Санька, а Фай с нами поедет встречать Новый год? А то Тинка говорила, что у него там что-то не получалось.
- Будет тебе Фай. И жена его будет, и их маленькие тайчики в количестве двух штук. Такие малые прикольные. Так и хочется их за щечки потрепать.
- Блин, соскучилась по всем. Сильно.
- Мы тоже скучаем, - Саня притих, а потом загадочно произнес:
- У нас новость. Только я тебе ничего не говорил.
- Ты ж знаешь, я могила!
- Ну… В общем… Мы тут на четвертый круг пошли. В надежде, что это уже будет мальчик.
- Вау, это лучшая новость на сегодня! Я так рада! Вот только не хочу тебя расстраивать, но обычно когда сильно хотят мальчика, рождается девочка. И если и дальше так пойдет, будет у тебя полный дом девчонок.
- Ну и ладно, они мне потом много внуков народят. И буду я самый счастливый дед.
- Ладно, дед, пойду-ка я в душ. А то я только глаза продрала. Надо кучу дел переделать, чтобы потом ничего не отвлекало от отпуска.
- Хорошо. До завтра, заяц.
- До завтра. Люблю вас!
Мила отключилась и опять посмотрела в окно. Совершенно не верилось, что завтра она опять попадет в свое любимое вечное лето.
Скрипнула дверь. Женщина оглянулась. На пороге стояла светловолосая девочка лет пятнадцати. В руках у нее был торт с зажженными свечами. Увидев ее, Мила счастливо улыбнулась.
- Привет, котенок.
- Привет, мамуль, - девочка осторожно внесла торт, стараясь, чтобы не потухли свечи. – С днем рождения. Мы слышали, что ты с Сашей разговариваешь, решили не мешать.
Девочка посмотрела на маму своими огромными карими, почти черными, глазами. В который раз Барсукова поразилась, насколько дочка похожа на отца. И только светлые волосы намекали на то, что Мила все-таки причастна к появлению этого ребенка на свет.
- Эй, - крикнула девочка. – Где вы там? У меня свечи скоро погаснут.
Раздались звуки гитары и голос, от которого у Милы даже после стольких совместных лет по спине бегали мурашки. Голос, в котором она растворялась вся без остатка.

Я вижу, я снова вижу тебя такой.
В дерзкой мини-юбке, что мой покой,
Мой сон превратили шутя
В тебя, я умоляю тебя.
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну, а впрочем следующей ночью,
Если захочешь, я опять у тебя.

В комнату вошел Роман. Он пел и смотрел ей прямо в глаза. В его взгляде было столько же любви, сколько и тогда, когда он впервые позволил себе заговорить об этом. Чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, Мила сделала шаг ему навстречу. Но подойти не смогла. На нее налетели двое ее младших мальчишек-близняшек. Они обняли маму за ноги и протянули воздушные шарики, визжа от восторга. Женщина окончательно расплакалась. Она прижала и расцеловала детишек, забрала у них шарики и запустила их к потолку. Мальчишки запрыгали, пытаясь поймать шарики за веревочки.
Тебе 17, тебе опять 17 лет.
Каждый твой день рожденья хочет прибавить, а я скажу нет.
Твой портрет, твои дети, я расскажу им о том:
"Дети, вашей маме снова 17, вы просто поверьте, а поймете потом".
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну, а впрочем, следующей ночью,
Если захочешь, я опять у тебя.


Мила подошла к дочери, загадала желание, задула свечи. Девушка поставила торт на стол, взяла младших братиков за руки и повела к выходу, со словами:
- Пойдемте ставить чайник, мама с папой скоро к нам придут.

Женщина посмотрела на закрывающуюся дверь, а потом перевела взгляд на мужа. Он все еще тихо пел, глядя на нее.

Вазы в нашем доме, в них редко бывают цветы.
В мае снова будут тюльпаны, я помню, их так любишь ты.
Я напишу свою лучшую песню, если будет угодно судьбе.
И первой ее сыграю тебе, конечно, тебе.
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну, а, впрочем, следующей ночью
Если захочешь, я опять у тебя.


Отложив в сторону гитару, он, пристально глядя в глаза жены, подошел к ней и нежно обнял:
- С днем рождения, мой любимый Барсучок.
--------------
использованы слова песни гр. Чайф" - "17 лет"


Рецензии