гпитвк25-27

Глава 25

«Ну, ни хрена себе! – мысленно обратился Гарри к брату. – Какая мощная защитная аура! Или это просто качественная жировая прослойка, сформированная специфическим питанием и одним из первобытных инстинктов, каковой инстинкт способствует развитию в любой человекообразной обезьяне, начинающей избавляться от повсеместного волосяного покрова, внутреннего морозоустойчивого свойства? Дополнительно данная прослойка подбита полным отсутствием нормальной человеческой морали, производной от общепринятых гуманных принципов, и сильным непримиримым желанием разбогатеть быстро любыми способами».
«Вот ты мне тут лекции читать будешь! – мысленно же огрызнулся Дадли. – В гробу я видал и его мораль, и какие-то общепринятые гуманные принципы. Нет, стану я руководствоваться всякой ерундой, когда на кону такие аппетитные ананасы Фаберже. Или чем руководствовался ты, когда женился на вдове виноторговца? Короче: что делать будем?»
 «Попытаемся, как советовал Черномырдус, связаться с режимным отделом, - мысленно махнул рукой Гарри. – А потом попробуем собрать досье на этого сраного Филиппка Бесфамильного. Это, во всяком случае, самый перспективный для нашего расследования русский, околачивавшийся в Хогвартсе, и чьи позывные мы узнали от бедного дементора».
«Вот свела нас судьба с этими русскими», - плаксиво подумал в ответ Дадли.
«Хватит ныть», - одёрнул брата Гарри. Он сделал ручкой охраннику и, улыбаясь самым приятным образом, снова приблизился к сетке.
- Имею намерение связаться с вашим режимным отделом, - сказал он.
- Насчёт чего? – спросил охранник, продолжая «удерживать» на своей физиономии свирепое выражение.
- Насчёт пропуска в Хогвартс, - ответил Гарри.
- С какой целью желаете посетить нашу территорию? – поинтересовался охранник.
- С экскурсионной, - соврал Гарри. Затем секунду подумал и добавил: - Мы с братом затеяли экскурсию по памятным местам. Ностальгия, понимаете ли, замучила.
- Ну, это можно, - неожиданно подобрел охранник и даже пощекотал дементора за ухом. – Только придётся обождать.
- Долго? – уточнил Гарри.
- За неделю, я думаю, ваш запрос на получение пропуска дойдёт до регистратора, ещё пару дней уйдёт на проволочку и – будьте любезны! Получите свой пропуск на десятый день после подачи запроса.
- Гм… Десятый… Ладно! А как я могу подать запрос?
- Да через меня! – совсем уже расплылся в добродушной усмешке охранник.
- Ладно, примите. Мне его как подавать: в письменном виде или предусмотрена альтернатива?
- Да на словах и передам! – воскликнул охранник.
- Угу! – тоже обрадовался Гарри. – Так передайте. И мой личный привет сэру Кэдогану.
- А вот это лишнее, - посуровел охранник.
- Ну, лишнее – так лишнее, - не стал перечить Гарри. – Но мы договорились? Вы начинаете хлопотать с передачей нашего запроса, а мы с братом поищем ближайшую гостиницу.
- И не надо вам ничего искать, - снова принял человеческий вид охранник.
- Это ещё почему? – не понял Гарри. – А где мы с братом будем ждать пропуска десять дней?
- А вот здесь и ждите, - разрешил охранник. – Ведь тут такое дело: то ли ответ на ваш запрос оформится через неделю, то ли послезавтра. Пришлют нарочного, а вас тут нет. Что, прикажете затевать всё дело сначала?
- Хорошо, - потёр лоб Гарри, - тогда мы с братом будем дежурить возле забора по очереди.
- Ни в коем случае! – всплеснул руками охранник. – Вы наших строгостей не знаете! Ведь если я передам запрос на оформление двух пропусков для двух, соответственно, персон, а нарочный, посланный сюда, обнаружит одну персону, то жди бюрократического конфуза и рекламации запроса.
- Неужели всё так плохо? – не поверил своим ушам Гарри. Он в упор посмотрел на громилу в форме и мельком подумал о том, что вначале охранник изъяснялся на таком ужасном диалекте, что понять его можно было только интуитивно. Теперь же, когда переговоры с гастарбайтером из глухого зарубежья перешли в активную фазу, речь громилы приобрела лучшую выразительность и если ещё не дотягивала до выступления начитанного британского парламентария от партии тори, то могла вполне сравниться с развязным трёпом какого-нибудь кокни, любителя пива и словесных перепалок в Гайд-парке. Неужели к Гарри вернулись его волшебные способности? Любимец детско-юношеской публики попробовал свои силы на дементоре и наслал на него заклятие, способное разжигать в разных отрицательных сказочных персонажах дополнительную кровожадность. Однако Черномырдус не только не сожрал своего коллегу по охранному бизнесу, но даже лизнул ему руку.
«Что за чёрт?» - подумал Гарри и снова в упор посмотрел на охранника. Тот глядел в ответ безмятежно и ласково. Так ласково, что Гарри стало не по себе.
- Хуже, - ответил на последний вопрос Гарри охранник. – Но вы не беспокойтесь, я вам помогу. Если, конечно, у вас есть деньги.
- Есть, - неуверенно сказал Гарри и сунул руку в карман. Он почему-то не стал доставать бумажник, но пересчитал в нём деньги на ощупь. То есть, он знал, сколько у него наличности, где-то около двух тысяч фунтов, чуть больше пяти тысяч песо и пятьсот евро. Тем не менее, глядя на упыря в форме, способного на всякую чертовщину, из-за чего всё волшебство братьев сглючило до полной импотенции, Гарри решил провериться.
- Так всё в порядке, - моргнул, не дождавшись более точного ответа, охранник, и Гарри стало ещё больше не по себе, - палатку я вам предоставлю за полторы тысячи фунтов, спальники и предметы первой необходимости для походной жизни за пятьсот евро, а еду буду продавать до тех пор, пока у вас не кончатся уругвайские песо и оставшиеся фунты стерлингов. Да, уругвайские песо я приму у вас по тройному против официального курса в свою пользу.

Походное жилище и обещанные предметы прибыли через полчаса. С ними подвалило немного пищи. Гарри расстался с большей частью своих денег и обратился к Дадли за помощью, чтобы тот помог обустроиться. Сначала Гарри хотел сделать это сам, но ни черта у него не вышло: палатка оказалась каким-то не монтирующимся в европейские стандарты хламом. Точнее, это была обычная польская палатка на четыре персоны времён холодной войны. И досталась она теперешнему охраннику по наследству от его папаши, бывшего советского завхоза одного из пионерских лагерей в Буковине. Уезжая в Англию, запасливый сын своего папаши прихватил эту палатку. И теперь удачно её пристроил. На время. Потому что не собирался продавать палатку, но сдал её в аренду.
- Один шпиц и две таксы плюс один дог получается четыре, - бубнил в это время Дадли, - плюс один Черномырдус, итого – пять. А он говорил – шесть. Или я считать разучился?
- Что с тобой? – участливо спросил Гарри. Он решил плюнуть на дело установки палатки, так как она оказалась не укомплектована специальными колышками и двумя стойками. В общем, можно было залезть в спальные мешки, а поверх накрыться тентом нестандартного – по европейским понятиям – походного жилья.
- Да, вот, что-то у меня с собачьей арифметикой не ладится, - ответил Дадли и повторил раскладку. – Я не пойму, это что, опять волшебные чары в виде очередного отвлекающего манёвра, и снова халтура?
- Да, нет, тут как раз голая реальность, - убеждённо возразил Гарри. – И никакой халтуры. Впрочем, где ты видишь здесь халтуру?
Гарри показал на периметр, олицетворяющий собой полную коммерцию бывших волшебных нравов. Каковая коммерция привыкла беречь себя самым строгим непримиримым образом. А для этого она даже придумала закон, позволяющий лишать жизни любого, кто посмеет посягнуть на святая святых: на коммерцию в виде коммерсантов, на банковскую деятельность в виде банкиров, и на частную собственность, принадлежащую им же. То есть, любой полицейский или любой частный охранник, выполняя свои сторожевые функции, имеет право запросто замочить без суда и предварительного следствия того, кто покусится на целостность и неприкосновенность вверенных ему объектов и персон. Другое дело – персоны никчёмных покупателей и банковских клиентов, а также их собственность в виде трейлеров и квартир в доходных домах, за неприкосновенность и целостность каковых не станет убиваться ни одна сторожевая собака. То есть, убивать без суда и следствия любого, кто позарится на жизнь бедного покупателя просроченного йогурта или попытается отнять у него шесть дачных соток в удобном для развития дополнительной коммерции месте. А то! Ведь если мир вдруг сойдёт с ума и начнёт охранять всякого покупателя и банковского клиента, имя которым – легион, то в мире не найдётся даже достаточного количества патронов, не говоря уже о достаточном количестве стрелков. Другое дело – продвинутая коммерческая и банковская элита. Плюс прочие буржуи и их карманные политики. Их сравнительно мало и их охранять необходимо со всей строгостью и непримиримостью цивилизованного буржуазного общества. Но как иначе? Ведь если вдруг эта маленькая кучка хозяев мира и жизни в нём вдруг начнёт нести существенные имущественные и физические потери, то что станет со всем миром и жизнью в ней? Беда станет, потому что как подавляющему большинству людей, населяющих земной шар, обходиться без пастырей и поводырей в виде добрых спекулянтов, кровью и потом зарабатывающих дополнительные барыши на разнице цен продаваемых ими товаров с продуктами? Или в виде банкиров, которые пашут от темна до темна и, манипулируя с помощью неподъёмной совковой лопаты процентными ставками, зарабатывают новые капиталы?
Гарри, нечаянно отвлёкшись на небольшой экскурс в некий суррогат политической экономии с социологией демократического мира, даже ни на секунду не усомнился в правильности построения примитивных «гуманных» отношений в данном мире. Хотя он на собственной шкуре ощутил всю строгость и непримиримость вышеупомянутой примитивной концепции гуманизма. Но как же ему не испытать, если денег у него оказалось всего ничего, а кушать и спать он привык достаточно и в нормальных условиях? А тут такая жопа…
«Я так думаю, это всего лишь временные трудности», - утешил себя герой детско-юношеской литературы самого продвинутого толка. Да, он оставался верен идее разделения мира на незначительную, в количественном исчислении, элиту и повсеместное быдло. Впрочем, эта идея была заложена в нём с момента раздела «гениальной» Роулинг части мирового пространства на волшебников и маглов.
- Да, но один плюс два плюс один и плюс Черномырдус, - продолжал бубнить Дадли. Очевидно, он слегка тронулся умом. Да и как тут не тронешься после встречи с жутким дементором, прикидывающимся за условные харчи собакой?
- Всё, заткнулся! – рявкнул Гарри. – Что, делать больше нечего, как решать задачи из собачьей арифметики? Или из этой…
Гарри слегка забуксовал.
- …Из Украинской!

Да, им обоим не следовало расслабляться, но, не отвлекаясь на ерунду, общими усилиями набраться терпения, выдержки и дождаться оформления пропусков на заветную территорию. А терпение и выдержка братьям понадобились уже на третий день ожидания. Дело в том, что палатка и спальники не грели, свежий воздух бодрил, и аппетит от этого у Гарри и Дадли становился только лучше. Охранник исправно снабжал братьев едой, каждый день ободрял их насчёт запущенной процедуры оформления их пропусков, но так как он драл с братьев за еду по своим собственным расценкам, то скоро деньги у братьев кончились. Новых они наколдовать не могли, а отношения с охранником и его коллегами сделались натянутыми.
- Вот это мы попали! – клацал от голода и холода Дадли.
- Да, наша Альма, мать её, Матерь (50) , изменилась так, что не дай Бог всякому, - невразумительно возразил Гарри, - поэтому, как только проверимся с твоим русским, так и ходу отсюда. А то я как-то не привык обходиться без волшебства.
- Аналогично, - продолжал стучать зубами Дадли, - а тут нам использовать волшебство заказано. Впрочем, чего было и ожидать? Ведь если здесь пошла коммерция полным ходом, то и борьба с потенциальными конкурентами налицо. То есть, кому нужны эти конкуренты рядом с кузницей волшебных кадров на коммерческой основе при ограниченном штате обучающих специалистов?
- Грамотно излагаешь, - буркнул Гарри. – Другими словами, наши бывшие наставники изобрели какое-то новое волшебство, способное нейтрализовать волшебство устаревшего поколения. Плюс мощная аура этих ужасных охранников…
- Да, охранники тут что надо, - поддакнул Дадли, - и наши бывшие наставнички не одним только лыком шиты. Однако очень кушать хочется…

Глава 26

- Слушай! – вдруг вспомнил Гарри. – Ты ведь дементору наколдовал бутерброд!
- Точно! – просиял Дадли, помассировал руками воздух и извлёк из небытия бутылку «спрайта» и упаковку «марса».
- Ух, ты! – обрадовался Гарри. Он надорвал упаковку, проглотил один батончик, сморщился и стал машинально запивать его «спрайтом». Но не смог сделать и глотка, как выплюнул отвратительную жидкость, подкрашенную остаточным «шоколадом».
- Что такое? – не понял Дадли, повторил действия брата и простонал: - Какая гадость!
Он снова принялся сооружать пассы, добыл новой еды, но и она оказалась не менее отвратной, нежели первоначальный «марс».
- А дементор сожрал твой бутерброд и – ничего, - прокомментировал Гарри.
- Так после кроличьих лапок, - напомнил ему Дадли. – Слушай, а нельзя ли эту еду протестировать с помощью твоей универсальной справочной системы?
- Сейчас попробую, - пробормотал Гарри. Он «включил» свой внутренний многофункциональный гид и увидел, что большинство справочных разделов временно недоступны. Гарри стал напрягать поисковые инструменты и с радостью обнаружил, что в теме определения качества их с Дадли сегодняшней еды справочная система готова давать ответы.
- Ну? – поторопил его Дадли.
- Говно дело, - упавшим голосом обрадовал брата Гарри, - мы можем наколдовать себе только такую жратву, которая помечается во внутренних реестрах своеобразным предупреждением «Изготовлено для отправки в Россию. Только!»
- Это очень своеобразное предупреждение, - промямлил Дадли. – Можно сказать: странное. Я раньше нигде таких не видел. Что, так и написано: «Только с восклицательным знаком»?
- Так и написано, - буркнул Гарри, - сейчас…
Он снова стал упражняться с поисковыми инструментами в избранной теме и нарыл немного информации насчёт «только с восклицательным знаком». А именно. До недавнего времени все продуты, изготавливаемые в капстранах, никак не сортировались. Просто еда была дорогая и не очень. Дорогую делали из натуральных продуктов, а в недорогую добавляли сою и прочие дешёвые компоненты. Потом, когда известная империя зла в виде СССР приказала долго жить, а производство продуктов в ней попало в руки тамошних демократов, теперешняя РФ стала остро нуждаться в импортной жратве. Сначала передовой буржуазный мир решил послать в бывший СССР гуманитарную помощь в виде всяких просроченных продуктов питания из разряда самых дешёвых и неликвидную часть невостребованных запасов собачьих и кошачьих консервов. Послал и стал ждать ответной реакции, заранее наняв дорогих адвокатов для возможного громкого процесса по правам человека и его желудка в Женеве. Однако никакой реакции не последовало. Напротив, агенты многочисленных посольств в Москве докладывали, что посланную негодящую гуманитарную помощь россияне не только начисто сожрали, но предварительно заплатили за неё деньги. Хотя помощь посылалась на безвозмездной основе. Ну, так гуманитарная же? Однако на этой гуманитарной помощи заработали свои стартовые миллионы тогдашний мэр российской столицы Гаврила Попов и прочие предприимчивые люди.
Буржуазный мир почесал репу и решил на этом деле, на российской глупости и всеядности, немного подзаработать. Ну, чтобы поправить свои дела скорбные. Появилась специальная пищевая отрасль, добывающая из всякого генетически модифицированного дерьма разные продукты питания по себестоимости десять американских центов за тонну универсального продукта, из которого можно было изготавливать и батончики «марс», и растворимый кофе «чёрная карта», и всякие бодрящие напитки, а также сыры голландские, швейцарские и итальянские типа «мацарелла» уже для самых отпетых российских гурманов. И пошла такая коммерция, что только держись. Россияне сметали всё это дерьмо, не стоящее краски, потраченное на его название, и при этом платили за него по самым продвинутым европейским расценкам как за самую элитную жратву еврокачества. Российские и мировые коммерсанты оказались при сверхприбылях, но однажды мировые производители продуктового дерьма для России перестарались и получился его избыток. Избыток решили продать в Буркина-Фасо или в Кот-Д’Ивуар. Ну, в этот, который раньше был Берегом Слоновой кости. Продать-то продали, но случился конфуз. И за этот конфуз мировым производителям продуктового дерьма пришлось рассчитаться звонкой монетой, способной компенсировать ущёрблённые честь и достоинство гордых африканцев. Каковые африканцы, в отличие от всеядных россиян, не оставили попытку хитрожопых мировых буржуев втюхать им говно вместо шоколада безнаказанной.
Дальше – ещё хуже.
Дело в том, что мировые производители известно чего не оставили попытки избавиться от известного избытка. И стали распределять его по всяким гуманитарным миссиям. Разумеется, бесплатно, но с надеждой на разные налоговые льготы. Ну, распределили, и часть их дерьма попала в какую-то страну бывшего третьего мира. А там такое, что гуманитарную помощь пришлось кидать с вертолётов. В общем, кинули. Жители данной страны распаковали ящик, отведали дерьма и этим же ящиком сбили вертолёт, который не успел набрать безопасную высоту.
Эва, зачесались мировые производители известно чего. Потому что вертолёт стоит денег, а сколько стоит компенсировать моральный и материальный ущерб семьям погибших вертолётчиков? И решили после этого не жадничать, избыток уничтожить, а новые продуты из освоенного дерьма маркировать грозной пометкой «только с восклицательным знаком».
- Ну, ни хрена себе, - сказал Дадли, когда Гарри поведал ему о странном предупреждении «Изготовлено для отправки в Россию. Только!»

Но делать братьям было нечего, о кредите договориться с охранниками не предполагалось, поэтому им пришлось питаться тем, что придётся. Через неделю, в общем, оба англичанина заболели диареей, у них резко повысился уровень холестерина в крови, а у Гарри стала пухнуть щитовидная железа. Но они терпели и ждали. И дождались.
- Нет, ты посмотри, это же сэр Кэдоган! – завопил Дадли, вылезая из загаженных кустов, где он боролся с очередным приступом коварного желудочного заболевания.
- Где? – стал вертеть головой Гарри. – Где?
В довершение всем напастям и былой близорукости он стал реально слепнуть.
- Да вон! – заорал Дадли, подтянул штаны и рванул к периметру. Там, между внешним и внутренним забором прогуливался охранник, а на его плече ехал вышеупомянутый сэр Кэдоган, он же – начальник теперешнего режимного отдела Хлгвартса.
- Стоять! – заорал охранник и скинул с плеча на руку устрашающего вида помповое ружьё.
- Сэр Кэдоган, это я, Гарри Поттер! – радостно выкрикнул Гарри. Он, наконец, разглядел сказочного персонажа и приветственно замахал ему обеими руками. Бывший рыцарь, выряженный в малиновый пиджак, и в черные в светлую полоску брюки, повязанный непременным шёлковым белым шарфом, с презрением посмотрел на Гарри и процедил:
- Какие люди…
- Сэр Кэдоган, как там с нашими пропусками? – рискнул спросить Гарри.
- Как положено, - огрызнулся маленький начальник режимного отдела.
- А нельзя ли ускорить? – попросил Гарри. – Ну, в счёт нашего прошлого тёплого знакомства?
- Что?! – завизжал и стал топать ножками бывший рыцарь. – Какого ещё знакомства?! Да как вы смеете, мистер?
- Ай-я-яй! – скорбно покачал головой Гарри. – Собачится, как баба. А ещё рыцарь…
Дадли хватало ума не встревать в переговоры, грозящие вылиться в банальный скандал.
- Да, я рыцарь! – выпятился сэр Кэдоган. – А ты кто? Тоже мне, герой фуфловых приключений, которые придумала эта дура набитая Роулинг. Это под её литературным присмотром ты мог и горбатого змея за хвост поймать, и русалку-трансвестита склонить к сожительству. А теперь? Где теперь Джоан, что-то давно её не слышно? Её не слышно и ты – фу!
Бывший рыцарь чуть не свалился с крутого плеча своего холуя, однако охранник вовремя подхватил начальника и поставил его на место.
«Да, блин, погорячился я с Джоан, - посетовал Гарри, - когда превратил её в минипига. А не вернуть ли писательницу в исходное состояние?»
Но Гарри вовремя вспомнил, как он, благодаря Роулинг, бодался то с бородавчатым смерчем, то с карликовым великаном, то с перпендикулярным косинусом из магической геометрии. И всё за голый авторитет среди сопливой публики и их мам с бабушками, страдающими размягчением мозгов с младенческого возраста. Да на хрена ему это было нужно? Не было, нет и в будущем на хрен ему такие подвиги не упёрлись. В общем, зря он недавно посетовал на свою горячность, а эта поганка пусть и дальше хрюкает.
Тем временем Дадли решился выступить со своей партией.
- Сэр Кэдоган! – крикнул он. – Если честно, то мы здесь вовсе не с экскурсионной целью. Нам нужно покопаться в прошлом вашего приятеля, некоего Фила Бесфамильного.
Таким образом, Дадли просвечивал их истинный с Гарри интерес, однако нельзя же ждать пропусков в заветную зону столько, сколько вздумает кантовать их этот надутый индюк в малиновом пиджаке?
- Приятеля?! – заверещал начальник режимного отдела. – Да он мне такой же приятель, как свиное ухо еврейскому ортодоксу! Ух, как я зол на этого поганого Фила! И как он мне чуть не подгадил, обокрав ветеринарную лечебницу! Кстати, а зачем вам нужно копаться в его прошлом?
- Мы по поручению отдела Интерпола по борьбе с магическим экстремизмом, - веско заявил Дадли.
«Ну, молодец!» - радостно подумал Гарри.
- Так что же вы раньше об этом молчали? – засуетился сэр Кэдоган. – Милости прошу в Хогвартс, сейчас велю оформить две гостевые визы для очень важных персон.
- Сэр Кэдоган! – вступил в переговоры Гарри. – Для очень важных персон – это хорошо. Но мы бы хотели не афишировать свою розыскную деятельность, потому что… Ну, вы сами понимаете!
- Да, конечно! – милостиво ответил начальник режимного отдела. – Пусть вы будете почётными экскурсантами.

Глава 27

Однако никакой секретной миссии не получилось. И, не успели Гарри с Дадли войти на территорию так называемой кузницы волшебных кадров, как уже всякая местная собака знала о цели визита бывших студентов бывшего элитного учебного заведения. Об этом трещали хвостобокие сороки, усевшись на уцелевших деревьях Волшебного леса, им вторили невидимые полосатые жабы, высунувшись из приватизированного пруда, и об этом знал старый сутулый волшебник, беззубый Том, хозяин «Дырявого котла» (51) .
- Милости просим в родные пенаты! – лучезарно улыбнулся Том. – Молодец, Гарри, давно пришла пора показать этим русским, где зимуют их обнаглевшие раки!
- А ты, я вижу, зубы вставил? – машинально поинтересовался Гарри.
- Да он и кабак починил, - не преминул сказать своё слово Дадли.
– Но как же не вставить и как не починить?! – воскликнул Том, выряженный в приличную тройку из дорогого бостона с искрой. – Старыми традициями сыт не будешь, а в новых условиях надо заботиться не только о собственном брюхе. Кстати, теперь это не «Дырявый котёл», а «Лужёный шейкер»! Тридцать три вида самых замысловатых коктейлей с волшебным цветом и магическим запахом. Плюс самая натуральная крепость! За стойкой бара мастер своего дела сагиб Брахма, выписанный из самой Калькутты, где он раньше просто сидел в одном из храмов, ни хрена не делал и только пугал своим необычным видом нервных туристов. А ещё у меня в дыр… То есть, в «Лужёном шейкере» обслуживают такие девочки! Пальчики оближите! Да что я впустую языком шлёпаю? Зайдите на минутку! Выпивка за мой счёт!
- И закуска, - сказал Дадли.
- И закуска, - не стал перечить старый Том. Теперь, благодаря новым зубам и нескольким лицевым подтяжкам, он выглядел вполне молодцевато. И, поминая девочек, бывший старый хрен даже плотоядно облизнулся.
- Да, а что ты имел в виду, говоря о русских, которым давно пора показать и так далее? – решил на всякий случай уточниться Гарри, входя в полутёмное, расцвеченное специальными эффектами, помещение. За стойкой бара ловко орудовал специалист из Индии, четырёхрукий мужик с четырьмя смуглыми лицами. С другой стороны стойки сидели клиенты: два в жопу пьяных друида, трое поддатых туристов, одна смазливая русалка и две молодые ведьмы. В зале там и сям виднелись другие туристы вперемешку со сказочными персонажами. Меж столиков сновали полуголые официантки, обычные наяды с цветочными венками на головах. На венках развевались разноцветные ленты, а кроме венков из одежды на наядах имелись лишь короткие цветастые переднички.
- Я имел в виду вашу священную миссию! – пафосно воздел руки горе Том. – Ведь что нынче может быть более святым, чем поставить русских на их место? А то сколько можно угрожать всему демократическому миру?!
- Да, но мы не собираемся никого никуда ставить, - удивился Гарри.
- Ну, всё начинается с малого, - отмахнулся Том. – Сначала вы разберётесь с этим гадом, Филом Бесфамильным, а там, глядишь, разохотитесь и на российский парламент поедете. Ну, а где парламент, там и правительство…
Том аж глаза зажмурил от удовольствия. Если честно, он и сам не знал, чем ему так насолила Россия в виде её продажного парламента или бездарного правительства. Тем не менее, ему очень хотелось хоть какого-нибудь унижения России.
Тем временем троица подвалила к бару, Том моргнул своему служащему, тот моментально соорудил два коктейля, Том сделал ручкой другой своей полуголой служащей, и та быстренько отоварила братьев подносом с канапе. Гарри с Дадли сначала вкатались в канапе, и только потом, когда слопали по дюжине, стали прихлёбывать коктейль.
- А как Россия угрожает всему остальному демократическому миру? – решил между делом просветиться Дадли, до этого остававшийся равнодушным к любой политике.
- Как?! – изумился Том. – Молча! С помощью одного танка, который умеет не только ездить по специальному полигону, но и без промаха поражать все мишени из положения «боком к цели» и «жопой к ней»! А ещё у русских есть три подводные лодки, которые могут ходить на вёслах! Вы представляете? Да любая такая подлодка может запросто подкрасться к любой нашей беззвучно и протаранить нашу на хрен! А какие у русских самолёты? Целое звено под названием «зяблики» и целое «звено» под названием «чижики» (52) . Ладно, они не умеют стрелять, зато какие фигуры высшего пилотажа они показывают? Да случись что, такого «зяблика» ни один наш «фантом» на мушку взять не сможет! Да что я вам рассказываю?! У них теперь такой страшный главнокомандующий, что от его вида половина нашего штаба НАТО может в штаны наложить! (53)  А как он недавно пригрозил всему миру по телевизору? Что, не видели? Это когда их знаменитый танк снова выиграл танковый биатлон, а их главнокомандующий поздравлял экипаж и дарил им свои часы. То есть, часы своего дедушки, которые он специально принёс для такого случая, потому что свои стоят целых сто тысяч долларов. Подарил, в общем, русский главнокомандующий дедушкины часы экипажу-победителю, одни на троих танкистов, да как грозно предупредит весь наш замечательный мир. Видели, дескать, какие у нас, в России, непобедимые танкисты? Которые с часами моего дедушки станут ещё непобедимей. Бойтесь, в общем, нас, и не суйтесь к нам. А то сразу получите по своим демократическим головам. Вот этими самыми часами, потому что они противоударные!
«Бред собачий», - мысленно резюмировал Гарри и снова налёг на канапе, а Дадли продолжил расспросы. Однако сменил тему, потому что понял: политика его по-прежнему не интересует, а русская угроза для меркантильного магла ограничивалась лишь Филом Бесфамильным. Каковой русский мерзавец мог оказаться потенциальным участником афёры с ананасами Фаберже. Где мог выставить свои интересы на пересечение с интересами меркантильного Дадли Дурсли. Ну, и его братца, Гарри Поттера.
- Слушай, а что это за наряд такой на твоих наядах? – поинтересовался Дадли, помогая брату уничтожать крохотные заедки.
- Нормальный, национальный, - ответил Том. – Я ведь этих наяд выписывал не с Вардара или Тибра (54) , а с Припяти. Оттуда они и покладистей, и дешевле.
- Ладно, спасибо тебе за угощение, а нам надо двигать дальше, - сказал Гарри, когда понял, что достаточно утолил свой многодневный голод.
- Удачи вам, друзья! – тепло напутствовал Том.

Выкатившись из забегаловки Тома, братья наткнулись на самого Волана-де-Морта, тёмного волшебника и старинного недруга Гарри. Гарри, памятуя свою временную магическую импотенцию, задеревенел, а Дадли просто разинул рот.
- Привет, Гарри! – весело крикнул тёмный лорд и хлопнул бывшего недруга по плечу. – А ты что раззявился, как старый брокер на повестку о дисквалификации биржевого статуса?
Последний вопрос лорд относил к Дадли. Однако бывший магл продолжал стоять с разинутым ртом. Тогда Волан-де-Морт снова обратился к Гарри.
- Ну, что ты, старик, как не родной? – воскликнул тёмный лорд. – Давай, сгоняем в одно место, мне туда надо срочно заскочить, а я по дороге набросаю тебе кое-что про Фила Бесфамильного.
- А… - начал Гарри.
- А к остальным можешь не обращаться, - досказал за него Волан-де-Морт, - я владею всей имеющейся на Фила информацией. И не напрягайся ты так: я же знаю, что Джоан Роулинг сидит в специальной корзинке для маленьких свинок. Она нас уже не стравит, а нам самим собачиться друг с другом нет никакого резона. Въезжаешь?
- Вообще-то, да, - согласился Гарри и поспешил за бывшим врагом. За ними потрусил и Дадли. – А… - снова начал Гарри.
- А нам вот сюда! – показал рукой тёмный лорд на здание типа конюшни. – Успеть бы!
Братья и один нехороший волшебник вбежали в здание, Волан-де-Морт ускорился, затем ахнул и, процедив «Опять не успел», остановился на ходу.
- Что такое? – спросил Гарри. В денниках по обе стороны стояли беговые кентавры. Возле них возились работники из вольнонаёмных гоблинов и заштатных лепреконов. Метрах в десяти отсвечивал какой-то кургузый мужичок в смешной кепочке и кормил мифологическое создание из рук.
- Говно дело, - прошептал Волан-де-Морт и развернулся на выход. – Видели того, в кепочке?
- Ну!
- Это старик Лужков, зараза! – объяснил тёмный лорд. – Кормит самку кентавра по кличке «Елена Батурина»…
- Призовая кляча, я вам доложу! – оживился Дадли. – Я на ней несколько раз выигрывал…
- Что ты врёшь?! – возмутился Волан-де-Морт. – Не мог ты на ней ни черта выиграть! Ведь это не просто призовая кляча, но очень корыстная кляча. И для того, чтобы выиграть определённый забег, она вперёд берёт столько тонкорунного овса, выращенного в сказочной Колхиде, что…
- Да, было дело, - невольно почесался Дадли, вспомнив, во что ему встал овёс и насколько его стоимость покрыл выигрыш. – Но как собирались вы… э… я так понимаю…
- Зовите меня просто – Уолти, - разрешил мычание Дадли тёмный лорд. – И ты правильно понимаешь: я собирался применить к этой корове специальное заклинание на выигрыш без всякого овса. Однако меня опять опередил этот упырь…
Волан-де-Морт незаметно указал на мужика в кепочке и вместе с братьями покинул «конюшню».
- Что, ещё более тёмный волшебник, чем вы, э…
- Уолти! – просительно возразил тёмный лорд. – Этот, который в кепочке, ещё хуже, чем самый тёмный волшебник в мире. Он…
Лорд понизил голос
- …Бывший мэр Москвы!
- Мне это ничего не говорит, - пожал плечами Гарри. – Но давайте лучше послушаем вашу информацию о Филе Бесфамильном.
- Окажетесь в России, и вам это…
Волан-де-Морт мотнул головой назад.
- …Много о чём скажет.
- А зачем нам оказываться в России? – на всякий случай спросил Гарри.
- Затем, что вы сделаете правильные выводы из той информации, которая у меня есть на Фила Бесфамильного.






 (50) Alma Mater





 (51) Автор просит знатоков «творчества» о Гарри Поттере не придираться к нему (автору, а не к Гарри Поттеру) за вольное толкование географии Хогвартса и поимённого списка её коренного населения, поскольку автор с грехом пополам осилил лишь одну сотую часть (весьма округлённые данные) всего, что написала Джоан Роулинг о «волшебном» герое современности и иже с ним





 (52) Вообще-то, «витязи» и «стрижи». Смешное явление. В советские времена в каждом авиаполку нашлось бы до дюжины специалистов ещё лучшего качества. Впрочем, курсанты-выпускники летали не хуже





 (53) Юмор – юмором, однако сравнительная статистика вооружённых сил РФ и США к смеху не располагает. Так, США имеет в два раза больше кадров на действительной военной службе, количество самолётов – в 4 с лишним раза больше, вертолётов – в 12, кораблей (подводных и надводных) – на десять процентов. Их корабли – на ходу. 80 % наших – без буксировщиков и понтонов не «плавают». И если наш флот пополнится ещё одним крейсером и пятью подлодками – ситуация не изменится. Так как мы сравниваем только США и РФ, не учитывая военные потенциалы Англии, Германии, Франции, Японии и разных – прочих шведов. Многие, конечно, надеются – в случае глобальной военной катастрофы – на помощь со стороны «братского» Китая. Ну, так если у нас есть люди, считающие китайцев за дураков, то это их проблемы. Разумеется, не китайцев





 (54) Реки в Греции и Италии


Рецензии