Мужчины в халатах. Белгородские мысли

...Алеша тоже добрый,
 но как-то он больше ненавидит...
/М. Булгаков. Белая гвардия/

В Белгороде случилось вот что: в больницу доставили пациента в состоянии алкогольного опьянения. По его собственным словам, зафиксированным на пленке, он пил уже шестнадцать дней. Этот человек - пациент, но пьяный, пьяный, но пациент, совершил нечто этакое, что заставило медсестру, выполнявшую с ним необходимые процедуры, прервать работу и пожаловаться врачу. Говорят, этот человек ее ударил.
Врач, но мужчина, мужчина, но врач, нашел этого пациента, но алкоголика, алкоголика, но пациента в приемной и ударил так, что тот упал и умер.
Грустная, горькая история.
Видео оказалось в интернете. Врача арестовали. Тут же в сети появились тысячи (по информации из телевизора) обращений к президенту от простых граждан о том, чтобы врача наказали по всей строгости закона.
Верно то, что в этой ситуации врач, отреагировав так по-мушкетерски зверски на оскорбление женщины и тоже медика, совершил самосуд.
Но гражданами, обратившимися к президенту, в глубине их душ тоже двигает жажда самосуда, жажда свести счеты. Своим обращением гражданин как бы говорит: "Суд, конечно, все решит, но пусть наш самый справедливый суд в мире учтет мое персональное мнение".
Цивилизованный человек всегда против самосуда, поскольку всякий самосуд рано или поздно скрывает лицо под белым капюшоном, щелкает затвором, как зубами, и превращает человека в зверя.
Эта история заставляет задуматься и о другом. О нашем отношении к алкоголикам. У нас ведь как - муж бьет жену, и жена сама иногда может убить мужа. Но пусть кто чужой попробует обуздать буяна - жена тут же вытрет слезы и вцепится ногтями в спину заступника. У нас так - пусть пьяный, пусть буйный, но свой.
И мы терпим. Терпим алкоголиков, терпим воров, терпим плохие дороги. Терпение как образ жизни - это тема для исследования. Тем более, если это такое задорное русское терпение - как в очереди в туалет.
Хотя давно пора признать алкогольное опьянение отягчающим обстоятельством при правонарушении - будь то водитель, будь то пациент. А ночами в приемных больниц и травмпунктов посадить полицейского, один вид которого будет отрезвлять пациентов со сломанными в пьяных драках челюстями и ребрами.
Но для нас терпение - это своеобразная дань, которую мы платим жизни, платим государству. И здесь необходимо привести цитату:
"Дань есть категория эксплуататорского хозяйства. Если крестьянин платит "дань", значит, он данник, эксплуатируемый, угнетенный, значит, он с точки зрения государства не гражданин, а подданный..." /Н. И. Бухарин, апрельский пленум ЦКП(б) 1929 г./
Это было сказано в полемике со Сталиным, который в 1928 году говорил о том, что "крестьянство платит государству не только обычные налоги... оно еще переплачивает на сравнительно высоких ценах за товары промышленности... Это есть нечто вроде дани, сверхналога, который мы вынуждены брать временно..."
Обсуждая белгородскую историю многие задаются вопросом, мол, почему медсестра, если ее ударили, не вызвала полицию?
Да потому что она, как Станиславский плохим актерам, не верит мужчинам в форме. А жизнь такова, что мужчинам, неважно - в форме они, или в халате, время от времени нужно демонстрировать, что они мужчины. И чем тяжелее жизнь, чем больше в ней терпения, тем чаще им приходится это делать.
И вот пока женщины не верят мужчинам в форме, пока мы терпим, пока мы данники, а не граждане, мужчины в халатах будут вершить самосуд. Сначала редко, потом все чаще. И никакая клятва Гиппократа их не сдержит, поскольку клятва является клятвой только тогда, когда она не прикрывает трусость.
Но доброго в этом нет ничего. Только грусть и горечь.

15.01.16
Белгород


Рецензии