Был такой случай

Солнце село. День кончился. У соседей в домах загорелся свет.  Люся посмотрела в окно на улицу. Тьма ещё не наступила, и в вечерних светлых сумерках дорога просматривалась до самого поворота.   «Все уже вернулись с работы, только Юры опять нет. До каких пор это будет продолжаться?! Надо что-то делать»: - сама с собой печально рассуждала Люся, - «Соседи всей семьёй ужинают. А у меня ужин стынет. Когда он придёт? - не известно. Пожалуй, сегодня я своего муженька ждать не буду». Первым делом она примкнула калитку, затем заперла входную дверь дома на крюк и засов. Зашторила окна с видом на улицу, но те, что выходили в собственный сад ещё больше расшторила. Потом поставила на стол тарелку с кусочком жареного мяса и с отварным картофелем, украсила кушанье, посыпав сверху зеленью. В этот вечер она ела не как всегда - просто,  а на манер кинозвёзд из голливудских сериалов. Она ела долго и жеманно. На улице уже стемнело, но Юра так и не появился. Потом она стала пить чай. Поставила на стол разеточку с малиновым вареньем, и как только налила чай, так сразу кто-то начал трясти калитку. Потом она услышала:
- Люсь, открой калитку, - но в ответ тишина.
Она встала из-за стола, прошла к полке, взяла чайную ложечку и села на место. При этом её тень мелькала на дорожке от калитки к дому. И Юра это видел.
- Люсь, ты чё вообще? Открой калитку. - Юра был удивлён такой встречей жены. Но в ответ тишина.
Юра перепрыгнул через забор, подошёл к входной двери и попытался привычным движением отрыть. Но не тут-то было. Дверь была плотно заперта изнутри. Он стал стучать:
- Люсь, не дури, открой.
Она ему и в этот раз ничего не ответила. Он подошёл к окну и впялился в него, желая увидеть жену. Это было похоже на его фото в рамке, которое висит в большой комнате на стене. Она сидела за столом с чашкой чая и ложечкой с вареньем, неспешно и церемонно пила чай, изображая из себя какую-то великосветскую даму. Конечно, получалось у неё плохо, а лучше сказать – просто никак. Но для того, чтобы поиграть на нервах у мужа этого было вполне достаточно.
- Давай, отрывай, - с возмущением громко сказал Юра.
Но она встала из-за стола, прошла в другую комнату, разделась до нижнего белья, вытащила из сумки обновки, которые ей сшили в КБО. (В 80-е годы комбинаты бытового обслуживания шили одежду и обувь по западным фасонам. Конечно, это было не то, но в магазинах практически ничего не было, люди были рады и этому). Сначала стала примерять кофточку, потом юбку. При этом подчеркнуто нескромно вертелась перед зеркалом.
- Я не какой-то идиот, чтобы подглядывать за своей женой. Открывай! – но она его словно не слышала.
- Ах, ты вот как?! Ну, ладно.
Юра исчез в вечерней темноте. Но вскоре появился. На пороге металлическим звоном загремел топор, гвоздодёр и лом. Что-то он начал прорубать топором, потом закрякал гвоздодёр, вытаскивая большие гвозди, и, наконец, поддев ломом, дверь затрещала и рухнула. Юра вошёл в дом. Закончив примерку, Люся была в нижнем белье и упаковывала обновки, а на мужа ноль внимания. Он подошёл к ней, резким движением крепко схватил её и бросил на кровать. Она только ахнула. Но не потому, что испугалась, и не потому, что не хотела. А просто ахнула и всё. Он лёг рядом с ней по удобней.
- Юра, свет горит. Дверь открыта.
- А мне всё по-хрену, - с надрывом тяжело дыша, ответил Юра.
На следующий день утром она ему сказала:
- Мне общий муж на весь посёлок не нужен. Хочешь жить со мной – живи. Если домой будешь приходить не вовремя, то мы расстанемся. Сына я сама воспитаю, а ты гуляй.
Юра дал обещание. Она попросила его, чтобы зашёл к родителям и забрал сына домой, а то загостился у них.
Ровно в своё время родилась девочка, Нина. Всё это происходило в горбачёвские 80-тые. Теперь она уже взрослая. Пять лет назад к ним пришёл Лёша свататься за Нину. Юрий Николаевич посмотрел на него: симпатичный парень в застиранной белой рубашке, в поношенном пиджаке и стоптанных туфлях, но с доброй приветливой улыбкой. Приехал из-под Пензы, окончил институт. Свадьба состоялась. Его приняли в семью. Лёша оказался очень хороший человек.
Прошло ещё несколько лет. Постаревший дедушка Юра сидел на скамейке. Трое внучат бегали по саду, и, если они делали что-то не так, то он им показывал хворостинку, как судья на футбольном поле штрафную карточку.


Рецензии
Жизненный рассказ!

Русская Американка   30.04.2016 06:41     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.