Золото крейсера Эдинбург

(Дополнение к "Волки Атлантики")

В 1936 году гражданская война в Испании складывалась не в пользу республиканцев, несмотря на то, что Сталин, втайне от мирового сообщества, помогал республиканскому правительству Кабальеро. Советские лётчики и танкисты, переодетые в испанскую военную форму, накапливали опыт ведения боев в воздухе и на земле. Осенью франкисты наступали и республиканцы были всерьез озабочены судьбой золотого запаса Испании, четвертого по величине в мире после США, Франции и Британии. Восемь тысяч ящиков с золотыми слитками, общим весом 635 тонн, они укрыли в горах, близ морского порта Картахена.
Сталин предложил республиканцам временно спрятать золото в России. А те и доверились. В середине октября ценный груз был погружен в трюмы четырех советских судов и доставлен на Черное море, в Одессу, откуда спец-эшелоном отправлен в Москву. Получив золото, Сталин отдал приказ Казначейству переплавить слитки и поставить на них советское клеймо. Что и было сделано. Возвращать золото владельцам вождь пролетариев не планировал.

В начале 1942 года Сталин оплачивал союзникам военные поставки. В бомбовый погреб крейсера «Эдинбург» было погружено 93 ящика с золотыми слитками весом в четыре с половиной тонны, стоимостью 2 миллиона 320 тысяч 620 долларов по тогдашнему курсу. Конвой QP-11 в составе которого был и крейсер, покинул Мурманск 29 апреля, возвращаясь в Англию. "Эдинбург" был гордостью Королевского Флота. Почти 200 метров в длину, он развивал скорость в 32 узла, что в те дни приближалось к скорости быстроходных торпедных катеров. Напичканный вооружением крейсер был способен отражать атаки противника с воздуха и с моря.

Мало кому известен факт, что создать такой крейсер англичанам помог...Гитлер. Об этом упоминает в своих мемуарах его личный ординарец майор СС Хайнц Линге. Ординарец-телохранитель обязан был следовать за фюрером повсюду, присутствовал он и на военных совещаниях.
В молодые годы Гитлер увлекался рисованием, писал маслом, а его акварельные пейзажные наброски и поныне прячутся в частных коллекциях. Став канцлером он проявил себя и как дизайнер. С архитектором Шпеером он работал над архитектурой городов Третьего Рейха (аналогично, в городах бывшего СССР до сих пор сохранились здания сталинской архитектуры), работал и с военными конструкторами. Тяжелый танк «Тигр» был его совместным проектом с Фердинандом Порше, а всем известный автомобиль Фольксваген-жук был нарисован лично Гитлером и до сих пор прототипы этого авто бегают на дорогах всех стран мира. Гитлер проектировал и автобаны, требуя от конструкторов такого покрытия, которое бы выдерживало посадку самолетов.

Фюрер был хорошо осведомлен о конструктивных особенностях морских кораблей и, как пишет Линге «на технических конференциях своими вопросами часто ставил в тупик экспертов в строительстве морского флота, требуя немедленного ответа». Однажды Гитлер предложил эскизы корабля с системой катапульты для малых самолетов, которые в морском походе прятались бы под верхней палубой. Конструкторы критически встретили идею, указав на то, что в мире нет аналогов такому проекту, следовательно это «не классика».
Вскоре, в один из дней, во время ланча с военачальниками Гитлеру доставили депешу, в которой сообщалось, что англичане приступили к строительству корабля с катапультой для взлета самолетов. С улыбкой триумфатора фюрер передал депешу своему морскому адьютанту адмиралу фон Путткамеру: «Британцы строят такой корабль и отныне впредь это можно считать классикой». Смущенный адмирал не знал что на это ответить. Этим кораблем и был крейсер «Эдинбург». Взлетавший с его палубы с помощью катапульты самолет отрабатывал свою задачу в воздухе и приводнялся рядом с крейсером. На борт его поднимали специальным краном, который хорошо виден на снимке. Груз золота находился в каземате, расположенном под палубой именно в той части корпуса.

На выходе из Мурманска конвой засекла воздушная разведка немцев. Морские волки адмирала Дёница уже поджидали свою жертву. На следующий день 30 апреля, в Баренцевом море подлодки и надводные корабли адмирала атаковали и расстреляли крейсер. Англичане затопили беспомощный «Эдинбург», чтобы золото не досталось немцам, отметив место затопления на карте. Морская могила крейсера находится приблизительно в точке 72.00N 35.00E, на глубине 245 метров.

В 1954 году Британское правительство предложило компании «Risdon Beazley» провести спасательные работы и вытащить золото, но в послевоенные годы водолазные службы всех стран Балтики, включая советский «Эпрон» были заняты расчисткой фарватеров и каналов, поднимая со дна тысячи тонн различного добра. Проект «Эдинбург» отложили на потом.

Прошло еще четверть века, к концу семидесятых новейшие технологии уже позволяли водолазам работать на больших глубинах. Англичан стала тревожить мысль, что однажды русские возьмут инициативу в свои руки и сами поднимут золото. Несколько спасательных компаний предложили варианты, сводившиеся к тому, чтобы подводными взрывами разломать корпус крейсера и вытащить золото, которое удастся найти. Контракт выиграла спасательная компания «Jessop Marine», предложившая иной способ подьема сокровищ, а именно – специальными резаками вырезать дыру в корпусе, проникнуть вовнутрь и вытащить всё золото, без потерь.

В апреле 1981 года поисковое судно компании, уже на десятый день поисков, обнаружило крейсер и фотокамеры управляемого батискафа сделали снимки корабля. В конце августа на место прибыло судно с необходимым оборудованием и тщательно отобранным отрядом водолазов, способных выдерживать критические перегрузки. Спасательная команда приступила к работам на условиях «no cure no pay», то есть, если золото не будет поднято, они не получат ничего. Ни один из водолазов до того не работал на таких глубинах, да еще в арктических водах, поэтому после первых погружений они страдали от инфекции, проникавшей сквозь их продавленные ушные перепонки. Они страдали от боли ушибленных или ошпаренных горячей водой конечностей, циркулировавшей в их костюмах, чтобы предохранить организм от переохлаждения и смерти в ледяной воде. После погружений, чтобы не умереть от декомпрессии, водолазы жили в специальной барокамере, дыша смесью гелия с кислородом, работая посменно.
      
Первый слиток вытащили 15 сентября. За три последующие недели они подняли 431 золотой слиток, но в начале октября начало сезона зимних штормов вынудило свернуть работы. По условиям контракта спасатели получили 45%, остальное было разделено между двумя странами, где одну треть получила Британия и две трети досталось СССР. Спасатели выручили 142 миллиона долларов и если вычесть половину суммы на расходы по экспедиции, то оставшиеся 70 миллионов, наверное, окупили их страдания и риски. 
 
В трюме крейсера остались 34 слитка. С тех дней прошло более тридцати лет, технологии шагнули далеко вперед и кто знает, может в Баренцевом море уже побывали пираты-охотники за сокровищами. Ведь цена унции золота за три десятка лет взлетела в сто раз! Золотишка в трюме крейсера осталось еще миллионов на пятьдесят, это точно!   


Рецензии