Лариса

Ее полюбила вся палата.  Днем она никогда не лежала  на койке, только сидела поближе к изголовью, подтянув к себе ноги. Если кто-то стонал или просил попить,  первая подлетала. Миниатюрная, в красивом обтягивающем спортивном костюме, она проскальзывала между коек  легко и изящно, почти как танцовщица. Даже массивная золотая цепь только подчеркивала ее лёгкость. В свои тридцать два она выглядела не старше двадцати пяти.

Когда она появилась в палате, то, как новенькая, обратилась к нам с просьбой разрешить занять койку   - и столько детской доверчивости и кротости было в ее голосе, что она вообще была  похожа на подростка. 

Присев на койку, она стала говорить, как причитать, не ожидая облегчения от своего же речитатива:

- Не представляю, как они там без меня справятся. И операцию больше нельзя откладывать. Уже восемь лет откладываю. И все-таки надо было еще потянуть. У меня ведь сын - инвалид.

- Все будет хорошо... Жизнь свое возьмет... Справятся… - всем  хотелось ее хоть как-то утешить.

Желание плакать у нее прошло, но временами переживание пересиливало, и она начинала рассказывать о себе. Вроде как дома побывала.

Замуж Лариса вышла сразу же после школы. Приехала на каникулы к родне в районный центр, и приглянулась местному преуспевающему бизнесмену. Он был на десять лет старше, и сделал все, чтобы она сказала "да". Окруженная заботой сначала мужа, а со временем и  подросшего сына, она смотрела на мир  через их любовь к ней, и сама дышала любовью.

Лариса припомнила забавный случай, как, тогда еще будущий, муж решился поставить себе красивые передние зубы перед свадьбой, и, будучи несколько недель беззубым, каждый раз прикрывал рот рукой, когда разговаривал с ней. И надо же, перед тем как  ей лечь в больницу, у него сломались эти вставные зубы. Он тут же опять стал прикрывать при ней рот рукой.

-  Я ему говорю: "Я твоя жена уже почти пятнадцать лет -  не стесняйся". А он, все одно, прикрывается. Даже в палату ко мне из-за этого не поднимается.

Первенец появился у них через год после свадьбы. А вот родить второго ребенка они долго не решались,  потому что врачи нашли у Ларисы серьезную патологию почек. Когда через пять лет она переступила через табу врачей, организм не справился. Недоношенный младенец вынес на себе все: порок сердца, детский церебральный паралич… К тому же мальчик оказался дауном.

- Врачи уговаривали меня оставить сына в роддоме, потому что шансов на то, чтобы выжить, у него практически не было. Но разве  я его брошу!

Лариса забрала сыночка и стала выхаживать. Первые несколько лет ребенок ел через зонд. Когда он повзрослел, стал  выдергивать трубочку. Лариса сама научилась ставить зонд, хотя очень переживала.

- Муж видел, как я нервничаю, и попробовал поставить зонд самому себе. Он уверил меня, что тот попадает только в желудок. Сейчас мальчишка пьет жидкую кашку из рожка, хотя ему уже скоро девять лет.

До последнего времени ее сын не ходил, только ползал. Встал на ноги самым удивительным образом: использовал ее большой надувной мяч для занятий спортом.  Он наблюдал, как мать занимается, и повторил ее движения. Вначале  он стал ложиться животом на мяч и перекатываться  по комнате, затем по всему дому. А когда окрепли немного ноги и руки, он встал и пошел. И начал благополучно хулиганить, переворачивая все на нижних полках шкафов.

- А любимая его игра - "найди рулон туалетной бумаги и размотай до конца".  Сам  такой забавный, бежит на тоненьких ножках и раскачивается из стороны в сторону. Прямо, как обезьянка, - улыбаясь, Лариса показала фотографию мальчонки среди бумажного моря из размотанных рулонов.

- Поехать в реабилитационный центр в город я не могу – у сына тяжелый порок сердца. Врачи с самого начала объяснили мне, что он может в любую секунду умереть. А  я к нему с каждой минутой привязываюсь все сильнее и сильнее.

Мне показалось, что я лечу куда-то вниз. Внутри все сжалось и застыло.

- Так ты девять лет каждую секунду ждешь, что вот-вот твой сын умрет у тебя на руках?!  Живи, слышишь, живи! Он же уже пошел. И смерти вообще нет. Есть рождение в вечность.

   ***
Операция дала Ларисе  некоторое облегчение, хотя и не решила главной проблемы с почками. Сказалось оттягивание на восемь лет ради сына.

После операции вся палата ухаживала за ней, хотя та ничего, кроме воды, не просила. А больше нам ничего нельзя было для неё сделать…


Рецензии
Экстремальный опыт познания жизни по максимуму - и у автора рассказа и у всех её героев . Просто человеческая любовь не способна выдержать такие испытания, если не имеет прибежища в Боге.

Вера Ветрова 9   22.09.2017 01:38     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.