Жизнь Лохматкина Три буквы

ТРИ БУКВЫ

(этот материал не содержит ненормативную лексику, а зря)
http://www.proza.ru/avtor/vinograd

Семен Лохматкин назвал Барак Абаму козлом, и потому ворочался и не спал всю ночь, переживая, что вчера вечером стал виновником будущего международного скандала.

Впрочем, все с ним происшедшее началось еще с вчерашнего утра, Сосед по лестничной площадке, студент-пятикурсник, ярый оппозиционер, пишущий дипломную работу о влияние интернета на психику подключенных россиян, взял, да и бесплатно подключил соседа Семена к Интернету, помог ему открыть свой блог на ЖЖ и оставил его одного со стареньким компьютером.

Лохматкин был предупрежден студентом, что он, Семен, сейчас находится в мировой сети и может быть услышанным любым человеком на планете. Это был так ответственно и непривычно, что Семен решил не пить, во всяком случае - за клавиатурой компьютера.

С утра до позднего вечера Семен так и просидел перед мерцающим экраном старого монитора, но не одна умная мысль так и не хотела вылезать из его головы, чтобы стать первой и самой достойной надписью в блоге Семена Лохматкина, не совсем еще пропавшего человека, особенно теперь.

Между девятью и десятью вечера, Семен Лохматкин одним пальцем выбил в своем блоге надпись:

БАРАК ОБАМА – КОЗЕЛ.

Задумавшись еще на полчаса, он понял, что больше в его голове умных мыслей не было, и вообще уже никаких не было, и пошел спать.

Странно, но не спалось. Семен переживал. За что именно непонятно, но он не хотел навредить родной стране ухудшением отношений с США. Они ведь, это про русское государство, пенсию нму справили, поликлиника бесплатно язву вылечила, в клубе концерт на халяву в воскресенье играли, он не пошел, но, все же, приятно, что не забывают, а он такую подлянку родной стране в свой блог сунул.

Утром, забывшись коротким сном, он проснулся уже к полудню, и тут же побежал к компьютеру, чтобы стереть компрометирующую Россию скандальную запись, но под его предложением стоял чей-то комментарий.

Лохматкин обомлел. Обама ему ответил, причем, его не удивило, что на русском, удивило, что вежливо.

- А почему? - спросил его Обама, еще ночью спросил, то есть давно ждал ответа от Семена, почему он назвал его козлом.

Впервые в жизни Семен Лохматкин сказал другому человеку - извините, правда, в цифровом формате и почему-то по-французски, искренне при этом веря, что по-американски:

- Пардон по-вашему, у меня тут, видите, как бы, в общем, компьютер принесли, не мой, но писал я, отвечаю, но пардон.

Ответ замигал комментарием почти мгновенно:

- А козел-то почему?

Семен в уме понятно обосновал, но непонятно написал то, что понятно обосновал, поэтому Обама настаивал, почему Семен Лохматкин назвал его козлом.

Семен решил еще раз обосновать, но вместо обоснования почему-то посочувствовал:

- Ну, понимаешь, весь мир про то знает, но тебе не говорят, так что, извини (уже по-русски) один только я тебе эту правду и приоткрыл.

Обама, помолчав, снова переспросил:

- А почему козлом-то?

Вот тут Семен Лохматкин наконец-то смог обосновать:

- Ну, понимаешь, это, если называют козлом, это, вроде, как даже и вежливо, даже и не совсем обидно. Это когда на три буквы послать еще рано, а в заднее место отправить уже поздно – а козлом назвать – это промежуточный вариант – необидно даже, если в простом разговоре, как мы сейчас.

Обама, сильно помолчав, откликнулся:

- За козла-то  понятно, а за что?

Семен Лохматкин решил обосновать, но снова не обосновался, и потому просто еще раз назвал козлом американского президента.

Ответ президента Лохматкина не удивил:

- Сам ты козел, Семен, блин, винторогий, - и еще матом было добавлено, как-то не по-президентски.

Вот это по-нашему, - подумал Семен, но ответил матом, почти дружелюбно.

Стороны помолчали, Семен успел пообедать, и даже за маленькой сбегал, но взял большую, но открыть не успел, на экране его компьютера снова появился Обама, да еще какой, длинный на несколько страниц.

Семен прочитал все, что ему прислал Обама, про демократию, про Крым, санкции, майдан, оппозицию, про все-все, про что Семен в обычное время не то что читать, но даже по телевизору бы слушать поленился. А тут все прочитал, потому как чувствовал свою личную ответственность перед нарушением международных отношений.

В ответ Семен решил написать все-все, про всю и все, про правду и неправду, про нас и не нас, но, сколько не бился, так и не смог. Обама терпеливо ждал, пока Лохматкин не ответил, и почему-то вопросом:

- За что и почему вы нас так ненавидите?

Обама ответил тремя новыми страницами про демократию, и Семен снова все прочел, и даже местами понял, но обосновать постеснялся, потому что назвать Обаму козлом было уже тоже поздно, а на три буквы послать, как раз, и послал.

Спустя минуту во входную дверь Семена Лохматкина ворвался его сосед-студент, с мясом вырвал компьютер из сети, и с причитаниями про козла, Обаму, демократию, непробиваемую русскую дурь, при этом, тоже посылая всех на знакомые уже три буквы, выбежал из квартиры Семена Лохматкина.

Семен Лохматкин откупорил большую, потому что не взял маленькую, вспомнил Обаму, достал второй стакан, налил и ему и, перебирая по грязной клеенке пальцами, как по клавиатуре, тихонько выдохнул:

- За нас.

http://www.proza.ru/avtor/vinograd
Алексей ВИНОГРАДОВ,
Москва, апрель 2014 года.


Рецензии