Сокровища Золотого Конвоя

Часть Первая. Пресвятая Дева Мадридская, спаси наши души!!

В начале сентября 1622 года двадцать восемь кораблей, груженых богатствами Нового Света, готовились к отплытию из Гаваны. То было время когда навигация основывалась на предположениях, а религиозные суеверия были серьезными аргументами в астрономии и прогнозировании погоды.

В ожидании золота из Панамы, драгоценное время было упущено. Начинался сезон ураганов. На совете капитанов выступил старший навигатор флота сеньор Лоренцо Вернал. Его неутешительный прогноз был основан на том, что расположения Луны и Земли предполагают затмение Солнца. Навигатор предрекал плохую погоду и советовал переждать.
Капитан-генерал флота маркиз де Кадерейта знал, что случившаяся задержка с доставкой груза подвергает экспедицию огромному риску оказаться в когтях урагана. Но Испания тонула в войнах, на этот раз воюя с Голландией, и король Филипп Четвертый уповал на этот конвой, чтобы оплатить военные расходы. Маркиз понимал что промедлить с доставкой сокровищ означало вызвать гнев монарха и этот гнев мог оказаться страшнее урагана. У маркиза не было выбора.
Накануне, четвертого сентября погода была прекрасной, ничто не предвещало шторма. Де Кадерейта приказал кораблям поднимать паруса.
А в тропиках Атлантики ураган уже закручивал в смертельной пляске мокрый хвост...

В составе конвоя были большие и малые, военные и торговые корабли.
Флагманом шел галеон Nuestra Senora de Candelaria, в середине конвоя находился Nuestra Senora de Santa Margarita, а замыкающим был галеон Nuestra Senora de Atocha (в нашем рассказе просто Аточа). Именованный в честь Мадридской Пресвятой Девственницы, корабль был новым, нес двадцать бронзовых пушек вооружения и имел на борту 265 человек команды, солдат и пассажиров.
В трюмах этих трех кораблей находились главные сокровища конвоя.   

На следующий день по выходу из Гаваны флот достиг попутного течения Гольфстрим, когда погода стала меняться к худшему. Задул порывистый норд-ост и волны стали бить в борта кораблей. Небо почернело и вскоре морская пучина разверзлась адом. Малые корабли разбросало, у некоторых были сломаны мачты. Остальные несли минимум парусов, чтобы удержаться на курсе. Один галеон стал добычей волн, опрокинулся и затонул. Капелланы служили литанию и молили всех святых о спасении. Флагманскому галеону и десятку других кораблей удалось направить курс к западу, их отбросило в воды Мексиканского Залива, где якорями они цеплялись за грунт, спасаясь от гибели.

Потеряв часть добычи ураган уцепился за хвост конвоя. Ветер скакал по румбам, ломал рангоут и срывал паруса. В числе смертников оказались Аточа и Санта Маргарита. У обоих были сломаны главные мачты, у Санта Маргариты оборваны все паруса, сломан руль. Лишив своих жертв способности сопротивляться, убийца потащил их на рифы Флориды, разломал, утопил...   
Корабль «Санта Круз» чудом выжил в том аду. Наутро, когда ураган ушел на запад за новыми жертвами и небо очистилось, моряки спасали своих товарищей. Подобрали двадцать членов команды галеона «Санта Маргарита», включая капитана. Из экипажа галеона «Аточа» спасли лишь пятерых.

Вернувшись с остатками флота в Гавану маркиз де Кадерейта собрал совет. Было заявлено пятьсот пятьдесят душ погибших, затонуло шесть кораблей. Об утраченных тоннах золота, серебра, сундуках с драгоценными камнями и ювелирными украшениями, сообщалось в письменном рапорте лишь узкому кругу королевских чиновников, дабы не будить алчность и не порождать слухи (только в трюме Аточи было золота и серебра на сумму 750 миллионов долларов по нынешнему курсу, три четверти миллиарда).
На совете генерал Хуан де Моран вспомнил о предупреждениях старшего навигатора сеньора Лоренцо. Над головой маркиза начинали сгущаться тучи.
Козлом отпущения стал ветеран флота капитан Гаспар де Варгас, пересекший Атлантику пятнадцать раз и якобы, в этот раз, склонявший де Кадерейту к выходу в море. Репутация маркиза была спасена, а де Варгасу было приказано найти затонувшие галеоны и спасти сокровища.

Гаспар де Варгас снарядил пять кораблей и 16 сентября покинул Гавану. 
В ходе поисков в районе трагедии была обнаружена верхушка мачты, торчащая над поверхностью моря. Это была бизань-мачта галеона «Аточа», затонувшего на глубине менее двадцати метров. Ныряльщикам удалось поднять лишь две бронзовые пушки. Проломить палубу, чтобы добраться до ценного груза в трюме, не представлялось возможным.
Оставив «Аточу» на время, стали искать останки галеона «Санта Маргарита».
На одном из островков обнаружили нескольких оставшихся в живых моряков с корабля «Nuestra Senora del Rosario», еще одной жертвы той ночи. Едва успели забрать ценный груз и снять пушки с сидевшего на рифах «Розарио», как новый ураган пронесся над ними, уничтожив все признаки мест гибели галеонов «Аточа» и «Санта Маргарита». Капитан де Варгас доставил в Гавану спасенных моряков и сокровища с Розарио. И это было все, что удалось спасти.
Король безумствовал: потеря конвоя деморализовала торговлю Испании со всей Европой, венецианские ростовщики отказывали в кредитах, не было денег на войну. Не стало колумбийской меди для литья бронзовых пушек.

С началом следующего 1623 года была снаряжена еще одна экспедиция и на этот раз маркиз де Кадерейта был в ней с капитаном де Варгасом. На одном из малых островов они организовали лагерь спасателей. Туда доставили лучших ныряльщиков из племени лукайя, населявшего Бермудские острова. Эти ныряльщики могли находиться под водой дольше и нырять глубже. Но все было тщетно, сокровища затонувших кораблей накрыли дрейфующие пески прибрежных вод Флориды. Спустя несколько месяцев, спасательные работы были свернуты, де Кадерейта покинул место гибели галеонов. О нем в том районе сегодня напоминает лишь группа маленьких островов, названных Маркизскими.

В 1626 году, испанский спасатель Дон Франциско Мелиан вытащил серебряный слиток на месте гибели "Санта Маргариты". Монарший дом проявил интерес и предложил спасателю третью часть всех найденных сокровищ плюс покрытие расходов из королевской казны.
Мелиан изготовил бронзовый колокол весом примерно 350 кг, позволявший трем ныряльщикам на глубине перехватить воздуха, не поднимаясь на поверхность и продолжить работу. Он использовал построенный маркизом лагерь спасателей, в команде были лучшие индейцы-ныряльщики. Они вытащили 64 тысячи серебряных монет, слитки серебра и бронзовые пушки. Все это удалось отправить в Испанию.
Работы были возобновлены в следующем, 1627 году, много сокровищ было поднято с места гибели галеона, когда на них налетел голландский военный корабль.
Спасатели теперь спасались сами, им удалось уйти от преследователей на Кубу. Мелиан вернулся на место в новом 1628 году и снова был успешен в подьеме затонувших сокровищ галеона "Санта Маргарита". Но голландцы уже не оставляли район и Дону Франциско пришлось бы туго, если бы на помощь не подоспел испанский военный корабль.
Война с Голландией продолжалась и вскоре в водах Нового Света появился голландский военный флот в составе 30 кораблей под командованием адмирала Хейна. Адмирал захватил испанскую золотую эскадру, вышедшую из Гаваны. Добыча составила 3 миллиона серебряных песо, что составило бы сегодня 3 миллиарда 600 миллионов долларов США.

В 1643 году, будучи губернатором Юкатана, Франциско Мелиан снова занялся организацией экспедиции по спасению сокровищ Аточи и Санта Маргариты. Ведь до главного клада он так и не добрался. Но в суете подготовки флотилии умер, увы. Человек предполагает, а Бог располагает. Живешь, строишь планы, копишь деньги и вдруг бац! И тебе уже ничего не нужно.
К 1648 году Испания, потерпев поражение от Голландии, Франции и Англии в морских сражениях, утратила свое могущество. 

Дон Франциско Мелиан оставил после себя подробный отчет работы по подьему сокровищ. Эти документы оказались в главном архиве в Севилье, где их, придавленных килограммами всяких подобных бумаг потихоньку пожирали бумажные термиты. В апреле 1970 года профессор архивных наук Юджин Лион, стряхнув тараканов с остатков недожеванной ими страницы пробежал глазами текст. От прочитанного стекла его очков запотели. С этого все и началось.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.  ЗОЛОТО В ОБМЕН НА ЖИЗНЬ.

Затонувшие сокровища двух галеонов будоражили воображение не одного поколения авантюристов. Рядом с побережьем, на глубине каких-то двух десятков метров, в слитках и монетах лежало около половины миллиарда долларов! 
Мэл Фишер, получивший образование в университете Алабамы, в 1944 году был в составе американских войск, воевавших в Европе с гитлеровской Германией. После войны молодой инженер жил какое-то время во Флориде, работал в фирме по созданию водонепроницаемых футляров для кинокамер. В пятидесятых американская молодежь увлеклась парусным спортом и подводной охотой. Семья Фишеров осела в Калифорнии, где Мэл открыл свой малый бизнес, приобрел компрессор для накачки баллонов сжатым воздухом и стал обслуживать дайверов-любителей. Вскоре его пригласили принять участие в разработке и испытаниях снаряжения для подводников и это предложение изменило его жизнь, навсегда.

Мэл женился на огненно-рыжей красавице Долорес Хортон и молодожены улетели в свадебное путешествие, во Флориду. Там они проводили дни в подводных забавах и вероятно что-то нашли на дне, потому что оба «заболели» новой страстью. С тех пор каждый свой отпуск парочка проводила во Флориде и однажды случай свел их с искателем сокровищ.
Кип Вагнер не был подводником, он был строителем. Однажды, гуляя по флоридскому песку, он нашел старинную золотую монету. Кип забросил свою работу, поселился в вагончике прямо на пляже, где проводил дни с примитивным металлоискателем. После ураганов и сильных штормов его «улов» был особенно обилен. Кип был удивлен тем, что все найденные им золотые и серебряные монеты были датированы 1714 годом. Размышляя над этим, он пришел к выводу, что на дне кроется тайна морской трагедии. Это привело его в морские архивы, где роясь в старых документах Кип нашел информацию о гибели испанского золотого конвоя в 1715 году, в водах неподалеку от того места, где на пляже стоял его вагончик. Вагнер открыл свою спасательную компанию и пригласил для работы профессиональных водолазов, многие из которых служили в военном ведомстве. Эти парни быстро нашли останки нескольких затонувших кораблей и поднятые ими со дна сокровища исчислялись уже не поштучно, но ведрами. Однако, значительную часть года подводники были заняты на основной работе, уделяя работе у Вагнера лишь свое отпускное время. В 1963 году он встретил Мэла и Долорес Фишеров и новые приятели быстро пришли к обоюдному соглашению. Вернувшись в Калифорнию и продав бизнес, Мэл с женой, забрав всю семью, переехали во Флориду. За летний сезон следующего 1964 года партнеры подняли со дна сокровищ на сумму в один миллион долларов! На протяжении нескольких лет в прибрежных водах между Форт Пирсом и Себастьяном, из затонувших одиннадцати кораблей золотого флота они нашли десять. Мэл Фишер сконструировал бластер, этакую изогнутую трубу, которая гнала струю воды от винта судна на дно, размывая песок. После испытания бластера на месте одного из найденных кораблей, Мэл обнаружил что морское дно было усыпано золотом. В тот раз он поднял со дна одну тысячу тридцать три золотых монеты! Прознав о таком улове, военные подводники увольнялись со службы и нанимались к Кипу и Мэлу, на постоянную работу. Некоторые из них погибли в том авантюрном предприятии, но это не останавливало остальных. К концу шестидесятых искатели сокровищ подняли со дна сокровищ на сумму в двадцать миллионов долларов. С этого феномена и началась легендарная жизнь Мэла Фишера.

НОВАЯ АВАНТЮРА

Золотых, серебряных монет, изумрудов и других драгоценных камней в прибрежных водах восточного побережья Флориды больше, чем крабов на морском дне всего западного полушария. Особая привлекательность для подводников-авантюристов состоит в том, что здесь сокровища лежат на малых глубинах, часто менее десяти метров. Естественно, во Флориде расплодились десятки компаний, предлагающих искателям приключений поймать свою удачу. Предлагая все необходимое снаряжение, компании наживают деньги точно так, как их предшественники наживались в годы золотой лихорадки в Калифорнии, продавая копателям кирки и лопаты. 
Тусклый блеск желтого металла слепит людей сильнее солнечного луча. Люди возвышенно говорят о Боге, но если болтунов поманить золотом, то божьи заповеди и мораль для них померкнут. Редкий святоша устоит перед соблазном.

Власти Флориды тоже пожелали урвать куш торгуя подводным Эльдорадо. Первым делом они увеличили зону территориальных вод штата с трех до десяти миль, получив юридическое право владения найденными в этих водах сокровищами. Требуя долю 25 процентов от стоимости найденного, они оставили за собой и право скупать остальные 75 процентов, разумеется, по своей цене. Далее они изобрели схему, чтобы обобрать новичка еще до того, как тот наденет акваланг. Отныне, желающий заняться поисками сокровищ в их водах, должен вначале купить первичное «поисковое разрешение», дающее право на поиск затонувшего корабля. Далее чинуши придумали сдавать в аренду участки прибрежных вод Флориды и на следующем этапе искатель сокровищ должен оплачивать услуги адвоката, чтобы выяснить, не арендовано ли место его поисков кем либо до него. Специальная морская бригада полиции на своих быстроходных катерах патрулирует прибрежные воды, вылавливая тех, кто не оплатил казне поборы.
Счастливчик, нашедший затонувший корабль, должен купить право на разработку места. Но эту бумагу удается получить далеко не всем. Сотни искателей обьединялись с тем чтобы судить бюрократов, но все они проиграли свои иски, растратив деньги на адвокатов. Однажды, взбешенный отказом, искатель сокровищ выбил чиновнику передние зубы.

Накопив печальный опыт в борьбе с бюрократами, Мэл Фишер решил искать затонувшие сокровища за пределами территориальных вод Флориды. Оставив партнеру недовычищенные корабли конвоя 1715 года, он приступил к поиску двух галеонов, потопленных ураганом 1622 года, в тридцати милях к югу от Key West, последнего островка флоридской гряды. Приобрел два мощных буксира и переоснастил их для своей экспедиции, установив бластеры, которые сам сконструировал. Слухи об экспедиции известного в мире искателей сокровищ просачивались в прессу и не давали спать чиновникам. Власти штата решили разрушить замысел строптивого Мэла и вчинили ему судебный иск, обвинив искателя в неуплате налогов и прочих нарушениях. Одного адвоката Фишеру было уже недостаточно, на него работала целая команда. Мэл выигрывал все процессы, в тяжбе шли годы и таяли накопления. Дело двигалось медленно еще и по той причине, что приходилось утюжить огромные квадраты водной поверхности, ползать по дну, чтобы обнаружить хоть какой-след занесенных песками галеонов. След нашел тот самый архивариус Юджин Лион. Он показал Мэлу найденные архивные документы, предложил свои знания и помощь в поиске. Как показало время, для искателя сокровищ этот буквоед Юджин оказался дороже тонны золота.

У Мэла и Долорес выросли четверо детей, все они стали одной командой одержимых. Кто ищет - тот всегда найдет, и однажды, спустя годы поисков, старший сын Дирк и его команда наткнулись на сокровища: золото, украшения,  оружие, несколько слитков серебра, весивших до сорока килограммов каждый. На каждом слитке стоял штамп королевских испанских казначеев. Сверяя номера с грузовыми манифестами, архивариус Лион определил что сокровища - часть груза галеона «Аточа». Это была находка года! Журнал National Geographic начал снимать фильм об экспедиции Фишера, операторы находились на месте поисков. Первая драма - одиннадцатилетний сын фотографа прыгнул в море искупаться, когда шла работа. Мальчонку затянуло под винты, он погиб. Неудачи и случайности продолжали преследовать Фишеров. Они построили реплику галеона и сделали из корабля музей, выставив в нем найденные сокровища и артефакты. В августе 1973 года пловучий музей затонул у причала, по невыясной причине. Много экспонатов было уничтожено водой.
В следующем году чинуши Уолл-Стрит заморозили продажу ценных бумаг компании, длительное расследование лишило Мэла финансовых фондов для продолжения поисковой операции.
В летние дни 1975 года старший сын Дирк, бывший капитаном одного из двух судов-спасателей, нашел астролябию, редчайший навигационный инструмент, который был определен архивариусом, как принадлежавший галеону «Аточа». Спустя неделю были найдены девять бронзовых пушек, которые согласно выбитым на них клеймам были частью вооружения галеона. Дирк был удачен, круг поисков сужался, искатели были у цели. Однажды Мэлу приснился сон, в котором странный голос вещал: «..Я отдам тебе золото. Но взамен возьму самое дорогое, что у тебя есть..!». Мэл проснулся, вокруг не было никого. Он вышел на палубу и просидел там остаток ночи. Видение было плохим знаком.
Успехи Фишера побудили власти штата к новым акциям, одной из которых было аннулирование всех лицензий Фишера, лишение его прав на находку. Найденный галеон находился в интернациональных водах, далеко за пределами вод Флориды и в той бумажной войне Мэл Фишер решил судить власти штата. Его адвокаты подали иск в Верховный Суд США. Мэл выиграл дело.         

«Я ОТДАМ ТЕБЕ ЗОЛОТО...»

День, когда Дирк обнаружил пушки на дне, был днем рождения его юной жены, Ангел Фишер. Команда решила отметить юбилей на месте поисков. Едва доставив пушки на Key West, оба поисковых судна пополнили запасы и ушли в море, в район Маркизских островов. Прибыв на место команды устроили веселый обед, а на ночь оба судна «Northwind» и «Virgalona» встали на якорь, на большом расстоянии друг от друга. Если бы они знали что их ждет...
Ранним утром матрос «Northwind» обнаружил крен судна на правый борт. Спустившись с напарником в машинное отделение они обнаружили разрыв соединения трубы водяной системы из которого хлестала вода, уже залившая аккумуляторы, обесточив тем самым помпы. Под воздействием крена топливо из цистерны левого борта устремилось в цистерну правого борта и через несколько минут буксир перевернулся кверху килем. Чудом спаслись шестеро, но Кирк с женой оставались внутри, добраться к ним без аквалангов не представлялось возможным, а второй спасатель безмятежно торчал на горизонте. Не увидев судно Кирка там завели двигатель, но когда приблизились, было уже поздно, «Northwind» затонул. Они поженились всего несколько месяцев тому назад. Хоронили их в свадебных костюмах, все присутствующие на похоронах тоже были в свадебных нарядах. Отпевал погибших тот же священник, который венчал и теперь напутствовал их в вечность. Цена за сокровища была ужасной драмой для семьи.

Фишеры решили продолжать. Поиски затонувших галеонов заняли еще годы, когда архивариус Юджин Лион, перечитывая вновь и опять сотни пожелтевших страниц, наткнулся на собственную ошибку. Она была допущена при первичном прочтении рапорта маркиза Де Кадерейта и эта ошибка была лишь в одном неверно истолкованном слове, которое стоило искателям годы бесплодных усилий. В рапорте маркиза местонахождение затонувших галеонов было обозначено как «..este del ultima cayo» и, то ли первая буква была прописана нечетко, то ли еще почему, но написанное истолковали как «к востоку от острова». А галеоны утонули к западу от того острова (на старо-испанском оeste del ultima cayo»). В 1980 году водолазы Фишера нашли «Санта Маргариту». Галеон затонул в нескольких милях от «Аточи» на очень малой глубине, всего 6-8 метров. Естественно, за сотни лет волны и блуждающие пески растащили сокровища на мили вокруг. 
Первой находкой был колокол ныряльщиков испанского спасателя Дона Франциско Мелиана, который в 1626 году поднял часть затонувших сокровищ «Санта Маргариты». Командой Фишера были найдены тысячи серебряных монет и тяжелые золотые слитки. Опять помог архивариус. Кропая страницы грузовых манифестов он идентифицировал штампы на слитках, подтвердив их принадлежность грузу галеона. Распри и война за золото продолжались. Один из компаньонов Мэла нашедший кучу золотых слитков и монет решил отсудить это у Фишера. Опять тяжбы, но Мэл их выиграл. Каждый день приносил новые находки: слитки золота и серебра, украшения, драгоценные камни, монеты, перстни и кольца с изумрудами, за которые на аукционах богачи платят миллионы долларов. Газеты публиковали слухи и грязные сплетни. Ослепленные золотом и наплевавшие на этику и мораль чиновники всех ведомств клевали Фишеров как голодные ястребы, пытаясь уовать себе долю. Коррумпированные конгрессмены, сенаторы и их представители бормотали в телеэкраны невнятное. На Фишеров натравливали полицию, частных сыщиков и прохвостов-адвокатов. Мэл и его семья жили в окружении алчности и жадности, в мире человеческих страстей, которые могли убить любого из них. Убить днем, ночью, в любую минуту. Как они выжили в той войне? 
   
ЭПИЛОГ.

1985 год ознаменовал для Фишеров семнадцать лет поисков. В июле того года их младший сын нашел главный груз «Аточи». Дочь Таффи: «Когда мы нашли главный груз галеона, то попали в хаос и истерику. Камеры были везде, нас снимали для всех телеканалов. Толпы людей стояли у наших дверей, стояли днями и ночами. Мы получали тысячи поздравлений. Я не знала до того дня, как много у нас родственников...».
Для Мэла, его жены Долорес, трех сыновей и дочери, семнадцать лет поисков и находок, гибели близких и друзей, закончились триумфом, когда младший сын поставил точку в том марафоне.
Две с половиной тысячи страниц инвентарного списка найденных сокровищ Аточи включали:
- 115 золотых слитков весом в 100 кг
- 27 золотых цепей
- 2 тысячи 615 изумрудов, от половины карата до 77 каратов
- 115 тысяч 400 серебряных монет
- 76 золотых дублонов
- 64 бриллиантовых броши
- много золотых украшений с редкой красоты камнями
- навигационные инструменты, оцененные дороже золота
- огромное количество артефактов.

Я прилетел в Майами, взял джип напрокат и помчался на Key West - несколько часов безостановочной езды по мостам, соединяющим острова. Пахнущие болотом, очень флоридские острова, с ярким солнцем и безбрежным синим морем. На Key West двадцать первый век соседствует с девятнадцатым. Планируя вернуться в Майами до полуночи, я не стал терять время на прочее и направился туда, куда хотел попасть. Я направился в музей Мэла Фишера и там все было так, как я себе и представлял. И даже круче.
Выйдя через пару часов из здания я присел на ступеньку и закурил. Впечатлений была полная голова. Я не просто увидел воочию затонувшие почти четыре века назад и поднятые со дна морского сокровища. Я увидел результат одержимых мечтой. Если у тебя есть мечта и ты фанатично стремишься к тому, чтобы она сбылась – она обязательно сбудется! Всей своей жизнью Мэл Фишер это подтвердил.


Рецензии